НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Артерии жизни

В. Мякушков

Несколько лет назад редакция одного московского журнала поручила мне побывать на стройках водных артерий в бывшем Целинном крае Казахстана. В Министерстве мелиорации и водного хозяйства СССР посоветовали предварительно познакомиться с работами специального института, занимающегося этими проблемами.

В четырехэтажном особняке в Басманном тупике мне показали генеральную схему обводнения северных территорий Казахстана и карты отдельных водоводов. Я смотрел на все эти схемы с трепетом и восхищением. Водопроводные артерии, словно нити паутины, расходились по огромному пространству Северного и Центрального Казахстана. Воды Ишима, Тобола и Иртыша по трубам и каналу текли в степи и города. Рассказывая о предстоящих и уже осуществленных работах, руководитель проекта, как кудесник, «перераспределял» водные ресурсы республики, уводил их туда, где они более всего нужны. На одной из карт проходила жирная линия. Она обозначала новую водную магистраль — канал Иртыш — Караганда. Во многих местах от нее тянулись по совхозным угодьям отводящие рукава. Случилось так, что после знакомства с работами института с проблемой в натуре мне довелось столкнуться лишь в 1971 г., после XXIV съезда КПСС.

Преображение степи

Каждого, кто приезжает в Казахстан, поражает масштабность его территории. Невольно напрашиваются сравнения. Они разительны. Ну, cкажем; на территории республики можно с избытком разместить три таких государства, как Турция. Подстать его пространствам и богатства подземных кладовых. Природа со сказочной щедростью наделила их почти всем, что заключает в себе таблица Менделеева. На Мангышлаке — нефть, в Караганде — уголь, в районе Балхаша и в Чимкенте — месторождения полиметаллов, в Каратау — фосфориты ..

Допустила природа лишь один просчет — не заготовила здесь впрок водных запасов. Это всегда ощущал человек. С печалью рассказывал встретившийся мне в одну из моих прежних поездок на целину старик казах о надежде его современников на большую воду, о кратких, как человеческий вздох, дождях, только дразнивших воображение. В водной нужде проходила жизнь людей, и все же они не покидали свою землю, потому что жили ча ней их отцы и деды, потому что она и такая была дорога, единственна.

Шли годы, и строители, возводившие здесь предприятия, все с большей озабоченностью говорили о нехватке воды. Уже в 50-е годы на целине она стала проблемой номер один. Перегревались моторы, посаженные деревья засыхали, воды стало не хватать для скота, бытовых нужд, и ее стали распределять по строгим нормам. В некоторые районы она доставлялась в цистернах за десятки километров. Заходившие в эти места скотоводы качали головами, и по их взгляду нетрудно было прочесть мысли: «Не ошиблись ли вы, придя сюда, в эту степь? Кому-кому, а нам-то ведомы горькие месяцы безводья». Не знали они, что уже тогда рождался генеральный план обводнения этой территории, план, который теперь обрел реальные черты.

Его рождение было как бы откликом на гидротехнические стройки на Волге, на Дону, в Сибири. Проектировщики, разрабатывавшие план, аккумулировали в нем большой опыт, накопленный гидростроителями. И конечно, не случаен был в те годы приезд на целину молодых крепких парней с топорами, пилами, добротной сельскохозяйственной техникой. Деловито размечая квадраты будущих совхозных поселков впервые распахивая степь, они знали: государство не оставит ее без воды. Знали это и строители крупнейших промышленных предприятий. Но где взять воду? Географы и геологи назвали ее источником Ишим, Тобол и Иртыш. Ишим считался наиболее слабым звеном среди них. Лет 25 назад никто бы не подумал, что этот левый приток Иртыша может стать мощным источником воды для огромной территории освоенной целины. Ведь было известно, что 70% годового стока своенравный Ишим во время бурного разлива отдает приречным низинам. Но если эту воду собрать в хранилища, то ею можно питать тысячекилометровые водопроводы.

Усиленно шли поиски и подземных вод Эти работы увенчались неожиданным успехом. Оказалось, что только в северной части Казахстана подземные воды по своему объему в несколько раз превышают запасы Аральского моря. Так в первом приближении вырисовывалась проблема обводнения северных районов Казахстана. Решить ее должны были канал Иртыш — Караганда и уникальные в мировой практике взаимосвязанные сельские водопроводы. Общий их дебит определялся в 8 млрд. м3 воды в год. Но и этого оказывалось недостаточным, поэтому проектировщики стали дорабатывать первоначальный комплексный план. Они обратили свои взоры на трассу, пролегающую от Волги до реки Урал. Условия для сооружения на ней мощного канала оказались благоприятными. Эта искусственная река должна подать еще 10 млрд. м3 воды, из которых более 60% будут предназначены для тех же северных областей Казахстана. Так выкристаллизовывалась вся проблема в целом.

Живая вода

В наши дни жители целинных земель о холодной и вкусной водопроводной воде говорят как о чем-то само собой разумеющемся. Спросишь о ней у тракториста или шофера, заливающих радиаторы своих машин, и они с удивлением ответят: «Да разве ж вы не знаете, что это знаменитая Ишимская вода». А другие с лукавинкой прибавят: «Она все равно, как нарзан». Но если зайдет серьезный разговор, целинники подробно расскажут о том, что водопроводные трубы протянулись уже более чем на 3 тыс. км., что гонят ее мощные насосные станции, делают прозрачной очистные сооружения, что на трассе действуют ремонтно-механические мастерские, что живут эксплуатационники в добротных домах, что уже идет строительство еще более мощного водовода и для него образовано на том же Ишиме водохранилище объемом 9 млн. м3.

По следу гиганта

20 лет тому назад это были пыльные ковыльные пространства Они не знали, что к ним прикоснется добрая человеческая рука, они не знали и того, что человек не сдастся на милость капризам природы, что он выступит в содружестве с ее добрыми силами. Мы выезжаем из Целинограда на укатанный грейдер. Уже через полчаса в ночных сумерках то справа, то слева возникают неясные огненные прочерки совхозных поселков. Водитель напряженно вглядывается в ночную дорогу. «Совхозы-то я знаю, а вот на трассу водопровода еду впервые. Ориентиров маловато», — признается он. По этой причине мы не раз останавливаемся, выверяем маршрут и только к утру выбираемся на плохо укатанную дорогу, идущую параллельно всхолмленной полосе. Вдали в предрассветной мгле, словно марево, возникает широкая полоса Сергеевского водохранилища. Его образовал Ишим, стиснутый высокими берегами. Справа по течению высятся скалы Актас, слева — Каратас. Река на этом участке, особенно в паводок, бурна, своенравна.

Места удивительно живописные. Раскинувшаяся здесь Сергеевка уже меняет свой облик. Говорят, что и название ей дадут другое — Целиноморск. Куда ни глянешь, всюду краны, строящиеся дома, опоры высоковольтных линий, одним словом, современный индустриальный пейзаж гидроузла, строительство которого завершается. Уже в этом году ишимские воды заполнят всю чашу этого целинного моря. Из него Ишимский водопровод и берет свое начало неподалеку от совхоза Октябрьский. Три артерии, три трубы метрового диаметра уходят от насосной станции в разных направлениях: одна — на юго-запад через совхоз Мичуринский в Кокчетавскую область, вторая — на запад через поселок Тимирязеве в Кустанайскую область, а третья — на север через совхозы Интернациональный, Степной, Джамбульский к Пресновке на соединение с новым групповым водопроводом. Мой спутник, сухощавый, с живыми глазами инженер, дает обстоятельные пояснения, в которых нетрудно уловить профессиональную гордость.

«Какова его протяженность? — повторяет он мой вопрос, глядя на трассу зодопровода. — 1729 километров, он принес воду 180 поселкам и селам, 50 целинным совхозам, железнодорожным станциям, хлебоприемным пунктам, элеваторам, — и, немного помолчав, продолжает: — ценность нашего водопровода в том, что он сооружен по такой схеме, что вода в него поступает с двух сторон по кольцу. Это, во-первых, означает, что при выходе из строя поврежденного участка магистраль все же будет работать, а во-вторых, самые отдаленные пункты получат воду одинакового напора».

У этой насосной станции, расположенной у поселка Беловка, начинает свой путь по каналу Иртыш-Караганда иртышская вода
У этой насосной станции, расположенной у поселка Беловка, начинает свой путь по каналу Иртыш-Караганда иртышская вода

Затем он обстоятельно рассказывает о Булаевской водной артерии. «Принципиальная схема и протяженность второго водопровода примерно такие же, как и у первого. Начало он берет в урочище Джамбай, на самом глубоком участке Ишима неподалеку от поселка Красная горка, и питает более 130 населенных пунктов. Управление всей магистралью и отдельными участками мы осуществляем с одного пульта». Он начинает говорить и об электронных устройствах, и о новейших контролирующих аппаратах, о многих других технических новинках, впервые примененных на стройке. Но в его глазах я угадываю невысказанную мысль, которая словно ждет толчка для выражения И когда я задаю ему вопрос о будущем целинных водоводов, он оживляется. «О, оно поистине величественно. Посудите сами. В ближайшие 10 лет мы построим еще 18 таких магистралей, общей протяженностью 25 тысяч километров. Уже полным ходом идет строительство одной из них — Пресновской, равной по длине действующим двум. Водопровод берет начало в двух местах: на западе — от Тобола, а на востоке — от Ишима. Уже построены головные заборные установки, представляющие собой мощные насосные станции. Пресновский водопровод частично вступил в строй, и его воду получают уже десятки населенных пунктов».

Вот она, рукотворная река Иртыш - Караганда
Вот она, рукотворная река Иртыш - Караганда

Мы едем вдоль водовода, уходящего на многие сотни километров. Магистраль с насосными и фильтровальными станциями, мастерскими, складами, домиками линейных мастеров зовет дальше в путь. Через полчаса справа возникают строения совхоза. Мы подъезжаем к поселку, в котором я не был 5 лет. Как здесь все изменилось с тех пор. Новые улицы с молодыми деревьями, сады, добротное здание школы. Я вспоминаю, как эта степь дрожала от первых тронувших ее машин, как горячая пыль забивала горло, а губы трескались от зноя, как возили за десятки километров хлопцев и девчат в баню и в парикмахерскую, как мучился от жажды скот. Директор водит нас по своему хозяйству, показывает лесные полосы, ставки для птицы, клуб, дома с ванными, горячей и холодной водой. «Все это прямо или косвенно связано с водопроводом, принесшим животворную влагу», — удовлетворенно говорит он. И потом, сколько бы ни ехали, в какие бы совхозы ни заезжали, мы видели эту отрадную картину.

Иртыш направляется в Караганду

Подземные кладовые Центрального Казахстана уже давно открыты для людей. Они стали основой «Казахстанской Магнитки», карагандинских угольных шахт и многих других предприятий. Люди пообвыклись с неласковыми капризами природы в этих местах. Трудности скоро забываются, но первопроходцы все же помнят, как еще не так давно и здесь вода была притчей во языцех. Перемены, происшедшие с приходом иртышской воды, ощутимы во всем: и в бурном росте индустрии, и в благоустройстве поселков и городов. Вдоль канала Иртыш — Караганда идет отличная асфальтовая дорога. По ней мы едем из Караганды в молодой город Ермак на Иртыше, вблизи которого собственно и начинается эта искусственная река. Мой спутник рассказывает о строителях канала, об осуществлении на нем интересных инженерных замыслов, о 22 насосных станциях, этих непрерывно пульсирующих сердцах, поднимающих иртышскую воду почти на 500 м. К одной из них мы подъезжаем. Инженер, едущий с нами, дает пояснения: «Насосные станции создают каскад водохранилищ». Мы долго стоим у одного из таких бассейнов, любуемся пионерскими лагерями, раскинувшимися на берегу впадающей в канал реки Шидерты. А путь ведет все дальше и дальше вдоль канала. Меняются ландшафты, краски. Вокруг будто та же степь, но везде она обнаруживает живые приметы нови. То она сверкает зеленой полосой, то зарябит багряными цветами, то вспучится свежей пахотой К концу дня мы приближаемся к цели нашего путешествия — к прииртышскому городку Ермак. Это уже не прежний ветхий поселок, а современный город. Недалеко от него находится главная насосная станция канала Иртыш — Караганда, поднимающая за сутки 6,5 млн. м3 воды на высоту 25 м.

Солнце уже опустилось за горизонт. Мы подъехали к внушительным сооружениям. Где-то в их чреве гудит всасываемая вода. И, глядя на это, возникает чувство гордости за свершенные дела. Поистине славен человек, преобразивший эту землю, и она не осталась у него в долгу, щедро дарует жизнь, хлеб, благоденствие.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100