НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Двубортный пиджак для черных дел


 Еще плодоносить способно чрево, 
 Которое вынашивало гада.

Б. Брехт. "Карьера Артуро Уи"

Несколько лет назад Римский муниципалитет принял решение об экспроприации виллы "Торлония". Это было сделано в рамках других социальных реформ, которые активно начала проводить городская джунта, сформированная из коммунистов и социалистов. В центре столицы зелени мало и каждый ее клочок ценится буквально на вес золота. Было решено выплатить владельцам больших пустующих вилл компенсацию, а сами виллы превратить в "народные парки".

Вилла "Торлония" принадлежала наследникам старинной и знаменитой княжеской семьи. Она расположена на виа Номентана, неподалеку от советского консульства. В начале века здесь была загородная зона, застроенная виллами и особняками. Теперь тут проходит шумная улица с интенсивным автомобильным движением - это уже почти центр Рима. Часто по дороге в консульство я с любопытством поглядывал на высокую - метров пять - каменную ограду и прочно запертые огромные металлические ворота, выкрашенные мрачной черной краской. Любопытство это было вполне понятным: на вилле "Торлония" находилась когда-то личная резиденция Муссолини.

После войны на вилле никто не жил. У хозяев, видимо, не было денег для того, чтобы содержать в порядке большой парк и ремонтировать находящиеся на территории здания. Когда в газетах появилось объявление, что вилла переходит в собственность городских властей и с такого-то числа открывается для "всех жителей квартала", я поспешил на виа Номентана.

Когда я подъехал к вилле, ворота оказались распахнутыми и возле них толпилась кучка любопытных. На стене висел большой красочный плакат, где были изображены дети, гуляющие под деревьями, нарядные домики и огромное солнце. Надпись гласила: "Вилла "Торлония" открыта для народных гуляний!"

Я вошел внутрь, но ничего необычного не увидел. Пыльный, запущенный парк, дворец с облупленным фасадом, давно пересохший фонтан и большие кучи мусора у ограды.

У муниципалитета нашлись деньги, чтобы выплатить компенсацию, но для того, чтобы привести территорию виллы в порядок, их, видимо, не хватило. Ну, ничего. Не все сразу. Уже сам факт экспроприации - большое дело. Кстати, ее удалось произвести с большим трудом: хозяева отчаянно сопротивлялись, наняли адвокатов, хотели судиться, но потом, видимо, решили, что лучше получить компенсацию, чем тратиться на процесс.

Долго я бродил по запущенным дорожкам виллы "Торлония", испытывая странное чувство. Всего четыре неполных десятка лет назад здесь, по этим самым дорожкам, заложив руки за спину, вышагивал пожилой лысый мужчина с надменно выпяченным вперед подбородком - "отец нации", "доблестный вождь центурионов", "божественный дуче".

Что от него здесь осталось? Вон на стене сквозь слой белой краски проступает огромная надпись: "Дуче всегда прав". А вот в куче мусора сломанное кресло с высокой резной спинкой. Как знать, может быть, именно в этом кресле Муссолини принимал на вилле своих гостей? Может, самого Гитлера, когда тот приезжал в Рим? Рассказывают, что для визита "старшего брата" Муссолини приказал понастроить по всему городу из картона и фанеры триумфальные арки и разрисовать фасады дворцов. Получилось нечто вроде "потемкинской деревни" на итальянский манер. По этому "историческому случаю" на пьедестале Паскуино неизвестный автор написал:

 Отдал приказ фигляр - 
 Оделся Рим в картон. 
 В гостях у нас маляр, 
 Хозяин будет он...

Намекая на то, что Гитлер, безуспешно пытавшийся в молодости стать художником, скоро превратится в хозяина "вечного города", автор "пасквинаты", сам того не зная, предсказал будущую оккупацию Италии нацистскими войсками. Мог ли он тогда предвидеть, какой конец ждет не только будущего хозяина Италии, но и того, кто его принимал под триумфальными арками из картона?

"Божественный дуче", которого партизаны повесили вместе с его любовницей Кларой Петаччи на бензоколонке в центре Милана, давно истлел в земле. Что осталось от "империи"? Несколько мраморных бюстов, которые можно по дешевке купить у старьевщика на рынке Порта-Портезе? Гранитная стела на берегу Тибра, на которой вырезано его имя? Кварталы домов казарменного типа, понастроенные в Риме ровными шеренгами, как солдаты на параде? Увы, не только это. Муссолини сам был довольно заурядной фигурой, демагогом и честолюбцем, но призрак режима, который он создал, до сих пор продолжает бродить по земле.

Римский старьевщик
Римский старьевщик

Впрочем, я не собираюсь здесь анализировать ни роль Муссолини, ни исторические корни фашизма. Меня беспокоит другое. Сорок лет прошло после разгрома фашизма, принесшего народам столько бед и страданий, и вот кое-кто и ныне пытается дать ему "объективную оценку". В 1983 году в Италии отмечалось столетие со дня рождения Бенито Муссолини. Были напечатаны многочисленные биографии дуче, отчеканены монеты с изображением его "волевого" профиля, размножены пластинки с записями его речей. Объявлены премии за "самое объективное" произведение о жизни диктатора, и даже назначена стипендия его имени для "нуждающихся студентов".

К "знаменательной дате" режиссер Паскуале Скуиттьери снял "лирический" фильм "Кларетта", который, видимо, за неимением лучшего был послан на кинофестиваль в Венецию. "Конечно, - писал по этому поводу еженедельник "Эспрессо", - нельзя сказать, что это - профашистский фильм, но ни один старый и ни один новый фашист не будут возражать, чтобы фашизм и Муссолини именно так показывали на экране".

Телевидение - а оно контролируется в Италии государством - пошло еще дальше: начало показ документального сериала "Вся рать дуче", где была сделана попытка создать "портрет Муссолини в пижаме", изобразить палача в виде эдакого "заботливого отца семейства, любившего все свободное время сидеть дома и читать детишкам книги". Перед многомиллионной аудиторией возникли физиономии отпрысков Муссолини - его дочери Эдды и сына Витторио, на все лады расхваливавших покойного папу-дуче. "Мой папа, - с нежностью в голосе вспоминала Эдда Муссолини, - был очень застенчивым человеком, он стеснялся делать замечания даже нам, своим детям, и просил об этом нашу мать... Все, все, что он ни делал, было замечательно!"

Телевизионная передача о "застенчивом папе Муссолини" вызвала возмущение в Италии. Протест выразила Национальная ассоциация итальянских партизан, другие общественные организации. Вмешался сам тогдашний президент страны Алессандро Пертини, потребовавший, чтобы показ фильма был прекращен.

"Хотите знать, что я думаю по поводу попыток изобразить фашизм как "обычный эпизод" в истории Италии? - гневно заявил журналистам депутат-коммунист Антонелло Тромбадори. - Это настоящее свинство! Фашизм был и остается трагедией в истории нашего народа!"

Но видимо, не все в Италии понимают, что о трагедии нельзя говорить словами мелодрамы. А может, и понимают, но делают это умышленно. Дуче нет, но фашизм остался. И не только в виде горстки престарелых, измученных ностальгией по "славному двадцатилетию" последышей Муссолини. Он существует прежде всего в образе самой настоящей политической партии "Итальянское социальное движение- национальные правые силы" (ИСД-НПС). Ее депутаты выступают с речами в парламенте, входят в состав областных и коммунальных советов, служат в полиции, носят офицерские мундиры, заседают в советах крупнейших корпораций и банков.

Как же так? Апология фашизма и создание фашистских организаций запрещены конституцией, а на последних выборах за партию ИСД-НПС было подано около 2 миллионов голосов. Правда, нынешние неофашисты не называют себя фашистами. Я был на двух съездах партии ИСД-НПС: играя в демократию, ее руководители щедро рассылали пригласительные билеты всем членам Ассоциации иностранной печати в Риме. Должен сказать, что ни в одной из речей я ни разу не слышал слов "фашизм", "фашист" или чего-нибудь в этом роде. Ораторы говорили об "озабоченности экономическим кризисом", о "благополучии нации", о "необходимости реформ" и "защиты интересов простых тружеников", о чем угодно, только не о том, о чем втайне мечтает каждый фашист, - о захвате власти и установлении правой диктатуры. Но не надо забывать, что и Муссолини поначалу тоже разглагольствовал об "уважении к труду", выступал за "социальный прогресс", умело привлекая на свою сторону недовольную массовой безработицей и развалом государственных институтов молодежь. Гимн фашистов "Джовинецца" посвящен молодежи: "Молодость - это весенние воды, в фашизме спасение нашей свободы". А разве мало в Италии безработных, разочарованных и отчаявшихся молодых людей? Именно на них рассчитана прежде всего социальная демагогия новых фашистов.

Пока фашизм не у власти, он маскируется, особенно сейчас, когда не забыты ни концентрационные лагеря, ни душегубки, ни миллионы жертв фашистского террора. Память об этих ужасах живет и, как пепел фламандца Клааса из истории о Тиле Уленшпигеле, стучит в сердца людей. Если Муссолини использовал для маскировки звериного оскала фашизма исторические аксессуары: ликторские пучки, римский салют, клич легионеров "эй-ялла!" и т. п., то новые фашисты используют для этой же цели "доппьопетто" - двубортный пиджак - символ буржуазной благопристойности. У них солидные речи, солидные жесты, умеренная программа. Ни дать ни взять солидная буржуазная партия. Правая, конечно, но очень солидная, господа! Именно такую стратегию и избрал нынешний "неодуче" Джорджо Альмиранте, громко именуемый национальным секретарем партии "Итальянское социальное движение - национальные правые силы".

Демократическая Италия чтит память жертв гитлеровского террора
Демократическая Италия чтит память жертв гитлеровского террора

В первый раз я увидел его в Риме на площади Болоньи, в двух шагах от отделения ТАСС, расположенного на виа ди Вилла Рикотти. Неофашисты проводили очередной митинг, готовясь к выборам в парламент. Обычный, разработанный до мелочей ритуал. Грузовик, превращенный в трибуну. Множество "триколоре" - трехцветных национальных флагов. Жидкая толпа собранных районными функционерами "местных жителей", в основном пожилых господ в штатском, но с бросающейся в глаза Офицерской выправкой. Есть у них и свои штурмовики - рослые парни в кожаных куртках и мотоциклетных шлемах. В руках парней тоже флаги, но уже превращенные в дубины - полотнище намотано на древко. Тут же синий автобус с карабинерами: следят за порядком, чтобы, не дай бог, кто-нибудь не помешал "патриотам". Из репродукторов гремит бравурная музыка. Хорошо поставленный баритон старательно выводит:

 Кричат нам "канальи"! 
 Кричат нам "фанатики"! 
 За нашу баталию, 
 Против псевдодемократии...

А на трибуне витийствует главный "борец против псевдодемократии" - Джорджо Альмиранте. Аккуратно подстриженные усики, благообразная седина, со вкусом подобранный галстук и конечно же "доппьопетто" - солидный двубортный пиджак. Так же одеты большинство его слушателей: отставные офицеры, лавочники, государственные служащие на пенсии, мелкие рантье - традиционная опора фашистов. Под стать и голос Альмиранте - то рассудительно-вкрадчивый, как у опытного коммивояжера, рекламирующего новый пылесос, то гневный, как у отца семейства, недовольного поведением нашкодивших сыновей.

О чем же он вещает с трибуны? Попав первый раз на фашистский митинг, я по журналистской привычке записал в свой блокнот несколько фраз из выступлений Альмиранте. Но позже я понял, что в каждом выступлении он твердит одно и то же: разглагольствует о "продажном и коррумпированном правительстве", о "бедных тружениках", которые страдают от роста цен, инфляции и безработицы, о хаосе, который будто бы создают "безответственные" профсоюзы. Другими словами, Италия находится на краю пропасти, и, чтобы спасти ее, нужны "твердые и решительные меры".

Какие? "Дисциплина и порядок!" - с пафосом восклицает Альмиранте. Поезда должны ходить по расписанию, профсоюзы "не смеют разрушать экономику", а граждане должны "исправно трудиться" и слушаться полицейского жезла. Но кто же, кто сможет навести наконец порядок и спасти страну от неминуемой катастрофы? "Мы, и только мы! - патетически восклицает синьор в двубортном пиджаке. - Италия - это корабль без рулевого в бурном море, и мы призваны им управлять".

Разглагольствуя о своей "тревоге" по поводу тяжелого положения людей труда, Альмиранте так же лицемерит, как и его исторический предшественник. До "изобретения" фашизма Бенито Муссолини переводил на итальянский язык "Речи бунтовщика" Кропоткина, сумел пробиться на пост редактора печатного органа ИСП газеты "Аванти!", а на собраниях Миланской секции соцпартии во всю глотку вопил: "Да здравствует социализм! Да здравствует революция!"

Альмиранте в этом отношении куда более последователен. Он никогда не распинался в "любви к социализму", а в одном из интервью прямо сказал: "Слово "фашизм" начертано у меня на лбу". Еще будучи ребенком, он вступил в созданную Муссолини детскую фашистскую организацию "балилла". Позднее, когда пришла пора сменить короткие штанишки на брюки, записался в молодежную фашистскую организацию, а затем и в национальную фашистскую партию. Профессия преподавателя античной литературы не помешала ему стать сотрудником журнала "В защиту расы", проповедовавшего бредовые теории биологической исключительности арийской расы. Тут пришла пора поменять штатские брюки на армейские шаровары - Альмиранте охватывает воинственный зуд, и он записывается добровольцем в Африку, где Муссолини вел колониальные войны. Там он сумел отличиться и даже получил Военный крест, но доказать превосходство арийской расы, так сказать, на практике не удалось.

Когда фашистский режим в Италии рухнул и ее оккупировали гитлеровцы, Альмиранте оказался в стане отпетых фашистов, основавших на севере страны так называемую социальную республику Сало. Там ему удалось заполучить должность начальника кабинета "министра народной культуры" Медзасома. Увы, и министерская карьера продолжалась недолго, как недолго просуществовала и сама "социальная республика". После падения последнего оплота чернорубашечников он предпочел удариться в бега. Альмиранте было чего опасаться: в 1972 году итальянские газеты опубликовали фотокопию так называемого манифеста смерти - приказа, угрожавшего партизанам смертной казнью. Под этим документом стояла и подпись Альмиранте.

Потянулись унылые месяцы "подполья". Пришлось торговать на "черном рынке" мылом и спичками. Но скоро подоспела амнистия, и кандидату в "неодуче" удалось снова вернуться на подмостки большой политики. Вместе с кучкой уцелевших единомышленников он сколачивает партию "Итальянское социальное движение", видимо, по аналогии с "социальной республикой Сало". Демагогия, ловкое жонглирование лозунгами, умелое использование недовольства широких слоев населения экономическими трудностями и коррупцией в рядах правящей партии позволили Альмиранте довольно быстро превратить ИСД во внушительную политическую силу. В ее деятельности были и взлеты и падения. На последних парламентских выборах, как уже говорилось, за нее проголосовало около 2 миллионов избирателей. Сейчас партия Альмиранте имеет в сенате и палате депутатов гораздо больше своих представителей, чем имели в 1921 году, перед знаменитым "походом на Рим", чернорубашечники Муссолини.

Однако солидный пиджак может ввести в заблуждение лишь не искушенных в политике обывателей. Итальянцы отлично знают, какого цвета рубашка под этим костюмом. Альмиранте уже несколько раз лишали парламентской неприкосновенности за многочисленные преступления против республиканского государства: апологию фашизма, попытки воссоздать запрещенную законом фашистскую партию, нарушение демократических законов. Однако посадить махрового фашиста за решетку до сих пор не удалось. Его адвокаты умело затягивали следствие, а на очередных выборах Альмиранте вновь избирали в состав парламента, и - ох уж эта демократия! - его снова надо было лишать парламентской неприкосновенности и начинать всю судебную волокиту.

Ему удавалось выкрутиться, конечно, не только благодаря ловкости судейских крючкотворов, которых он нанимал. Хотя буржуазные партии, в том числе христианские демократы, как черт от ладана открещиваются от близости с ИСД-НПС, без их замаскированной поддержки Альмиранте давно сидел бы под замком, а его партия была бы распущена. В критические моменты парламентской борьбы ХДП не раз использовала голоса неофашистов как противовес демократическим силам. Несмотря на трагический опыт истории, итальянская буржуазия продолжает играть в кошки-мышки с фашизмом. При этом лидеры буржуазных партий, конечно, считают себя огромным сытым котом, который играет с маленькой черной мышкой только потому, что она таскает для него сладости со стола, а он же в свою очередь в любой момент может проглотить ее. Однако в один прекрасный день мышка может обернуться здоровенной зубастой крысой и перекусить горло зажиревшему от безделья коту.

"Люди устали от свободы, - писал в 1923 году Муссолини, - теперь свобода уже перестала быть той непорочной и строгой девой, ради которой боролись и гибли поколения второй половины прошлого века. Для взволнованной и суровой молодежи, вступающей в жизнь в утренних сумерках новой истории, есть другие слова, вызывающие гораздо большую привлекательность. Эти слова - порядок, иерархия, дисциплина".

Именно к этому призывает и Альмиранте: чтобы поезда ходили по расписанию, рабочие не бастовали, а горожане слушались полицейского жезла. Но за этими разглагольствованиями о "порядке", "дисциплине", "сильном государстве", как и во времена Муссолини, прячется звериный оскал фашизма. Фашизма, связанного с террором, убийствами и преступлениями, главная цель которого - силой захватить власть и создать тоталитарное государство.

Подготовка к этому идет полным ходом. На Апеннинском полуострове орудуют несколько десятков крайне правых организаций, имеющих самые тесные связи с господами в двубортных пиджаках из ИСД-НПС. Самые активные из них - "черный порядок", "новый порядок", "вооруженные революционные ячейки" (НАР), "национальный авангард". К ним следует также отнести молодежную организацию ИСД-НПС "фронте делла джовенту" (фронт молодежи) - своего рода "учебный центр" подготовки кадров для террористических группировок.

На счету "черного терроризма" множество страшных преступлений: взрыв бомбы в помещении Сельскохозяйственного банка в Милане в декабре 1969 года, взрыв пассажирского экспресса "Италикус" в августе 1974 года, взрыв железнодорожного вокзала в Болонье в августе 1980 года, взрыв поезда в декабре 1984 года, множество разбойных нападений, покушений на политических деятелей и активистов левых партий, поджогов, провокаций. Уже после того, как дуче был повешен в Милане, от пуль, бомб и ножей новых фашистов в Италии погибли сотни и были ранены тысячи итальянцев. Если заняться арифметикой, то окажется, что нынешний неофашизм уничтожил куда больше итальянцев, чем чернорубашечники Муссолини до того, как они пришли к власти. Но к счастью, новым фашистам не удалось осуществить свои бредовые планы и захватить власть.

А такие попытки были. Не раз составлялись неофашистами планы правых путчей, но все они по тем или иным причинам не реализовывались. Особенно опасным был один из них под названием "Роза ветров", в котором участвовала большая группа генералов и высших офицеров.

Буржуазная печать в Италии всегда пыталась и сейчас пытается преуменьшить опасность неофашистских заговоров. Однако об их реальной угрозе республиканским институтам свидетельствуют тесные связи крайне правых с военными кругами. Бывшие руководители секретных служб Италии СИД - СИФАР генералы Де Лоренцо и Мичели, бывший начальник генерального штаба генерал Алойя, бывший командующий объединенными ВМС НАТО в Южной зоне Европы адмирал Биринделли и ряд других высших военных деятелей страны официально состояли в неофашистской партии и даже избирались от нее в парламент.

Несмотря на попытки Альмиранте отмежеваться от правых террористов и заговорщиков, господа в двубортных пиджаках и те, кто швыряет бомбы на улицах итальянских городов, - близнецы-братья. Связь между ними не только духовная, но и деловая, организационная. Если ИСД-НПС - видимая часть айсберга итальянского неофашизма, то "черные" террористические группировки - его подводное основание. Хорошо известно, что многие правые боевики являются членами ИСД-НПС и до ухода в подполье были либо ее кандидатами на выборах, либо партийными деятелями на местах. Да и сам нынешний пропагандист "порядка и законности", войдя в ораторский раж, не раз выдавал свои сокровенные замыслы. Выступая однажды на митинге в Риме, он развязно объявил, что члены "социального движения" "были фашистами и будут ими", и "угрожал пустить в ход пулеметы". В другой раз он лично вместе со своими сообщниками сжег в центре Рима красный флаг.

В Италии до сих пор есть люди, которым зрелище горящего красного флага несомненно доставило бы удовольствие. Именно этим в конечном счете объясняется и сам факт существования в стране неофашистской партии, и то, что Альмиранте свободно выступает с политических трибун. Конечно же, как и его партия, Альмиранте всего лишь политический эпигон. Но он - не фельетонная фигура, хотя часто выступал в роли балаганного ряженого. Это хитрый, умный и очень опасный враг демократических сил Италии.

Помню, на одной пресс-конференции в римской Ассоциации иностранной печати один из журналистов решил задать ему "трудный" вопрос.

- Господин Альмиранте, - спросил он, указывая рукой на полупустой зал, - не кажется ли вам, что отсутствие аудитории свидетельствует и об отсутствии интереса к вашей партии?

- Но тот факт, что на пресс-конференцию пришли вы - корреспондент популярной газеты, - лучшее доказательство того, что интерес к нашей партии, наоборот, в Италии растет, - быстро ответил Альмиранте.

Я не раз задавал себе вопрос, который, наверное, возникал у многих: почему именно на Апеннинах родился фашизм и почему именно на этой земле крайне правые продолжают и сейчас занимать такие прочные позиции?

Что ж, исторические корни фашизма изучены достаточно хорошо. На эту тему написано немало глубоких и подробных исследований. Причин, благодаря которым Муссолини оказался у власти, несколько. Здесь и слабость буржуазного государства, и экономический кризис после первой мировой войны, выбросивший на улицы городов тысячи обездоленных, жаждавших социальных перемен, и кризис в рабочем движении, и неумение демократических сил вовремя разглядеть и распознать опасность фашизма, и ловкое манипулирование фашистов националистическими и патриотическими лозунгами.

В 1922 году, когда произошел знаменитый "поход на Рим", фашизм был еще очень слаб. Член руководства ИКП Джорджо Амендола в своей автобиографической книге "Жизненный выбор" саркастически описывает приход чернорубашечников к власти: "...фашистские демонстранты являли собой жалкое зрелище: потасканного вида сброд пьяными голосами горланил "Джовинеццу". Если бы король захотел, армия без труда разогнала бы эту публику. Но верховное командование посоветовало ему сдаться, и теперь на балконе Квиринальского дворца король Виктор-Эммануил стоял рядом с одетым в черную рубашку Муссолини".

Король не захотел... Не захотели этого и те, кто стоял у рычагов государственной власти в Италии: крупная буржуазия, фабриканты, земельные бароны Юга. Они рассчитывали, что банды фашистов помогут им "обуздать чернь", навести в стране порядок, запугать левых. Думается, что и нынешние фашисты во главе с Альмиранте имеют возможность "резвиться" на политической арене по этой же причине. Они нужны власть имущим как резервный ударный отряд против левых.

Активность крайне правых в Италии - отражение хронической политической нестабильности, панического страха власть имущих перед усилением левых сил. Пока можно держать рабочих в узде при помощи традиционных "демократических" методов - отлично! Но вдруг игра в демократию доведет - упаси бог! - до того, что власть ускользнет из рук? Тогда как нельзя кстати окажутся благообразный господин в двубортном пиджаке и его молодчики с дубинками и велосипедными цепями, которые при необходимости можно быстренько поменять на автоматы.

Не случайно фашистский террор усиливается всякий раз, когда на выборах левые, коммунисты продвигаются вперед. Правда, власть имущие, ослабляя поводок, на котором они держат чернорубашечников Альмиранте, рискуют, что те сорвутся с цепи, как это произошло и с Муссолини, и с Гитлером. Но видимо, ненависть к "красным", замешанная на классовых дрожжах, сильнее, чем чувство самосохранения. Да и, казалось бы, чем может быть опасен этот респектабельный господин в элегантном двубортном пиджаке, с аккуратно подстриженными усиками и плавными жестами? Верно, но ведь и Гитлер и Муссолини тоже не сразу появились на публике в военных мундирах.

Если раньше приход к власти фашистам облегчала слабость левых сил, молодость коммунистической партии, созданной в 1921 году, то сейчас, наоборот, именно сила левого движения, коммунистической партии - главная причина активности на правом фланге. Два последних десятилетия мы являемся свидетелями непрерывного укрепления позиций и влияния компартии на Апеннинах. На досрочных выборах в парламент в 1984 году ИКП впервые стала первой партией страны, собрав больше голосов, чем крупнейшая буржуазная Христианско-демократическая партия. И все эти годы неофашисты не прекращали правый террор: взрывали бомбы, убивали людей, плели сети подрывных заговоров.

Сила действия рождает противодействие. Там, где коммунисты вплотную подходят к рычагам государственной власти, реально угрожая привилегиям буржуазии, последняя пускает в ход все средства для того, чтобы решающего сдвига не произошло. Буржуа потихоньку потирают руки, видя, как правые экстремисты топчут и жгут красные полотнища.

Расследования многих преступлений неофашистов, "черных" подрывных заговоров показали, что самую активную помощь им оказывали и продолжают оказывать влиятельные финансовые круги. Отвечая на вопрос о финансовых источниках партии, Альмиранте скромно заявлял: "Существуют мелкие и средние предприниматели, мелкие и средние торговцы. Они не отвергают нашу защиту их интересов". Все правильно: мелкая буржуазия, как и во времена "похода на Рим", всегда была питательной средой для фашизма. Но решающей была и остается поддержка крупного капитала.

Общаясь с итальянцами, я заметил одну деталь: они протестуют, когда гитлеровцев мы называем "фашисты". Для нас "нацист" и "фашист" - синонимы, а для итальянцев это разные понятия. Для них нацисты - это гитлеровцы, в Италии же нацистов нет, там есть фашисты. Для итальянцев "нацизм" - это ужасы концлагерей, массовое истребление евреев, зверства гитлеровцев на оккупированных территориях, душегубки. Итальянский же фашизм они рассматривают как нечто иное, как "фашизм дубинки и касторки", которой чернорубашечники пытали своих политических противников. Итальянский философ Бенедетто Кроче рассматривал фашизм как аморальное явление, результат заблуждений, временную вспышку распущенности и грубости, злополучный исторический период безвременья, не имеющий связи с прошлым итальянской нации, благородными идеалами Рисорджименто.

В отличие от Германии фанатизм и расизм не пустили сколько-нибудь серьезных корней в психологии итальянцев во время фашизма. Эти черты вообще чужды итальянскому национальному характеру. И именно поэтому фашистский террор в Италии не был таким массовым и жестоким, как в Германии. Оказавшись в тисках диктатуры чернорубашечников, большинство населения восприняло ее как зло, к которому хочешь не хочешь, а надо как-то приспособиться. Другими словами, по отношению к фашизму проявился характерный для среднего итальянца конформизм. Нередко люди надевали черные рубашки, вступали в фашистскую партию и маршировали на парадах только для того, чтобы не подвергать опасности свою семью, чтобы как-то выжить. Советская писательница Ц. Кин в своей книге "Миф, реальность, литература", являющейся единственным в советской литературе исследованием итальянского фашизма не только с социально-исторической, но и с психологической точки зрения, справедливо указывала на черты "провинциализма" и "второсортности" в итальянском фашизме: "В этой помпезности, в развязных и подхалимских газетных статьях, в речах и церемониях, в самой атмосфере чувствовалось что-то мелочно-тщеславное, на всем лежал отпечаток "второго сорта", психологии и риторики парвеню". Хорошо подметил эту черту итальянского фашизма в своем фильме "Обыкновенный фашизм" и Михаил Ромм.

Но, проводя демаркационную линию между гитлеровским нацизмом и итальянским фашизмом, нельзя впадать в другую крайность, как это все чаще делают буржуазные историки. Дескать, "в Германии фашизм был страшен, а в Италии... Это же была оперетта! А если говорить серьезно, то дуче сделал немало полезных дел: провел дороги, осушил болота под Римом, построил новые города, снижал цены на продовольствие, сделал Италию империей" и т. д. и т. п. Согласно проведенному еженедельником "Эспрессо" (23 сентября 1984 г.) опросу общественного мнения, итальянцы ставят Муссолини в списке самых популярных национальных исторических фигур на четвертое место - после Гарибальди, Мадзини и Юлия Цезаря.

Феномен любопытный и тревожный, тем более что террор новых фашистов становится все более массовым, страшным и жестоким. Сторонники "новых методов" открыто называют себя наци-фашистами, намекая на готовность действовать худшими методами гитлеровцев. В партии ИСД-НПС есть те, кто требует "более решительных действий" и призывает отстранить от власти "мягкотелого" Альмиранте.

Итальянские газеты все чаще пишут о зверствах "новых фашистов". Мне запомнился судебный процесс в Риме над группой молодых людей, учинивших кровавую оргию на уединенной вилле в местечке Чирчео, неподалеку от итальянской столицы. Четверо юнцов обманом завлекли на виллу 19-летнюю Розарию Лопес и 17-летнюю Донателлу Колазанти. В течение нескольких часов озверевшие молодчики (кстати, они не были пьяны) издевались над девушками, придумывая самые изощренные пытки. Затем они утопили Розарию в ванне и попытались ударами молотка убить Донателлу. Чтобы спасти себе жизнь, девушка притворилась мертвой. Жертвы были втиснуты в багажник автомобиля и отвезены в Рим. Преступники надеялись спрятать их на другой день в надежном месте. Однако стоны оставшейся в живых Д. Колазанти привлекли внимание прохожих, которые вызвали полицию. Вскоре убийцы были арестованы.

Я побывал в зале Римского трибунала, где проходил судебный процесс. Вот они сидят за барьером в окружении карабинеров. Сытые, спокойные лица, аккуратные прически, тщательно повязанные галстуки. Нет, они похожи не на преступников, а на самых обыкновенных "маменькиных сынков".

Впрочем, таковыми они и являются на самом деле. Участников кровавой оргии в Чирчео называют "париолини" - по имени фешенебельного римского квартала Париоли. Их родители - состоятельные банковские служащие, промышленные магнаты, преуспевающие инженеры.

Есть у молодых убийц и еще одна общая черта. Они - члены молодежных организаций неофашистов "национальный авангард" и "фронт молодежи". Все четверо неоднократно привлекались к ответственности за драки, нападения на студентов левых убеждений, за "акции" против помещений демократических партий. У одного из преступников дома была обнаружена фашистская литература, сборники речей Муссолини и Гитлера. Связи родителей позволяли "четверке" избегать наказания за драки и дебоши. Безнаказанность и попустительство полиции, тлетворное влияние "ветеранов" и чтение взахлеб фашистской литературы, превозносящей насилие, насаждающей культ "сверхчеловека", которому "все дозволено", постепенно подготовили юношей к чудовищному преступлению на вилле в Чирчео.

Оказавшись на скамье подсудимых, молодые чернорубашечники и не подумали раскаиваться в совершенных зверствах. Они держались нагло, вызывающе, дерзили судьям, открыто угрожали свидетелям их прежних преступлений. Собравшиеся в зале дружки неофашистов приветствовали их циничные выходки одобрительными криками. Родители, наняв опытных адвокатов, изо всех сил пытались выгородить своих отпрысков.

И надо сказать, им это удалось. Итальянские законы, большинство которых сохранилось чуть ли не со времен императорского Рима, настолько сложны, что любой процесс превращается в состязание между адвокатами и прокурором на тему: кто лучше знает все тонкости и самые темные закоулки юриспруденции? А кто знает их лучше? Тот, кому больше платят. А кто может нанять дорогого адвоката? Тот, У кого больше денег. Что это, как не насмешка над лозунгом, вывешенным во всех итальянских судах: "Закон одинаков для всех".

В современной Италии, говорил мне один знакомый итальянский адвокат, законы можно трактовать как угодно. Голодный, укравший булку, может годы провести за решеткой, а тот, кто украл миллиарды, убил человека, может отделаться легким испугом. Не случайно практически все судебные процессы над организаторами самых чудовищных преступлений неофашистов тянулись годами, а многих виновных в конце концов освобождали. Так, например, процесс над участниками взрыва бомбы в Сельскохозяйственном банке в Милане длился 10 лет, а виновные в конце концов бежали из-за решетки и скрылись.

Легко отделались и участники кровавой оргии на вилле в Чирчео. Их приговорили к непродолжительным срокам заключения. Недавно в итальянских газетах промелькнуло сообщение, что четверо садистов разгуливают на свободе.

Но дело здесь не в конкретной судьбе группы молодых людей, ставших убийцами под влиянием тлетворной фашистской пропаганды, а в том, что фашизм всегда был и остается синонимом насилия и жестокости. Муссолини в программной статье "Доктрина фашизма" писал: "Горделивый лозунг сквадристов "а мне наплевать!" (мене фрего!) является сутью доктрины не только политической. Это новый стиль итальянской жизни". Новые сквадристы, как мы видим, тоже вполне успешно освоили этот "стиль", и им тоже в высшей степени "наплевать" на такие общечеловеческие ценности, как жизнь и достоинство личности, уважение к правам и законам.

В течение "черного двадцатилетия" фашизма итальянцам твердили: "Дуче всегда прав", "Муссолини - бог, а Италия - обетованная земля". "Горы сдвигает не разум, а только вера", "Разум - это инструмент, но он никогда не может быть для масс движущей силой", - утверждал Муссолини. Фашизм сделал ставку на самые темные и низменные инстинкты человека, пропагандируя культ иррационального, слепой веры, насилия и жестокости, прикрываясь при этом разглагольствованиями о "благе нации", "имперском величии Италии" и обещаниями дать работу безработным, а голодным крестьянам Юга земли в Ливии и Эфиопии.

Муссолини явно недооценил разум, способность итальянцев делать выводы и разбираться, кто же виноват в национальной трагедии страны. Недооценка разума народа- коварная вещь. На этом споткнулся не один диктатор. Можно обмануть одного человека, можно долго обманывать группу людей, но нельзя всегда обманывать целый народ. Я уже говорил, что двубортный пиджак Альмиранте мало кого сейчас вводит в заблуждение. Итальянцы хорошо помнят, что его предшественника повесили партизаны, когда он переоделся в штатское.

Итальянский фашизм, как и любой другой, - это наиболее жестокая форма диктатуры буржуазии, напуганной "красной опасностью". Дело вовсе не в каких-то специфических чертах национального характера итальянцев, которых некоторые буржуазные историки называют "природными бунтарями, анархистами в душе" и потому-де склонными к проявлениям всякого рода насилия, в том числе и неофашистскому террору. Нет, этот террор - не слепая стихия, не бунт одиночек, а умышленно запрограммированная кампания, организованная западными спецслужбами "стратегия напряженности".

Конечно, и среди чернорубашечников были люди, искренне считавшие себя революционерами. Они примкнули к "походу на Рим" затем, чтобы свести счеты с обществом несправедливости и эксплуатации, а в конечном итоге оказались в роли цепного пса все тех же плутократов, которых с таким пафосом обличал дуче. Есть такие и среди современных итальянских террористов. Это очень сложное явление, но исключения лишь подтверждают правило. Важны не личные побуждения людей, а политические и социальные результаты их деятельности. В современной Италии с ее драматическими противоречиями и контрастами, как и 60 лет назад, есть питательная среда, толкающая часть молодежи на путь стихийного протеста против общества. Но это не значит, что "Апеннины - оранжерея фашизма", как выразился однажды один западный журналист. Парадокс истории именно в том и состоит, что именно Италия, ее народ менее других приспособлены для восприятия идей фашизма. Быть может, именно поэтому диктатура Муссолини так быстро выродилась в фарс и рухнула в течение чуть ли не одного дня. Итальянцы никогда не воспринимали всерьез разговоры ни о "величии Римской империи", ни о "тысячелетнем рейхе". Нынешний неофашизм - это язва на теле, которая не принадлежит организму и будет неизбежно отторгнута им. Но язва опасная, которую нельзя запускать.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100