НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

5. ГДЕ РАСПОЛОЖЕНА СОВРЕМЕННАЯ ТУРЦИЯ?

Разговор за чашкой кофе. Некий турецкий политический деятель, искренний сторонник международном сотрудничества, много способствовавший развитию частности, польско-турецкой торговли, как-то вечер за чашкой кофе в откровенном разговоре удивил меня вопросом:

— Где, по-вашему, расположена современная Турция?

— На территории, которую она в данный момент занимает.

— Я имею в виду материк.

— По-моему, это ясно: со времен Ататюрка вы принадлежите к Европе.

— Вы очень любезны, но я не разделяю этой точки зрения. Той части нашего общества, которая получила образование в Европе и говорит по-французски и по английски, кажется, что мы европейцы. Действительна мы многому научились, переняли европейские обычаи приобрели хорошие манеры, но отнюдь не перестал быть турками.

— Я тоже так думаю.

— А что вы можете сказать о встречах с нашими представителями, с которыми вы поддерживаете деловые или дружеские отношения?

— На этот вопрос ответить однозначно трудно.

— Однако попробуйте. Скажите откровенно, не нaзывая имен. Меня интересует общее впечатление.

— Пожалуйста, я буду откровенен. Меня везде встречают любезно и доброжелательно. Ни разу, ни в одном вопросе я не натолкнулся на неприязненное или недостаточно вежливое обращение. Однако я далеко не всегда получал определенный ответ. Чаще всего мои собеседники заверяли меня, что рассмотрят вопрос и дадут ответ позднее.

— Вот именно, — воскликнул мой собеседник. — Вы попали в самую точку. Таковы мы, турки. Мы не скажем «нет», чтобы не обидеть гостя. Мы отложим решение вопроса, если относимся к нему отрицательно. Зато, услышав в конце беседы «иншаллах» — «если будет угодно Аллаху», можете быть уверены: ваш собеседник, едва вы с ним расстанетесь, тут же выбросит все из головы.

— Однако вы скептик!

— Что поделаешь? Мы — азиаты со всем, что есть в этом слове положительного и отрицательного. Кроме того, все мы, включая атеистов, воспитаны в мусульманском духе.

В чем-то он прав, подумал я. Как часто приходилось несколько раз возвращаться к одному и тому же вопросу. И каждый раз создается впечатление: вот-вот все решится положительно. Но дело тянется и тянется. И решение не всегда бывает благоприятным.

— Путешествуя по вашей прекрасной стране, я останавливаюсь в гостиницах и мотелях, обедаю в ресторанах и кафе, и всюду меня встречают приветливо, любезно и гостеприимно. Расскажу, например, такой случай. Как-то в полдень по дороге в Измир я остановился в придорожном кафе, чтобы выпить чего-нибудь прохладительного. Попросил минеральной воды. У хозяина была только кока-кола, притом теплая. Надо было видеть, сколько смятения было в его широко открытых глазах. «Йок» [«Нет»], — прошептал он. Будь он пророком, он бы высек для меня воду из скалы. Как бедняга извинялся, как был смущен! Он совсем недавно продал последнюю бутылку и забыл позвонить, чтобы привезли еще. Чтобы не огорчать этого любезного человека, я выпил кока-колы, хотя и не люблю ее.

На обратном пути я снова остановился у того же Кафе. Хозяин увидел меня через окно и сразу узнал. Выбежав мне навстречу с сияющими глазами, он прокричал: «Эфенди, у меня есть минеральная вода!» Я был тронут.

— Ну что ж, народ совершенствуется в торговле. Ваш знакомый надеется когда-нибудь стать богатым человеком, купцом, а может быть, и промышленником.

— Но дело ведь не только в деньгах, — возразил я.

— Несомненно. С рассвета до ночи мы вбиваем в головы турок мысль о том, что рост числа туристов зависит только от нас. Если мы кого-нибудь плохо обслужим или обсчитаем, пострадавший всем расскажет об этом. К нам перестанут приезжать, и тогда придется закрывать наши заведения.

— Вы думаете, он решил, что я турист?

— Не сомневаюсь. Во всяком случае, я рад, что наша пропаганда имеет успех. Владелец кафе усвоил урок и не прогадал.

Географическое положение Турции. Участие в НАТО. Принято считать, что все страны делятся на социалистические, капиталистические и развивающиеся. Это разделение в известной мере условно4. Часто государства одной и той же группы принципиально отличаются друг от друга. Существуют, кроме того, страны, которые занимают как бы пограничное положение и содержат чем ты обеих групп. К ним относится и Турция. Едва ли она входит в круг капиталистических стран западноевропейского типа. Не вполне соответствует она и типу развивающихся стран. В капиталистической Турции западноевропейские элементы переплетаются со старыми традициями. Современная Турция занимает особое, свое образное место в классификации существующих на земле государств.

Само географическое положение Турецкой Республики необычно. Одна тридцать четвертая часть страны - 23,5 тысячи квадратных километров — находится в Европе. Вся площадь Турции составляет 780,5 тысячи квадратных километров, следовательно, это азиатская ближневосточная страна.

Местоположение Турции имеет особо важное значение с точки зрения большой политики и стратегии, турецкие руководители это прекрасно понимают и стараются поднять авторитет и значение своей страны, Турция владеет проливами, через нее проходят путь из Европы в Азию и даже в Африку, что некогда было использовано Ганнибалом. Межконтинентальное положение Турции дает ей много преимуществ.

К сожалению, турецкие политики действуют лишь в интересах данного момента, без учета более или менее отдаленного будущего.

Строительство на территории Турции американских военных баз, участие ее в империалистическом блоке НАТО не дают ей возможности использовать преимущества географического положения.

Президент Турецкой Республики Джевдет Сунай в одном из выступлений сказал, что именно благодаря своему положению на стыке двух континентов Турция имеет все условия, чтобы играть важную роль на Ближнем Востоке, в Азии и Африке. Но этого не происходит: НАТО сковывает самостоятельные действия Турции, не дает ей развернуть активную деятельность.

Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) — «Общий рынок». В декабре 1964 года вступило в силу соглашение, подписанное 12 ноября 1963 года в Анкаре между странами — членами ЕЭС и Турцией, о присоединении ее к «Общему рынку» в качестве ассоциированного члена. Соглашение предусматривало поэтапное развитие такой ассоциации. После первого этапа, подготовительного (1965—1969), Турция получила некоторые существенные льготы в торговых связях с «Общим рынком».

С 1973 года Турция вступила во второй этап ассоциации с ЕЭС, именуемый «переходным периодом» и рассчитанный на 22 года.

За это время она должна ускорить темп промышленного развития и хотя бы отчасти преодолеть свою отсталость по сравнению со странами Западной Европы. Турецкие экономисты по-разному оценивают перспективу этой ассоциации. Одни считают, что она открывает перед их отсталой страной определенные возможности, Другие ждут только худшего, потому что надежды на то, что Турции удастся догнать развитые страны Западной Европы, очень мало, а кроме того, ей заранее отводится роль аграрного придатка ЕЭС. Внутренний рынок Турции заполнят промышленные товары западноевропейских стран. Совершенно ясно, что отечественная промышленность не выдержит конкуренции и попадет в полную зависимость от западных предпринимателей. Единственным положительным моментом считают то, Что таможенные пошлины на сельскохозяйственную продукцию, экспортируемую Турцией в страны «Общего Рынка», будут снижены.

Турция продолжает оставаться источником дешевой Рабочей силы для стран «Общего рынка». Турецкие рабочие не только дешевы, но и удобны: не имея квалификации, они соглашаются на любую работу.

Демографические проблемы. Быстрый темп естественного прироста населения до сих пор не вызывает Турции особой тревоги и не становится предметом специальных исследований. Проводятся кое-какие наблюдения, но просветительская и воспитательная работа почти не ведется. Мешают религия и традиционно уважительное отношение к многодетным отцам. Но при этом проблема, как прокормить и воспитать детей, остается не решенной.

Во всем мире многое делается для ликвидации неграмотности, но Турция в этом отношении мало продвинулась вперед: к началу 70-х годов читать и писать yмело лишь немногим более половины населения.

В Анкаре работает небольшой исследовательский институт, финансируемый из Фонда Рокфеллера. Два его сотрудника исследуют демографические проблема Турции. Их прогнозы в связи с «демографическим взрывом» вызывают глубокую тревогу. К сожалению, турецкая общественность не получает необходимой информации. Лишь время от времени в прессе появляются отдельные сообщения на эту тему, но выводов никто не делает. Результаты научных исследований покоятся в шкафах Государственной плановой организации в Ашкаре. То же, по-видимому, происходит и в международных организациях. Правда, после того как на пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН 1974 год был объявлен международным демографическим годом этому вопросу в Турции стало уделяться больше внимания.

Темп естественного прироста населения в Турции выше, чем средний по земному шару. Согласно переписи 1970 года, в городах проживает 38% населения. На ся мужчин приходится девяносто семь женщин. Плотность населения составляет 52 человека на 1 квадратный километр (почти вдвое ниже, чем в Польше). Из числа населения, не занятого в сельском хозяйстве, одна четверть работает в промышленности, 7% — на транспорте, остальные служат в государственных учреждениях, полиции, торговле, сфере обслуживания и в армии.

Некоторые данные о промышленном производстве. Природные богатства Турции используются слабо, хотя в последние годы в этом направлении наметились кое-какие сдвиги. Каменный уголь добывается в ничтожном количестве. Бурого угля, месторождения которого разбросаны по всей стране, в 1960 году было добыто 3,8 миллиона тонн, а в 1972 году — 4,8 миллиона тонн. За тот же период добыча нефти возросла с 0,4 миллиона до 3,4 миллиона тонн. С каждым годом за счет собственной добычи потребности страны удовлетворяются все меньше. Ввоз нефти непрерывно растет. Не хватает металла отечественного производства. В 1970 году было выплавлено всего 1,4 миллиона тонн стали. Этого недостаточно. Сталь, как и нефть, приходится импортировать.

Ситуация изменится, когда войдет в строй сооружаемый с помощью Советского Союза металлургический комбинат в Искендероне5.

В Турции имеются богатые месторождения меди» В 1960 году было произведено черновой меди 26 тысяч тонн, а в 1971 и 1972 годах этот уровень упал до 18 тысяч и 17 тысяч тонн соответственно.

Быстро растет в Турции производство цемента: с 2 миллионов тонн в 1960 году до 8,4 миллиона тонн в 1972 году. Страна имеет превосходную сырьевую базу для изготовления шерстяных тканей, но, несмотря на это, она выпустила в том же году всего 34 миллиона метров. Электроэнергии не хватает. Мощность всех турецких электростанций в 1970 году достигла лишь 1982 мегаватт. Правда, в последние годы в этом отношении наметился сдвиг, сданы в эксплуатацию новые электростанции.

Внешняя торговля. Финансы. Доля турецкого товарооборота в мировом объеме торговли в 1972 году составила только 0,3%. Дефицит платежного баланса Турции с каждым годом растет. Импорт почти наполовину покрывается за счет кредитов, получаемых как от капиталистических, так и от социалистических стран. Структура турецкого импорта — результат его жесткой регламентации. В 1971 году в импорте Турции сырье (за исключением сырья для пищевой промышленности) составило 7,4%, топливо — 12,2, машины — 39,4, химикаты — 15,3, прочие промышленные товары — 25,1, продукты сельскохозяйственного производства и продовольственные товары — 0,6%.

В экспорте наблюдается обратная картина. Так, Ж 1971 году минеральное сырье составило 7,2% экспорта машины — 0,6, топливо — 0,4, химикаты — 1,5, прочие промышленные товары — 7,6%. Зато продукты сельского хозяйства экспортировались в большом количестве5 (72,7%).

Вывод ясен: внешняя торговля Турции носит типичный для развивающихся стран характер. Внешний доли и проценты на него растут. Уровень жизни непрерывно падает, цены повышаются, деньги обесцениваются.

Проведенная в 1970 году правительством С. Демиреля девальвация (официальный курс турецкой лиры был понижен на 66,7%) ничего не дала. Пришлось повысите заработную плату.

Девальвация турецкой лиры обогатила владельцем счетов в заграничных банках, а также финансистов, предоставлявших Турции кредиты. Теперь за валюту можно было купить в полтора раза меньше импортным товаров, чем прежде. Оптовики при молчаливом согласии правительства все больше взвинчивали цены. В результате через несколько месяцев на рынке возник застой внешнеторговые операции стали сокращаться. По инициативе А. Караосманоглу правительство Нихата Эрима решило усилить контроль и наладить регулирование внешней торговли. Но это оказалось выше возможностей министерства внешней торговли.

29 июля 1971 года в популярной турецкой газете «Миллиет» была опубликована статья ее главного редактора А. Ипекчи «Неблагополучие во внешней торговле». Он писал: «Нам известно о мошенничествах и спекуляции во внешней торговле. Министерство занялось этой чрезвычайно важной проблемой... Принятие мер для прекращения спекуляций на ценах было необходимо; к сожалению, они не дали желаемых результатов... Группа государственных служащих тщательно изучила экспортно-импортные операции. Возникла необходимость в создании усовершенствованной системы информации, с помощью которой можно было бы ежедневно и ежечасно наблюдать за колебаниями цен на мировом рынке...

В этих условиях мы были лишены возможности вывозить свои товары за границу. Готовые для отправки продукты вследствие затяжек с оформлением документации пришли в негодность... Солидные иностранные фирмы жалуются на постоянные колебания в нашей торговле. Они готовы отказаться от закупок товаров в Турции. Короче говоря, из-за неподготовленности наши усилия привели к обратным результатам. И это в критический момент, который переживает наша экономика! Если в самое ближайшее время не будет наведен порядок, мы понесем огромный ущерб!»

Однако «навести порядок» было не так-то просто. Дело затягивалось. После правительственного кризиса был сформирован кабинет Ф. Мелена. К этому времени товарооборот еще более затруднился. Контрагенты не могли приспособиться к быстро меняющимся условиям, которые им предлагала турецкая сторона. Министерство стало выдавать лицензии отдельно на каждую партию товаров — как ввозимых, так и вывозимых. Для осуществления торговой операции требовалось соблюдение стольких формальностей, что турецкие товары, чаще всего скоропортящиеся продукты сельского хозяйства, приходили в негодность. Фирмы, торгующие фруктами, терпели убытки, и, хотя для них устанавливались цены, завышенные по сравнению с ценами на мировом рынке, это не спасало положения.

Урожай на банки. Прогуливаясь однажды по Стамбулу, я встретил на площади Таксим, перед зданием Оперного театра, знакомого журналиста, вечно улыбающегося господина Ахмета. Господин Ахмет занимался внешнеторговыми проблемами. Свернув в боковую улочку, мы зашли в современное кафе для иностранных туристов и за чашкой кофе поговорили о том, о сем — о польских товарах, выставленных на международной ярмарке в Измире, о возможностях польско-турецкой торговли, и оба пришли к заключению, что они далеко не исчерпаны. Потом я попросил господина Ахмета объяснить, почему в его стране так много банковских реклам. Их можно было увидеть и на обочинах автомобильных дорог, и на городских улицах, и даже в парках. И что самое удивительное: чуть ли не на каждой улице можно встретить бесчисленное количество банковских контор и банков. Рядом с отечественными размещаются филиалы иностранных банков. Даже Ватикан имеет в. Стамбуле филиал своего банка.

— Эти банки, должно быть, делают большие обороты, — предположил я.

— Что? Обороты? — улыбнулся Ахмет.

— А как же! Все эти бюро, конторы, банки должны же приносить доход! Иначе зачем такая дорогостоящая реклама?

— Вы правы. По логике вещей должно быть именно так. Но, к сожалению, порой логика подводит. Я вам скажу поговорку, которую в Турции хорошо знают «Банка чок, пара йок» («Банков много, денег нет»).

— Занятная поговорка. Только... она требует пояснения.

— Конечно, — рассмеялся Ахмет. — Иностранцу это трудно понять. Среди турок есть немало мечтателей, фантазеров, людей, желающих быстро разбогатеть. Им кажется, что достаточно обзавестись двумя тысячами лир, как они по мановению волшебной палочки превратятся в миллионы. Турки верят в магическое слово «банк».

— Откуда это пошло?

— В османские времена турки не занимались банковскими делами, предоставив это иноверцам. Пророк на благоволил к ростовщикам, правоверным запрещалось давать деньги под проценты. Создавая современное государство, Ататюрк и в этой области столкнулся с огромными трудностями, которые, однако, сумел преодолеть. Предприниматели, решавшиеся поместить свои капиталы в банковское дело, оказывались в чрезвычайно выгодном положении. Вкладчикам выплачивались ничтожно маленькие проценты, зато за ссуды драли три шкуры. Деятельность банков почти не контролировалась государством. Состояния росли как на дрожжах. К тому же Кемаль, отменив шариат, избавил правоверных от мук совести. Правда, сейчас ситуация несколько изменилась. Мелкие банки разоряются, крупные растут. Особенно процветают те банки, в которых преобладает иностранный капитал и через которые поступают иностранные кредиты.

Вооруженные силы Турецкой Республики. Тяжелой обузой для государственного бюджета являются все растущие расходы на содержание огромной армии (1972 год — 477 тысяч человек)6.

Наличие столь многочисленной армии объясняется тем, что Турция входит в состав НАТО и СЕНТО7. Штаб-квартира командования юго-восточным крылом НАТО охватывающим район к востоку от Средиземного моря, находится в Измире. Американская пропаганда поддерживает здесь атмосферу «холодной войны», антикоммунистические настроения. Народу внушается страх перед мнимой агрессивностью коммунизма, на него обрушиваются потоки клеветы на Советский Союз. Так, несколько лет назад начальник Генерального штаба турецкой армии генерал Турал издал «исторический приказ» относительно коммунизма, прочитанный во всех частях и подразделениях. Понимая, что для мусульманина имеет особенно важное значение вопрос об «общих женах», генерал не постеснялся повторить эту нелепицу. Он говорил о пропусках, которые необходимо получать, чтобы проведать соседей в ближайшей деревне. И это в 60-е-то годы нашего столетия! Прогрессивная печать высмеяла эти бредни. Генерал смолчал. Смолчали и реакционные газеты, даже они сочли, что начальник Генерального штаба хватил через край.

Турки обожают мундиры и парады. Такова традиция. Нельзя забывать, что в недалеком прошлом это воины-завоеватели, о которых и сегодня слагаются легенды. Военные парады до сих пор открывают воинские части, одетые в мундиры янычар. Играют традиционные оркестры. Республика обязана своим созданием военным. Народ любит армию как защитницу внутренней и внешней безопасности, как хранительницу идей Ататюрка, как важную политическую силу и школу патриотизма. Служба в армии отбывается на основе всеобщей воинской повинности. Здесь солдаты получают элементарные знания. Они проходят трехмесячный курс, во время которого учатся читать и писать. Подобное «образование», естественно, не может быть достаточным для того, чтобы овладеть современной техникой, научиться обращаться с современным оружием.

Понимая, что слабая турецкая экономика не может вынести бремя содержания такой большой армии, США и другие члены НАТО часть расходов взяли на себя. Действительно, разве Турция в состоянии содержать одну из самых больших армий не только среди членов НАТО, но и во всем мире!

Иностранная военная помощь. Чтобы получить представление о военных расходах Турции, стоит ознакомиться с докладом министра национальной обороны правительстве Демиреля Ахмета Топалоглу, который он сделал в парламенте при обсуждении бюджета министерства обороны 23 декабря 1969 года. Он, в частности сказал: «На протяжении 21 года, с 1948 по 1969 год Турция получила от США военную помощь в размере 2 миллиардов 630 миллионов долларов, в среднем 125 миллионов долларов в год...»

Иностранная военная помощь. Чтобы получить представление о военных расходах Турции, стоит ознакомиться с докладом министра национальной обороны в правительстве Демиреля Ахмета Топалоглу, который он сделал в парламенте при обсуждении бюджета министерства обороны 23 декабря 1969 года. Он, в частности сказал: «На протяжении 21 года, с 1948 по 1969 год Турция получила от США военную помощь в размере 2 миллиардов 630 миллионов долларов, в среднем 125 миллионов долларов в год...»

Кроме того, в 1967—1971 годах было получено 6 миллиардов турецких лир... Ежегодная военная помощь ФРГ увеличилась с 50 миллионов немецких марок до 80 миллионов. Если учесть дополнительные дотации, эта цифра возрастет еще на 20% и достигнет, по-видимому 100 миллионов немецких марок в год. Военная помощи Италии составляет 11 миллионов турецких лир. Итоге вооруженные силы Турции в течение пяти лет получили помощь в размере 5,5 миллиарда турецких лир. (В тот период американский доллар был равен 9 турецким лирам.) «Кроме того, в рамках НАТО, — писала газета "Миллиет" 24 декабря 1969 года, — в течение пяти лев на строительство военных сооружений было отпущено Турции еще 691,2 миллиона турецких лир... В Турции в настоящее время нет атомных баз. Есть лишь устройства для транспортировки ядерного оружия. Поэтому утверждения, будто Турция может подвергнуться атомной атаке, представляются необоснованными...» Таким же образом, становится ясно, что иностранная военная помощь Турции достаточно велика. Помощь, о которой говорил Топалоглу, — подарок, но подарок не без оговорок. Оговорок много: всех не перечислишь. Важнейшей же, по-видимому, следует считать право американцев распоряжаться по своему усмотрению поставляемым в Турцию снаряжением. Так, во время турецко-кипрскойго конфликта в 1964 году президент Джонсон пригрозил изъять все военное снаряжение, если Турция начнет интервенцию на Кипр.

Больше года шли переговоры между Турцией и США о новом статусе военных баз, которых, как известно, немало на территории Турции. Было пересмотрено 54 соглашения, на основе которых предстояло выработать единое. Правительство Демиреля даже не представило этот документ сенату. Молчала и пресса. Появившиеся в газетах сведения о тайном договоре были весьма отрывочны. Правительственные газеты сообщили, что американцы пошли на ряд уступок. Они якобы согласились передать в ведение турецких властей территории, занятые военными базами, пообещали передать им также постройки и снаряжение, а кроме того, предоставить турецким властям возможность осуществлять контроль над базами, следить за тем, чтобы они использовались только в интересах НАТО.

Пресса об экономическом положении Турции. 29 октября 1969 года в газете «Джумхуриет» была помещена статья широко известного в кругах турецкой интеллигенции публициста Ильхана Сельчука, содержащая весьма подробный анализ турецкой экономики. Следует сказать, что «Джумхуриет» — одна из наиболее популярных турецких газет. В этой газете сотрудничают видные турецкие экономисты. Приведенные в статье данные относятся к 1968 и 1969 годам, но, поскольку с тех пор мало что изменилось, они могут характеризовать и нынешнюю ситуацию.

«В указанные годы наиболее высокие прибыли получали иностранные компании, такие, как "Шелл", "Пирелли", "Юнилевер"».

«За пятнадцать лет производство зерна на душу населения не увеличилось».

«Темп естественного прироста населения существенно превышает темп роста производства сельскохозяйственных продуктов».

«В настоящее время внешний и внутренний долг с процентами составляет около 50 миллиардов лир».

«В случае атомного конфликта одной из первых мишеней явится база Инджирлик, около Аданы».

«Число геджеконду в 1960 году составило 240 тысяч, а в 1967 году возросло до 465 тысяч. В ближайшие годы их станет еще больше».

«30% национального дохода находится в руках 300 тысяч компрадоров, крупных ага и прочих. В 1968 году в Турцию влилось 12 миллионов долларов иностранного капитала, а перевод прибылей составил 29 миллионов долларов. Из 1950 жителей Стамбула, которые платят подоходный налог в размере 150 тысяч Турецких лир, 856 человек являются представителями национальных меньшинств. Из 58 жителей Стамбула получающих чистую прибыль более 2 миллионов лир, 24 — представители национальных меньшинств. Если начиная с сегодняшнего дня мы возьмем взаймы хоть один куруш, нам придется выплачивать наши долги до 2014 года».

Нарисованная Сельчуком картина ни у кого не вызвала сомнений: в ней содержалась правда. Социально экономический и политический кризис в Турции назревал давно, но забили тревогу и заговорили во всеуслышание лишь в 1969 году.

Статистика в Турции поставлена плохо. Данные поступают нерегулярно, с опозданием. Газетные статьи как правило, не содержат указаний на источник. Более полные сведения и комментарии к ним появляются только после дебатов в комиссиях и на заседаниях парламента, проходящих в конце года, когда подводятся итоги минувшего года и обсуждается представленный правительством проект бюджета на следующий год. Ожесточенные дискуссии тянутся иногда по три месяца. (Бюджетный год начинается с 1 марта.)

В турецких газетах много пишут о туризме. Возможности Турции в этой области огромны: богатейшая природа (чего стоят одни только побережья Средиземного Эгейского, Мраморного и Черного морей!), великолепный климат, изумительные пейзажи, огромное количество памятников хеттской, греческой, римской, византийской и мусульманотурецкой культуры и искусства не могут не привлекать туристов. И все это почти не используется.

В туризм вложены немалые средства, но экономический эффект ничтожен. Среди европейских стран Турция имеет самый низкий доход от туризма. Туризму мешают как напряженная ситуация внутри страны, так и внешнеполитическая неустойчивость в районе Ближнего Востока. Нормальный ход жизни нарушается то кипрским кризисом, то слишком затянувшимся чрезвычайным положением.

Капитальное строительство. 20 апреля 1971 года «Миллиет» поместила доклад бывшего заместителя премьер-министра по экономическим вопросам Атиллы Караосманоглу, касавшийся проблем капитального строительства. Вот отрывок из него: «Плотина Кебан. Сумма первоначальных капиталовложений равна 696 миллионам турецких лир. По последним подсчетам, стоимость строительства, которая может еще более возрасти, оценивается в 1576 миллионов турецких лир. Строительство вспомогательных объектов и дорог согласно плану должно было обойтись в 552 миллиона турецких лир. Уже сейчас затрачено 1300 миллионов турецких лир. Работы предполагалось закончить к июлю 1971 года. Сейчас ясно, что строительство будет завершено не ранее октября 1973 года».

Ту же картину можно наблюдать на строительстве и других промышленных объектов.

Эмиграция. Поиски работы. Турция занимает одно из первых мест по экспорту рабочей силы. Эта проблема, и без того трудная, осложняется тем, что многие турецкие рабочие не имеют квалификации, а часто даже неграмотны. Поэтому они берутся за любую работу. Им важно одно — прокормить семью и отложить немного денег на обзаведение хозяйством у себя на родине. По возвращении им очень трудно найти какую-нибудь работу. Особенно тяжело тем, кто приобрел специальность. Армия безработных в Турции составляет несколько миллионов человек. Эмиграция в какой-то мере смягчает внутреннее напряжение. Государству выгодно поступление валюты, которую привозят турецкие рабочие из-за границы. Соглашения с западными странами, в том числе со странами, входящими в ЕЭС, гарантируют свободный перевод этих денег.

На основе соглашения, заключенного между правительствами Турции и Австралии, турецкие граждане получили разрешение эмигрировать в Австралию. Туда выехали некоторые польские семьи из Полонезкёй и несколько десятков турецких семей. Там их пути разошлись: поляки присоединились к своим соплеменникам, а турки создали национальные «анклавы», абсолютно изолированные от остального населения. Несколько десятков семей выехало из Турции в Канаду. Однако в целом случаи переезда турецких граждан на постоянное жительство в другие страны не часты. Турки предпочитают уезжать на время, ради заработка.

Современное «великое переселение народов». После второй мировой войны в Европе развернулась массовая миграция в поисках работы. Это было новым явлением, повлекшим за собой определенные экономические и политические последствия. Дело в том, что в странах с высоким темпом естественного прироста населения и слаборазвитой экономикой возник избыток рабочей силы. В высокоразвитых странах рабочих рук не хватает. В итоге в Европе ежегодно меняет свое местожительство более 10 миллионов человек. Особенно много эмигрантов оседает в ФРГ. Это главным образом итальянцы, греки, турки и испанцы. Сюда устремляется основная часть турецких рабочих-эмигрантов, что чрезвычайно выгодно западногерманским предпринимателям. Италия входит в ЕЭС, вследствие чего итальянским рабочим гарантируется определенный минимум заработной платы и социальное страхование. Турки же не пользуются этой привилегией, и западногерманские работодатели могут диктовать им любые условия.

В 1971 году в ФРГ проживало 604 тысячи турок, в Западном Берлине — более 40 тысяч, в Швейцарии в 1970 году — 121 тысяча, включая членов семей. В большинстве стран Западной Европы — в Швейцарии, Норвегии, Дании, Голландии, Бельгии, Франции — живет и трудится по нескольку десятков тысяч турецких рабочих.

Чем же заняты иностранные рабочие в ФРГ? 40% работают на строительстве, 30% — в металлургической промышленности, около 10% — в сфере обслуживания, 5% — в горнорудной промышленности и 1% — в сельском хозяйстве.

Статья турецкого дипломата. Вот что пишет о турецкой иммиграции в ФРГ посол Турецкой Республики в Бонне Огуз Гёкмен в статье, помещенной в № 1 ежеквартального журнала «Политика» за март 1971 года. В 1960 году в ФРГ проживало 2495 турецких рабочих. Через десять лет их уже было 373 тысячи, из них 290,5 тысячи мужчин и 82,5 тысячи женщин. К этому числу надо прибавить тех, кто оказываются в ФРГ не на основе международных соглашений, а приезжают как туристы и устраиваются на работу. Таких лиц насчитывается 40 тысяч. Кроме того, в ФРГ проживает около 38,5 тысячи неработающих женщин-турчанок, занятых домашним хозяйством. Количество детей составляет 72 тысячи. В 1970 году было зарегистрировано около 12 тысяч рождений, 794 смерти и 1197 браков, из них 38% смешанных. Немцы чаще женятся на турчанках, чем турки на немках (7% общего числа смешанных браков составляют браки между немками и турками). Большинство рабочих (58%) живет в ФРГ три года, и лишь 4% — более семи лет. В ФРГ из Турции приезжают в основном молодые, трудоспособные люди. 68% всех иммигрантов — лица от 25 до 40 лет.

В дипломатических кругах Анкары о турецких рабочих говорят, что это люди очень трудолюбивые, честные, но несговорчивые и требовательные. Они, например, требуют, чтобы им создавали хорошие условия для досуга, но главное, чтобы их расселяли вблизи друг от друга. Турки не поддаются ассимиляции. Их объединяет между собой и отделяет от окружения ислам. Религия составляет настолько важный элемент их жизни, что власти ФРГ вынуждены были построить для них несколько мечетей.

В ФРГ обучается много студентов-турок. В 1971—1972 годах в высших учебных заведениях ФРГ училось 3500 турецких студентов, что составляло больше половины всех турок, обучавшихся за границей. Вернувшись на родину, турецкие студенты играют важную роль в пробуждении политического сознания различных кругов турецкого общества, в особенности рабочих. Рабочие становятся во главе профсоюзного движения, вступают в активную борьбу с отсталостью, за экономические и социальные реформы. Вот почему некоторые политики высказываются против экспорта излишков рабочей силы в высокоразвитые страны. Их страшит рост классового самосознания. Однако в конечном счете все решает экономический фактор. Высокие заработки, которые ждут в ФРГ даже неквалифицированных рабочих (по сравнению, конечно, с тем, что можно заработать в Турции), действуют подобно магниту. При этом выигрывают не только отдельные лица, но и государство в целом. Поступления от турецких рабочих, вернувшихся из ФРГ, оцениваются приблизительно в 1 миллиард немецких марок ежегодно.

В настоящее время ФРГ занимает первое место в торговых и экономических отношениях Турции с зарубежными странами. В 1969 году двусторонний торговый оборот выражался в сумме 943 миллионов немецких марок. Доля ФРГ в турецком импорте составляла 25%, а доля Турции в импорте ФРГ — 4%. В 1963—1970 годах в рамках консорциума Турция получила в кредит от ФРГ 1382 миллиона немецких марок. И здесь ФРГ обошла США, заняв первое место. Срок выплаты долга отодвинут на тридцать лет, а процент по ссуде снижен до 2,5. ФРГ сооружает водосливную плотину Кебан (80 миллионов немецких марок), а также участвовала в строительстве моста через Босфор (40 миллионов немецких марок). Строительство выполняла смешанная западногерманская и английская фирма. Техническая помощь, оказываемая ФРГ, оценивается в 4—5 миллион нов немецких марок ежегодно. Частными западногерманскими предпринимателями в 1970 году было помещено в Турции около 101 миллиона немецких марок (главным образом в химическую промышленность). На военную помощь Турции ФРГ затрачивает 10 миллионов немецких марок ежегодно.

По сравнению с участием в турецкой экономике ФРГ американское участие представляется односторонним, в основном военным. Оно выражается в строительстве военных баз и оснащении армии. Турецкая либеральная пресса резко критиковала так называемую американскую помощь: США поставляют Турции старое, отслужившее оружие и оборудование, списанное в американской армии. Это касается и танков, и зенитных орудий, и самолетов, и кораблей (например, четыре военных корабля, поставленные в 1970 году, были словно взяты со свалки металлолома после второй мировой войны). К тому же, писали газеты, за этот «подарок» придется заплатить.

Лондонская «Гардиан» об американской помощи Турции. Ежегодное празднование Дня республики сопpoвождается в Анкаре большим военным парадом. Парад 1970 года проходил особенно торжественно. Над городом пролетело несколько звеньев новейших американских самолетов, что вызвало немедленные комментарии прессы.

Одни газеты писали, что турецкое правительство хотело продемонстрировать прочность американо-турецкой дружбы, другие утверждали, что эти самолеты принадлежат американским базам и что они вместе с американскими летчиками «взяты напрокат».

2 апреля 1972 года лондонская «Гардиан» поместила корреспонденцию из Анкары двух английских журналистов. В корреспонденции говорилось о растущей зависимости Турции от американской военной помощи. Турецкие власти боятся гонки вооружений в странах НАТО, внутри которого могут начаться разногласия в связи с кипрской проблемой.

Начиная с 1952 года американские и турецкие власти заключили серию соглашений относительно организации «общей обороны». В 1969 году обе стороны детально обсудили статус американских войск в Турции. Были перечислены даже улицы, по которым американские военные транспортные средства имеют право проезжать.

Турки все яснее понимают, что американская помощь — это лишь попытка завуалировать плачевное положение турецкой экономики. 200 миллионов долларов, что составляет 5,7% валового национального дохода, ежегодно тратится на вооружение. Это слишком большая цифра для бедной страны. Авторы статьи пишут, что в Турции находится 7300 военнослужащих США и более 400 гражданских лиц, не считая членов семей. А недавно их было вдвое больше. Так оценивали турецко-американские отношения их ближайшие союзники из Лондона.

Огорчения американского дипломата.

- Странные люди эти турки, — жаловался как-то американский дипломат в беседе с представителями других стран на коктейле в Анкаре. — Чем больше я живу в их стране, тем меньше их понимаю. Мы оказываем им помощь, и немалую, а они не только не благодарят, но, напротив, ведут себя так, словно делают нам одолжение, принимая от нас эти миллионы. Шестой флот охраняет берега Турции. Матросы сошли на берег в Стамбуле. Им хочется отдохнуть, повеселиться, походить по твердой земле, потратить доллары, наконец. И что же? Вместо цветов, как это принято между союзниками и друзьями, их встретили чернилами. Сначала испачкали им белые, отутюженные блузы, а потом схватили и бросили в море. Хорошо, что корабли стояли близко: за парнями спустили спасательные лодки.

- Да, эпизод неприятный. Турки, безусловно, нарушили закон гостеприимства, — сказал француз. — А вы отомстите — перестаньте охранять их побережье. Уведите флот домой.

- Конечно, конечно, но Атлантический пакт...— скат зал американец и продолжил: — Мы на свои деньги построили им Технический университет... а он стал центром антиамериканских демонстраций. Там сожгли автомобиль нашего посла во время его визита к ректору.

- Дорогой коллега, — в разговор вступил итальянец. Горячо жестикулируя, он попытался объяснить представителю США свою точку зрения. — По-моему, вы напрасно разрекламировали нового посла как человека заслуженного, поскольку он во Вьетнаме представлял ЦРУ. Турки, восточный народ, испугались. Они подумали, что ваш посол прибыл к ним для того, чтобы делать здесь то, что он делал во Вьетнаме.

- Но его прислали для укрепления американо-турецкой дружбы... — торжественно заверил американец.

- Мы в этом не сомневаемся, — сказал француз. — Но как быть с этими непросвещенными турками? Они не желают верить в ваши добрые намерения. Не правительство — там поверили, а интеллигенция и особенно студенты настойчиво требовали, чтобы вы отозвали этого посла.

Экспорт турецких ученых. Анализируя проблемы экспорта и импорта, Ильхан Сельчук, на которого мы уже ссылались, говорит об экспорте ученых как о явлении малопонятном и чрезвычайно нежелательном для турецкой науки. В газете «Джумхуриет» от 29 октября 1969 года он писал: «За границами Турции работает 245 турецких ученых, из которых 151 приняли гражданство той страны, где они сейчас проживают (в США 107 человек). В этом отношении Турция стоит на первом месте, среди стран, экспортирующих умы».

Действительно, с одной стороны, Турция экспортирует своих ученых, но с другой — в этой стране живет и занимается научно-педагогической деятельностью немало иностранцев. Это в основном ученые из ФРГ и Австрии, в меньшем количестве из Франции, Италии и США. Принято считать, что среди ученых-иностранцев, работающих в Турции, нет выдающихся самостоятельных исследователей, что они, как правило, неплохие педагоги, ведущие занятия по геологии, картографии, техническим и гуманитарным дисциплинам, в особенности по немецкой филологии. Иностранные ученые в Турции занимают отнюдь не монопольное положение. Им довольно трудно конкурировать с молодыми, способными и энергичными турками, трудно получить научную или преподавательскую работу.

Турецкие студенты учатся в высших учебных заведениях США, ФРГ, Канады, Англии, Швеции, Дании, Швейцарии, Австрии, Италии, Франции, Бельгии, Голландии. Наибольшее число учащихся приходится на ФРГ (1112) и США (1075). За границу едут учиться молодые и способные люди. Таким образом, западные страны не только оказывают Турции научно-культурную помощь, но и достигают определенной политической цели — влиять на мировоззрение и политические взгляды турецкой научной интеллигенции. Если эту практику турецкие правящие круги охотно поощряют, то поездкам на учебу в социалистические страны они препятствуют. Молодой человек, выразивший желание учиться в какой-нибудь стране социализма, как правило, получает отказ. Антикоммунистическая позиция турецкого правительства сказывается и в этом.

Выезд за границу турецких ученых, безусловно, наносит ущерб молодой, развивающейся турецкой науке. Тем не менее ученые покидают страну. Одним трудно найти работу на родине, некоторых привлекают более высокие заработки, а третьи ищут лучших условий для работы, хорошие лаборатории, оснащенные современной техникой и оборудованием. 107 турецких ученых, принявших американское гражданство, могут служить иллюстрацией кадровой политики США, покупающих способных, талантливых людей. В результате американская научная и культурная помощь обходится Турции очень дорого: страна платит не долларами, а умами, научными открытиями.

Торговые и экономические отношения с социалистическими странами. Торговые и экономические отношения Турции со странами социализма в настоящее время развиваются довольно успешно, несмотря на некоторые тормозящие факторы. Между Турцией и капиталистическими странами имеются соглашения, по которым товарооборот Турецкой Республики с социалистическими странами ограничивается 20% всего турецкого товарооборота. К счастью, эта оговорка соблюдается не слишком строго. Расчеты ведутся по клиринговой системе. Одни турецкие экономисты выступают сторонниками этой системы, другие — таких большинство — высказываются против.

Торговля Турции с Советским Союзом имеет все возможности для постоянного расширения. Этому способствуют близкое соседство и дешевизна перевозок по Черному морю. СССР осуществляет в Турции обширное капитальное строительство на советские кредиты. На начало 70-х годов советские кредиты составили полмиллиарда американских долларов. С помощью Советского Союза построены и сооружаются ряд промышленных объектов, которым предстоит сыграть решающую роль в индустриализации Турции. В 1972 году сдан в эксплуатацию завод серной кислоты в Бандырме; в 1973 году построен нефтеперерабатывающий завод в окрестностях Измира; строится алюминиевый комбинат в Сейдишехире; возводится завод древесноволокнистых плит в Артвине; готовится к сдаче в эксплуатацию первый доменный комплекс металлургического завода в Искендероне; на советско-турецкой границе, на реке Ахурян (Арпачай), начато строительство плотины и водохранилища, которые будут эксплуатироваться совместно, построена линия высоковольтной передачи Сейитёмер — Сейдишехир протяженностью 310 километров. Советские специалисты ведут исследования и разрабатывают проект строительства метро в Стамбуле. Как сообщала «Джумхуриет» от 8 октября 1970 года, «выплата кредитов будет происходить за счет закупок в Турции скота, овощей, минералов и других традиционных экспортных товаров. Кредит рассчитан на 15 лет под 2,5% годовых».

Промышленные предприятия, построенные Советским Союзом в 30-е годы, а также после нормализации советско-турецких отношений, в 60-е годы, и в настоящее время, могут служить наилучшим свидетельством добрососедской помощи и миролюбивой политики Советского Союза. Общественность Турции, простые люди с признательностью говорят о советско-турецком сотрудничестве, благодаря которому люди получают работу, а страна богатеет. Можно ли сравнить это с «помощью» США? Строительство военных баз, производство оружия лишь отягощают бюджет Турции, мешают мирному строительству.

К дружескому сотрудничеству с Турцией стремится и ее балканская соседка — Болгария. Начиная с середины 60-х годов отношения между этими странами становились все более прочными. В 1968 году Турцию посетил Тодор Живков. Во время этого визита было заключено соглашение о переселении болгарских граждан турецкой национальности в Турцию. По этому соглашению переехало около 15 тысяч человек. Часть из них и настоящее время хотела бы вернуться в Болгарию, но соглашением это не предусмотрено. Далеко не все болгарские турки желают выехать из Болгарии, да и Турция больше не в состоянии принимать иммигрантов. В 1970 году в Болгарии с официальным визитом побывал глава турецкого правительства Сулейман Демирель. В результате этого визита произошло дальнейшее сближение и углубление добрососедских отношений между Турцией и Болгарией, в частности в области экономических отношений. Болгарское правительство предложило Турции кредит в размере 10 миллионов долларов. Однако после меморандума генералов, когда в Турции было введено чрезвычайное положение, товарооборот между Турцией и Болгарией, который достиг в предыдущие годы 12 миллионов долларов, сократился и в отношениях между этими странами наметился регресс. В турецкой прессе начали появляться статьи, порочащие социалистическую Болгарию. Посыпались обвинения в том, что Болгария якобы поддерживает в Турции левоэкстремистские силы.

В ноябре 1972 года Анкару посетил министр иностранных дел Болгарии. В совместном коммюнике провозглашалось желание развивать добрососедские отношения и содействовать безопасности и сотрудничеству в Европе и на Балканах. Этот визит явился доказательством конструктивной политики Болгарии на Балканах и миролюбивой политики социалистических стран.

Торговые отношения Турции с другими социалистическими странами после меморандума генералов также оказались свернутыми. Товарооборот между Турцией и рядом социалистических стран даже упал. Но в настоящее время трудности преодолеваются и торговля постепенно расширяется. Правительства СРР и ВНР предложили Турции кредиты. С ПНР, ЧССР и ГДР развивается торговля (хотя с ГДР у Турции нет дипломатических отношений).

Современная Турция, страна противоречий и контрастов, имеет все возможности при условии проведения глубоких и принципиальных реформ стать в будущем страной с высоким материальным уровнем жизни и развитой культурой. Но пока ей предстоит преодолеть экономический и политический кризис. Турция находится на распутье. Куда она двинется, покажет будущее. Если она сумеет преодолеть пережитки феодализма и отсталость, создаст условия для высвобождения творческих сил народа, перед нею откроются широкие возможности социально-политического, экономического и культурного роста.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100