НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Улица Игната Громова

Здесь же на, Затулинском жилмассиве, пролегла улица имени Игната Громова (1894-1971), о котором ходит множество удивительных легенд. Но как всякая удивительная жизнь, судьба этого человека впечатляет более всего тем, что в ней на самом деле происходило.

Рассказ о Громове можно начать хотя бы с того момента, когда после поездки в заснеженный Петроград Громов возвращался домой с III Всероссийского съезда рабочих, солдатских и крестьянских депутатов (проходившего 10-18 января 1918 г.), на котором была утверждена "Декларация прав трудящихся и эксплуатируемого народа". Первый параграф ее гласил: "Россия объявляется республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Вся власть в центре и на местах принадлежит этим Советам!"

Теперь, в поезде, Игнат вдруг вспомнил деревню в Воронежской губернии, где он родился, бедную семью, безрадостное детство. Тринадцати лет пошел мальчик на салотопенное предприятие заводчика Музина, где работал по двенадцать часов в день, получая жалкие гроши. Здесь, слушая рабочих, сумел завязать он связи с членами социал-демократической ячейки, но после поражения революции 1905 г., избегая ареста, бежал в Алтайскую губернию. А затем оказался в уездном городке Камне.

Улица Игната Громова
Улица Игната Громова

Только в 1912 г. сумели его схватить уже в Хабаровске, где он принял участие в забастовке строителей Амуро-Забайкальской железной дороги.

Октябрь Игнат Громов встретил опять в Камне, где вместе с единомышленниками разогнал земскую управу и объявил Советскую власть. Тут же, в Камне, приняли Громова в члены РКП(б).

Когда в ночь на 26 мая 1918 г. восставшие чехословаки захватили Новониколаевск, начав расправу над рабочими, Громов сразу понял, чем это грозит краю. Полуторатысячный отряд мятежников и белогвардейцев двигался из Новониколаевска к Камню. В городе насчитывалось несколько десятков красногвардейцев, и о сколько-нибудь серьезном сопротивлении нечего было и помышлять. Громов принял решение покинуть город, чтобы в окрестных деревнях и селах приступить к собиранию сил, способных отразить натиск мятежников.

Все лето, скрываясь в лесах и на глухих заимках, он подбирал верных людей, доставал оружие. А в середине октября сколоченный им партизанский отряд испробовал свои силы. В одну из ночей партизаны ворвались в село Корнилово, в котором днем белые каратели учинили расправу над мирными жителями. Партизаны напали настолько внезапно, что каратели выскакивали из изб в нижнем белье и, стреляя куда попало, оставляя убитых и раненых, бежали в степь. Белобандитам, которых насчитывалось несколько десятков, было невдомек, что нападение на них совершили всего пять партизан. Шестым был их командир - Игнат Громов. Это по его замыслу, войдя в село, смельчаки отошли друг от друга шагов на сто и, подавая команды несуществующим взводам и ротам, открыли огонь из винтовок.

Весть о партизанах Громова разнеслась по всему уезду. У крестьян, запуганных карателями, заметно поднялось настроение. "Теперь у нас есть защитник, - говорили они.- Громов не даст нас в обиду".

Но в ноябре обстановка резко осложнилась. На обширной территории Сибири была установлена военная диктатура. Буржуазия, подстрекаемая империалистами Англии и Франции, передала власть в руки "верховного правителя" адмирала Колчака. Она рассчитывала, что свирепый адмирал не только подавит даже малейшие попытки восстановить Советскую власть в Сибири, но и освободит от большевиков всю Россию.

Громов ясно понимал, что такого врага малыми силами не одолеть. Так пришло решение вступать пока в схватки с колчаковцами лишь в крайних случаях, а главное внимание уделить увеличению численности отряда, наращиванию его сил.

За зиму Громов установил связи с подпольными большевистскими организациями Новониколаевска и Камня, получил от них советы, заручился помощью и поддержкой. Из Новониколаевска по Оби тайком прибыли кузнец железнодорожного депо Я. Овчуков и паровозный машинист М. Турьянский. В лодке с двойным дном они доставили двадцать винтовок, патроны, порох, капсюли. Каменские большевики прислали отряду бойцов. Крестьяне и сами уже стали понимать, куда ведет дело Колчак. Все более открыто они проявляли неповиновение новым порядкам. Попытки колчаковцев подавить сопротивление еще больше разожгли ненависть рабочих. Настал час действовать, поднимать на борьбу широкие массы. Первый налет Громов решил совершить на колчаковский гарнизон в Камне. 16 августа 1919 г. под покровом ночи свыше ста партизан внезапно ворвались в спавший городок. Застигнутые врасплох, около пятисот солдат и офицеров попытались оказать сопротивление, но партизаны, поддержанные подоспевшими из соседних деревень крестьянами, обратили их в бегство. 400 винтовок, много пороха и свинца - такие трофеи достались партизанам. Восемнадцать часов удерживали они город в своих руках и оставили лишь тогда, когда на подмогу колчаковцам прибыло подкрепление из Новониколаевска.

Но дело было сделано. Слава о громовском отряде, численность и силу которого быстро умножила народная молва, ширилась по всей округе. В отряде стали появляться люди в крестьянских одеждах.

- Это вы партизаны? - спрашивали они. - Так, значит, мы до вас...

А рядом с громовским рос еще один отряд - Ефима Мамонтова.

Осенью 1919 г. из-за Урала на Колчака двинулась Красная Армия. 9 сентября партизанские вожаки действовавших в алтайских степях красных отрядов собрались на совет, чтобы решить, как поддержать наступавших. Мнение было единодушным: силы партизан следовало собрать в кулак, способный нанести сокрушительный удар по тылам белых. Так родилась Западно-Сибирская партизанская армия, объединившая все отряды. Ее главкомом избрали Мамонтова, командиром корпуса - Громова.

В октябре - ноябре на долю партизан выпали нелегкие испытания. Красная Армия приближалась к Омску. Над "колчакией", как окрестил народ режим "верховного правителя", нависла явная угроза, и сражение на два фронта - против "красноармейских войск и партизанских сил" в собственном тылу - не сулило белым ничего хорошего. Тогда Колчак решил одним ударом расправиться с повстанцами и бросил против партизан 15 тысяч солдат и офицеров, 100 пулеметов, 18 орудий, три бронепоезда. Завязались жестокие, кровопролитные бои.

Но комкор Громов, умело маневрируя силами партизан, ловко ускользал из цепких клещей, которыми пытались раздавить повстанцев враги, а потом, сконцентрировав полки, стал теснить колчаковцев то в одном, то в другом месте. Он нанес им поражение у села Жарково, затем у Сидоровского и в Малышевом Логу. Но собрав все свои силы, колчаковцы бросили их на штурм села Солоновки, в котором находился главный штаб партизан.

Три дня длилось Солоновское сражение. Ценой огромных потерь колчаковцам на время удалось замкнуть кольцо вокруг партизанской столицы. Но взять село они так и не смогли. В самый напряженный момент боя три полка партизан по плану, задуманному командиром корпуса, зашли белым в тыл. После этого удара колчаковцы уже не смогли оправиться и, окончательно утратив веру в победу, пустились в бегство.

В то же время пала резиденция Колчака - Омск. Красные войска с часу на час должны были появиться в районе действий партизанской армии. Это воодушевило повстанцев, придало им силы. Возглавив части второй партизанской дивизии, Громов повел их на Камень, и 28 ноября 1919 г. партизаны ворвались в город. Это была победа.

Где-то в тайге замолкли последние отголоски гражданской войны. Игнат Владимирович Громов, снова возглавив Совет в Камне, с головой ушел в дела. А их было уйма. Разрушения и грабежи, совершенные колчаковцами, основательно подорвали хозяйственную жизнь уезда. Председатель Совета зачастую неделями колесил по деревням и селам, решая неотложные вопросы.

Почти в полный упадок пришло хозяйство и в соседнем Новониколаевске. В городе, вскоре после изгнания Колчака ставшем губернским центром, бездействовали предприятия, не работал транспорт, было плохо с топливом. Чтобы быстрее покончить с разрухой, партия на борьбу с нею направила самых испытанных своих бойцов. Игнату Владимировичу Громову, избранному в июле 1921 г. заместителем председателя губернского исполкома, поручили возглавить восстановление народного хозяйства в Новониколаевске.

Однако, хотя Новониколаевск все более преображался, Громов видел, что городу чего-то еще недостает. Чего? Ответ дали рабочие: электроэнергии. Чтобы двинуть вперед городское хозяйство, дать силу заводам, нужно было электричество, много электричества. Тогда было решено строить в городе крупную по тем временам станцию. Громов выезжал в Москву, добиваясь проекта, заказывал турбины в Ленинграде, подбирал место для станции.

В один из майских дней 1924 г. горожане собрались на правом берегу Оби, почти рядом с железнодорожным мостом. Здесь состоялась закладка электростанции. Громов взял из штабеля первый кирпич и передал его Михаилу Ивановичу Калинину, специально приехавшему поздравить сибиряков...

Куда бы ни направляла партия Громова, что бы ни поручала ему, он всюду был верным проводником ее ленинской линии - и работая председателем Барабинского и Бийского окружных исполкомов, и трудясь в аппаратах Сибкрайисполкома и Западно-Сибирского крайкома ВКП(б), и находясь на посту члена ВЦИК РСФСР и ЦИК СССР, депутата Новосибирского городского и областного Совета депутатов трудящихся.

На второй день войны с фашизмом Громов пришел в обком партии и потребовал, чтобы ему разрешили отправиться на фронт. Но просьбу его отклонили: ему было тогда почти шестьдесят лет.

И все-таки Игнат Владимирович внес свою долю в победу. И не где-нибудь, а именно там, где шла жестокая схватка с врагом. В июле 1942 г. во главе группы сибирских партизан - участников гражданской войны, он отправился к партизанам Белоруссии. Немолодые уже люди скрытно перешли линию фронта и оказались в одном из партизанских отрядов, действовавших на Витебщине. Как же велика была радость Громова, когда в командире отряда он узнал знакомого - Константина Заслонова, работавшего в довоенные годы заместителем начальника локомотивного депо станции Новосибирск.

Из-за линии фронта Игнат Владимирович возвращался с чувством исполненного долга. Он знал, что опыт сибирских партизан, переданный заслоновцам, отольется не одной меткой пулей, пущенной по врагу.

Когда наша страна отмечала полувековой юбилей Советской власти, Игнату Владимировичу шел девятый десяток. В том году Родина достойно отмечала его заслуги в коммунистическом строительстве. Он был награжден высшей правительственной наградой - орденом Ленина. Знаком высокого уважения отличили своего земляка и благодарные новосибирцы. 7 декабря 1967 г. на сессии городского Совета депутатов трудящихся было постановлено учредить звание "Почетный гражданин города Новосибирска". Первым, кому оно было присвоено, был Игнат Владимирович Громов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Карты мира, которые расскажут о менталитете стран

В 1946 году Кенигсберг был включен в состав СССР

Остров Пасхи, Америка и генетика

Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100