НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Пятьсот лет «Хожению за три моря»

С. Кумкес

В 1472 г. завершилось одно из самых замечательных путешествий прошлого — «хожение за три моря» Афанасия Никитина. Тверской купец, умудренный опытом дальних странствий, уже повидавший Турцию, Крым, Грузию и Валахию (Румынию), прослышав о посольстве московского царя Ивана III в Ширван, решает ехать туда торговать. В 1466 г., покинув родную Тверь, Афанасий Никитин вместе с несколькими другими купцами-земляками спустился по Волге к Нижнему Новгороду. Там выяснилось, что они опоздали: царский посол уже отплыл. А отправиться дальше без какого-либо сопровождения купцы не решались: очень уж опасен был путь. Только дождавшись посла Ширванского ханства (ширваншаха), возвращавшегося из Москвы домой, они присоединились к нему и продолжили странствие. И все же, несмотря на охрану, плавание это не было счастливым: пережив нападения разбойников и бурю на море, Никитин оказался в Баку без товара. Там родилась у него мысль отправиться дальше к югу в надежде на торговую удачу — не возвращаться же на Русь с пустыми руками; к тому же кое-какие ценности ему, видимо, удалось сберечь от разграбления.

Афанасий Никитин пересек с севера на юг весь Иран и достиг Ормуза (Гурмыза) — порта в Персидском заливе, одного из самых крупных торговых центров средневекового Востока. «Гурмыз же есть пристанище великое, всего света люди в нем бывають, и всякы товар в нем есть, что на всем свете родится», — пишет наш путешественник. В Ормузе Никитин узнал, что в Индии высоко ценятся лошади, и, вложив все свои Средства в коня, он на дабе — небольшом каботажном суденышке — отправляется к берегам Индии. После шестинедельного морского плавания Никитин высадился в порту Чаул на Малабарском побережье Индии. «И тут есть Индейскаа страна», — записывает Никитин.

Первое, что бросилось в глаза наблюдательному тверянину, — это внешний вид индийцев: все они темнокожие и ходят полуобнаженными, главная одежда — кусок материи («фота»). «А князь их — фота на голове, а другаа на бедрах; а бояре у них ходятъ — фота на плеще, а другыя на бедрах, княгыни ходять — фота на плечем обогнута, а другаа на бедрах; а слуги княжия и боярьскыя — фота на бедрах обогнута, да щит да меч в руках, а иныя с сулицами, а ины с ножи, а иныя с саблями, а иныи с лукы и стрелами; а все нагы, да босы».

Почти три года прожил Афанасий Никитин в Индии, побывал во многих городах побережья и Деканского плоскогорья. Смелый, открытый и честный человек, он пришелся по душе жителям Индии; с ним охотно беседуют, приглашают в гости. От его острого взгляда не ускользает ничего: как жители и бедные и знатные одеваются, что и как они едят, каковы их занятия, их обычаи, особенности верований — индуистских и мусульманских; всему виденному находится место в записках.

С изумлением рассказывает Афанасий Никитин о торжественном выезде султана. «Ино с ним 20 възырей великих, да триста слонов наряженных в булатных доспесех». На каждом слоне в башенках вооруженные телохранители. И сопровождают султана тысяча коней в золотой сбруе, и верблюды с барабанщиками, и трубачи, и плясуны, и множество наложниц. А сам султан в золотом седле, опоясан золотым оружием и одежда его усыпана яхонтами.

На картинах выполненными замечательными палехскими мастерами показаны на одно  -  приезд Афанасия Никитина на своём коне в сказочную Индию, а на другой - приём путешественника из России индийским купцом
На картинах выполненными замечательными палехскими мастерами показаны на одно - приезд Афанасия Никитина на своём коне в сказочную Индию, а на другой - приём путешественника из России индийским купцом

На картинах выполненными замечательными палехскими мастерами показаны на одно  -  приезд Афанасия Никитина на своём коне в сказочную Индию, а на другой - приём путешественника из России индийским купцом
На картинах выполненными замечательными палехскими мастерами показаны на одно - приезд Афанасия Никитина на своём коне в сказочную Индию, а на другой - приём путешественника из России индийским купцом

Но не только бьющую в глаза роскошь и богатство султана и вельмож замечает Никитин. Не проходит он мимо социальных контрастов; «А сельския люди голы велми». Уменье увидеть жизнь во всех ее проявлениях выгодно отличает автора «Хожения за три моря» от большинства других путешественников того времени.

За три года пребывания в Индии Афанасию Никитину посчастливилось быть очевидцем многих важных политических событий в жизни этой страны, в том числе неудачной войны правителя Декана Бахманийского султана против Виджаянагара, войны, послужившей толчком к распаду Бахманийского царства. Заметки столь объективного свидетеля, как Никитин, имеют непреходящую ценность для историков.

Путешествуя по Индии, Никитин собирает сведения и о соседних с ней странах — Цейлоне, Бирме, Индокитае, Китае, их достопримечательностях, кто их населяет и чем они торгуют.

Чем дольше пребывает тверянин вдали от родины, тем больше он о ней тоскует, тем чаще обращается к ней в мыслях своих. Много он скитался по белу свету, во многих странах побывал, многих чудес насмотрелся, но нет для него ничего лучше родной земли. Но и тут, говоря о самом дорогом для него на свете, он, всегда честный и объективный, остается верен себе: «Русская земля да будет богом хранима; боже сохрани ее! На этом свете нет страны подобной ей, хотя бояре Русской земли несправедливы. Да станет Русская земля благоустроенной, справедливости мало в ней».

Обратный путь Афанасия Никитина домой несколько отличался от первоначального. От побережья Индии судно доставило его снова в Ормуз, затем он отправился по иранской территории на север, однако междоусобные войны, которые вели местные владетели, помешали ему идти прежним маршрутом. Пришлось повернуть на запад к порту Трапезунд на Черном море. Оттуда морем в Крым, в Балаклаву, а затем в Кафу (Феодосию). В те времена Кафа была владением Генуэзской республики. Многие пути русских купцов тогда пересекались в Кафе, где существовало даже русское подворье. Недолго пробыл путешественник в Крыму. Через земли Литовского княжества отправился он домой, но, по словам летописца, «Смоленска не дошед умер». А через три года русские купцы привезли из Литвы тетрадь с никитинскими записями, передали ее великокняжескому дьяку, и летописец под 1475 г. увековечил «Хожение за три моря» Афанасия Никитина.

В текущем году издательство «Мысль» выпустило небольшую книгу М. Н. Биташевской «Странствия Афанасия Никитина». Это живой рассказ о путешественнике, ведущийся на широком историческом и географическом фоне. В книге помещены цветные иллюстрации, выполненные палехскими мастерами для художественного издания «Хожение за три моря». Здесь мы публикуем две из них.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100