НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

3. НАСЛЕДНИКИ КЕМАЛЯ

На следующий день после смерти Ататюрка, 11 ноября 1938 года, было создано новое правительство. Президентом республики стал Исмет Инёню. Поговаривали, «будто доверие к нему Кемаля за последние годы сильно пошатнулось. Правительство сформировал Джеляль Ваяр, директор Делового банка. Через два месяца его сменил Рефик Сайдам, остававшийся на этом посту до своей смерти 1 апреля 1942 года. Начальником Генерального штаба армии остался близкий соратник Кемаля маршал Февзи Чакмак.

Дипломатические маневры Турции во второй мировой войне. В сентябре 1939 года Турция примкнула к англо-французскому блоку, а 19 октября 1939 года подписала договор о взаимопомощи с Англией и Францией. Однако после капитуляции Голландии, Бельгии и Франции, а также после поражения англичан под Дюнкерком президент Исмет Инёню, которого называли хитрой лисой, повел новую тактическую игру: стал тянуть время, ожидая дальнейшего развития событий. Он не вспоминал о договоре с союзниками и всячески подчеркивал нейтральную позицию Турции. Тем временем анкарские политики под влиянием гитлеровской пропаганды пророчили Германии полную победу. В июне 1941 года был заключен турецко-германский Пакт о дружбе и ненападении, а в октябре 1941 года, когда немецкие войска закрепились на Балканах и приблизились к турецкой границе, — соглашение о торговле. Пронемецкие настроения, поддерживаемые младотурецкими кругами, некогда втянувшими Турцию в войну на стороне кайзеровской Германии, утвердились в особенности после нападения Германии на Советский Союз. Все это встревожило союзников. Усилия англо-французской дипломатии были направлены на то, чтобы помешать гитлеровскому послу в Анкаре фон Папену втянуть Турцию в войну на стороне держав «оси». Фон Папен большую часть времени находился в Стамбуле, где жил со своей дочерью в отеле «Парк». В Стамбуле перекрещивались пути многих иностранных разведок. В Анкаре в своей резиденции, которая помещалась в здании, отнятом у посольства Чехословакии (потом возвращенном ему), фон Папен бывал наездами. Там безраздельно господствовал его заместитель. Из этой резиденции в годы второй мировой войны поступали распоряжения, связанные со знаменитой шпионской аферой, известной под кодовым названием «Цицерон». Турок-камердинер, служивший у посла Великобритании, фотографировал секретные документы и продавал их немцам. Те рассчитывались с ним фальшивыми английскими банкнотами.

Что касается американцев, то они прекрасно ориентировались в обстановке и без труда разобрались в коварной тактике турецких руководителей. Президент Рузвельт расширил помощь Турецкой Республике на основе так называемого ленд-лиза. Это существенно повлияло на политику Инёню. Но решающее значение имело поражение немцев под Сталинградом.

В январе 1943 года в Адане состоялись переговоры между Черчиллем и Инёню. В конце того же года президент Турции встретился в Каире с Черчиллем и Рузвельтом. Несмотря на уговоры и даже давление со стороны союзников, Исмет Инёню оттягивал момент вступления Турции в войну, настаивая на том, что ей необходим нейтралитет. Между тем к границе с Советским Союзом были стянуты турецкие дивизии. Добрососедские отношения между Турцией и СССР, сложившиеся в 30-е годы при Кемале, ушли в прошлое. Их заменили недоверие и даже враждебность.

Успешное наступление советских войск кардинально изменило настроение турецкого руководства. В позиции И. Инёню произошли существенные сдвиги. Он перестали надеяться на победу Германии. Началось сближением Турции со странами — участницами антигитлеровской коалиции, стало углубляться их политическое, экономическое, торговое и военное сотрудничество. В отношениях же с Советским Союзом существенных перемен не произошло.

В августе 1944 года турецкое правительство разорвало дипломатические отношения с «третьим рейхом», а через полгода, в феврале 1945 года, объявило Германии войну. Этот акт обеспечил Турции доступ в Организацию Объединенных Наций. Турецкие представители присутствовали на конференции Объединенных Наций в Сан-Франциско.

Новая волна национализма. Раскол среди кемалистов. В связи с растущей в Турции враждебной пропагандой по отношению к Советскому Союзу Советское правительство 19 марта 1945 года заявило о желании денонсировать договор 1925 года о дружбе и нейтралитете.

В новой ситуации, когда стало ясно, что поражение гитлеровской Германии предрешено, а отношения с Советским Союзом обострились, анкарские политики направили свои усилия на то, чтобы завоевать расположение западных стран, в первую очередь США. Для внутренней политики Турции в это время была характерна некоторая либерализация, что в какой-то степени объясняется влиянием Организации Объединенных Наций, Устав которой был подписан и Турцией. В ходе дебатов в меджлисе в связи с ратификацией Устава ООН произошел раскол в руководстве Народно-республиканской партии. Образовались две фракции. Во главе группы, называвшей себя «демократической» и заявлявшей, что она стремится к претворению в жизнь принципов Устава ООН, были: Джеляль Баяр, представитель интересов крупной буржуазии, депутат от Измира; Фуат Кёпрюлю, профессор истории, депутат от Карса; Аднан Мендерес, юрист, судья, депутат от Ичеля. После продолжительной внутренней борьбы большинство Народно-республиканской партии исключило из своих рядов Аднана Мендереса, Фуата Кёпрюлю, а также журналиста Коралтана, выступившего на страницах газеты «Ватан» в защиту исключенных из партии. Баяр в знак солидарности со своими коллегами сам вышел из партии.

Президент республики Исмет Инёню как глава государства попытался примирить враждующие стороны, смягчить разногласия. Он выразил «надпартийную точку зрения на конфликт». Однако его усилия не дали результата. Убедившись, что переговоры ни к чему не ведут, Исмет Инёню признал возможным создать оппозиционные партии и развернуть политические дискуссии. Таким образом, была сделана попытка организовать официальную оппозицию, что должно было понравиться западным странам, требовавшим демократизации Турции.

Возникновение новых партий. Вскоре после выступления президента 7 января 1946 года четырьмя политическими деятелями, исключенными из Народно-республиканской партии, была основана Демократическая партия. Следуя их примеру, общественные группировки левого толка создали Турецкую социалистическую партию рабочих и крестьян. Однако через полгода эта партия была запрещена. В то же время подверглись разгрому книжные магазины, торговавшие марксистской литературой. Поводом для этих акций послужили предложения Советского Союза о проливах, сделанные в 1945 и 1946 годах.

Работе Демократической партии никто не мешал. Напротив, на ближайших выборах в парламент «демократы» одержали крупную победу, получив без особых усилий 62 мандата. Народно-республиканская партия сохранила решающее большинство в меджлисе, однако теперь у нее появилась достаточно сильная соперница.

5 августа 1946 года открылась первая сессия меджлиса нового созыва. Президентом республики вновь стал Исмет Инёню, премьер-министром — представитель победившей на выборах партии Реджеб Пекер. Усилия нового правительства были направлены на укрепление в стране военно-полицейского режима и разгром демократического движения. Вводились новые законы, в том числе закон о чрезвычайном положении, имевший целью пресечь всякую критику, исходящую от «демократов», обвинявших правительство в подлоге, в фальсификации выборов, в злоупотреблении властью. Правительство же квалифицировало деятельность «демократов» как подрывную. Исмет-паше пришлось еще раз выступить в качестве посредника, и опять он не достиг цели.

Между тем положение в стране все более обострялось. Правительство Р. Пекера подало в отставку. Следующим премьер-министром стал Хасан Сака, один из лидеров Народно-республиканской партии, а через год, в январе 1949 года, кабинет возглавил новый премьер — профессор Шамсетдин Гюналтай.

Прошло немного времени, и Демократическая партия распалась на две группировки. Часть ее членов, преимущественно депутаты меджлиса, которые проявили наибольшую решимость в борьбе с правительством, основали в 1948 году свою политическую организацию — Национальную партию. В новую партию вступила также часть членов Народно-республиканской партии. Лидером Национальной партии стал бывший начальник Генерального штаба маршал Февзи Чакмак. Народно-республиканская и Национальная партии играли решающую роль в политической борьбе, которая велась в Турции. В эти годы число общественных организаций резко возросло. Причиной этого был принятый меджлисом закон о союзах, на основе которого стали создаваться политические партии, профессиональные союзы и религиозные организации. В период между 1945 и 1950 годами в стране возникло 27 партий и общественных организаций под самыми различными наименованиями. Большинство из них защищали интересы крупной и мелкой буржуазии, чиновничества, а также интеллигенции. Реальной силой обладали только две названные партии. Одновременно расширялась антикоммунистическая пропаганда, закрывались все сколько-нибудь передовые газеты и журналы, прогрессивные деятели преследовались.

Выборы в меджлис. Победа правых сил. 14 мая 1950 года состоялись выборы в меджлис. Основное участие в них приняли три партии: Народно-республиканская — партия Ататюрка, выдвинувшая программу земельной реформы; Демократическая партия, отстаивавшая гражданские права и свободы, частичный отказ от этатизма в пользу частной инициативы, «демократы» требовали также предоставления рабочим права на забастовки и критиковали правительство за нерасторопность в проведении земельной реформы; наконец, Национальная партия, настаивавшая на необходимости возрождения ислама и отказа от лаицизма.

Как видно, лозунги «демократов» были обращены ко всем слоям общества. Их требование права на забастовки для рабочих сейчас кажется непонятным. Но ведь все это были одни лишь декларации, предвыборные обещания, о реализации которых никто всерьез не помышлял. Лишь программа Национальной партии откровенно делала ставку на религиозный фанатизм населения.

Итоги выборов вызвали сенсацию. Никто не ожидал столь жестокого поражения Народно-республиканской партии, находившейся у власти в течение 27 лет да к тому же основанной Кемалем. Она получила всего 69 мандатов, в то время как молодая Демократическая партия — 408, 9 мест получили «независимые», и всего одно место — Национальная партия. Никто не был в состоянии прокомментировать это событие. Когда страсти немного поутихли, все стали искать объяснения в тех психологических изменениях, которые произошли в обществе, полагая при этом, что новая партия привлекла людей своей новизной. С ней связывали надежды на лучшее будущее, которого не могла добиться Народно-республиканская партия, многое обещавшая, ломавшая традиции и попиравшая ислам. Кое-кто высказывал мысль, что выдвижением новой партии Турция хотела угодить США и странам Западной Европы. Полагали также, что Исмет-паша сознательно допустил поражение своей партии, чтобы доказать Западу, что Турция — демократическая страна, и получить дополнительную экономическую помощь. Отдельные комментаторы не исключали даже американского вмешательства.

Победа демократов на выборах вызвала радость в мелкобуржуазных и клерикальных кругах. Проамериканская политика нового правительства сказывалась во всем, в том числе в области культуры. В Турцию хлынула американская литература; английский язык стал быстро вытеснять французский, имевший в Турции длительную традицию. Соединенные Штаты Америки заняли в Турции место, некогда принадлежавшее немцам, Понемногу утверждался американский стиль жизни, особенно среди «золотой» молодежи.

С течением времени причины победы Демократической партии выявились более отчетливо. Дело в том, что эту партию поддержали крупные землевладельцы (ага), зажиточные крестьяне и мусульманское духовенство. Одни боялись реализации земельной реформы, другие — углубления процесса лаицизма. А Народно-республиканская партия выдвигала именно эти лозунги. Несмотря - на то что власть ага в деревне была ограничена Ататюрком, они по-прежнему сохраняли здесь влияние. Темная, запуганная и забитая деревенская беднота покорно шла за ага и имамами.

Поддерживали «демократов» и средние слои. Городская буржуазия враждебно относилась к этатизму, а чиновники и военнослужащие были недовольны низкими окладами при постоянно растущей дороговизне. Они надеялись, что новое правительство улучшит их положение. За программу Мендереса и Баяра голосовали и представители немусульманских национальных меньшинств. Словом, все чего-то хотели, на что-то надеялись.

Разочарование наступило очень скоро. Едва придя к власти, новые правители начали завинчивать гайки. Административные бюрократические запреты, предписания и распоряжения посыпались как из рога изобилия, расширились права и полномочия полиции. Одним словом, после кратковременного периода либерализации вновь возродились старые порядки. Новое правительство, так же как и прежнее, сочетало в своей политике лозунги о демократизации с полицейским гнетом.

Итоги трех десятилетий Турецкой Республики. Победа «демократов» открыла новый, третий этап в развитии республики. Первым мы считаем период деятельности Кемаля Ататюрка со дня его прихода к власти до смерти в 1938 году, вторым — время правления Народно-республиканской партии до ее поражения на выборах в 1950 году.

С чем пришла Турция к 1950 году? За 27 лет существования республики в стране произошли большие и важные перемены. Упрочился республиканский строй. Реформы Ататюрка нашли сочувствие в широких кругах общества. Не все одинаково были убеждены в их необходимости, однако никто не смел выступать против них. Турция постепенно приобщалась к европейской цивилизации, рос ее международный авторитет. В мире все больше интересовались государством Кемаля. Как уже говорилось, немалую роль в этом играло географическое положение Турции, владеющей проливами и стоящей на путях между севером и югом, западом и востоком.

На первых двух этапах в Турции, стране почти на 100% сельскохозяйственной, были заложены основы для развития промышленности. Построены фабрики, вырос рабочий класс, окрепло общественно-политическое движение. Немногочисленная турецкая интеллигенция стала понемногу втягиваться в социально-экономическую и культурно-просветительскую деятельность.

Численность населения Турции быстро увеличивалась. Если в 1927 году она составляла 13,6 миллиона человек, в 1940 году — около 18 миллионов, то в 1950 году — 21 миллион человек (в 1973 году — 37 миллионов).

Процесс индустриализации привел к росту городов. Анатолийские города в османский период прозябали. Перенесение столицы в Анкару создало благоприятные условия для развития других городов. Вследствие Миграции сельского населения процент городских жителей возрос. В эти годы многое было сделано и в области строительства. Росли дома, прокладывались железные и шоссейные дороги, которые должны были связать важнейшие центры хозяйственной и культурной» жизни. Постепенно и неуклонно в общество внедрялась светская культура, издавалось все больше книг, увеличивались тиражи газет и журналов. Открывались новые школы. Стало меньше неграмотных. По официальным данным, в 1950 году их было уже около 65%. (В первые годы республики умеющих читать и писать было всего от 10 до 20%.) Все эти достижения, если их сравнить с успехами европейских государств, особенно социалистических (к примеру, с соседкой Турции — Болгарией), покажутся весьма скромными.

Трудно объяснить, что в такой аграрной стране, как Турция, все это время так мало внимания уделялось крестьянству. Сельскохозяйственное производство за три десятилетия почти не увеличилось. Кемалисты как будто забыли о деревне.

«Демократы» у власти. Десятилетие, последовавшее за победой «демократов» в 1950 году, Турцией правил опытный политический деятель Джеляль Баяр (в 1950 году ему исполнилось 66 лет). Он принимал участие в движении младотурок, был соратником Кемаля. Теперь меджлис избрал его президентом Турции. Премьер-министром стал пятидесятилетний лидер Демократической партии Аднан Мендерес.

Правительство А. Мендереса сразу установило тесный контакт с правительством США. Антикоммунистические лозунги Мендереса вполне устраивали Вашингтонских политиков. Турция вступила в НАТО. Турецкое правительство увеличило численность вооруженных сил, оснастило армию американским оружием и одновременно получило крупные дотации на строительство дорог стратегического значения.

В первые годы своего правления А. Мендерес вложил большие средства в капитальное строительство, и в первую очередь — военных объектов. Не забыл Мендерес и сельское хозяйство. Крупные суммы были отпущены на ирригационные сооружения и плотины, на осушение болот. Быстрыми темпами шла механизация сельского хозяйства. Однако бурный рост капиталовложений не имел под собой достаточно хорошей базы. Все делалось без плана, по существу, было пущено на самотек. Строительство промышленных объектов и дорог в значительной части финансировалось за счет иностранных кредитов. Долги и проценты на них росли, как лавина. Только государственный долг Турции США превысил один миллиард долларов.

Внутренний рынок Турции был завален импортными товарами. Молодая турецкая промышленность не могла конкурировать с промышленностью высокоразвитых стран. О соперничестве нечего было и мечтать. Крупные западные фирмы без особого труда открывали свои филиалы в Турции с правом после выплаты налогов свободного перевода доходов за границу.

Деревенские богатеи и помещики в первые годы были весьма довольны политикой Мендереса. Благодаря хорошим погодным условиям в начале 50-х годов несколько раз подряд был снят богатый урожай сельскохозяйственных продуктов. Это позволило не только удовлетворить потребности внутри страны, но и значительно увеличить экспорт. В деревне стало больше денег. Немалые доходы государственной казне, населению страны, в особенности побережья Мраморного и Эгейского морей, сулил туризм.

Правительство Мендереса способствовало восстановлению религиозных обычаев и обрядов, с которыми боролся Ататюрк. На минаретах муэдзины снова пели на арабском, а не на турецком языке. Было разрешено в неограниченном количестве строить мечети. И они росли, как грибы после дождя. В школах снова стали преподавать ислам. Возобновили свою деятельность религиозные секты и монашеские ордены, в том числе дервишские, вновь началось паломничество в Мекку. Согласно традиции каждый мусульманин должен хотя бы раз в жизни совершить паломничество к святым местам и помолиться в городе Мухаммеда — Мекке. За это он награждается высокоценимым в исламе титулом хаджи. Ататюрк боролся с этим обычаем. Как показывают некоторые документы, для него была важна борьба не с религией, а с церковью, подчиняющей людей своей власти и использующей эту власть в своих политических Целях. Кроме того, путешествия паломников за пределы Турции влекли за собой утечку валюты (она шла на питание и оплату даров в святых местах), простой т работе на несколько недель, опасность переноса инфекций. А главное — рабская зависимость верующих от духовенства. Отмена Мендересом запрета на паломничество сделала его в определеных кругах «избранником Аллаха»2.

Борьба А. Мендереса с противниками. Осуществил перечисленные выше реформы, Мендерес почувствовал себя достаточно прочно и развернул борьбу с защитниками идей Кемаля, с интеллигенцией, обвинявшей его в реакционности. В этой борьбе Мендерес не был особенно щепетилен в выборе средств. По существу, он вознамерился похоронить завоевания Ататюрка. Интеллигентция — преподаватели высших учебных заведений, журналисты, учителя, учащаяся молодежь — решительно выступила против этого. Непримиримую борьбу с Мендересом повела наследница идей Ататюрка — Народно-республиканская партия, считавшая своим историческим призванием отстаивать его дело. На критику Мендерес отвечал репрессиями. Он отменил свободу собраний, oграничил автономию высших учебных заведений. Он ввел, что для Турции было весьма привычным, чрезвычайное положение, расширил полномочия полиции. Начались аресты, особенно в кругах либерально-прогрессивной интеллигенции.

Однако А. Мендерес не видел всего того, что происходило у него бод боком, в армии. А там совершались глубокие перемены: на командные должности пришли офицеры, выросшие и воспитанные уже в республике, на кемалистских идеях. Новые кадры в армии формировались за счет выходцев из низших слоев населения, а также из чиновничьей среды. Идеи Ататюрка были им близки, тем более что благодаря его реформам им удалось добиться более высокого социального положения. Дети состоятельных родителей уклонялись от службы в армии, предпочитая заниматься частным предпринимательством или политикой. Возвращение к исламу способствовало возрождению панисламизма, османизма. Кемализм имел в своей основе турецкий национализм, чувство гордости от сознания своей принадлежности к турецкому народу. Не связанные с османскими традициями, молодые офицеры свято чтили идеи своего вождя. Кадровые военные, так же как и государственные чиновники, получали низкое жалованье, а при Мендересе оно стало еще меньше.

Ухудшение материальных условий государственных служащих и военных усугублялось еще и тем, что экономическое положение страны становилось все более тяжелым. После нескольких урожайных лет наступило вызванное засухой резкое снижение производства сельскохозяйственной продукции. Промышленность и сельское хозяйство нуждались в новых капиталовложениях. Денег в государственной казне на эти цели не было. Росла инфляция. Народные массы нищали, в то время как промышленники, торговцы и помещики богатели. Коррупция, злоупотребления, нарушения законов и даже конституции оставались безнаказанными. Мендерес, считавший себя чуть ли не мессией, шел напролом.

Кипрский кризис. В годы правления Мендереса обострился конфликт на Кипре: киприоты развернули национально-освободительную борьбу против английского господства, продолжавшегося 82 года. Они требовали независимости. Но при этом греческие националисты настаивали на энозисе — воссоединении Кипра с Грецией. Турецкие националисты, в свою очередь, добивались присоединения части острова к Турции. Разница вероисповеданий также не способствовала мирному сосуществованию двух национальных общин. Положение осложнялось тем, что кипрские турки были расселены по всему острову. Это делало невозможным раздел территории и давало основания киприотам бороться не только за независимость, но и за территориальную целостность Кипра.

Опасаясь того, чтобы не пострадали интересы НАТО в юго-восточном районе, американцы пустили в ход свою Дипломатию. Послы кружили между Афинами и Анкарой, пытаясь уговорами и запугиванием добиться соглашения между враждующими сторонами. В связи с кипрским кризисом турецкая армия была поставлена под Ружье. Внутренние неурядицы в стране, не утратив своей остроты, отошли на второй план, чтобы позднее выявиться более отчетливо.

По Цюрихско-Лондонскому соглашению 1959 года Кипр получил независимость. Великобритания сохранила за собой военные базы на Кипре. Турки, составлявшие всего около одной пятой населения острова, получили равные права с греками.

Любопытный инцидент произошел незадолго до подписания договора о независимости Кипра. Самолет, на котором А. Мендерес и сопровождающие его лица летели в Лондон, потерпел аварию. Было много жертв. Однако турецкий премьер-министр не получил ни царапины. Какой прекрасный материал для пропаганды приобрело турецкое духовенство! Популярность Мендереса возросла неимоверно. Говорили, что он избранник Алла« ха, на которого простирается особая милость. К возвращению премьер-министра в Турцию была подготовлена грандиозная встреча, настоящая религиозная манифестация. Ничего подобного не знала даже османская эпоха! Толпы фанатиков выстроились рядами по пути следования Мендереса. Пригнали баранов, чтобы принести благодарственную жертву Аллаху. По бульвару Ататюрка лилась кровь жертвенных животных. Возбужденные люди пели, молились, выкрикивали приветствия в честь «избранника судьбы».

Но кого могла обмануть подобная демонстрация любви и преданности? Никого. Она была не более чем дымовой завесой, скрывавшей бедственное положение страны, где процветала небольшая кучка людей во главе с членами правящей Демократической партии и их лидером Мендересом. Деятельность оппозиции была парализована законами, ограничивавшими гражданские права.

Рост противоречий и антиправительственные выступления. За десятилетие (1950—1960) естественный прирост населения Турции составил 2,5% в год. Промышленность не могла обеспечить работой даже половину трудоспособных. Жителям перенаселенных деревень буквально некуда было деться. Немного земли дал крестьянам Кемаль. В 1945 году по инициативе Исмета Инёню произошло еще одно, весьма скромное по размерам наделение крестьян землей за выкуп, получившее громкое название земельной реформы. Мендерес «помог» сельскому хозяйству тем, что восстановил в правах религию и разрешил строить мечети. Этим он обеспечил себе поддержку реакционных кругов деревни. Но молодежь, получавшая начатки гражданского воспитания во время службы в армии, отчасти под влиянием прогрессивно настроенных учителей выступала за решение основных социально-экономических проблем, за создание сети школ и расширение системы народного просвещения.

Антимендересовские настроения росли. В результате репрессий и ликвидации оппозиции создалась видимость спокойствия. Однако противники существующего режима не сложили оружия, они продолжали вести подрывную работу тайно. Особенно большую роль здесь играла Народно-республиканская партия, имевшая огромный опыт политической борьбы. Некоторые ее члены были ближайшими соратниками Ататюрка. Эта партия, в рядах которой было много представителей интеллигенции, оказывала сильное влияние на учащуюся молодежь. Многие из членов Народно-республиканской партии были представлены преподавателями высших учебных заведений, число которых в послевоенные годы увеличилось, а потому резко возросло и число студентов. Повысилась их политическая активность, изменился социальный состав. Наряду с детьми буржуазии, помещиков и городского мещанства в вузы пошли учиться и дети трудовой интеллигенции. Кроме того, на студенческих скамьях появились даже сыновья и дочери рабочих, крестьян и городской бедноты. Они-то и выступили первыми. Прежде всего студенческие волнения вспыхнули в Стамбуле. 27 апреля 1960 года студенты Стамбульского университета в знак протеста против массовых репрессий устроили митинг. На следующий день состоялась многотысячная демонстрация под лозунгами, требовавшими смены правительства, свободы и справедливости. В ответ на это Мендерес объявил военное положение и вызвал войска, но и в армии было немало сторонников Кемаля. Среди молодых офицеров задолго до студенческих демонстраций создавались тайные группы, ставившие задачу свержения правительства Мендереса.

Государственный переворот. На рассвете 27 мая 1960 года части Анкарского и Стамбульского гарнизонов стали занимать правительственные здания и арестовывать министров, руководителей Демократической партии, видных депутатов во главе с Баяром и Мендересом. Вся операция длилась не более трех часов. Группу заговорщиков возглавил генерал Джемаль Гюрсель (1895—1966), бывший командующий сухопутными войсками турецких вооруженных сил, подавший в отставке в знак протеста против распоряжения правительстве Мендереса об участии армии в подавлении антиправительственных демонстраций. Джемаль Гюрсель приналежал к числу ближайших соратников Кемаля. Он собрал вокруг себя офицеров-кемалистов среднего поколения, полковников и младших офицеров, которые сыграй ли решающую роль в заговоре. Благодаря участим нескольких адъютантов государственный переворот обошелся без кровопролития. По словам адъютанта, арестовавшего президента, все было в высшей степени корректно. Адъютант президента на танке подъехал к резиденции Баяра в Чанкая, сообщил ему о государств венном перевороте и попросил сесть в танк, чтобы переправиться в безопасное место. Президент не заподозрил, что в лице собственного адъютанта имеет дело с одними из заговорщиков. Арест Мендереса и членов правительства прошел менее гладко.

Парламент был распущен, Демократическая партия ликвидирована, члены правительства арестованы, руководящие деятели и другие лица, заподозренные в финансовых злоупотреблениях, нанесших ущерб государству, заключены в тюрьму. Вся полнота власти фактически оказалась в руках военных. Джемаль Гюрсель, стал во главе государства и правительства. Но, следуя кемалистской традиции, Гюрсель осуществлял свою власть через вновь созданный Комитет национального единства (КНЕ), в который входили и гражданские лица. КНЕ назначил и Верховный суд, и Высшую следственную комиссию, которая начала расследовать преступления Мендереса и его группы. Подсудимых обвинили в неуважении к конституции и нарушении ее статей, преследовании членов Народно-республиканской партии, финансовых злоупотреблениях, использовании служебного положения в целях наживы. Судебный процесс проходил в неприступной военной тюрьме на острове Яссыада, в Мраморном море, куда были переброшены заключенные. По-видимому, заговорщики опасались эксцессов со стороны верующих.

Существует предположение, что Исмет-паша, отстраненный от дел Баяром и преследовавшийся Мендересом, не остался в стороне от заговора. Исмет Инёню с его регулярностью в армии (ведь он был начальником Генерального штаба при Кемале и лидером партии, подвергавшейся гонениям за кемализм), несомненно, сыграл в заговоре определенную роль. Этот человек поистине неотделим от истории республики.

Судебный процесс против Мендереса и его группы. Военный трибунал на острове Яссыада вынес пятнадцать смертных приговоров. Приведены в исполнение были только три: были казнены Мендерес и два министра. Баяр благодаря преклонному возрасту был помилован. Остальным подсудимым смерть заменили пожизненным заключением. Со смертью Мендереса не кончились споры вокруг его имени. И это, несомненно, влияет на внутриполитическую жизнь страны.

Обвинительный акт суда над Мендересом касался только его внутренней политики. Внешняя же политика не обсуждалась, а КНЕ полностью ее одобрил, заявив, что в этой области не предвидится никаких перемен. Что же это была за политика?

По приказу Мендереса на корейскую войну (1950—1953) была отправлена турецкая бригада, сражавшаяся на стороне США. На родину вернулось лишь несколько человек. В октябре 1951 года Турция вступила в Организацию Североатлантического договора (НАТО). Территория страны предоставлялась под военные базы США, которые обслуживались 30 тысячами американцев (позднее это число несколько сократилось). Мендерес стал одним из инициаторов заключения в 1955 году так называемого Багдадского пакта, позднее преобразованного в СЕНТО. Поскольку проамериканская внешняя политика бывшего премьер-министра была полностью одобрена заговорщиками, перемены внутри страны хотя и не очень нравились Вашингтону, но и не вызывали там слишком большого беспокойства.

Новая конституция. КНЕ создал комиссию, которая Должна была разработать проект новой конституции. Началась длительная, кропотливая работа. Комиссия тщательно изучала законодательства западных стран с Целью приспособить отдельные статьи к турецким условиям. Особенно много было позаимствовано из конституции Италии. Вновь созданную конституцию благой даря двум пунктам следует считать шагом вперед. Во-первых, она гарантировала широкие гражданские свободы, включая право на демонстрации, забастовки, организацию профессиональных союзов, автономию высших учебных заведений, возможность свободного обмена мнениями. Во-вторых, правительство обязывалось осуществить социальные реформы, в том числе аграрную. Сильно повлияла на дух конституции Народно-республиканская партия, пережившая немало гонений со стороны «демократов». Новая конституция содержала и крайне реакционные положения; например, она запрещала распространение в стране идей социализма, устанавливала образовательный ценз при выборах в меджлис (право быть избранным предоставлялось только лицам, имевшим среднее образование). В Турции, где в то время было более 60% неграмотных, это положение автоматически исключало возможность выдвижения кандидатов из рабочих и крестьян.

Таким образом, в конституции отразились не только противоречия, существовавшие тогда в стране, но и разногласия в КНЕ. Прогрессивные тенденции соседствуют в ней с реакционными, либеральные — с консервативными. Впервые в истории Турции конституция была представлена на всеобщее обсуждение — референдум, который, по существу, носил формальный характер, поскольку для большинства населения текст ее был недоступен и непонятен. Выглядело же все весьма прогрессивно: большинство населения обсудило и одобрило этот важный законодательный документ3.

Выборы в меджлис. В 1961 году на основе всеобщих выборов было сформировано в новом составе Беликов национальное собрание — национальная палата и сенат. На политическую арену вступила новая партия — Партия справедливости, одержавшая в самом начале своей деятельности немалую победу: она получила на выборах 35% голосов, всего на несколько процентов меньше, чем Народно-республиканская партия. Причины успеха Партии справедливости, по-видимому, были те же, что в свое время обеспечили победу «демократов»: их программа не только не предусматривала дальнейшего ограничения религии, но даже и не требовала отказа от уступок и привилегий, данных Мендересом духовенству, хотя они и шли вразрез с кемализмом. В манифесте Партии справедливости говорилось о дальнейшем промышленном развитии страны, об улучшении положения деревни, о религиозных свободах. Иными словами, в ее идеологии многое сохранилось от Демократической партии. Поскольку последняя была распущена, а ее лидеры лишены пассивного избирательного права, значительная часть ее актива — люди с большим опытом политической борьбы — вступила в Партию справедливости. Некоторые из них получили мандаты депутатов. Партию справедливости поддержали крестьяне. Этим и объясняется ее быстрый успех.

Выборы не принесли решающей победы ни одной из партий. Было сформировано коалиционное правительство, в которое вошли как члены Народно-республиканской партии, так и представители Партии справедливости. По вопросам внутренней политики особых разногласий внутри правительства не было: обе партии отстаивали интересы одного и того же класса — буржуазии. В области внешней политики правительство заявило о своей верности существующим союзам и договорам. Новым было лишь заявление о развитии добрососедских отношений с Советским Союзом.

Великое национальное собрание единогласно избрало президентом Турецкой Республики Джемаля Гюрселя. Исмет Инёню стал премьер-министром.

Новое правительство слегка ослабило полицейский гнет в стране, но, как и его предшественники, осталось на антикоммунистических позициях.

Приход к власти буржуазных партий не принес стране успокоения. Экономическое положение оставалось неблагополучным, росла безработица, углублялся аграрный кризис. В этой обстановке внутри коалиционного правительства наметились разногласия, в результате которых после года сотрудничества представители Партии справедливости вышли из его состава.

Положение в стране не удовлетворяло военных. Определенные круги в армии считали, что задачи «революции 1960 года» не решены и не решаются. Радикально настроенные офицеры кемалистского толка дважды предпринимали попытки нового военного переворота — в 1962 и в 1963 годах, — закончившиеся провалом. Участники майского переворота 1960 года сожалели, что слишком быстро передали власть в руки гражданских лиц и тем погубили все дело: реформы, которые они: считали необходимыми, не были осуществлены. По их мнению, реформы нужно было провести, пока власть оставалась в руках военных, и лишь позднее перейти к парламентским формам правления.

Исмета Инёню на сей раз ждала неудача. Хозяйственные и политические трудности, растущее недовольство народа, рост радикальных настроений в армии — все это заставило его подать в отставку.

Старая, но все еще не решенная кипрская проблема. Тяжелое положение в стране усугублялось кипрским кризисом. Националистические круги Греции и Турции в декабре 1963 года спровоцировали вооруженное столкновение между греческим и турецким населением на острове. Турецкое правительство готовило военную интервенцию для борьбы с главой греческих националистов на Кипре генералом Гривасом. В начале 1964 года президент США направил в Анкару письмо, в котором угрожал турецкому правительству санкциями со стороны правительства США, если турки предпримут военную интервенцию на Кипр. Президент напомнил, что турки не вправе использовать в подобной ситуации американское оружие. Вмешательство Турции во внутренние дела Кипра неизбежно повлекло бы за собой ответные шаги со стороны Греции, а это означало бы начало военных действий между государствами — членами НАТО. По решению Совета Безопасности ООН от 4 марта 1964 года на Кипр были введены войска ООН.

Письмо Джонсона вызвало возмущение в широких кругах турецкой общественности, усмотревшей в нем акт вмешательства во внутренние дела Турции. Ширилось недовольство по поводу участия Турции в НАТО, в результате которого на территории Турции возникло множество американских военных баз и государство в значительной степени утратило свою независимость, а армия фактически лишилась возможности принятия самостоятельных решений. Во многих крупных городах вспыхнули волнения, произошли демонстрации, главными участниками которых были студенты. Выступления носили антиамериканский и антигреческий характер. Требовали вооруженного вмешательства в кипрский конфликт, защиты братьев-турок, гибнущих от рук греков. Вновь разгорелась старая национальная рознь.

Победа Партии справедливости. Напряжение в стране росло. В этой обстановке Исмета Инёню сменил умеренный политик, член Народно-республиканской партии Суат Хайри Ургюплю (февраль 1965 года). Вскоре Ургюплю отправился с официальным визитом в Советский Союз. Это был второй — после поездки в СССР премьер-министра Турции Исмета Инёню, состоявшейся тридцать лет назад, — визит турецкого премьера в Москву. После многолетних недоразумений турецкое правительство изъявило готовность нормализовать советско-турецкие отношения, наладить дружбу и сотрудничество. Парламентские выборы 1965 года напоминают выборы 1950 года. Если тогда Демократическая партия, второй раз участвовавшая в выборах, получила большинство голосов, то теперь молодая Партия справедливости одержала победу над всеми партиями, вместе взятыми. В результате возникло правительство большинства, свободное от угрозы со стороны оппозиции. Народно-республиканская партия была отодвинута на второе место (134 мандата), тогда как Партия справедливости получила 240 мест в меджлисе. В выборах участвовали также следующие партии: Национальная партия (31 мандат), Партия новой Турции (19), Рабочая партия Турции (14), Республиканская крестьянская национальная партия (11), независимые (1). Всего 450 мест.

Новым на этих выборах было участие в них недавно организованной партии, представлявшей интересы рабочего класса и трудящихся, — Рабочей партии Турции, право на существование которой обеспечивалось конституцией 1961 года. Таким образом, постепенно осуществлялась демократизация общественной жизни страны, Что же касается Коммунистической партии, то она по-прежнему оставалась вне закона. Рабочая партия Турции находилась в трудных условиях. Несмотря на всевозможные препятствия, стоявшие на пути этой партии, она выступала в парламенте в защиту интересов рабочих и крестьян, против эксплуатации, во имя социального прогресса.

Лидер Партии справедливости Сулейман Демирель приступил к формированию правительства. В лице С. Демиреля Турция приобрела молодого (тогда ему был 41 год), энергичного премьер-министра, выходца из крестьян, инженера-гидротехника по образованию.

Новый премьер-министр пообещал немедленно приступить к осуществлению конституционных положений: срочно начать индустриализацию страны на основе пятилетних планов, опираясь на два сектора — государственный и частный, развернуть строительство дорог, форсировать электрификацию, расширить сеть школ, улучшить жизнь крестьян. В области внешней политики он высказал намерение хранить верность союзам и соглашениям (Турция оставалась в составе НАТО и СЕНТО), углублять дружбу и сотрудничество с США, а также развивать добрососедские отношения с Советским Союзом, урегулировать отношения с Болгарией, расширять сотрудничество с другими социалистическими странами, особенно в области торговли. Он обещал добиться благоприятного для Турции решения кипрской проблемы.

Турецкую дипломатию возглавил сенатор, бывший губернатор Бурсы, член Партии справедливости Ихсан Сабри Чаглаянгиль. Его называли летающим министром: был год, когда он две трети времени провел в самолетах, направляясь за границу и обратно. Благодаря его активности правительство С. Демиреля расширило свои контакты с иностранными государствами, в том числе с социалистическими странами.

Джевдет Сунай — пятый президент Турции. В 1966 году умер четвертый президент Турции — Джемаль Гюрсель. Его, как близкого соратника Кемаля, человека, овеянного военной славой, похоронили рядом с мавзолеем Ататюрка. Высшую должность в государстве Великое национальное собрание доверило бывшему начальнику Генерального штаба турецкой армии Джевдету Сунаю.

Во время избрания его на пост президента возникло небольшое затруднение формального порядка. Генерал Сунай не был ни сенатором, ни депутатом, поэтому он по конституции не мог быть избран президентом. По положению во время отсутствия президента его обязанности исполняет председатель сената. Последний и воспользовался этим обстоятельством, назначив Д. Суная сенатором. (Традиция, согласно которой главой государства становился командующий вооруженными силами, была нарушена одним лишь Д. Баяром.) Такова особенность турецкой системы правления, благодаря которой руководители государства сохраняют тесные контакты с армией. Кроме того, согласно конституции глава государства и государственные чиновники должны быть беспартийными. Но это уже пропагандистская уловка, имеющая целью продемонстрировать надклассовый характер государства.

Период в истории Турции, когда к власти впервые пришла Партия справедливости, и премьер-министром стал С. Демирель, а президентом — Джевдет Сунай, изобиловал важными событиями. В 1967 году снова обострился конфликт на Кипре, внутри страны разразился очередной правительственный кризис, а в Партии справедливости произошел раскол.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100