НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

III

В авангарде европейского и североамериканского вторжения в Океанию находились купцы и христианские миссионеры.

Главными торговыми соперниками в Тихом океане еще с конца XVIII в. выступали британские и североамериканские купцы.

Появление американцев в водах Тихого океана относится к 70-м годам XVIII в., но активная их коммерческая деятельность начинается после установления торговых отношений с Китаем в 1789 г.

Первым пропагандистом в США "восточной" торговли стал Джон Ледьярд - американец, участвовавший в третьем плавании Дж. Кука.

Хотя сам Кук был убит во время этого плавания, его преемник довел корабль до берегов Китая и весьма прибыльно продал имевшиеся на корабле товары.

Ледьярд правильно оценил открывающиеся перед Америкой возможности и по возвращении на родину начал действовать весьма энергично.

В результате шесть купцов из Бостона и Салема в 1787 г., собрав 50 тыс. долл., снарядили экспедицию из двух судов для продажи мехов в Китае. После этого торговля Соединенных Штатов с Китаем быстро расширялась. В нее втянулся целый ряд крупных торговых домов Новой Англии (Дж. Астор, С. Жирар, Т. Перкинс, Форбесы, Торндайки и др.). Вскоре американские суда повезли в Китай сандаловое дерево и жемчуг, которые они приобретали на островах Океании.

Большое развитие получил китобойный промысел. Уже к 1835 г. не осталось практически ни одного тихоокеанского острова, где бы не побывали американцы.

Получаемые американскими купцами барыши от торговли были огромны. В 1808 г., например, на Фиджи американское судно "Женни" приобрело 250 т сандалового дерева в обмен на товары стоимостью 250 долл. (топоры, ножи и др.) - Этот груз был продан в Китае за 100 тыс. долл. В одном сообщении, относящемся к 1813 г., говорилось, что за десять китовых зубов можно купить сандалового дерева в количестве, достаточном для полной загрузки 300-тонного корабля, т. е. на сумму около 1 млн. долл. В 1821 г. американские купцы ввезли в Китай 30 тыс. пикулей (пикуль - около 60 кг) сандалового дерева, продав его, по самым скромным подсчетам, за 300 тыс. долл. "Приобретая сандал по довольно высокой цене, - писал знаменитый русский мореплаватель О. Коцебу, - американцы все же получали огромные барыши, сбывая его в Кантоне (Гуанчжоу). Мне рассказывали, что они ежегодно выручают теперь от продажи этого дерева в Китае примерно 300 тысяч испанских талеров" (Коцебу О. Е. Новое путешествие вокруг света в 1823-1826 гг. М., 1959, с. 239).

Во время войны США с Англией, в 1812-1814 гг., тихоокеанская торговля США сократилась, но уже с 1815 г. снова стала быстро расти. К 1830 г. число судов и моряков, занятых в тихоокеанской торговле, увеличилось почти в 5 раз по сравнению с периодом до 1812 г.

До 30-х годов XIX в. основным товаром, который американцы продавали в Китае, было сандаловое дерево. С начала 30-х годов наибольшее значение приобрел китобойный промысел. За одно десятилетие американский китобойный флот сильно вырос: с 392 кораблей до 600. Общая численность экипажей подскочила с 10 тыс. человек до 17 тыс. Американский китобойный флот занял доминирующее положение в Тихом океане.

Американцы явно преобладали в Новой Зеландии. В 1838 г. число американских кораблей в новозеландских портах в 2 раза превышало число английских. Если в 1834 г. в Новой Зеландии проживало всего 2 тыс. английских поселенцев, то американских китобоев, действовавших в новозеландских водах, насчитывалось 9 тыс. человек.

Во второй половине XIX в. интерес США к Океании продолжал расти. Этому способствовали три обстоятельства:

  1. открытие золотых месторождений в Австралии, вызвавшее десятилетнюю "золотую лихорадку", которая не обошла стороной и североамериканских предпринимателей;
  2. обнаружение на целом ряде тихоокеанских островов больших запасов гуано;
  3. окончание в 1869 г. строительства в США трансконтинентальной железной дороги, намного увеличившей значение портов западного побережья США.

Что касается Франции, то в конце XVIII - первом десятилетии XIX в. она была слишком занята своими домашними, а затем европейскими делами, чтобы уделять сколько-нибудь серьезное внимание Тихому океану. В результате разгрома наполеоновской империи Франция лишилась почти всех своих колоний. Однако уже с 1816 г. деятельность французских предпринимателей в Тихом океане несколько оживилась.

Сразу же после реставрации королевской власти правительство Бурбонов издало ряд ордонансов, поощрявших китобойный промысел в Тихом океане. Однако поощрялся он больше на бумаге, и это приводило к тому, что французский китобойный промысел в Тихом океане развивался медленно.

В 30-х годах XIX в. французское правительство послало ряд кораблей в Океанию для выяснения фактического положения дел и изучения возможностей развития китобойного промысла. На Тихом океане в то время побывали известные французские мореплаватели Дюпти-Туар, Лаплас, Дюмон-Дюрвиль. Их сообщения морскому министру были окрашены в весьма пессимистические тона. Они говорили о сильном отставании Франции от других держав в области китобойного промысла в Тихом океане и предлагали принять различные меры, направленные на охрану интересов китобойного промысла Франции и его развитие. Так, Дюпти-Туар считал необходимым создать сеть французских консульств в Океании.

Наряду с отправкой кораблей в исследовательских целях французское правительство посылает в Океанию суда для оказания китобоям практической помощи. Так, в 1837 г. одно французское судно простояло у Новой Зеландии в течение всего промыслового сезона, снабжая китобоев продуктами и заменяя членами своего экипажа заболевших на китобойных судах или удаленных за недисциплинированность. В результате французские китобои к концу 30-х годов начинают в какой-то степени конкурировать с англичанами и американцами.

'Священный дом'
'Священный дом'

В 40-х же годах Франция ведет уже активную наступательную политику в Океании. Значительно расширяется в этот период и коммерческая деятельность французских предпринимателей. В 1845 г. в Гавре создается специальная компания с далеко идущими целями - вытеснения англичан из Океании.

Германские суда появляются на Тихом океане с начала 30-х годов. Так, в 1831 г. китобойное судно "Принцесса Луиза" посещает Гонолулу. В 40-х годах германские китобои уже регулярно заходят на острова Океании. В 1877 г., например, на Гавайях побывало 21 германское китобойное судно, на Таити в 1846 г. - 7 германских торговых судов.

С середины 50-х годов XIX в. немцы уже прочно закрепились на тихоокеанской сцене. Важнейшая роль в этом принадлежала гамбургской компании "Годефроа и сын". С начала 70-х годов фирма "Годефроа и сын" распространила свое влияние и на Новую Гвинею.

Германские предприниматели бойко торговали не только копрой (ядром кокосового ореха), но и какао, кофе, сахаром, а также... людьми. Развитие этого преступного "бизнеса" связано с появлением в Австралии и на островах Океании в 10-20-е годы XIX в. европейских и североамериканских плантационных хозяйств. Так, на Таити и Гавайских островах были созданы в это время сахарные плантации.

По сообщению американского консула, относящемуся к 1839 г., американские капиталовложения в плантационное хозяйство на Гавайях составляли 350 тыс. долл. Развитием плантационного хозяйства очень увлекались германские предприниматели.

Условия труда на плантациях были столь тяжелые, что местные жители не хотели там работать. Поэтому колонизаторы организовали охоту за людьми на островах с наиболее отсталым по уровню развития населением.

Так, фирма "Годефроа и сын" ввозила на свои самоанские плантации жителей островов Гилберта. На французские плантации в Новой Каледонии доставлялись жители Новых Гебрид.

- "Это мрачная и трагическая история, полная вероломства, преступлений, злоупотреблений, борьбы и убийств..." (Dunbabin T. Slavers of the South Seas. Sydney, 1935, p. XIII).

Европейский миссионер в Велла-Лавелла (западная часть группы Соломоновых островов) писал: "Первыми белыми людьми, посетившими берега Велла-Лавелла, были охотники за "черными дроздами", начавшие в 70-х годах скандальную торговлю, увозя сильных и здоровых туземцев Соломоновых островов и продавая их за хорошую цену плантаторам в Квинсленде и на Фиджи... История их подлой деятельности никогда не была написана..." (Nicholson R. С The Son of a Savage. London, 1924, p. 40-41). К 1903 г. более 60 тыс. жителей Соломоновых островов были увезены в Австралию и проданы там в рабство. С островов Новые Гебриды только за один 1886 г. было вывезено 10 тыс. человек. Сообщения того времени с Новых Гебрид говорят о том, что это привело к "почти полному исчезновению их мужского населения" и катастрофически отразилось на "экономике и общественной жизни" (Morrell W. P. Britain in the Pacific Islands. Oxford, 1960, p. 174).

Процветала работорговля и на Новой Гвинее и близлежащих островах. Лишь в 1883 г. в новогвинейских водах побывало более 30 кораблей работорговцев. Жителей Новой Гвинеи вывозили главным образом в британскую колонию в Австралии - Квинсленд. В 1881-1883 гг. туда было доставлено с Новых Гебрид, Соломоновых островов и Новой Гвинеи свыше 11 тыс. человек.

Вот как описывает торговлю людьми в 70-х годах XIX в. англичанин Вауан: "Каждое судно имело "торговый груз": около дюжины фунтов табака, две дюжины коротких глиняных трубок, полдюжины фунтов пороху, полуторафунтовые фляжки, несколько ящиков с пистонами, мешок с маленькими цветными бусами, несколько саженей дешевого набивного ситца, кусок (12 ярдов. - К. М.) турецкой красной саржи, полдюжины больших ножей с лезвием длиной 16-18 дюймов, большое количество маленьких ножей, полдюжины томагавков, зеркала, рыболовные крючки и другие мелочи... три или четыре мушкета "Браун Бесс"... в раскрашенном холщовом мешке (хорошее оружие, несмотря на его возраст)... приготовленное как подарок друзьям-вербовщикам... Нож или томагавк, пригоршня бус, десять ножей или около полфунта табака, несколько трубок или кусок ситца считались вполне достаточным вознаграждением за мужчину или женщину" (Wawn W. Т. The South Sea Islanders and the Queensland Labour Trade. London, 1893, p. 8-10).

Необходимо отметить, что продажа работорговцами оружия коренным жителям острова получила необычайно широкое распространение. К 70-м годам XIX в., как пишут очевидцы, "век лука, стрел и камней с поразительной быстротой стал уходить в прошлое", а "потребность в огнестрельном оружии начала все более возрастать" (Morrell W. P. Britain in the Pacific Islands, p. 180).

Наличие у островитян огнестрельного оружия в условиях разжигания европейцами межплеменной вражды приводило к огромным людским потерям в междоусобных войнах. Таким образом, работорговля не только сама по себе вела к падению численности коренного населения Океании, но и вызывала к жизни другой страшный источник физического истребления аборигенов.

На плантациях островитяне попадали в тяжелейшие условия. Вот как описывает, например, один из современников положение рабочих германских плантаций: "Зарплата была, по существу, номинальной - несколько шиллингов в месяц, но эта маленькая сумма доказывала, что рабочие не являлись рабами в строгом смысле этого слова. Тем не менее, остается фактом, что рабочие были принуждены работать на плантациях, хотели они этого или нет (им не разрешалось оставлять работу и искать иное занятие, которое бы им нравилось), что их германские хозяева имели практически неограниченную власть над ними и могли, если хотели, осуществить эту власть с безудержной жестокостью" (Fletcher С. В. Stevenson's Germany. The Case against Germany in the Pacific. London, 1920, p. 82).

Отсюда колоссальная смертность среди рабочих. "На одной из французских плантаций (в Новой Каледонии. - К. М.) смертность достигала 40% ежегодно, а на другой лишь 10% завербованных рабочих возвращались домой" (Mander L. A. Some Defendent Peoples of the South Pacific. London, 1954, p. 461). Но даже, если рабочим плантаций удавалось выжить и вернуться на родину, они оказывались в чрезвычайно трудном положении: их дома за время отсутствия превращались в руины, огороды зарастали. Эти люди становились "бездомными и одинокими, потерявшими связь с собственным народом" (Ibidem).

О жестокой эксплуатации пишет в своих записках Н. Н. Миклухо-Маклай. Вот один пример "такой эксплуатации, которая почти ежегодно и даже несколько раз в год случается на острове Вуапп. Обещаниями тредеры (торговцы. - К. М.) или шкиперы завлекают партии туземцев сопутствовать им на острова по ту сторону экватора... для собирания трепанга, так как жители тех островов не соглашаются работать для европейцев. После многодневного перехода, живя в набитом битком трюме, этим несчастным, напуганным угрозами и обращением белых, приходится работать как невольникам, и при мизерной пище и непривычных условиях они мрут как мухи. Так случилось, что одна партия туземцев Вуаппа, состоявшая из 65 человек, вернулась обратно, имея только 7 налицо, из которых многие, вернувшись на остров, через несколько дней также умерли... Одним словом, куда ни взглянешь, на каждом шагу видишь здесь доказательства старой, грустной истины: homo homini lupus est" (Миклухо-Маклай Н. Н. Собр. соч. в 5-ти томах, т. III, с. 267-268).

Понятна поэтому та тщательность, с какой отбирался персонал представительств европейских и североамериканских фирм в Океании. Так, претендентам на место в тихоокеанских агентствах фирмы "Годефроа и сын" задавалось обычно три вопроса - первый: "Знаете ли вы местные языки?", второй: "Можете ли вы жить среди туземцев, не ссорясь с ними?" и третий, наиболее важный: "Можете ли вы держать язык за зубами?" (Fletcher С. В. Stevenson's Germany..., p. 28).

Американский морской офицер Эрскайн, исследовавший в 1849 г. условия торговли в западной части Тихого океана, писал, что западноевропейские купцы ведут себя подобно дикарям, единственно, в чем их нельзя обвинить, - это в каннибализме.

Яркую и точную характеристику действиям "цивилизованных" дикарей дал Н. Н. Миклухо-Маклай. Правда, он писал о Германии, но то же самое можно было сказать и о других колониальных державах. "Германский флаг в Тихом океане прикрывает самые бессовестные несправедливости, как-то: кражу и обман в отношении туземцев, невольничество и жестокости на плантациях, систематический грабеж туземных земель и т. п. Ни одно преступление белого против черного не было наказано германским правительством... Это происходит главным образом от того, что германское правительство до сих пор имело обыкновение делать своими официальными представителями, консулами работорговцев и бессовестнейших эксплуататоров туземцев" (Миклухо-Маклай Н. Н. Собр. соч. в 5-ти томах, т. IV, с. 548).

Н. Н. Миклухо-Маклай старался предупредить аборигенов той части острова, где он жил, ранее не имевших никаких контактов не только с европейцами, но и с представителями малайской расы, о грозящей им опасности. Он сам так рассказывал об этом на заседании Русского географического общества в 1882 г. Решив в ноябре 1877 г. вернуться в Сингапур на случайно зашедшей на остров английской шхуне, Н. Н. Миклухо-Маклай приказал оповестить всех жителей о том, что просит прислать к нему по два представителя от каждой деревни - молодого и старого. "Ко мне пришли, - говорил Н. Н. Миклухо-Маклай, - более чем по два человека, так что около моей хижины собралась большая толпа... я объяснил им, что, вероятно, другие люди, такие же белые, как и я, с такими же волосами и в такой же одежде, прибудут к ним на таких же кораблях, на каких приезжал я, но, очень вероятно, что это будут совершенно иные люди, чем Маклай. Я считал своим долгом предупредить дикарей относительно того класса промышленников, которые еще до сих пор делают острова Тихого океана местом весьма печальных сцен. Еще до сих пор так называемое kidnapping, т. е. похищение людей в рабство различными средствами, там встречается и производится под английским, американским и французским флагами. Я ожидал, что и на Новой Гвинее может случиться то же, что на островах Меланезии (Соломоновых, Новогебридских и др.), где население стало уменьшаться значительно вследствие вывоза невольников. Поэтому, полагая, что и берег Маклая будет со временем целью посещения судов рабовладельцев, я счел долгом предупредить папуасов и объяснить им, что, хотя они и увидят такие же суда и таких же людей, как Маклай, но эти люди могут их увести в неволю... Я посоветовал им никогда не выходить навстречу к белым вооруженными и никогда даже не пытаться убивать их, объясняя им всю силу огнестрельного оружия сравнительно с их стрелами и копьями. Я им советовал для предупреждения бед при появлении судна сейчас же посылать своих женщин и детей в горы. Я указал им, однако, каким образом они могут отличить друзей от недругов. Впоследствии я узнал, что все мои советы, выслушанные со вниманием, были исполнены в точности" (Миклухо-Маклай Н. Н. Собр. соч. в 5-ти томах, т. IV, с. 643-644).

Но, к сожалению, это не спасло жителей Новой Гвинеи. После отъезда Н. Н. Миклухо-Маклая - работорговцы развернули на острове активную "деятельность".

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100