НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Книга польского дипломата С. Пиотровского адресована самому широкому кругу читателей. По форме это как бы арабески, где изложение событий настоящего и прошлого перемежается дорожными впечатлениями и встречами, зарисовками анатолийского ландшафта. Непредубежденным и доброжелательным взглядом всматривается автор в жизнь турецких городов и деревень, сочувственно и с добрым юмором показывает нелегкую долю большинства их обитателей. Чтобы понять сегодняшнюю Турцию, он обращается к истории борьбы турецкого народа за национальную независимость и создание республики, к личности выдающегося вожди и реформатора Турции Кемаля Ататюрка, к судьбе его наследия. С. Пиотровский не сгущает красок, и тем не менее ему удается передать большую остроту экономических, политических и идеологических противоречий в турецком обществе.

Книга С. Пиотровского посвящена не только Турции, но и полякам в этой стране, истории польско-турецких связей, сравнительно мало освещенных в нашей литературе. Несмотря на свою краткость, очерк о трех волнах польской эмиграции (конец XVIII века, 30-е и 60-е годы XIX века) в Османскую империю дает читателю представление об одной из наиболее драматических страниц истории польского народа. В то же время рассказ о развитии политических контактов и торгово-экономических связей в последнее десятилетие между Польской Народной Республикой и Турцией во многих отношениях интересен и поучителен как пример успешного и полнокровного сотрудничества двух стран с различными социально-политическими системами и идеологией.

Книга С. Пиотровского была написана в середине 70-х годов, но она не утратила своей актуальности и сейчас именно потому, что в ней показаны важнейшие пружины политической жизни Турции, главные проблемы страны, остающиеся нерешенными: преодоление экономической и культурной отсталости, использование богатого и разнообразного потенциала для развития производительных сил общества. Взгляды С. Пиотровского на многие историко-культурные явления и социально-экономические процессы, происходящие в Турции, в целом сходны со взглядами советских туркологов. Можно, в частности, указать на определенную перекличку в выводах и взаимодополняемость в фактах, упоминающихся в книге С. Пиотровского и в опубликованной недавно работе Д. Е. Еремеева «На стыке Азии и Европы» (М., 1980).

Изложение внутриполитических событий в книге обрывается рассказом о том, как к власти пришла коалиция правых партий, объединившихся под лозунгом борьбы с пресловутой «коммунистической угрозой» в так называемый «националистический фронт», Правительство, сформированное в марте 1975 года С. Демирелем, откровенно встало на защиту интересов помещиков и буржуазии, развязав руки реакционным силам. Был отменен с таким трудом принятый в 1973 году закон о земельной и сельскохозяйственной реформе. В экономической политике было допущено немало серьезных просчетов.

В середине 70-х годов экономику капиталистического мира поразил глубокий кризис, который распространился и на многие развивающиеся страны. Выявились наиболее слабые и уязвимые места и в турецкой экономике: неразвитость ее промышленности, неразработанность собственных сырьевых ресурсов, общая слабость источников внутреннего накопления, в частности тех, с которыми связано пополнение валютных резервов страны.

Турция, импортирующая основную часть потребляемой ею нефти, чтобы обеспечить свои энергетические потребности, в условиях роста цен на нефть на мировом рынке должна была затрачивать для этого почти всю свою экспортную выручку. Положение осложнилось еще и тем, что в связи с сокращением производства в странах Западной Европы уменьшились переводы рабочих-эмигрантов, благодаря которым раньше Турции удавалось заделывать бреши в своем платежном балансе. Сократилась и помощь Запада. Введение в начале 1975 года американского эмбарго на военные поставки Турции в связи с ее интервенцией на Кипр вызвало рост военных расходов. В этой ситуации правительство «националистического фронта» под давлением частного капитала и по совету своих западных кредиторов решилось на такой авантюристический шаг, как открытие турецкому капиталу свободного доступа к мировому денежному рынку. С 1975 по 1977 год с этого рынка в турецкую экономику поступило 4,6 миллиарда долларов краткосрочных кредитов на сугубо коммерческих условиях. Как и следовало ожидать, слабому турецкому капиталу оказались не под силу быстрая производственная реализация и своевременный возврат этих средств. Уже в 1977 году под угрозой банкротства Турция была вынуждена обратиться к своим кредиторам с просьбой отсрочить погашение долгов. В то же время экономические трудности, связанные с нехваткой валюты и другими причинами, продолжали увеличиваться. Снизились годовые темпы экономического роста, в особенности в промышленном секторе. Невыполненными оказались многие позиции третьего пятилетнего плана (1973—1977).

Углубление экономических трудностей, в особенности кризис платежеспособности, позволило оппозиционной Народно-республиканской партии выступить с аргументированной критикой правительства «националистического фронта». К тому времени сама Народно-республиканская партия существенно обновила свою программу, перейдя на платформу социал-демократии (в 1978 году она была принята в Социалистический Интернационал) и обещая в случае прихода к власти осуществить радикальные социально-экономические преобразования. Это позволило ей в июне 1977 года одержать победу на досрочных выборах в парламент. Однако из-за противодействия реакционных сил Б. Эджевит смог сформировать свое правительство лишь в первых числах января 1978 года. Но и это правительство не было однопартийным: несколько постов в нем было отдано Партии доверия, Демократической партии, а также «независимым». Программа нового правительства содержала ряд важных позитивных положений. В ней предусматривались проведение аграрной реформы и развитие кооперации в деревне, меры по укреплению платежного баланса и перестройке внешнеэкономических связей в интересах «всей нации». Важное место в программе правительства отводилось внешнеполитическим проблемам. Правительство обещало проводить курс, направленный на разрядку напряженности, укрепление мира во всем мире, внести свой вклад в дело сдерживания гонки вооружений, развивать дружественные связи со всеми странами, независимо от их социально-политического строя, «заботиться о создании атмосферы доверия с соседями», уделяя особое внимание тому, чтобы участие Турции в блоках не было «фактором беспокойства для стран региона». Эта программа, свидетельствовавшая о том, что правительство Б. Эджевита намерено, проводить более независимый внешнеполитический курс, не понравилась Вашингтону и НАТО.

Правительство Б. Эджевита оставалось у власти 21 месяц, однако внутренние и внешние реакционные круги приложили все усилия, чтобы его прогрессивные намерения не осуществились. В первую очередь давление было оказано на экономическом фронте. Пытаясь стабилизировать экономику страны, правительство на год отложило выполнение четвертого пятилетнего плана, однако со своей задачей оно не справилось ни в 1978-м, ни в 1979 году.

Напомним читателю, что за предыдущие полтора десятилетия Турецкая Республика добилась определенных успехов в развитии промышленности и из аграрной превратилась в аграрно-индустриальную страну. Этому в немалой степени способствовало ее экономическое сотрудничество с социалистическими странами, в особенности с Советским Союзом. Процесс индустриализации был форсирован за счет роста государственного сектора. И вот теперь турецкая экономика забуксовала. Прирост ее национального продукта в 1978 году вместо намеченных 6,1% составил 3,5%, а в 1979 году — 2,5% и таким образом сравнялся с темпом роста населения. Улучшить положение могло лишь последовательное проведение в жизнь мероприятии, обещанных правительством, но здесь оно проявило нерешительность. Мешало и отсутствие единства взглядов между сторонниками Б. Эджевита и представителями других партий, входивших в коалиционное правительство.

Западные кредиторы Турции, воспользовавшись тяжелой для нее ситуацией, навязывают ей свои рекомендации по широкому кругу вопросов экономической политики, направляя развитие страны нужное им русло. Неоколониализм в Турции действует через посредство международных финансовых организаций, таких, как Международный валютный фонд (МВФ), Международный банк реконструкции и развития и другие. Особенно усилилась в последние годы роль МВФ, ставшего фактически экономическим советником и финансовым куратором турецких властей. Под его давлением правительство осуществило ряд мероприятий, которые привели к еще большей экономической и социальной нестабильности в стране, что, в свою очередь, позволило империализму продолжать свое вмешательство и диктат. Так, правительство Б. Эджевита по требованию МВФ неоднократно девальвировало лиру, снизив ее курс по отношению к западным валютам более чем вдвое. Эта мера, направленная якобы на стимулирование роста валютной выручки от экспорта. Фактически имела своим следствием дальнейшее повышение цен. Масштабы инфляции в Турции показывает движение индекса оптовых иен: с 1961 по 1970 год оно составляло 5,9% в среднем за год с 1971 по 1978 год — 23,3, в том числе в 1978 году — 52,6, а в 1979 и в 1980 годах — почти 100%. Подобный рост цен в Турции ранее наблюдался лишь во время мировых войн. От растущей дороговизны особенно пострадали малоимущие слои общества. Для рабочих и служащих, заработная плата которых при правительстве Б. Эджевита оставалась фактически замороженной, она означала прямое падение их и без того низкого жизненного уровня. Неустойчивым слоям мелкой и средней буржуазии она принесла огромные трудности в ведении хозяйства, а для многих стала причиной разорения. Позиции же крупного капитала, а также действующих в стране иностранных монополий укрепились. МВФ потребовал от турецких властей также сократить государственные капиталовложения в экономику, предоставить льготы частному капиталу, в первую очередь иностранному. Публично оспаривая эти требования, правительство Б. Эджевита тем не менее вынуждено было направить в июле 1979 года МВФ «гарантийное письмо» с перечнем мероприятий, которые оно обязывалось осуществить в целях «стабилизации турецкой экономики». В этом перечне значилось: сокращение денежной эмиссии за счет уменьшения дотаций предприятиям государственного сектора, проведение налоговой реформы; проведение периодической девальвации курса лиры и другие. Все это напоминало события столетней давности, когда Управление Оттоманского долга установило свой финансовый контроль над султанской Турцией.

«Гарантийное письмо» правительства Б. Эджевита, подкрепленное конкретными действиями, а главное, революция в Иране, нанесшая удар по позициям империализма на Ближнем и Среднем Востоке и повысившая стратегическое значение Турции, сделали западных кредиторов более сговорчивыми. Уже в 1978 году США были вынуждены отменить эмбарго на военные поставки Турции, хотя она фактически осталась на прежних позициях в кипрском вопросе. Долги Турции были консолидированы, сроки их погашения отодвинуты на первую половину 80-х годов. Турция получила новые западные кредиты. Внешняя задолженность страны теперь превышает 20 миллиардов долларов.

Таким образом, политика правительства Б. Эджевита привела к увеличению экономических трудностей в стране, усилению ее зависимости от империализма, падению жизненного уровня трудящихся города и деревни. Большинство турецкого крестьянства продолжало влачить жалкое существование. Оно оставалось без земли, а в результате внедрения в капиталистические хозяйства тракторов и другой техники — без работы. Повышение закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию не устранило недовольства среди зажиточных и средних слоев крестьянства. Особенно их хозяйства пострадали из-за нехватки горючего и запасных частей для импортной сельскохозяйственной техники, а также из-за резкого повышения цен на промышленные товары.

Отвернулась от правительства Б. Эджевита и торгово-промышленная буржуазия, так как оно не сумело сдержать инфляцию, помочь частному сектору преодолеть валютные трудности и не допустить падения производства.

Кроме того, в результате попустительства властей реакционным и фашиствующим организациям удалось еще более активизировать; свою деятельность. Огромных масштабов достиг терроризм, жертвами которого стали в первую очередь участники прогрессивных организаций, демократическая интеллигенция и студенчество. В декабре: 1978 года ультраправая, фашистская Партия национального движения при активном участии турецких маоистов спровоцировала в оружейное столкновение между религиозными группировками в Кахраманмараше, во время которого погибло 111 человек и свыше тысячи было ранено. Это событие послужило для властей поводом, чтобы в очередной разввести чрезвычайное положение, которое сначала было объявлено в южных и юго-восточных вилайетах, а за тем распространено на другие районы. В 1979 году чрезвычайным; положением были охвачены 19 вилайетов (из 67), а также крупнейшие города — Стамбул и Анкара, где террористические акты стала повседневным явлением.

Участь правительства Б. Эджевита, оказавшегося неспособным справиться с задачами внутренней и внешней политики, была решена.

Частичные выборы в сенат и довыборы в национальную палату парламента в октябре 1979 года обеспечили в нем перевес сил оппозиции. Правда, ни одна из правых партий не получила большинства в парламенте. Тем не менее при их поддержке и согласии формирование однопартийного правительства взяла на себя Партия справедливости во главе с С. Демирелем. Программа нового правительства, сформированного 8 ноября 1979 года, не оставляла сомнений в том, что оно намерено продолжать линию, направленную на тесный экономический и военно-политический союз с Западом, поддерживать крупный частный капитал. Программа правительства С. Демиреля — это манифест правых проимпериалистических сил, несмотря на традиционное упоминание в ней о приверженности заветам Кемаля Ататюрка, принципам социальной справедливости и демократии.

Это правительство заявляло, что во внутренней политике оно будет опираться на «чрезвычайное положение» и «суды государственной безопасности». В программе говорилось о необходимости всесторонне поддерживать частный и использовать иностранный капитал, устраняя препятствия, замедляющие его приток.

Правительственная программа, пропитанная духом антикоммунизма и национализма, подчеркивала, что ответственность «за укрепление моральных сил общества» должны взять на себя религиозные деятели. Им она предусматривала всемерную помощь, в том числе возможность использовать радио и телевидение.

Вразрез с принципом лаицизма, завещанным Кемалем Ататюрком, который не жалел сил для борьбы с религиозным фанатизмом и мракобесием, шли и другие положения правительственной программы, касавшиеся вопросов религии. Среди них — обещание устранить недостатки в подготовке кадров духовенства, чтобы «возможно скорее укомплектовать мечети, не имеющие штатного персонала», ускорить строительство мечетей в деревнях, где их нет, разработать учебные программы преподавания религиозных дисциплин в общеобразовательных школах. В то же время в программе ничего не говорилось о мерах по борьбе с неграмотностью, о строительстве школ, которых, как известно, нет по крайней мере в трети турецких деревень.

Хотя во внешнеполитической части программы и было сказано, что «Турция заинтересована в том, чтобы жить в мире со своим» соседями», в глаза бросались заверения в верности НАТО и союзническим отношениям с США. В начале 1980 года были устранены многие спорные вопросы в турецко-американских отношениях. Между Турцией и США было подписано соглашение «О сотрудничестве в области совместной обороны». Оно предусматривало предоставление США 126 военных баз на турецкой территории сроком на пять лет; раньше эти базы использовались на основе так называемого временного статуса. Со своей стороны, Вашингтон обещал оказать Турции помощь, которая только в 1980 г. составляет 450 миллионов долларов. Это соглашение не только противоречит национальным интересам Турции и ущемляет ее суверенитет, но и может послужить причиной осложнения ее отношений с соседними странами, так как США намерены использовать свои военные базы против национально-освободительной борьбы в странах Ближнего и Среднего Востока, а также против социалистических стран. Именно такую оценку этому соглашению дали прогрессивные организации и демократическая общественность Турции.

Правительство С. Демиреля стало ревностным преемником соглашений, заключенных Б. Эджевитом с МВФ. Миссия фонда посетила Турцию в конце 1979 года. Правительство согласовало с нею бюджет на 1980/81 финансовый год. В соответствии с рекомендациями МВФ в начале 11980 года была проведена очередная девальвация лиры, осуществлено новое значительное повышение цен на продукцию предприятий государственного сектора, началось увольнение с этих предприятий рабочих и служащих. И все это — под предлогом укрепления рентабельности. На самом деле шаги правительства свидетельствовали о его намерениях ослабить турецкий этатизм в угоду частному, и в первую очередь иностранному, капиталу. Проявлением этого курса являлось также сокращение бюджетных ассигнований на государственные капиталовложения. Зато увеличились военные расходы.

В результате этих мер еще более усилилась безработица, дороговизна, обострились классовые противоречия. Факты подтвердили, что правительство С. Демиреля единственный выход из тяжелого-экономического и социального кризиса видело в усилении репрессий против трудящихся, подавлении всяческого недовольства. С новой силой начались расправы с прогрессивными организациями и партиями. В начале 1980 года (в который раз!) за «проведение коммунистической пропаганды» была привлечена к чрезвычайному суду Бехидже Боран, известная общественная деятельница, генеральный председатель Рабочей партии Турции.

Итак, на рубеже 80-х годов Турецкая Республика вступила в очень трудную полосу существования. Силы внутренней и внешне» реакции объединились, чтобы любой ценой сдержать объективный процесс развития и демократизации страны. А официальная пропаганда в союзе со служителями культа предлагает народу уповать на Аллаха!

Однако наступление реакции преграждают крепнущие прогрессивные силы страны, в том числе и ее рабочий класс. С. Пиотровский в своей книге неоднократно отмечает, что ряды рабочих класса в Турции ширятся, растут его организованность и активность, его влияние на политическую жизнь страны. Этот исторический процесс продолжался и во второй половине 70-х годов Численность рабочих и служащих к началу 80-х годов составляет 5 миллионов человек, большинство их объединено в профсоюзы активно участвует в забастовках, демонстрациях и митингах.

Традиционными стали массовые первомайские демонстрации в крупнейших городах и промышленных центрах. Они проходили даже в 1979 году вопреки запретам властей и закону о чрезвычайном положении. Растет количество забастовок на предприятиях, многие из них носят исключительно упорный характер. Так, восемь месяцев длилась забастовка металлургов, занятых на частных предприятиях завершившаяся их победой.

Выступления турецких трудящихся проходят не только под экономическими, но и под политическими лозунгами. В марте 1978 года трудящиеся провели забастовку в знак протеста против фашистского террора. Ширится движение за мир, демократию, против размещения на турецкой территории американских военных баз, за выход Турции из НАТО, за свободу деятельности для Коммунистической партии Турции — одной из немногих компартий мира, находящихся под запретом.

Массовыми выступлениями трудящихся был отмечен 1980 год. В феврале турецкий пролетариат впервые применил такую форму борьбы, как захват предприятия. Это произошло на текстильных фабриках в Измире, принадлежащих объединению «Тариш». Для подавления борьбы рабочих правительство вынуждено было использовать военные части. 200 человек было арестовано, что также вызвало митинги протеста по всей стране.

Со всей очевидностью выявившаяся к середине 1980 года неспособность властей решать стоящие перед страной проблемы, их попустительство террористам, потворство религиозным фанатикам привели к еще большему углублению социально-экономического и политического кризиса, сделали неуправляемым процесс дестабилизации. В сложившейся обстановке под угрозой оказались не только интересы господствующих классов Турции, но и устремления НАТО. На политическую арену вновь вступила армия. В результате переворота 12 сентября 1980 года власть перешла в руки военных, которые приступили к осуществлению программы восстановления порядка, объявили о подготовке новой конституции. Временно упразднен парламент, распущено прежнее правительство, запрещена деятельность всех общественных организаций и политических партий. Характерно, что теперь, как и раньше, вмешательство военных проходит под знаком защиты основных принципов Турецкой Республики, выдвинутых ее основателем Кемалем Ататюрком.

В названии книги С. Пиотровского заложен большой смысл. Очевидно, что и сейчас в турецкой действительности продолжают доминировать «тени», которые даже сгущаются. Мы разделяем чувства дружбы и искренней симпатии к турецкому народу, которые высказывает автор, его надежды на то, что Турция рано или поздно выйдет на путь социального и экономического прогресса и подлинной национальной независимости.

Е. И. Уразова

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100