НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Работа в больнице

В 7 часов мы, врачи из ГДР, покидаем свои квартиры с кондиционерами. От порога дома до машины всего несколько метров, но пока проходишь их, становишься мокрым от пота. Трудовые будни в тропиках очень тяжелы. Климатические условия влияют на физическое и моральное состояние человека. Работа требует постоянной напряженной активности и внимания, а духота тормозит и то и другое. Когда в приемной ожидает много пациентов, а время не терпит, любая досадная мелочь, которую в другой ситуации можно было бы обратить в шутку, вызывает раздражение. А здесь пустяк может мгновенно разрушить с трудом установившиеся отношения доверия между врачом и пациентом. Со временем каждый из нас научится избегать этих напряженных моментов. Мы просто прерываем прием и yстраиваем чаепитие, по возможности подальше от кабинета.

Общение с больными на первых порах возможно лишь при посредстве медицинских сестер и санитаров, говорящих по-английски. Но они не всегда бывают рядом, часто их внезапно посылают куда-то по делам, поэтому возникает острая потребность как можно скорее приобрести элементарные знания арабского языка чтобы общаться с пациентами.

Помимо работы, связанной.с лечением больных, в нашу обязанность входят занятия с персоналом больницы, на которых мы делимся опытом организации социалистической системы здравоохранения в ГДР.

Нас приводят буквально в отчаяние случаи, когда, несмотря на все усилия, ребенок умирает у нас на руках. Поэтому каждый день - это еще и борьба с пассивностью, унынием - словом; "малиш" ("ничего не поделаешь"). Сознание того, что мы необходимы больным, что если не всем, то многим мы все-таки способны помочь, подхлестывает нас, как,. впрочем, и ободряющие слова товарищей по работе. Никому в голову не приходит отказаться от работы, хотя каждый из приехавших врачей успел порассуждать на эту тему и теоретически допускал эту возможность, особенно в самые первые недели, и по пути в больницу, проезжая мимо аэродрома, с тоской глядел вслед самолетам, уходившим в северном направлении.

У ворот больницы, окруженной забором и всегда охраняемой полицейским, мы расстаемся. Я иду в клинику и после недолгой беседы с заведующим отделением Мульхи начинаю обход, а мои коллеги, врачи разных специальностей, направляются в амбулаторию. Все вместе мы делаем обход больных лишь раз в неделю, иначе не осилить приема огромного числа пациентов, ждущих в амбулатории. Совместные обходы необходимы для того, чтобы посоветоваться друг с другом в трудных случаях.

Больница разместилась в трех одноэтажных зданиях, окруженных обширным парком, В ней 80 коек для мужчин и несколько - для женщин. Есть небольшая операционная. Лаборатория и рентгеновская установка помогают диагностировать многие заболевания. Амбулатория находится рядом со стационаром. В двух ее отделениях принимают раздельно мужчин и женщин. Мужчине разрешается входить на женскую и детскую половины лишь в исключительных случаях, и даже наши caнитары, которым дозволено это, очень редко заходят туда. Главный врач больницы - южнойеменец, специальное медицинское руководство осуществляет врач из ГДР; такое сотрудничество дает хорошие плоды.На собраниях, в которых участвуют все врачи и руководящий персонал больницы, обсуждаются проблемы текущей работы, а также вопросы перспективного развития этого учреждения, и прежде всего повышения квалификации. Вот, например, одна из тем, посвященных повышению квалификации: "Точное измерение температуры тела и его значение". Она необходима, ибо некоторые из сестер ленятся ставить градусники больным и oграничиваются тем, что спрашивают больного, есть у него температура или нет. Если он говорит, что нет, сестра и отмечает в истории болезни нормальную температуру. Многие больные, да и здоровые тоже, из-за аденского парникового воздуха к вечеру чувствуют в теле жар, "хомма филлель". Хотя температура у них нормальная в их историях болезней отмечена повышенная. Нам пришлось составить целую диагностическую и терапевтическую программу, чтобы выяснить причины возникновения такой температуры и способы борьбы с ней. Кроме того, большинство медсестер обучались измерять температуру тела по Фаренгейту, в нашей же больнице были термометры только со шкалой Цельсия, а в истории болезни температурные данные заносились опять-таки по Фаренгейту. Пересчет с одной шкалы на другую как для врачей, так и для сестер был очень утомителен и, чтобы избежать ошибок, каждая из сестер получила переводную таблицу. Спустя несколько недель эта проблема забывалась и всплывала вновь, лишь когда приходили новые сестры, но ненадолго, так как наши "ученики" становились учителями и обучали новеньких.

Готовность персонала больницы учиться была очень велика, и мы, врачи, не всегда могли удовлетворить все их желания, ибо каждое занятие требовало тщательной подготовки. К тому же весь учебный материал надо было переводить на английский язык, чтобы один из санитаров, хорошо владевший этим языком, мог перевести на арабский. Все занятия строились таким образом, чтобы на основе уже имеющихся знаний дать новые, результаты которых были бы очевидны и ощутимы для сестер и санитаров в их повседневной работе, чтобы они снова и снова могли убеждаться в пользе обучения.

Закончив работу в стационаре, я шел в амбулаторию помочь товарищам на приеме. Но сначала я заходил ненадолго в аптеку - ахиллесову пяту нашей больницы. Бывали дни, когда мы все молча стояли перед пустыми аптечными полками и спрашивали себя: что же мы дадим сегодня больным? Для одного или двух младенцев мы еще могли раздобыть лекарство, иногда за собственный счет, но для двух-трех сотен больных? К тому же следует учесть, что аптеки при больницах в Адене снабжались всегда несколько лучше, чем в отдаленных районах страны. Но таких тяжелых дней бывало все меньше. Редко теперь не оказывалось какого-нибудь лекарства, которое несколько месяцев назад удавалось отыскать с величайшим трудом.

Молодая республика предоставляет драгоценную валюту для закупки импортных медикаментов. При этом НДРЙ испытывает большие трудности вследствие огромного роста цен на западном фармацевтическом рынке. Значительна и ощутима помощь ВОЗ, и особенно социалистических стран. Мы всегда радуемся, когда в аптеке появляются медикаменты из социалистических стран, ибо знаем, что они прошли государственный контроль, и, естественно, радуемся вдвойне, когда распаковывают ящики, прибывшие из ГДР, и тоже именно потому, что эти лекарства надежны, тогда как в аптеке нам ежедневно приходится иметь дело с медикаментами из капиталистических стран, состав которых нам неизвестен и не указан ни на упаковке, ни в прилагаемой инструкции. В этом случае мы вынуждены рыться в толстом справочнике ВОЗ, чтобы получить информацию о свойствах закупленных лекарств, ибо фирменные проспекты-рекламы, как правило, обещают чересчур многое.

Наши провизоры всегда очень внимательно следят за сроком годности лекарств, так как крупные концерны, когда приближается конец срока годности медикамента и когда его уже трудно куда-либо сбыть, часто продают по низкой цене. А если принять во внимание время, необходимое на транспортировку, то в результате оказывается, что некоторые поступившие в аптеку лекарства уже негодны для употребления.

Имеющиеся в нашем распоряжении препараты мы должны использовать в высшей степени экономно и рационально. Поскольку лекарств не хватало и они были .дороги, нередко их дозы занижались, а больные, которым требовалось длительное лечение, не могли получить его. Так, слишком заниженными дозами лечили амебную дизентерию, и, хотя у многих пациентов симптомы этой болезни исчезали, полного выздоровления не наступало. Пришлось выдержать многочисленные, долгие, требовавшие немалого терпения диспуты с нашими сотрудниками, прежде чем удалось ввести терапию, которая действительно обеспечивала бы полное излечение пациента.

Исключительно важна задача изготовления лекарственных средств из местного сырья и недорогих импортируемых исходных компонентов. Необходимо также создать квалифицированный персонал фармацевтов и их помощников, которые могли бы сами изготовлять мази, пилюли и микстуры. В НДРЙ по сегодняшний день нет собственной фармацевтической промышленности - все, вплоть до простейших таблеток, ввозится из-за границы.

Хотя больные здесь, как и у нас, считают, что дорогие тюбики с мазью и другие иностранные лекарства лучше отечественных, именно последние наиболее эффективны для лечения многих заболеваний. Поэтому немало часов мы проводим в аптеке, помогая нашим аптекарям-ассистентам, обучая их приготовлять мази, например цинковую, которая хорошо помогает при экземе, которой в Адене страдают очень многие. Большинство аденцев сбривают по мусульманскому обычаю все волосы на теле. Часто это делается тупыми, загрязненными лезвиями. Сильно насыщенный влагой воздух, а также то, что люди, стараясь одеваться по моде, носят тесную одежду, создают благоприятную среду для бактерий, мгновенно поселяющихся на мацерированной коже, и как следствие этого возникает острое воспаление. На воспаленных участках появляется сильный зуд.Во время сна их расчесывают. Со временем развивается ярко выраженная хроническая экзема, которую в условиях Адена лечить очень трудно. Чаще всего больным ничем помочь нельзя, главным образом потому, что большинство их живет в плохих санитарных условиях. Многие из таких больных приходят на прием каждый день, некоторые мечутся от одного врача к другому. Этот вид экземы лечат годами средствами, снимающими лишь зуд. Здесь могла бы помочь смена климата, но кто же поедет в горы, если в Адене у него хорошая работа?

Побывав в аптеке, я иду в свой кабинет в амбулатории. У двери уже поджидает Али, амбулаторный "чайный" мальчик. Прежде чем Корт успевает помешать ему, он уже стрелой влетает в комнату, ставит перед нами два стакана и наливает из термоса черный, очень сладкий чай с молоком, в который добавлен хель, то есть кардамон. За каждый стакан чаю Али получает 5 филсов, мы ему даем побольше. Но затем наш Али должен нас оставить. Ему очень не хочется уходить ведь так интересно разговаривать с доктором из ГДР. Несколько конфет, которые всегда припасены у меня для детей, быстро утешают его. В кабинет в сопровождении молодой супружеской пары входит главный врач больницы. Он представляет супругов. Они хотели бы, но не могут иметь детей. Из разговора с мужем я узнаю что несколько лет назад он работал в порту и у него были беспорядочные связи с женщинами. Заметив гнойные выделения из мочеиспускательного канала, он купил в одном из магазинов лекарство и принял его. Выделения прекратились. Но гонорея не была излечена, исчезли на некоторое время ее симптомы. Эта болезнь, конечно, и была причиной бездетности супругов.

С проституцией, печальным наследием прошлого, мы вынуждены часто сталкиваться в нашей практике.

(Может создаться ложное впечатление о якобы широком распространении венерических заболеваний в стране. Следует заметить, что в результате широких мер революционному правительству НДРЙ удалось покончить с проституцией.)

Лишь после завоевания страной независимости этот процветавший прежде вид "промысла" был практически ликвидирован. Правда, изредка еще и сейчас в узких переулках портового квартала Адена, в матовом свете редких уличных фонарей можно увидеть женщин, заманивающих мужчин. Многие из них больны венерическими болезнями. Мужчины, заразившись от них, передают болезнь своим женам или другим женщинам, с которыми вступают в интимные связи. Контактная инфекция может привести к заражению всей семьи. Заболевшие мужчины, как правило, приходят на прием одни, категорически отказываясь привести с собой зараженных ими жен, ибо те не должны знать, чем больны их мужья. Таким же образом ведут себя женщины. Е этих случаях иногда помогают даваемые нами обещания ничего не рассказывать партнеру. Установить диагноз несложно, если клиническая картина указывает на все признаки гонореи. Но если клинической картины нет, поставить точный диагноз в высшей степени трудно, так как практически невозможно взять мазок из влагалища женщины и исследовать его под микроскопом на гонококки. Гинекологическое обследование приходится делать вслепую, под хедда,

(Длинное платье, которое является основной частью национальной одежды йеменок.)

да и на это соглашаются далеко не все женщины. Поэтому для выявления гонококков исследуется моча.

Для успешного лечения гонореи необходимы высокие дозы препаратов: приходится делать инъекции ежедневно, но некоторые пациенты приходят нерегулярно, и тогда каждый раз нужно все начинать сначала. Некоторые, как и этот молодой супруг, предпочитают покупать лекарство в каком-нибудь магазинчике и пользоваться им, не имея на то врачебной рекомендации. Хроническая гонорея, развившаяся из острой формы, - одна из главных причин широко распространенного среди молодых супругов бесплодия. Даже после излечения ее у женщин часто остаются в фаллопиевых трубах спайки, вызывающие бесплодие. Господствующие и поныне нравы и обычаи почти исключают возможность выявления первопричины заболевания. От пришедшей к нам молодой пары, в основном с помощью Ахмеда и Корта, мне удается добиться согласия на диагностическое обследование и лечение обоих супругов. Я не могу им обещать, что после этого у них непременно появится ребенок, но по крайней мере вселяю в них надежду на это. Супруги благодарят и уходят из кабинета вместе с Кортом.

Ахмед спрашивает, не могу ли я пойти с ним на склад: поступила новая аппаратура. Любого непосвященного привело бы в восхищение медоборудование, которым мы располагаем. Но это только на первый взгляд. Большая часть, например, оборудования для подачи наркоза непригодна к употреблению, потому что в нем не хватает какой-либо маленькой детали. Так, чтобы наполнить баллоны закисью азота или кислородом, их надо отправлять в Индию - хоть и не самым коротким, но зато самым дешевым путем. Некоторые из отправленных баллонов вначале возвращались пустыми, так как резьба на баллонах неанглийского производства не подходит к индийским разливочным агрегатам. Чтобы помочь делу, мы сами изготавливали отсутствующие детали, но они часто терялись при транспортировке. Приобрести запасные части для некоторых приборов, хотя они стоят гроши, очень сложно. Для приборов, сделанных в ГДР, мы быстро, минуя бюрократические сложности, получали необходимые детали с помощью нашего министерства или через отпускников и командировочных. Вот так помимо работы с больными ежедневно приходилось решать множество дополнительных проблем.

Прежде чем закончить работу, примерно в 14 часов и отправиться домой, дежурный врач докладывает о вновь поступивших больных. На первых порах мы наталкивались на непонимание фельдшеров и медсестер нашего требования ставить дежурного врача в известность о каждом новом пациенте, а также о случаях резкого ухудшения состояния больных. Вначале они нас звали по любому, самому незначительному поводу, но спустя несколько недель обращались только в тех случаях, когда консультация врача была действительно необходима. Через некоторое время и пациенты, и медицинский персонал согласились, что это "тамам" - "хорошо", и мы были рады, что продвинулись еще на один шаг в деле обслуживания больных.

В такие дни все мы возвращаемся домой в приподнятом настроении. У садовой калитки меня встречает Торстен, младший сын. Обычно он приезжает домой на школьном автобусе в 12 часов. Мимоходом здороваюсь с Петером и Путци, нашими кошками, любимчиками детей, мою руки и сажусь за стол обедать.

После обеда - отдых в прохладной комнате, а затем в плавательном бассейне, где в тридцатиградусной воде, под прохладными сводами я набираюсь сил для следующего напряженного трудового дня в больнице.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100