НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

13. ЮБИЛЕЙНЫЙ ГОД

Смягчение напряженности. 29 октября 1973 года Турция торжественно отпраздновала пятидесятилетие республики.

Юбилеи обычно заставляют бросить взгляд на пройденный путь, оценить прошлый опыт с точки зрения сегодняшнего дня и сделать выводы на будущее. В этом их положительное значение. Но есть и другая, оборотная сторона медали: праздничные настроения пробуждают необоснованный оптимизм, мешают по-деловому взглянуть на прошлые достижения и ошибки.

Руины Эфеса
Руины Эфеса

Празднование золотого юбилея Турции носило торжественно-официальный характер и было отмечено некоторыми знаменательными событиями, например открытием моста через Босфор. Внутреннее положение страны несколько улучшилось, о чем свидетельствовала хотя бы отмена чрезвычайного положения.

Последняя сессия меджлиса перед выборами 14 октября 1973 года. Она проходила в мае—июне и была исключительно плодотворной. После продолжительной и бурной дискуссии был наконец утвержден закон «О земельной и сельскохозяйственной реформе». Не решив этой назревшей проблемы, депутаты парламента не имели бы шансов на успех на выборах, а авторитет армии окончательно упал бы. Ведь военные, совершившие два государственных переворота, на первый план выдвигали вопрос о реформе сельского хозяйства и не решили его.

Согласно принятому закону правительство Турции должно было изъять у помещиков излишки земли, ограничив их в зависимости от плодородия почвы 30—100 гектарами орошаемых и 47,5—200 гектарами неорошаемых земель. Для владельцев конфискованных участков предусматривалась денежная компенсация, выплата которой должна была производиться в течение 20 лет, причем первая сумма должна была составить 15% стоимости земли. Конфискованные у помещиков земли решено было распределить между крестьянами за выкуп. Размеры вновь создаваемых хозяйств ограничивались участками, равными на неорошаемых землях от 7,9 до 33,7 гектара, а на орошаемых — от 3,2 до 10,6 гектара. Земля должна была выкупаться в рассрочку сроком на 25 лет. Срок проведения реформы — 15 лет. Как видим, творцы нового закона не слишком спешили: с его осуществлением.

Реформа отнюдь не решала всех проблем турецкого сельского хозяйства: из 1,3 миллиона безземельных крестьян земельные участки должны были получить лишь 500 тысяч. Выплата денежной компенсации помещикам целиком ложилась на плечи наделяемых землей крестьян. Что же касается вопроса об орудиях труда и других средствах, необходимых для налаживания хозяйства на вновь приобретенных участках, то он остался открытым. Новый закон, таким образом, следует считать результатом победы консервативных, реакционных сил, защищавших интересы помещиков. Тернист и долог путь к достатку в перенаселенной и убогой турецкой деревне. Когда еще она избавится от нищеты!

Почти все решения рассматриваемой сессии турецкого парламента говорят о сдвиге вправо, притом в еще большей степени, чем можно было ожидать, судя по проектам, разработанным правительством Нихата Зрима на первом этапе его деятельности.

Согласно новому закону об университетах была введена плата за обучение в размере 3 тысяч лир в год. Раньше плату взимали только в частных учебных заведениях. Теперь они переходили в ведение государства. Вместо пятилетнего введено обязательное восьмилетнее среднее образование.

Были созданы суды государственной безопасности, заменившие военные суды. Передовые силы увидели в этом угрозу делу демократии и прогресса.

Принятый меджлисом закон о горнорудной промышленности не предусматривал национализации недр и шахт. К разработке полезных ископаемых допускается иностранный капитал. А ведь еще заместитель премьер-министра по экономическим вопросам в правительстве Н. Эрима А. Караосманоглу предлагал установить контроль государства над всеми природными ресурсами страны.

Эти и подобные им антидемократические законодательные акты вызвали большое недовольство среди народа, страдающего от экономических трудностей, безработицы, инфляции и роста цен на товары первой необходимости.

Выборы в меджлис. 14 октября 1973 года настал срок очередных выборов в парламент. Политические партии развернули широкую предвыборную кампанию. Особенно острым было соперничество двух ведущих партий — Партии справедливости во главе с С. Демирелем и Народно-республиканской партии, руководимой Б. Эджевитом. Демирель не сомневался в победе. Эджевит впервые возглавил предвыборную кампанию. Во время предыдущих выборов он действовал за спиной Исмета Инёню. Сейчас новый лидер Народно-республиканской партии, очистив свою партию от правых и консервативных элементов, одержав победу над Исмет-пашой, расправил крылья и высоко поднял голову. Он выступил «с новой программой своей партии, построенной по образцу программ европейских социал-демократических партий.

В предвыборном манифесте Эджевит требовал выкупа земли у помещиков государством и раздела ее между безземельными крестьянами на условиях льготных кредитов, при повышении цен на сельскохозяйственные продукты, что явилось бы важным фактором оживления хозяйственной жизни деревни и всей страны. Таким образом, Б.. Эджевит вышел за рамки июньского закона о сельскохозяйственной реформе, который он обещал, в случае если его партия получит большинство в парламенте, дополнить и доработать. Особое внимание он намеревался уделить развитию водного хозяйства.

Эджевит пообещал также кое-что сделать для беднейших слоев городского населения, в частности провести через парламент закон, разрешающий строительство геджеконду. Рабочим же обещал создать на промышленных предприятиях органы рабочего самоуправления.

Особенно резко Б. Эджевит выступил против нарушения гражданских прав и вмешательства армии в дела государства. Его выступления по этим вопросам отличались страстностью и убедительностью аргументации. А материала было достаточно: политическая жизнь Турции последних лет предоставляла его в избытке. Эджевит был ярым противником судов безопасности, созданных на основе решения последней сессии парламента. Эджевит говорил, что, если общество окажет доверие его партии, если ему и его партии дадут возможность принимать решения, он объявит амнистию всем политическим заключенным и отменит принятые под давлением армии законы, ограничивающие гражданские права. Высшие учебные заведения снова получат автономию. Иностранные корреспонденты не без удивления отметили весьма существенную перемену в отношении к религии. Эджевит далеко отошел от кемалистского, негативного отношения к исламу. Он заявлял, что его программа не идет вразрез с религией. Напротив, верующие могут активно включиться в ее реализацию. Такова была позиция Эджевита накануне выборов. Что же касается С. Демиреля, то он в принципе остался верен своей старой консервативной программе. Он лишь слегка изменил ее, приспособив к новой ситуации, сложившейся в результате вмешательства в государственные дела генералов в марте 1971 года. Партия справедливости одобряла введение чрезвычайного положения, целью которого было усиление исполнительной власти за счет наступления на гражданские свободы. С. Демирель не возражал против военных судов над левыми, не возмущался методами ведения следствия. Основное внимание в своих выступлениях Демирель уделял экономике. При этом он вел себя так, словно классовых противоречий в стране не существует. Надо сказать, что его партия пользовалась поддержкой помещиков, промышленников, части средних слоев городского населения и даже крестьян. Он обещал электрифицировать деревню, поднять жизненный уровень населения, добиться смягчения социальных противоречий. Каким путем он намерен достичь всего этого, Демирель не уточнял.

Следует отметить, что за годы пребывания у власти Партии справедливости, несмотря на некоторые успехи в деле индустриализации и рост валового дохода страны (его ежегодный прирост составил около 7%), заметного улучшения в сельском хозяйстве не произошло. Этому способствовали и быстрый прирост населения, и ничтожно малые возможности для перекачки рабочих рук из деревни в промышленность. Если, по статистике, ежегодный доход на душу населения составляет в Турции в настоящее время 360 американских долларов, то на душу сельского населения, если исключить помещиков и деревенских богатеев, приходится всего 50 долларов. А ведь именно они, простые крестьяне, составляют 70% деревенских жителей.

Иностранные корреспонденты, все как один, утверждают, что Демирель был абсолютно уверен в победе того же мнения придерживались и польские наблюдатели, и специалисты по Турции. Результаты выборов поразили своей неожиданностью как руководство Партии справедливости, так и мировое общественное мнение. Из 450 мест в меджлисе Народно-республиканская партия получила 185, а Партия справедливости — 149. Большой шаг вперед сделала Партия национального спасения, получившая вместо 3 мест, как было на предыдущих выборах, 49. Успех этой партии принес предвыборный лозунг: «мусульманский социализм». Четвертое место заняла Демократическая партия, руководимая Бозбейли (45 мандатов). Остальные места в парламенте разделили между собой Республиканская партия доверия (13 мест) и Партия национального движения (3 места). Раздававшиеся в адрес Б. Эджевита обвинения в том, что он является «социал-демократическим утопистом» и стремится к коммунизму, ничуть ему не повредили. Напротив, число его сторонников возросло. Демирель и его партия невольно помогли Эджевиту одержать победу. Отсюда напрашивается вывод, что турецкое общество набирается политической зрелости и что болтовня уже никого не может убедить. Все более широкие круги стремятся к демократизации и социально-экономическим реформам.

Новые трудности. Очередные выборы в меджлис состоялись в положенное, предусмотренное конституцией время. Казалось бы, полоса неустойчивых правительств, создававшихся в условиях чрезвычайного положения, осталась позади. По логике вещей этого следовало ожидать. К сожалению, действительность оказалась иной.

После оглашения результатов выборов президент Турции Фахри Корутюрк согласно закону поручил лидеру партии, получившей большинство в парламенте, сформировать правительство. Б. Эджевит, взявшись за это дело, понимал, что трудности при формировании коалиционного правительства предстоят огромные. Создание коалиции предполагает отказ от некоторых пунктов предвыборной программы. Как к этому отнесутся избиратели? Результаты выборов не дают особенно широких возможностей для маневрирования и компромиссов. Добиться соглашения с Партией справедливости вообще, невозможно: ее программа слишком сильно отличается от программы партии Эджевита. А престиж? Обе партии уже побывали у власти. Однажды, в 1961 году, они создали коалиционное правительство. Но ненадолго. Тогда Партия справедливости была молода, только еще вступала в политическую жизнь. Сейчас у нее за спиной дважды завоеванное большинство в парламенте и шесть лет власти. Демократическая партия, возникшая после раскола в Партии справедливости, выдвинула программу, близкую к программе Партии справедливости, с добавлением некоторых мендересовских положений. А это означает, что она занимала еще более правую позицию, чем С. Демирель. Только однажды трем партиям удалось достичь соглашения — в апреле 1973 года, во время президентских выборов. Сейчас разногласия между ними обострились и углубились.

Таким образом, возможности Эджевита при формировании правительства оказались весьма ограниченными. Третья по числу мест в парламенте партия — Партия национального спасения Неджметтина Эрбакана — теоретически могла войти в соглашение с Эджевитом и сформировать правительство большинства таким образом, чтобы каждая из партий выступала в парламенте особо. Практически же это почти никогда не удается. Во-первых, нередки случаи нарушения партийной дисциплины, когда депутат голосует против предложений своей партии. Во-вторых, известны случаи перехода депутатов из одной партии в другую в период работы парламента одного созыва. К тому же расхождения между Народно-республиканской партией и Партией национального спасения очень велики. Первая является старейшей в Турецкой Республике политической организацией, вторая — молодая, впервые получившая значительное число мест в парламенте. Ее предшественница — Партия национального порядка, которая была распущена после меморандума генералов за крайне правую позицию и религиозный экстремизм. Лидер этой партии Н. Эрбакан фактически сохранил ее, лишь слегка изменив название: вместо Партии национального порядка она стала именоваться Партией национального спасения. Существенно разнятся и программы этих партий. Народно-республиканская партия, делая реверансы в сторону религии, фактически стоит на кемалистских позициях, тогда как Партия национального спасения на первый план выдвигает ислам и требование «социалистических» (весьма умеренных) реформ. Приверженность этой партии к религии по-прежнему находит одобрение в обществе. Достаточно вспомнить торжественную встречу, устроенную Н. Эрбакану в Конье во время предыдущих выборов, и триумфальную арку, воздвигнутую в его честь! Ни одного политического вождя! в Турции не приветствовали так восторженно!

Жизнь по-своему решила стоявшую перед Б. Эджевитом трудную задачу. После месяца бесед, консультаций и размышлений он вернул президенту мандат на формирование правительства. Как он ни старался, создать коалиционное правительство не удалось.

После отказа Эджевита президент поручил формирование правительства С. Демирелю, который, так же как и Эджевит, оказался перед задачей создания коалиции. Добиться соглашения с какой-либо одной партией в тот момент было недостаточно: это не дало бы большинства в парламенте. Необходимо было создать более широкую коалицию. Положение Демиреля облегчалось тем, что его партия, как и все остальные, кроме Народно-республиканской, является правой, консервативной. Следовательно, различия в их программах ничтожны, а противоречия порой сводятся к личному антагонизму.

Коалиция Эджевит — Эрбакан. В конце ноября 1973 года президент Фахри Корутюрк вновь поручил Б. Эджевиту формирование правительства. После недавней неудачи Эджевит решил поставить условие: если ему не удастся создать коалицию, он составит правительство меньшинства из членов Народно-республиканской партии. В качестве альтернативы он предложил новые выборы.

В этой ситуации президент Ф. Корутюрк обратился к лидерам всех политических партий с призывом к национальному согласию. Он заявил, что, если две сильнейшие организации Турции — Народно-республиканская партия и Партия справедливости — не договорятся между собой, будет создано правительство национального единства из представителей всех политических группировок. Возможность создания коалиции правых сил, так же как создание левого правительства меньшинства или объявление новых выборов, он исключил.

Позиция президента была рассчитана на то, чтобы оказать давление на лидеров политических партий, заставить их пойти на взаимные уступки, «договориться» между собой.

Вторая попытка Эджевита сформировать коалиционное правительство, так же как и первая, провалилась, С. Демирель был склонен пойти навстречу, но при условии, что правительство возглавит человек, не принадлежащий ни к одной из договаривающихся партий. Переговоры Эджевита с Эрбаканом также не продвигались вперед, поскольку лидер Партии национального спасения тянул время, рассчитывая получить достаточное число голосов на выборах в органы территориального самоуправления и тем укрепить свои позиции. Действительность не оправдала его надежд: на выборах в местные органы власти 9 декабря 1973 года Н. Эрбакан потерпел поражение. Итоги выборов показали рост популярности левых сил. Народно-республиканская партия получила на этих выборах 37,4% голосов (во время парламентских выборов она имела 33,3%). Несколько укрепила свои позиции Партия справедливости — 32% голосов вместо 29,8%. Партия же национального спасения утратила голоса — 5,8% вместо 11,8%. Популярность Демократической партии тоже снизилась: она получила на выборах в органы самоуправления 10,8% голосов вместо 11,9%.

15 декабря 1973 года президент Ф. Корутюрк поручил сформировать кабинет независимому сенатору Найму Талу. Талу должен был создать правительство национального единства и подготовить новые выборы на основе изменившегося положения о выборах. В своей речи по радио Ф. Корутюрк заявил, что это «последний шанс турецкой демократии». Желая оказать давление на политических деятелей, президент созвал совещание с участием начальника Генерального штаба и командующих родами войск. Тем не менее согласие между лидерами политических партий достигнуто не было, и правительство Н. Талу просуществовало лишь с апреля по октябрь. Тогда по инициативе Эрбакана начались переговоры между ним и Б. Эджевитом. 14 января 1974 года соглашение было заключено, покладистость Эрбакана, по-видимому, объясняется его беспокойством по поводу падения популярности его партии. В последние годы все чаще слышались голоса, требующие роспуска этой организации как религиозной и не соответствующей конституции. Президент снова поручил Б. Эджевиту формирование коалиционного правительства, и оно было сформировано в январе 1974 года. В него вошли 18 представителей Народно-республиканской партии и 7 членов Партии национального спасения. Н. Эрбакан стал заместителем премьер-министра. Новый кабинет состоял в основном из молодых политиков, которые, за исключением Б. Эджевита и министра национальной обороны Хасана Эсата Ишыка, впервые вошли в правительство.

Программа коалиционного правительства. 1 февраля 1974 года на совместном заседании обеих палат Б. Эджевит выступил с программой нового правительства. Эта программа в основном исходила из принципов Народно-республиканской партии, изложенных в ходе предвыборной кампании, с учетом некоторых требований Партии национального спасения.

Прежде всего Б. Эджевит заявил о «ликвидации каких-либо помех свободному выражению мнений и убеждений», о всеобщей амнистии и «абсолютной свободе печати».

Экономическая политика, как сказал Б. Эджевит, будет исходить из принципов социальной справедливости. «Правительство уделит особое внимание установлению здорового, справедливого и динамичного равновесия между доходами граждан и ценами на товары широкого истребления».

Снижался возрастной ценз при выборах в национальное собрание. Активное избирательное право получили граждане, достигшие восемнадцати лет, за исключением учащихся лицеев.

Лидерам политических партий во время избирательных кампаний разрешалось выступать по радио и телевидению.

Была обещана справедливая налоговая система.

В области сельского хозяйства правительство обещало особое внимание уделять интенсификации производства, развитию кооперации в деревне, а кроме того, реорганизовать кредитную систему. Благодаря всему этому повысятся доходы крестьян.

По словам Б. Эджевита, правительство будет стремиться к равномерной индустриализации всех районов страны. Особое развитие получат тяжелая и оборонная промышленность при одновременном укреплении мелких и средних предприятий, а также ремесленного производства. Для финансирования этих начинаний будет создан Промышленный банк.

Будут поощряться иностранные капиталовложения, особенно в тех случаях, когда они будут способствовать внедрению современной техники и повышению темпов индустриализации.

Правительство возьмет на себя контроль над земельными ресурсами. За счет государственного и кооперативного импорта будет достигнута стабилизация цен на дефицитные товары.

Предполагалось, что турецкий экспорт получит новые рынки. Особое внимание будет уделено развитию торговых и экономических отношений со странами Ближнего Востока, Африки и Азии. «Основные соглашения, связывающие Турцию со странами ЕЭС, останутся в силе, но в целях создания более выгодных условий для Турции будут пересмотрены дополнительные протоколы к ним».

Программа предусматривала также ввести в начальных и средних школах преподавание этики; сделать обучение в высших учебных заведениях бесплатным; обеспечить студентов новыми общежитиями, интернатами, а также стипендиями и ссудами.

Правительство пообещало начать строительство мечетей там, «где в них есть потребность», и оказать помощь в деле подготовки низшего духовенства.

Получит поддержку жилищное строительство, в особенности строительство дешевых квартир. Будут отводиться участки под индивидуальные застройки.

Особое внимание будет обращено на строительство дорог и транспортных средств, модернизацию и расширение железнодорожных путей, развитие морского транспорта, строительство кораблей и аэропортов.

Премьер-министр обещал также ликвидировать неудовлетворительное санитарное состояние городов и поселков, усилить санитарно-гигиенический контроль над продовольствием, установить повсеместно систему социального обеспечения на случай болезней, создать систему охраны труда в сельском хозяйстве и на лесоразработках, ввести пособия в случае безработицы.

Не ограничиваясь участием в системах коллективной безопасности, Турция будет проводить собственную национальную политику, направленную на безопасность страны. Государство будет осуществлять постоянный надзор над военным снаряжением и оборудованием, а также над расположенными на территории страны базами и оборонительными сооружениями.

Правительство намерено проводить миролюбивую внешнюю политику. «Особое внимание будет обращаться на отношения с союзниками, соседями, а также с теми странами, с которыми Турция связана узами традиций, истории и морали». Турецкое правительство поддержит всякие усилия, направленные на обеспечение мира и безопасности. В вопросе о ближневосточном конфликте Турция стоит за проведение в жизнь резолюции Совета Безопасности от 22 ноября 1967 года.

«Что касается проблемы Кипра, то турецкое правительство является сторонником создания федерации, которая обеспечит турецкому населению равноправное положение и сделает возможным мирное сотрудничество обеих национальных групп в деле управления страной».

Выступление премьер-министра вызвало в парламенте длительную и бурную дискуссию. Имели место всякого рода демонстрации и даже инциденты непарламентского характера. С. Демирель обрушился на идею либерализации внутренней политики. Он выразил возмущение тем обстоятельством, что правительство не предусмотрело никаких мер «для борьбы с подрывными действиями, инспирируемыми международным коммунизмом». Лидеры правореакционных партий, опасаясь, как и Демирель, усиления левых партий и группировок, выступили против правительства Эджевита, против решения о всеобщей амнистии и освобождении политических заключенных. По их словам, это явилось бы «подарком для анархии».

7 февраля состоялось голосование вотума доверия правительству. За правительственную программу проголосовало 235 депутатов, против — 136. Двое воздержались, 77 человек не приняли участия в голосовании. Таким образом, если бы в голосовании приняло участие национальное собрание в полном составе (450 депутатов), большинство составило бы всего десять голосов.

Выводы и перспективы. Какие выводы можно сделать на основе общего анализа программы партии Эджевита и реального соотношения политических сил в парламенте?

Bo-первых, заранее было ясно, что коалиция Народно-республиканской партии и Партии национального спасения, не основанная на общих идеях, встретит над своем пути немало трудностей. Притом и формальное большинство, которое она получила в парламенте, сравнительно невелико. Если же учесть существующую в Турции политическую практику (нарушение депутатами партийной дисциплины, переход из одной партии в другую без потери мандата), положение выглядит еще более сложным. Это стало ясно уже в середине мая. До время голосования по вопросу об амнистии политическим заключенным часть депутатов от Партии национального спасения голосовала против. Правительственный проект был отклонен большинством в семь голосов.

Проблема амнистии, обострившаяся в связи с тем, что количество политических заключенных неимоверно возросло, ждала своего разрешения. 25 декабря 1973 года в Анкаре закончился судебный процесс по делу так называемой революционной молодежи. Процесс тянулся почти два года. Перед военным трибуналом предстало 257 человек, в большинстве студенты. Их обвиняли в создании нелегальной группировки или в сотрудничестве с ней, в организации покушений и вооруженных нападений, убийствах и угонах самолетов. 151 человек, признанные виновными, были приговорены к тюремному заключению сроком от 5 до 20 лет. 84 человека были оправданы. Остальных, чьи преступления не ограничивались перечисленными выше, решили судить отдельно.

Выступая на пресс-конференции 21 мая 1974 года, Б. Эджевит сказал: «Проблема состоит не только в том, что парламент отклонил наше предложение об амнистии политическим заключенным. В конце концов мы можем согласиться с тем, что нынешнее положение не благоприятствует их освобождению. Как партия мы будем бороться за демократизацию страны. Но с точки зрения коалиции этот вопрос имеет другой аспект».

Б. Эджевит обратил внимание на деятельность право-экстремистских организаций, затрудняющих всякое продвижение вперед.

Амнистия без освобождения политических заключенных, по мнению Эджевита, должна отрицательно сказаться на отношениях Турции с иностранными государствами, тем более что чрезвычайное положение, сохранявшееся все предшествующие годы, уже достаточно эти отношения ухудшило. В связи с этим Эджевит высказал сомнение в прочности коалиции, от которой зависит судьба правительства.

Голосование проекта закона об амнистии показало, что аналогичные трудности могут возникнуть также при реализации других пунктов межпартийного протокола и программы коалиционного правительства. На этот раз правительственный кризис был предотвращен: проблема Кипра и обострившиеся отношения с Грецией переключили внимание политиков на внешнеполитические вопросы и разрядили внутреннее напряжение.

Предложенная Б. Эджевитом программа реформ имела ограниченный характер. Это либеральные реформы, основанные на некоторых принципах социал-демократии и приспособленные к трудным социально-экономическим условиям Турции. По сравнению с программами других турецких политических партий ее следует признать левой, хотя и далекой от прогрессивной демократии.

Все буржуазные политические партии, существовавшие до сих пор в Турции, стояли на позициях антикоммунизма. Подобным образом высказывались и Эджевит и Эрбакан. Тем не менее их отличают друг от друга как тактические установки, так и отношение к социальным реформам, имеющим целью оздоровление национальной экономики и улучшение положения эксплуатируемых классов. В целом программа Б. Эджевита была более либеральной, чем все программы буржуазных партий, существовавшие в Турции после второй мировой войны. Она предусматривала планирование на научной основе всех сторон жизни; участие государства в разработке недр и использовании естественных богатств, в модернизации сельского хозяйства; улучшение социально-бытовых условий трудящихся, помощь безработным, поддержку кооперативного сектора.

При сохранении прежних принципов и установок нечто новое появилось и во внешней политике, некоторые вопросы получили иную оценку. Так, было заявлено о необходимости более тщательного контроля над военными базами, расположенными на турецкой территории, а также о расширении национальных вооруженных сил развитии национальной военной промышленности. Что касается Кипра, то Эджевит предложил конкретное решение вопроса о достижении равноправия двух национальных групп. Он высказался за федерацию. Надо сказать, что турецкая дипломатия прежде не употребляла этот термин в связи с Кипром. Большое внимание в программе правительства Эджевита уделялось расширению торговых и экономических отношений со странами Ближнего Востока, Азии и Африки. По поводу некоторых принципов участия Турции в ЕЭС предполагалось провести дополнительные дискуссии.

В программу Б. Эджевита вошли новые пункты, внесенные скорее всего Н. Эрбаканом и касающиеся религии. Новое отношение к исламу было отступлением от принципов Ататюрка. Даже во внешней политике была взята установка на добрососедство с теми странами, с которыми «Турцию связывают узы истории, традиции и морали», то есть с мусульманскими государствами, некогда входившими в состав Османской империи. Все эти мероприятия, поднимавшие престиж ислама, шли вразрез с принципами, провозглашенными конституцией Турецкой Республики, и с доктринами Кемаля Ататюрка.

Коалиционное правительство пришло к власти в тот период, когда в стране сложилась исключительно тяжелая экономическая и общественно-политическая ситуация. Инфляция, связанная как с охватившим весь мир энергетическим кризисом, так и с нехваткой товаров на внутреннем рынке, с напряженным внутриполитическим положением и с ростом безработицы, усилившейся в связи с тем, что западные страны ввели ограничения на въезд турецких рабочих, приобретала все более грозные размеры.

По вине лидеров Партии национального спасения правительству не удалось добиться амнистии политическим заключенным. Однако поражение в этом вопросе не подорвало авторитета Б. Эджевита. Напротив, у него появились новые сторонники. Интеллигенция левого толка убедилась, что Эджевит держит слово, данное избирателям. В этих условиях новые выборы в парламент, если бы они были объявлены, принесли бы Народно-республиканской партии победу. Вот почему политические противники Б. Эджевита старались оттянуть выборы, им надо было накопить материал, необходимый для того, чтобы обвинить правительство в невыполнении обещаний.

Немало важнейших проблем еще ждет своего решения в парламенте: обещанный закон о свободе взглядов и убеждений, об активном избирательном праве для лиц, достигших восемнадцати лет, об ограничениях для крупных иностранных монополий, о национализации природных богатств и др.

Первые мероприятия правительства Б. Эджевита. Одним из первых решений правительства Эджевита был отказ от заключенного правительством Н. Эрима соглашения с США о ликвидации плантаций мака в Турции. Выплаченная американцами компенсация, по мнению турецкого правительства и общественности, не покрыла всех понесенных страной убытков. Выращивание других сельскохозяйственных культур, заменивших мак, оказалось экономически невыгодным. Решение Эджевита встретило всеобщее одобрение, тем более что помимо экономического оно имело и политический аспект: тур. кам импонировала смелость правительства, решившегося порвать соглашение с союзником, играющим важную роль в НАТО и содержащим военные базы на территории их страны.

В июле 1974 года, через три года после роспуска Рабочей партии Турции, возникла легальная Социалистическая рабочая партия Турции. Программа этой партии включала требование национализации основных секторов экономики, выход Турции из агрессивных блоков НАТО и СЕНТО, а также из ЕЭС. Руководство партии. заявило, что оно поддержит все усилия Эджевита, направленные на демократизацию политической жизни страны.

Дальнейший рост популярности правительства Эджевита будет зависеть от того, как оно решит кипрскую проблему и как выйдет из конфликта с Грецией по поводу Эгейского моря.

Добрососедское сотрудничество. В предвыборных манифестах различных турецких политических партий главное внимание уделялось внутренним проблемам. Основным объектом нападок были турецкие левые силы во главе с Б. Эджевитом. О внешней политике говорилось немного и не предлагалось ничего нового. Одобрялось участие Турции в НАТО, выражалось сочувствие борьбе за разрядку напряженности в Европе и удовлетворение по поводу американо-советских переговоров; в отношении ближневосточной проблемы поддерживались решения Совета Безопасности ООН. Партия справедливости, как и остальные правые партии, подчеркивала свою враждебность коммунизму, однако проявляла лояльность по отношению к странам социалистического содружества.

На последних выборах Исмет-паша не играл сколько-нибудь важной роли. Пошатнувшееся здоровье и преклонный возраст сделали невозможным его участие в политической жизни. Тем не менее его доктрина, которую он настойчиво проповедовал в последние годы, стала одним из основных принципов турецкой внешней политики. Ее можно выразить следующим образом: «Средние и малые государства должны делать все, чтобы не создавать антагонизма между сверхдержавами — СССР и США».

В мире нет другого политического деятеля, который мог бы сравниться с Исмет-пашой по продолжительности пребывания на высших постах в государстве. В год пятидесятилетия Турецкой Республики он отпраздновал и пятидесятилетие своей деятельности. Он не был ни идеологом, ни теоретиком, но был способным и дельным практиком.

Во время ближневосточного кризиса Исмет-паша выступал за проведение в жизнь решений Совета Безопасности ООН. Но Турция, по его мнению, должна была сохранять нейтралитет в этом районе, чего ему не могли простить арабские государства. Нейтральная позиция Турции на Ближнем Востоке не означает, что Турция должна держаться в стороне от событий в Европе. Исмет-паша высказывался за пребывание Турции в составе НАТО.

Ближайший соратник Исмет-паши — Б. Эджевит, несомненно, повлиял на формирование его доктрины. И, наоборот, опытный политический деятель Исмет-паша во многом определил политическое кредо своего молодого соратника. В результате их позиции в основном совпадают. Много трудностей стояло на пути к установлению добрососедских отношений между Турцией и Ираком: курдская проблема, различия в социально-экономическом устройстве обеих стран и другие. Однако эти трудности удалось преодолеть, и благодаря установившемуся между этими странами экономическому сотрудничеству дружеские отношения приобрели довольно прочную основу. 27 августа 1973 года между Турцией и Ираком было подписано соглашение о строительстве нефтепровода от Киркука до Дёртйола, расположенного на берегу Средиземного моря. Протяженность нефтепровода составит 1100 километров, из них 675 километров — на турецкой территории, мощность — 25 миллионов тонн нефти в год, с 1983 года — 38 миллионов тонн.

Отношения Турции с Сирией можно охарактеризовать как благополучные, хотя и прохладные. Для этого есть много причин, которые, однако, со временем могут быть устранены.

Турецкие политические деятели придерживаются линии на углубление и расширение добрососедских отношений с социалистическими странами. На этом пути встречается немало трудностей, обусловленных и различиями в социальном строе, и принадлежностью Турции к НАТО, и многими другими причинами.

Отношения Турции с ее могущественным соседом — Советским Союзом — обе стороны оценивают как благоприятные. Экономическое сотрудничество между этими странами успешно развивается. Турция получила от СССР большой кредит на капитальное строительство советские специалисты строят в Турции крупные промышленные объекты, имеющие большое значение в деле индустриализации этой отсталой страны.

Урегулированы спорные вопросы между Турцией и НРБ. Укрепление добрососедских отношений между этими странами выражается, в частности, во взаимных визитах на высшем уровне. Премьер-министр С. Демирель во главе турецкой правительственной делегации вел переговоры в Софии, а премьер-министр Болгарии и Первый секретарь БКП Тодор Живков был тепло встречен в Турции. В июле 1973 года Болгарию посетил министр иностранных дел Турции Халюк Байюлькен. Совместное турецко-болгарское коммюнике подтвердило стремление обеих стран к урегулированию всех проблем в духе дружбы и взаимопонимания. Было, например, принято решение о совместной борьбе против контрабандной перевозки товаров через турецко-болгарскую границу. Благополучно реализуется соглашение 1968 года о репатриации в Турцию болгарских граждан турецкого происхождения. Таким образом, эта проблема, омрачавшая болгаро-турецкие отношения, в настоящее время утратила свою остроту. Расширяющееся сотрудничество между Турцией и Болгарией становится все более многосторонним.

Проблема нефти. Обострившийся в капиталистических странах экономический и энергетический кризис пагубно отразился на отношениях между Турцией и Грецией. К 1974 году давнишние недоверие и неприязнь между этими странами особенно усилились. Пример Великобритании и Норвегии, успешно ведущих совместную добычу нефти со дна моря, подействовал заразительно. Стало ясно, что имеет смысл обследовать и другие водные бассейны. И действительно, вскоре без особого труда и материальных затрат было установлено, что на дне Эгейского моря должны находиться большие запасы нефти.

В сентябре 1973 года греческое правительство «черных полковников» поручило одной американской фирме монтаж нефтедобывающего оборудования в районе острова Тасос, в северной части Эгейского моря, вблизи от побережья Турции. Правительство Эджевита решило опередить греков. За короткий срок было роздано более десятка концессий различным фирмам на бурение дна Эгейского моря в том же районе, где предполагали вести бурение греки, а также к западу от греческих островов Лесбос и Хиос. При этом соблюдалась лишь неприкосновенность десятикилометровой водной полосы, окружающей эти острова.

Мероприятия турецкого правительства вызвали возмущение полковников, желавших превратить Эгейское море в «греческое озеро» со всеми вытекающими из этого последствиями в смысле международного права. В марте 1974 года греческое правительство направило Турции ноту протеста. Эджевит отклонил греческую ноту как необоснованную. После этого над Эгейским морем, изображая учения, совершили полет два турецких военных самолета. В Афинах создалась напряженная обстановка. По сообщениям газет, об этих «учениях» не было известно ни руководству НАТО, ни греческому правительству. В знак протеста греки отказались принять участие в военно-морских маневрах НАТО.

Количество нефти в районе Эгейского моря еще не определено, а спор об ее эксплуатации обострил застарелые турецко-греческие противоречия. Возникла новая сложная проблема — раздел континентального шельфа Эгейского моря. Дело в том, что многие острова в этой акватории принадлежат Греции. Часть из них примыкает к турецким территориальным водам. Особо важное значение в стратегическом отношении и с точки зрения добычи нефти имеет остров Кипр, расположенный в непосредственной близости от берегов Турции.

Начиная с осени 1973 года напряженность в этом районе нарастала. Печать обеих стран, разжигая националистические страсти, вела психологическую подготовку к вооруженному столкновению. Греческие газеты, например, опубликовали постановление о затемнении в городах в связи с возможностью налетов турецкой авиации. В Стамбуле проходили антигреческие демонстрации студентов, требовавших, чтобы правительство Б. Эджевита не шло ни на какие уступки. Таким образом, противоречия между членами НАТО в юго-восточном районе в этот период достигли большой остроты, и руководство НАТО вынуждено было вмешаться. Была достигнута некоторая разрядка. Вопрос о нефти в Эгейском море перешел на рассмотрение Международного суда ООН в Гааге. Однако вскоре вопрос о разделе шельфа отошел на время на второй план в связи с вооруженным путчем 15 июля 1974 года на Кипре. В Греции произошел переворот. Хунта пала. Что же касается вопроса о шельфе, то он остался открытым. Греция настаивала на расширении полосы территориальных вод с 6 до 12 миль — в этом случае весь бассейн Эгейского моря оказался бы в ее юрисдикции, а Измир и другие турецкие порты были бы отрезаны от Средиземного и Эгейского морей греческими территориальными водами и Турции пришлось бы отказаться от эксплуатации богатств, находящихся на дне Эгейского моря.

Кабинеты Сади Ирмака и Сулеймана Демиреля. После многочисленных попыток создания новой коалиции, предпринимавшихся Б. Эджевитом, а затем С. Демирелем, президент утвердил состав временного кабинета во главе с премьер-министром Сади Ирмаком. Министром иностранных дел был назначен Меслих Эсенбель. По словам С. Ирмака, кабинет представлял собой группу «кемалистов и идеалистов», а по мнению политических обозревателей — группу технократов.

13 февраля 1975 года руководители турецкой общины на Кипре объявили оккупированную турецкими войсками северную часть острова государством турок-киприотов под названием «Турецкое федеративное государство Кипра». Это решение от имени своего правительства поддержал С. Ирмак. Сепаратистские акции турок на Кипре подверглись осуждению мирового общественного мнения.

Весной 1975 года правительство С. Ирмака уступило свое место коалиции правых. Во главе нового правительства «националистического, фронта» стал С. Демирель.

Снова турецкую политику возглавила Партия справедливости, на этот раз в союзе с Партией национального спасения. Министр иностранных дел нового правительства сенатор И. С. Чаглаянгиль сразу активно включился в дипломатическую борьбу. Он начал переговоры с правительством Греции по кипрской проблеме и о разделе континентального шельфа Эгейского моря. В июне 1975 года правительство С. Демиреля обратилось с нотой к правительству США. Турки предлагали начать переговоры по поводу американских военных баз в Турции.

Итак, Турецкая Республика вступила во второе пятидесятилетие. Завоевания минувшего периода, среди которых прежде всего следует назвать реформы Ататюрка, создали предпосылки для прогрессивного развития страны. Великолепная природа Турции, богатства ее недр, пробуждение в народе духовных сил и дальнейшее развитие общественного движения, успехи в развитии промышленности, попытки реформировать сельское хозяйство, которые, несомненно, будут предприниматься и впредь, успехи в области туризма — все это обещает в будущем расцвет этой прекрасной страны и ее гордого, трудолюбивого народа.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100