НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 2. Страницы истории

История Эфиопии, насчитывающая более двух тысячелетий, богата бурными событиями. В трудной многовековой борьбе страна отстояла свою независимость, выдержала в конце прошлого века натиск европейских колонизаторов, сохранила своеобразную культуру. В последние годы это древнее государство решительно вступило на путь глубоких реформ, социального обновления. В феврале 1974 г. начались массовые выступления против архаической феодальной монархии, против засилья иностранного капитала. 12 сентября того же года монархия была свергнута. Взявший власть Временный военный административный совет провозгласил курс на проведение народно-демократической революции, на социалистическую ориентацию развития страны. Никогда Эфиопия не переживала столь насыщенных событиями, испытаниями и переменами боевых лет.

Страницы истории
Страницы истории

Но рождение новой, революционной Эфиопии не означает забвения ее славного прошлого, лучших традиций мужественного трудового народа. Обычно историю Эфиопии начинают излагать со времени переселения (примерно в V в. до н. э.) колонистов из Южной Аравии в районы нынешних провинций Эритрея и Тыграй. Однако теперь, после сенсационных археологических открытий в долинах рек Омо и Аваш в 60—70-х годах, эфиопская земля наряду с Кенией и Танзанией может вполне быть признана «колыбелью человечества». В отложениях двух-трехмиллионного возраста и более древних, обнаженных в ущельях и обрывах долин Омо и Аваша, ученые раскопали останки первобытных людей, первые примитивные орудия в виде обколотых кусков кварца и речных галек. В урочище Хадар в нижнем течении Аваша были найдены кости более двух десятков гоминид, в том числе почти полный скелет самки австралопитека, названной участниками международной экспедиции «Люси». Вместе с аналогичными открытиями в Кении, на берегу озера Туркана, и в Олдувайском ущелье Танзании находки в Эфиопии оказали огромное влияние на представления о времени, темпах и характере становления человека. Главный руководитель раскопок в Кении Ричард Лики так охарактеризовал в своей книге «Истоки» (Лондон, 1977 г.) значение восточно-африканских находок: «Теперь очевидно, что генеалогическая линия, приведшая к современному человеку, тянется назад на пять, а может, и на шесть миллионов лет. Так же ясно, что значительную часть этого времени наши предки сосуществовали с двумя видами своих ближайших родственников, которые затем вымерли».

Эфиопский грабен, его ущелья сулят ученым еще множество удивительных находок. Площади в сотни квадратных километров занимают древние слои с остатками ископаемых животных, стоянок первобытных людей. Вероятно, весь долгий период, прошедший с появления человека разумного (Homo sapiens), люди жили на этой земле. Раскопки обнаруживают следы их деятельности во многих местах и в значительных размерах. Так, близ селения Мелка-Контуре, примерно в 50 км к югу от Аддис-Абебы, в долине верхнего Аваша археологи извлекли из раскопок тысячи различных каменных орудий.

Письменная, точно фиксированная история Эфиопии начинается действительно с прихода поселенцев из-за Красного моря, с ростом Аксумского царства. Хотя в свидетельствах, дошедших до нас из Древнего Египта, государств Напата и Мероэ, не раз упоминаются кушитские племена, обитавшие на территории Эфиопии, однако они не создали в те времена своего государства, остались на родо-племенной стадии.

Пришельцы из Южной Аравии, где уже существовали стабильные государства (наиболее известное — Саба), было высоко развито земледелие, широко велась торговля, принесли на Африканский Рог и внедрили многие достижения своей цивилизации, включая письменность, умение создавать монументальные каменные сооружения, плужное земледелие. Постепенно здесь возникли первые города и порты, развивалась торговля с Мероэ и Египтом, Южной Аравией и даже Индией.

Древние обелиски в городе Аксум
Древние обелиски в городе Аксум

Северная часть современной Эфиопии стала перекрестком важных торговых путей древнего мира. На этой основе и поднялось Аксумское царство, которое достигло своего расцвета в III—IV вв. н. э. Около пяти веков Аксум был одной из великих держав древности, крупным хозяйственным и культурным центром тех далеких времен. До наших дней сохранились величественные сооружения аксумитов. Всемирно известны высокие гранитные стелы и сегодня гордо высящиеся среди весьма скромных строений небольшого ныне города Аксума (население около 20 тыс. человек). Целого дня не хватит, чтобы даже бегло ознакомиться с многочисленнными памятниками древнего Аксума. В центре города частокол стел: одни — это грубо отесанные обелиски, другие — со сложной резьбой, имитирующей многоэтажные дома с балконами, окнами, дверьми и даже засовами. Некоторые обелиски, в том числе самый высокий 33-метровый, лежат разбитыми. Одна из больших стел была увезена в 1937 г. итальянцами и стоит сейчас в Риме. У основания стел квадратные каменные платформы с чашеобразными углублениями — возможно жертвенные площадки. Неподалеку от центральной группы обелисков каменные троны. Их двенадцать, считается, что здесь сидели судьи и советники царей. Сохранились следы царского места, где еще много веков спустя короновались эфиопские императоры. Повсюду встречаются фундаменты больших строений, гигантские террасы, лестницы, выложенные огромными плитами. Крепость-дворец с четырьмя башнями занимала площадь 120х80 м. На северной окраине города в склон горы врезаны могильные склепы, облицованные красным гранитом. В них стоят пустые каменные саркофаги. Вокруг Аксума сохранились остатки мощных крепостных стен. Древний город занимал территорию во много раз большую, чем нынешний Аксум. Почти повсеместно на полях, пастбищах, на холмах, окружающих город, встречаются остатки строений, небольшие обелиски, обломки древней керамики, колонн и других обработанных камней. Уже несколько экспедиций за последние десятилетия работали в Аксуме. Лучшие произведения искусства и памятники находятся сейчас в музеях. Однако аксумская земля еще таит в себе немало свидетельств истории прошедших веков, она ждет новых исследователей.

С Аксумом связано много легенд. И одна, самая распространенная — о происхождении императорской династии — играла в политической жизни Эфиопии немалую и вполне реальную роль. На ней основывалось право императора на божественную, неограниченную власть. Легенда гласит, что царица Савская (Македа), правившая Аксумом за тысячу лет до нашей эры, наслышавшись о мудрости и богатствах царя Соломона, решила сама посетить Иерусалим. «Никогда еще не приходило такого множества благовоний, какое подарила царица Савская царю Соломону», — повествуется в Библии, где описан этот визит. Библейское сказание было развито в эфиопском варианте легенды, записанном аксумским монахом в начале XIV в. и включенном в книгу «Слава царей» — «Кыбрэ нэгэст», где эфиопские правители объявлялись божьими избранниками. Правящие тогда императоры прямо связывались с библейским царем Соломоном. Согласно легенде, царица Савская провела в гостях несколько месяцев, а по возвращении в Аксум родила сына. Он-то якобы и стал, под именем Менелика I, родоначальником «соломоновой династии». К ней причислял себя и последний император Эфиопии Хайле Селассие, что и было записано в конституции 1955 г.

Не только исторические легенды оставил древний Аксум эфиопскому государству. Культурное наследство аксумитов, их язык — геэз, письменность, рукописи и искусство вошли составными частями в жизнь и духовный мир Эфиопии. Важное значение для последующей истории страны имело принятие аксумским царем Эзаной христианства в IV в. н. э., принесенного сюда сирийскими монахами — коптами.

В VIII в. начался упадок Аксума. Царство попало в вассальную зависимость от соседних правителей. Подъем ислама в Аравии и арабская экспансия в Египет, потеря Аксумом порта Массауа отрезали Аксум от торговых путей, сократили его связи с другими государствами. Были и серьезные внутренние потрясения, распри и восстания. По преданиям, жители южных горных районов в середине X в. восстали против аксумских властителей и даже разрушили столицу. С тех пор Аксум так и не возродился как политический центр. Все же более тысячи лет после этого Аксум оставался религиозной столицей Эфиопии — здесь возводились на престол императоры, хранились их короны и другие государственные и церковные реликвии. VIII—X вв. — смутные времена в истории Эфиопии, о них осталось мало свидетельств.

В конце XI в. сформировалась новая сильная власть династии Загуйе (Загве) из горной области Ласта, населенной народом агау. Царствовала эта «узурпаторская» династия (ибо она-де не происходила от «соломонова рода») до 1270 г., когда вновь на главный трон Эфиопии вернулись «потомки» Соломона и Македы.

Среди правителей Загуйе самый известный Лалибэла (конец XII — начало XIII в.). С его именем связывают строительство выдающегося ансамбля храмов, вырубленных из цельных каменных монолитов в его родном городке Роха (ныне Лалибэла) близ верховьев реки Тэкэзе. Наряду с аксумскими древностями церкви Лалибэлы - архитектурный памятник, имеющий мировое значение. Лалибэла намеревался создать на эфиопском высокогорье второй Иерусалим. Даже местная речка была переименована в Иордан. Со всей страны были свезены лучшие каменотесы, резчики, скульпторы. Итог этой титанической по тем временам, многолетней работы, вдохновенной фантазии — одиннадцать храмов, целиком — и внутри, и снаружи — высеченных из гигантских блоков красно-розового вулканического туфа. Самое крупное сооружение — опоясанная квадратными колоннами церковь Мэдханэ Алем длиной 34 м, шириной 24 и высотой 11,5 м. Самая совершенная по цельности замысла, пожалуй, церковь святого Георгия, вырубленная в виде крестообразной в плане 12-метровой башни. Традиции аксумского зодчества нашли завершение в лалибэльском ансамбле. Время пощадило монументы Лалибэлы, они очень хорошо сохранились.

Постепенно основными центрами экономической жизни страны становились более южные районы нагорья. Здесь сформировался народ амхара, сыгравший важную роль в истории средневековой Эфиопии. Видное место заняла в государстве церковь. При отсутствии крупных городов столицы часто менялись и были скорее военными лагерями императоров, чем городскими поселениями, а роль хранителей культуры, традиций, законов выпала на монастыри, духовенство. В XIV в., особенно при императоре Амбэ-Цыйоне, опять укрепляется централизованная власть, Эфиопия установила связи с соседними странами. Возникает обширная светская и церковная литература на языке геэз. Появилось много переводов рукописей на этот язык с латинского, арабского, греческого и других языков. Расширились и границы средневековой Эфиопии. Решительно, а иной раз и жестоко проводил политику укрепления единого государства император Зэра-Якоб (правил в 1434—1468 гг.) — один из наиболее энергичных и дальновидных правителей страны.

Город Лалибэла. Церковь святого Георгия, вырубленная в туфе
Город Лалибэла. Церковь святого Георгия, вырубленная в туфе

Необходимость укрепления светской власти, создания действенной системы управления, единого законодательства, сильной централизованной армии диктовалась острым противоборством между Эфиопией и мусульманскими султанатами Адал, Йифат и другими, сформировавшимися на побережье Красного моря, у восточных и южных границ. Более ста лет шли жестокие войны, принесшие огромный ущерб народам Африканского Рога. Зэра-Якобу удалось в 1445 г. нанести поражение султану Йифата и надолго приостановить крупные военные столкновения с восточными соседями. Эфиопия также вновь получила выход к Красному морю. Однако после смерти грозного императора раздоры среди феодальной знати, борьба за власть и доходные синекуры вновь усилились. Опять начались схватки на границах.

К началу XVI в. относятся первые связи с Португалией, куда из Эфиопии были направлены специальные посольства. Одно из них возглавлял армянин Матеоус (Матвей) — весьма искусный дипломат. Эфиопские императоры предлагали португальским королям вступить в военно-политический союз против разраставшейся Османской империи и ее союзников. Предложения эти были приняты, и в 1518 г. в далекие африканские земли отправились миссии из Лиссабона. Группа португальцев добралась до императорской резиденции два года спустя и оставалась в стране целых шесть лет. Практических результатов этот первый обмен миссиями не дал, но связи с Португалией продолжались вплоть до XVII в.

В середине XVI в. опустошительная тридцатилетняя война вновь обрушилась на Эфиопию. Армии мусульман из Адала и Харэра под командованием Ахмеда аль-Гази (прозванного Грань-Левша) вторглись в глубинные районы Эфиопии, разграбили и разорили буквально всю страну. Грань, провозгласив себя имамом, объявил христианской Эфиопии «священную войну». Впервые в боях применялось огнестрельное оружие — пушки и мушкеты. Грань нанес армии императора Либнэ-Дынгылема тяжелые поражения. Тогда была вновь послана миссия в Лиссабон. В июле 1541 г. около Массауа высадился приплывший из Гоа (Индия) португальский полк мушкетеров под командованием Криставана да Гама, сына знаменитого мореплавателя Васко да Гама. Бои носили ожесточенный характер, с обеих сторон было большое количество жертв, в огне погибли многие замечательные сооружения, тысячи рукописей, произведений искусства. Десятки тысяч людей были угнаны в рабство. В стране свирепствовали эпидемии оспы и холеры. В феврале 1543 г. грань был убит в бою. После смерти своего полководца армии Харэра и Адала потерпели серию поражений. Завершилась эта война в 1559 г., не принеся ни одной стороне решительного успеха. Усиливался и натиск турок-османов с севера; в 1557 г. солдаты султана Сулеймана захватили главный красноморский порт Массауа.

В этом же веке еще один воинственный народ включился в бурный поток истории страны. С юга и юго-востока началось переселение галла (самоназвание оромо). Галла неудержимо продвигались на север и северо-восток, занимая земли как на нагорье, так и в полупустынных саваннах в долине Аваша, в районе Харэра. В 1577 г. они захватили Харэр и разорили его. Постепенно галла прочно обосновались на этих землях, частично вытеснив прежнее их население, частично смешавшись с ним. Эта этническая чересполосица и сейчас отчетливо прослеживается во многих районах южной и центральной Эфиопии.

В середине XVI в. португальские правители и римский папа предприняли серьезную попытку взять под свой контроль Эфиопию. За присланную ими военную помощь (хотя отряд португальцев не оказал серьезного влияния на ход войны с Гранем) Лиссабон и Рим потребовали особых прав во всех делах страны и перехода эфиопской верхушки в католичество. Несколько десятилетий агенты Рима и Лиссабона плели свои интриги в Эфиопии, но, хотя им удавалось иной раз склонить на свою сторону некоторых правителей и вельмож, добиться поставленных целей они не смогли. Эфиопия сохранила свой суверенитет и религию. В 1632 г. иезуиты были изгнаны из страны.

Объединенная с помощью оружия к концу XVI в., Эфиопия переживала большие трудности. Голод и эпидемии, восстания покоренных племен, бунты крестьян, иногда во главе с самозваными императорами, потрясали страну. Светские феодалы дрались за власть с духовными владыками. В самой церкви шли богословско-политические распри. На троне быстро сменяли друг друга ставленники различных борющихся группировок. В этот период эфиопской истории политическим центром страны стал Гондэр, расположенный в плодородных краях к северу от озера Тана. Правителям Гондэра удалось частично смягчить раздирающие страну противоречия, усилить центральную власть, несколько поправить экономическое положение. Полунезависимые властители областей Шоа, Хамасен (на севере) и некоторых других признали власть императоров. Императоры Фасиледэс (правил в 1632—1667 гг.), его сын Йоханныс (1667—1682 гг.), Иясу I (1682—1706 гг.) уделяли много внимания и средств строительству и украшению своей столицы. И сейчас Гондэр сохранился как город-памятник той эпохи. Дворец Фасиледэса — крепость, в архитектуре которой ясно выступают черты португальского влияния, окружен каменной стеной со многими воротами. Внутри этой крепости сохранилось несколько средневековых зданий — резиденций разных императоров и императриц, церквей, других общественных построек. В километре от центра древняя церковь Дэбрэ Бэрхан Селассие, все стены и потолок которой сплошь покрыты росписями и картинами.

Гондэр. На заднем плане — бывшая резиденция императоров
Гондэр. На заднем плане — бывшая резиденция императоров

Относительная устойчивость и оживление экономики дали толчок к развитию культурной жизни. Вновь возродилась богатая богословская литература. Поэты и музыканты были в большом почете при гондэрском дворе, особенно при императоре Иясу II (правил в 1730—1755 гг.). Придворные летописцы составили интересные, содержательные отчеты о событиях в стране. Иконы и росписи того времени, сохранившиеся на стенах церквей и монастырей, рисунки в рукописях — свидетельства высокого мастерства художников этого «золотого периода» эфиопского искусства.

В самом начале XVIII в. из северных районов Эфиопии, частично попавших в зависимость от Османской империи, был вывезен в Стамбул малолетний сын правителя района, расположенного вдоль реки Мареб. В 1707 г. этот мальчик был привезен в Россию русским послом в Турции и представлен ко двору. Крещенный в России и получивший имя Абрама, а отчество от царя Петра, Абрам Петрович Ганнибал сделал большую карьеру. Покровительство Петра I дало возможность молодому эфиопу получить блестящее образование, стать офицером русской армии и выйти в отставку в чине генерал-аншефа. Умер А. П. Ганнибал в 1781 г. Он был прадедом А. С. Пушкина. Это родство великого русского поэта с выходцем из Эфиопии, нашедшим в России вторую родину, помнят и почитают в эфиопском народе.

Со второй половины XVIII в. Эфиопия вновь вступила в трудную полосу внутренних междоусобиц. Борьба за власть в Гондэре между крупными феодалами и представителями верхушки разных этнических групп (особенно галла и амхара) привели к падению реальной власти императоров. Их сменяли и назначали по воле временщиков, бравших контроль над Гондэром. Фактически стала самостоятельной богатая область Шоа, ее правители перестали платить дань и налоги императорам. Государственная казна опустела. У каждого крупного местного властителя была своя армия. Бои и стычки между ними разоряли страну, особенно страдало от поборов и грабежей крестьянство. «Временем князей» — зэменэ месафынт называют историки этот период удельной раздробленности. Упадок центральной власти дошел до того, что одновременно разными кликами провозглашались несколько императоров. Так, в 1788 г. их было сразу четыре. Процветали сепаратизм, местничество, межплеменная рознь. От гондэрской империи отпали целые области, особенно на юге страны.

Вместе с тем две провинции: Тыграй — историческая колыбель Эфиопии и Шоа — окрепли настолько, что их правители стали претендовать на верховенство в стране. В Тыграй самодержавно правил деджазмач (Высокий воинский титул) Уэбе, в Шоа такое же положение занимал царь — негус Сахле Селассие, почитавшийся одним из отпрысков «соломоновой линии» эфиопских императоров. Дело дошло до того, что посланец Уэбе привез из Александрии нового патриарха — абунэ эфиопской церкви и оставил его при себе. Затем Уэбе пошел в 1842 г. войной на гондэрского правителя. Лишь случайность лишила деджазмача Уэбе полной победы.

В начале 50-х годов выдвинулся личной храбростью и умением мелкопоместный феодал Касса из области Куара. В июне 1853 г. он наголову разбил гондэрскую армию, а спустя два года и армию Уэбе. 11 февраля 1855 г. Касса короновался под именем императора Теодроса II. Свою политическую программу новый император высказал при возложении короны патриархом: «Клянусь этой короной моих предков, что соберу под своей властью все провинции, которые входили в состав империи». Не случаен и выбор нового имени Кассы. В стране было широко известно пророчество о том, что император по имени Теодрос должен спасти разваливавшуюся империю, восстановить ее славу и величие и даже освободить Иерусалим от мусульман. Период междоусобиц, «времен князей» закончился. Начался новый этап возрождения единой эфиопской империи, завершенный к началу XX в. Менеликом II.

Сосредоточив в своих руках политическую власть и военную силу, заручившись поддержкой абунэ, Теодрос II провел несколько удачных походов в Уолло, Шоа и другие провинции, чем сильно подорвал могущество местных феодалов. Самых знатных лиц из Шоа и Уолло (включая сына негуса Шоа, будущего императора Менелика II) заточили на амбе Мэкдэла — горе-крепости Теодроса. Опираясь на относительно хорошо вооруженную и организованную армию, Теодрос провел некоторые реформы. Он разделил страну на более мелкие административные единицы, поставив во главе их доверенных людей. Подрывая политическую власть феодалов, Теодрос, однако, не затрагивал экономическую основу их мощи — владение землей, эксплуатацию крестьянства. Императором стали назначаться судьи и сборщики пошлин. Был принят закон о некотором ограничении работорговли. При нем начата отливка с помощью иностранных мастеров крупных пушек; самая большая из них весила около семи тонн.

Спокойствие в стране все-таки не наступило. Мятежи феодалов разгорались то в одной, то в другой провинции. Особенно упорным было противодействие центральной власти в Тыграй, Годжаме и Шоа. Теодрос вызвал оппозицию и духовенства, когда ввел налоги на церковное имущество. Императорская армия все время находилась в походах, подавляя непокорных. Так, в 1860 г. уничтожили столицу Шоа город Анкобер. Казни были обычным наказанием. Даже патриарх был заточен на амбе Мэкдэла.

В 60-х годах положение Теодроса осложнилось и внешнеполитическими конфликтами. Они были связаны с попытками Эфиопии вернуть приморские земли, вновь получить доступ к Красному морю, побережье которого контролировалось египетским хедивом. Теодрос намеревался изгнать турок и египтян с побережья, пойти в поход с англичанами, но Великобритания была в те годы в тесных отношениях с Турцией, и предложения Эфиопии о союзе были встречены в Лондоне весьма прохладно, император даже не получил на них ответа. В 1864 г. он приказал арестовать английского консула, обвинив его в антиэфиопской деятельности, и «владычица морей», главная колониальная империя мира решила наказать Теодроса. Началась англо-эфиопская война 1867—1868 гг.

Экспедиционный корпус был отправлен из Индии и начал высадку в порту Зула на Красном море в октябре 1867 г. Англичане сразу же обратились к враждебным Теодросу крупным феодалам с призывом объединиться с ними. Правитель Тыграй обещал содействие в походе английских войск к амбе Мэкдэле, где содержались арестованные. В апреле 1868 г. войска окружили эту горную крепость. Находясь в безвыходном положении, Теодрос предпочел смерть плену и застрелился. Так трагически завершилось бурное царствование Теодроса II. Объективная задача создания централизованного государства по-прежнему остро стояла перед Эфиопией, и ее надо было решить в короткий срок, чтобы страна не стала добычей колонизаторов, начавших раздел Африки.

С гибелью Теодроса II вновь наступили годы борьбы за императорский престол. Английский карательный корпус покинул Эфиопию, хотя Лондон значительно укрепил свое влияние в стране. Союзнику англичан — правителю Тыграй были переданы крупные партии боеприпасов и оружия. Вскоре там появился и постоянный английский военный советник, взявшийся за обучение тыграйской армии. Не удивительно, что правитель Тыграй, разбив очередного конкурента, в 1872 г. был торжественно коронован в Аксуме под именем Йоханныса IV. Семнадцать лет правления этого императора прошли все в тех же усилиях укрепить центральную власть, подчинить феодальную знать, создать мощную армию, как стремился сделать и Теодрос II. Но учтя печальный опыт последнего, новый император вошел в тесный союз с церковью, щедро одаривая ее землей и богатыми подношениями. Широко проводилось насильственное обращение в христианство мусульман и язычников. Фактически христианство было объявлено государственной религией («одна страна — одна вера»), иноверцы жестоко преследовались. Йоханныс старался ладить с наиболее могущественными феодалами областей Шоа (а ее правителем с 1865 г. стал бежавший из плена на амбе Мэкдэла будущий император Менелик II) и Годжам, не доводить раздоры до открытой войны.

По-прежнему для Эфиопии стояла проблема выхода к морю. Значение ее резко возросло в связи с открытием Суэцкого канала (1869 г.). Борьба за контроль над Красноморским побережьем стала важным фактором мировой политики — в нее постепенно втягивались Великобритания, Франция, Италия. Стремились удержать свои позиции в этом районе и султаны Турции, и хедивы Египта.

Вокруг Эфиопии назревали опасные конфликты, грозившие ей новыми территориальными потерями, а то и ликвидацией независимости. Наступая из Массауа, египетские отряды захватили часть северных земель Эфиопии, а в 1875 г. заняли Харэр. Однако эфиопской армии удалось нанести войскам хедива серьезные поражения, что способствовало консолидации страны, уменьшению внутренней розни и сыграло в последующие десятилетия важную роль в защите независимости страны. В 1881 г. в Судане началось восстание махдистов, а в 1882 г. Великобритания захватила Египет. Политическая ситуация изменилась, этим в своих интересах воспользовался эфиопский император. В 1884 г. был заключен англо-эфиопский договор, по которому за помощь англо-египетским войскам в войне с махдистами Эфиопия получала право на беспошлинный провоз грузов через Массауа, ей возвращалась область Богос, захваченная египтянами. Эфиопская армия получила довольно большие партии огнестрельного оружия. Однако британская дипломатия, втягивая Эфиопию в подавление махдистского восстания, преследовала лишь свои корыстные цели. И Йоханнысу пришлось за это дорого заплатить — в марте 1889 г. в бою на суданской границе у города Мэтэма он был смертельно ранен. Тяжелый урон понесла в этой войне эфиопская армия.

В последние годы правления Йоханныса Эфиопия столкнулась и со своим самым главным новым врагом — итальянским империализмом. Сравнительно поздно появившаяся на колониальной сцене Италия начала энергично искать себе «место под солнцем» в Африке. Особенную активность итальянские агенты развили на Африканском Роге. Еще в 1869 г. итальянская частная компания купила территорию у залива Асэб (Ассаб). Тринадцать лет спустя эта земля была объявлена итальянской колонией. В феврале 1885 г., с согласия Лондона, итальянцы делают решительный шаг — захватывают порт Массауа. Начинается их экспансия и в глубь страны. Одновременно итальянские дипломаты всячески пытаются расколоть Эфиопию изнутри, применяя испытанную тактику «разделяй и властвуй». Они стремятся противопоставить Шоа остальной Эфиопии, Менелика — Йоханнысу.

Однако внутреннее положение в Эфиопии вновь круто изменилось, когда в 1889 г. негус Шоа Менелик стал императором. Выдающийся политик и полководец новой истории Эфиопии, Менелик II стремился не к обособленности своей провинции, а преследовал общеэфиопские цели. Менелик II использовал верховную власть для защиты национальных интересов, территориальной целостности страны и прежде всего против нарастающей итальянской агрессии.

Еще будучи негусом Шоа, Менелик провел преобразования в управлении провинцией, а также значительно расширил свои владения, особенно на юге и юго-западе. В 1887 г. Менелик покорил Харэр. Тем самым Шоа перестала быть окраиной Эфиопии, а оказалась в центре страны. Из южных областей шел поток основных экспортных товаров — кофе, слоновая кость, золото, мускус, шкуры. Не малую роль играла и работорговля. Рабов везли прежде всего из Кэфы (Кафы), Уоллеги, Сидамо. Доходы казны Шоа резко возросли. Всячески поощрялись развитие ремесел и торговли. Укреплению власти Менелика помогли и его тесные связи с военачальниками галла; их конница была самой грозной силой тогдашнего войска. Армия Менелика была не менее сильной, чем императорская. Поэтому, получив известие о гибели Йоханныса, Менелик сразу же провозгласил себя правителем всей Эфиопии. Серьезных противников у него не оказалось.

Хотя смена власти не привела к смуте и междоусобицам, страна переживала опасный период. Итальянцы, рассчитывая на свои старые связи с Менеликом, начали новое продвижение от Красноморского побережья. Они торопились как можно быстрее закрепить свои захваты договором с новым императором, только-только оказавшимся на троне и еще даже не прошедшим обряда коронации (она состоялась лишь в ноябре). 2 мая 1889 г. был подписан договор в Уччале. По нему итальянцам отходила часть земель феодалов провинции Тыграй — основных внутренних противников Менелика в это время. Разрешался провоз оружия в Эфиопию через Массауа.

В договоре была статья 17, которая в амхарском и итальянском текстах излагалась не одинаково. В амхарском было записано: «...царь Эфиопии может прибегать к услугам правительства короля Италии во всех делах с прочими державами и правительствами». В итальянском же вместо «может» стояло «согласен», что уже означало признание протектората Италии над Эфиопией. Это разночтение привело к серьезным последствиям в итало-эфиопских отношениях, когда Рим пытался использовать Уччальский договор для установления своего политического господства. Менелик отверг итальянское толкование 17-й статьи договора и предпринял дипломатические шаги для защиты суверенитета Эфиопии. Он обратился к России, Франции и предложил установить с ними дружеские отношения.

Италия тем временем закреплялась на занятых землях. 1 января 1890 г. было объявлено о создании колонии Эритреи. Имя для владения было заимствовано из греческого названия Красного моря. Одновременно делались попытки навязать Менелику итальянских опекунов-советников, раздувать сепаратистское движение в Тыграй. В ответ на эти действия Италии Эфиопия в феврале 1893 г. денонсировала Уччальский договор. Провалился план итальянцев поднять правителя провинции Тыграй против Менелика. Напротив, перед явной угрозой итальянского завоевания позиции сторонников единой, сильной Эфиопии значительно окрепли. Дипломатическая и политическая поддержка Менелику была оказана Россией, которую летом 1895 г. посетила эфиопская миссия. Франция в условиях борьбы с конкурентами по колониальным захватам — Великобританией и Италией была заинтересована в сохранении независимой Эфиопии и помогала ей оружием. В этих условиях и Менелик проявил себя искусным дипломатом, используя в интересах Эфиопии противоречия между империалистическими державами.

Не добившись своих целей с помощью фальсификации договора в Уччале, итальянское правительство решило действовать военными средствами. К середине 1895 г. была оккупирована почти вся территория Тыграй, включая древний Аксум. Менелик начал собирать стотысячную армию, чтобы отразить нашествие. В декабре ее авангард под командованием раса — князя — Мэконнына (отца будущего императора Хайле Селассие) разгромил у амбы Алаге крупный отряд экспедиционного корпуса генерала Баратьери. Была осаждена крепость Мэкэле, где находился полуторатысячный итальянский гарнизон. К февралю 1896 г. армия Менелика, в которую входили войска из всех провинций страны, заняла позиции вокруг города Адуа. Корпус Баратьери насчитывал около 20 тыс. человек и имел 62 орудия. Итальянские генералы, опасаясь быть отрезанными от своих баз снабжения и боясь окружения, решили первыми ударить по эфиопской армии. С утра 1 марта три колонны корпуса вступили в бой, но ни одной из них не удалось прорвать позиции противника. Завязался ожесточенный, нередко рукопашный бой. Умело маневрируя конницей, нанося фланговые удары, эфиопские военачальники смели итальянские колонны. От экспедиционного корпуса уцелели жалкие остатки — он потерял всю артиллерию, около 10 тыс. убитыми, более 3 тыс. были взяты в плен.

Такого разгрома захватчиков не знала история колониального завоевания Африки. Это была подлинно историческая победа, и не только Эфиопии, но и всех угнетенных народов континента. И поныне день победы при Адуа отмечается 2 марта в Эфиопии как большой национальный праздник. Красочная народная демонстрация проходит у конной статуи Менелика II на одной из главных площадей столицы. Здесь же разыгрываются пантомимы, изображающие великое сражение.

Победа при Адуа определила исход войны. Итальянцы вынуждены были отказаться от своих замыслов и пойти на подписание мирного договора (октябрь 1896 г.), в котором целиком и полностью признавалась независимость Эфиопии, определилась граница с колонией Эритреей. Следует подчеркнуть, что в этом договоре специально оговаривалось, что если Италия оставит свою колонию, то эти земли должны перейти к Эфиопии.

Народные торжества в честь праздника дня победы при Адуа
Народные торжества в честь праздника дня победы при Адуа

Победа под Адуа сыграла огромную роль и для внутреннего развития страны, для укрепления ее единства, борьбы с местничеством, пробудила патриотические чувства в народе. Менелик использовал эту ситуацию для дальнейших реформ, укрепления армии, закрепления новых границ страны, особенно на юге. Было проведено новое административное деление страны, губернаторы провинций назначались императором. В 1907 г. появился и первый кабинет министров. Солдатам было запрещено жить в домах крестьян и на их содержании. Вместо этого обременительного, а нередко и разорительного для крестьян постоя был введен новый налог на содержание войска. Проведена денежная реформа. В 1894 г. началась чеканка серебряных талеров с изображением Менелика и надписями на амхарском языке.

Война с Италией, закрепление Италии, Великобритании и Франции на сомалийском побережье привели к тому, что Эфиопия оказалась в окружении колониальных владений. Стране стала постоянно угрожать возможность иностранной агрессии. В такой обстановке Менелик стремился уточнить и прочно установить границы страны, включить в ее состав исторически связанные с древним ядром Эфиопии территории. В 1896—1898 гг. были присоединены земли Сидамо и Иллубабора, покорено государство Кэфа. Походы раса Уольде-Георгиса в Кэфу детально описаны участвовавшим в них русским офицером А. Булатовичем. Другой офицер, Л. Артамонов, с отрядами деджазмача Тэсемы доходил до Белого Нила в Судане.

За счет присоединенных земель выделялись крупные наделы для военных и чиновников. В новых южных провинциях создавалась своеобразная система феодального землевладения с местными крестьянами, превращаемыми в крепостных.

В целом политика расширения, «собирания» эфиопских земель имела прогрессивное значение для укрепления независимости страны, создавала более благоприятные предпосылки для экономического и культурного развития ее многочисленного населения. Большое историческое и экономическое значение для судеб Эфиопии имело основание в 1886 г. новой, постоянной столицы Аддис-Абебы («новый цветок») в географическом центре страны. То, что спустя всего 80—90 лет эта резиденция императора превратилась в город с более чем миллионным населением, крупный экономический, политический и культурный центр не только Эфиопии, но и всей Тропической Африки, показывает, сколь удачной и своевременной была эта мера.

В конце XIX — начале XX в. началась постепенная модернизация Эфиопии — росли города, появилась почта, телефонная связь, приступили к строительству железной дороги от Джибути к Аддис-Абебе, возникли первые небольшие обрабатывающие предприятия, банки, госпитали, светские школы, типография, гостиницы. В 1902 г. стала выходить газета на амхарском языке. Все большее значение приобретают торгово-денежные отношения, росла купеческая прослойка. (Среди торговцев было немало греков, йеменцев, армян.) Появились и первые представители эфиопской интеллигенции — врачи, писатели, светские учителя. Все больше и больше молодых эфиопов посылались за границу овладевать знаниями, приобретать полезные, новые для страны специальности. Значительно расширились связи Эфиопии с внешним миром. В Аддис-Абебу прибыли постоянные посольства крупных государств. В 1898 г. туда приехала первая русская дипломатическая миссия. Со многими странами были заключены разнообразные экономические и политические соглашения.

Эфиопия отстояла свою независимость, но хозяйство страны было очень отсталым. Это обусловило с конца XIX в. широкую экономическую экспансию европейского капитала. Особенно преуспела Франция, получившая концессию на железную дорогу, фактическую монополию на торговлю рядом важных экспортных и импортных товаров. Немецкие, английские, итальянские фирмы также старались выйти на эфиопский рынок, получить на нем доходные места. Взаимная конкуренция и подозрительность вынудили Италию, Францию и Великобританию заключить в 1906 г. в Лондоне трактат о разделе «сфер влияния» в Эфиопии, при соблюдении территориального и политического статус-кво страны. В определенной степени это соглашение было полезным для Эфиопии, так как ограждало ее от агрессии со стороны какой-либо одной державы.

Дружеские отношения установились у Эфиопии с Россией, не участвовавшей в колониальных захватах в Африке. Способствовало этому сближению и историческое сходство официальных религий в обеих странах. Из России армия Менелика получала оружие в критическое время схватки с Италией. В Эфиопию тогда был послан санитарный отряд, спасший жизнь многим тысячам ее жителей. Опытные русские офицеры, принимавшие участие в походах войск Менелика, помогали им не только в проведении операций, но и в обучении воинскому делу. Об этом сотрудничестве хорошо помнят и в сегодняшней Эфиопии, видя в нем исток глубоких, многосторонних дружеских связей, сложившихся между СССР и Эфиопией после революции 1974 г.

Хотя новшеств в Эфиопии было внедрено немало, но они касались лишь очень небольшой части населения — жителей городов, немногих грамотных и состоятельных людей. Проводимая сверху модернизация мало затронула миллионы крестьян, на эксплуатации которых основывалась вся феодальная система жизни страны. К тому же и в правящей верхушке были не только сторонники нововведений, но и приверженцы вековых архаических, традиционных порядков. В значительной степени темп и ход реформ определялся энергией и силой правящей группы во главе с Менеликом.

После 1908 г., когда Менелик стал отходить от дел из-за болезней, противоречия феодальной Эфиопии вновь дали о себе знать. Началась борьба различных придворных группировок. У императора не было сыновей, и был спорным вопрос о наследнике трона. Борьбу за престол вели три группировки — шоанская знать, сторонники императрицы Таиту, тесно связанной с феодальными родами Тыграй, и группа раса Микаэля — галла по происхождению, крещеного мусульманина, женатого на старшей дочери Менелика, чей сын Лидж Иясу был одним из главных претендентов на корону. Именно его назвал наследником в указе в 1909 г. тяжелобольной Менелик. Вспыхнули распри между императрицей, противницей Лиджа Иясу, и сторонниками последнего. В 1910 г. Таиту была фактически отстранена от власти.

По официальному сообщению, Менелик скончался в декабре 1913 г. Семнадцатилетний Лидж Иясу был провозглашен императором. Однако борьба за трон не окончилась, а продолжалась еще более упорно. В нее втянулось высшее духовенство, не жаловавшее молодого правителя и особенно его отца за их промусульманские взгляды. Активизировались и посольства западноевропейских государств, особенно стран Антанты. Принципиальных, программных различий между претендентами на трон не было. Все они выступали за сохранение сложившегося феодально-монархического порядка. Борьба за верховную власть в стране, за ориентацию на страны Антанты или на Германию и Турцию носила политический характер. В придворные баталии в это время втянулся сын раса Мэконнына, молодой дэджазмач Тэфэри, который стал одним из энергичных противников Лиджа Иясу.

В сентябре 1916 г. был совершен дворцовый переворот и патриарх объявил о низложении внука Менелика, провозгласив императрицей его дочь Заудиту, которая не была серьезной политической фигурой. За нее правили другие. Ей был назначен регент и наследник рас Тэфэри Мэконнын. Реальная власть сохранилась в руках шоанской знати.

Рас Микаэль и его сын пытались силой вернуть престол. Шестидесятитысячная армия отца свергнутого Лиджа Иясу двинулась к столице. 27 октября 1916 г. у селения Сэгэле произошла решительная битва. Ее исход решили новые пулеметы, скосившие ряды знаменитой конницы раса Микаэля. Молодой регент Тэфэри Мэконнын с победой вернулся в Аддис-Абебу, чтобы править здесь долгие 58 лет. Правда, первые годы ему приходилось маневрировать между разными группировками, но постепенно власть регента укрепилась, и в 1928 г. он был провозглашен негусом, а два года спустя после внезапной смерти Заудиты Тэфэри Мэконнын стал императором Хайле Селассие I. И в качестве регента, и будучи на престоле, он проводил политику дальнейшего укрепления централизованного феодально-абсолютистского государства, защищал в изменившихся условиях интересы своего класса. Хайле Селассие понимал, что без продолжения политики Менелика по модернизации страны, созданию регулярной армии, усмирению своевластия правителей провинции страна могла стать легкой добычей колониальных держав.

Проведение этого курса, особенно в первые годы, нередко наталкивалось на сопротивление консервативного крыла феодальной знати, сторонников изоляционизма, части духовенства. Однако после Менелика Эфиопия уже вышла из вековой замкнутости. В 1923 г. страна стала членом Лиги наций. Были приняты законы, запрещающие рабство; создан государственный банк, упорядочен сбор налогов. Иностранные советники и специалисты появились во многих министерствах. В культурной жизни все более заметную роль стал играть амхарский язык, вытесняя мертвый, церковный геэз, развивалось книгопечатание. Новому государству потребовалось много чиновников, модернизируемой армии — грамотные офицеры. Отсюда широко разрекламированные деяния императора по развитию просвещения, хотя к 1935 г. в стране насчитывалось всего 30 неполных средних и средних школ.

В 1931 г. принята первая в истории страны конституция и избран парламент. Дарованная абсолютным монархом конституция отнюдь не ущемляла его права, а, наоборот, санкционировала их, давала ему в руки легальное орудие для борьбы с претендентами на власть, с сепаратистами. А врагов у нового императора было много, и некоторые из них прямо заявляли, что они сами достойны сидеть на престоле. Бунты в провинциях (особенно в Годжаме) вспыхивали постоянно.

Новый негус нэгесте — царь царей прослыл в мире большим реформатором и либералом. Однако парламент был целиком подчинен воле императора, как и кабинет министров. Хотя унификация правовых норм и укрепление системы государственной власти ограничивали произвол на местах, но никакой реальной демократизации жизни не происходило. Эфиопия оставалась абсолютной феодальной монархией. Узкие рамки императорского реформаторства не могли (да такого намерения и не имели правители Аддис-Абебы) серьезно изменить социальную структуру страны, открыть широкие возможности для ее экономического и культурного развития.

Отсталая Эфиопия, окруженная со всех сторон колониями Италии, Великобритании и Франции, представлялась в те годы аномалией в Африке, с точки зрения господствующих на континенте держав. Наибольшее рвение в стремлении завершить полную колонизацию Африканского Рога проявила фашистская Италия. Муссолини открыто провозглашал поход за «жизненное пространство» в Восточной Африке. Капитулянтская соглашательская политика Великобритании и Франции только подогревала имперские претензии дуче, тем более что, захватив в конце XIX в. Красноморское побережье и укрепившись в Сомали, Италия уже имела готовые плацдармы для атаки на Эфиопию и искала лишь повода и удобного момента для начала войны. Агрессия началась с провокаций на границе с Итальянским Сомали, где фашистские отряды проникали в глубь Огадена, занимали оазисы и колодцы. Так, 5 декабря 1934г. произошло столкновение эфиопского отряда с итальянским, обосновавшимся в оазисе Уал-Уал (Уоль-Уоль) более чем в ста километрах от сомалийской границы. Эфиопия пыталась, обращаясь в Лигу наций, не допустить дела до войны, мирно урегулировать пограничные конфликты, но Лига наций оказалась бессильной, Муссолини была нужна война, захват Эфиопии. Западные державы своей политикой не мешали фашистам. Транспортные суда с солдатами, военной техникой двинулись из итальянских портов в Массауа и Могадишо. К августу 1935 г. в Эритрее и Сомали было сосредоточено более десяти дивизий, сотни тысяч военнослужащих. Итальянские генералы лишь ждали конца сезона дождей, чтобы вторгнуться в Эфиопию.

На рассвете 3 октября без объявления войны фашисты перешли границу Эфиопии. Главный удар наносился с севера, из Эритреи, на юг вдоль дороги Мэкэле — Дэссе — Аддис-Абеба. Оснащенная танками, артиллерией, броневиками, имея господство в воздухе (у эфиопов боевой авиации вообще не было), стотысячная армия захватчиков быстро продвигалась. Со стороны Сомали также начали наступление войска под командованием генерала Трациани. Их цель — захват Харэра. Мобилизация эфиопской армии шла медленно. Не было грузовиков, сотни километров новобранцы шли пешком. Вооружение ограничивалось главным образом винтовками, да и их не всегда хватало. И все же эфиопские войска стойко и храбро сражались, нанося врагу ощутимые удары.

1936 г. Проводы солдата на борьбу с итальянскими захватчиками
1936 г. Проводы солдата на борьбу с итальянскими захватчиками

В ноябре итальянцы заняли Мэкэле, однако блицкрига не получалось. Более того, армия под командованием раса Имру успешно наступала на правый фланг итальянского фронта в районе Аксума, захватив несколько танков и орудий. Недовольный затяжкой войны Муссолини сменил главнокомандующего. Война стала более ожесточенной. В феврале 1936 г. около Амба-Арадом произошло многодневное сражение. Фашисты широко использовали авиацию, применяли отравляющие вещества, в том числе иприт. Пять дней держалась эфиопская армия, погиб ее командующий. Наступление дивизий оккупантов продолжалось. Итальянские фашисты вели войну самыми варварскими средствами. От ядовитых газов и безнаказанных бомбардировок с воздуха гибли многие тысячи людей. К марту враги подошли в район озера Ашэнге, где были сосредоточены главные резервы императорской армии и куда отошли понесшие большие потери части Северного фронта.

Тяжелые бои на южном участке шли с переменным успехом. Только в январе 1936г. итальянцам удалось выиграть большое сражение у армии раса Дэсты-Дамтоу. Решающая битва на севере развернулась под Май-Чоу, близ знаменитой амбы Алаге, где уже не раз в эфиопской истории происходили крупные сражения. 31 марта императорская армия атаковала итальянцев, но была остановлена бомбардировками с воздуха, огнем сотен орудий и пулеметов. 2 апреля началось контрнаступление итальянцев. Битва под Май-Чоу решила исход войны. Хайле Селассие поспешно покинул фронт, а 2 мая поездом выехал со всей семьей из столицы в Джибути, а оттуда на английском военном корабле в эмиграцию, где находился до 1940 г. 5 мая 1936 г. итальянские моторизованные колонны вступили в Аддис-Абебу, а несколько дней спустя король Италии Виктор-Эммануил III принял титул императора Эфиопии.

Трагедия древней, гордой страны потрясла мир. Со всей очевидностью проявилась звериная сущность фашизма, готовившего новую мировую войну, первой жертвой которой стала Эфиопия. Все прогрессивные, антифашистские силы поддерживали эфиопский народ. Решительную и ясную позицию в Лиге наций занимала делегация Советского Союза, требовавшая применения санкций к агрессору, действенных мер по защите суверенного африканского государства. Однако капитулянтский курс Лондона и Парижа, приведший к Мюнхену, не дал возможности оказать Эфиопии в то время реальной помощи.

Объединив свои владения на Африканском Роге в одну колонию — Итальянскую Восточную Африку, римские правители рассчитывали начать широкую эксплуатацию населения и природных ресурсов этих земель. Сотни дельцов вслед за воинскими колоннами бросились сюда сколачивать и умножать свои капиталы. Обширные планы связывались с массовой отправкой поселенцев из Италии на плодородные нагорья Эфиопии. Эти замыслы были сорваны не утихающим ни на один день сопротивлением эфиопского народа. Партизанская война охватила многие районы страны. Итальянцы держались главным образом в городах, да и в них не всегда было безопасно. Так, партизаны атаковали даже Аддис-Абебу, захватывали Дэссе. В отряды патриотов вступили десятки тысяч крестьян. В любом селении партизанам была обеспечена поддержка. Помогали и родные горы, и ущелья, надежно укрывавшие боевые отряды.

Оккупанты для «успокоения» страны развернули кампании массового террора — уничтожались целые деревни, мирных жителей расстреливали, вешали без суда и следствия. Многие зверства, широко примененные фашистами в ходе второй мировой войны на оккупированных территориях Советского Союза, других стран, «изобретались» и опробовались в Эфиопии. Особенно чудовищна была резня в Аддис-Абебе в феврале 1937 г. после неудачного покушения на вице-короля. За несколько дней в столице было убито и казнено 30 тыс. человек. Живыми их сбрасывали над городом с самолетов, убивали любого показавшегося на улице эфиопа. Специально арестовывали и уничтожали образованную молодежь, учителей. Но никакие репрессии не сломили сопротивления оккупантам. И когда Италия вступила в войну с Великобританией (июнь 1940 г.), то сравнительно небольшим британским вооруженным силам, которые наступали из Кении и высадились в Эритрее, относительно легко и быстро (менее чем за год) удалось одолеть итальянские войска. Существенная роль в борьбе за эту победу принадлежала эфиопским партизанам, отряды которых в первых числах апреля 1941 г. освободили Аддис-Абебу.

Первые годы послевоенного периода были трудными. И не только из-за больших жертв (погибло за годы войны 760 тыс. человек) и разрушений. Английские союзники сразу же повели себя как новые хозяева страны, навязывая Эфиопии свои условия. На долгие годы сохранилась военная оккупация Эритреи и Огадена. Полную свободу действий имели на территории Эфиопии английские офицеры. В обязательном порядке эфиопам навязывались британские советники и инструкторы. Хайле Селассие, стараясь освободиться от чрезмерного опекунства, начал расширять международные связи страны. В апреле 1943 г. были установлены дипломатические отношения с Советским Союзом; в июле 1944 г. восстановлены контакты с США. Сразу после провозглашения независимости Индии (1947 г.) Эфиопия завязала с ней тесные связи. Были продолжены традиционные отношения с Францией. Бесспорно, эта активная внешняя политика не дала возможности Великобритании взять послевоенную Эфиопию под свой контроль.

В 1952 г., согласно решению Генеральной Ассамблеи ООН, Эритрея и Эфиопия образовали федерацию под общим управлением эфиопского правительства. Десять лет спустя федеральный статус был отменен, а Эритрея объявлена провинцией страны. Во внутренних делах продолжалась та же политика умеренных перемен по указам сверху, насаждения и укрепления центральной власти, экономических реформ в интересах торговой буржуазии и помещиков. Особое внимание уделялось формированию новой армии, вооружению ее современной техникой. Большую роль в этом деле играли США, с которыми в 1953г. было заключено Соглашение о помощи в целях взаимной обороны.

В 1955 г. была провозглашена новая конституция. В ней вновь подтвердилась абсолютная власть императора, но декларировалось всеобщее избирательное право, равенство всех граждан перед законом, хотя эти права и гарантии существовали лишь на бумаге. Политические партии, любая оппозиция «божественному» режиму были запрещены и жестоко подавлялись.

С 1957 г. началось регулирование, весьма в ограниченных рамках, развития экономики и был принят первый пятилетний план. Возникло несколько современных предприятий легкой и пищевой промышленности. Однако с каждым годом становилось яснее, что модернизация «монаршею милостью», ограниченные реформы отнюдь не решают коренных проблем страны, напротив, к старым противоречиям и тяготам феодальной эксплуатации добавляют антагонизм капиталистического развития.

Эту ситуацию отлично понимали наиболее прогрессивные люди в стране, прежде всего из среды интеллигенции, из молодежи. Недовольство феодально-монархическим режимом особенно ярко проявилось в попытке свергнуть Хайле Селассие в декабре 1960г., когда он был с визитом в Бразилии. Эфиопских «декабристов» возглавили два брата Гырмаме и Менгисту Неваи. Первый — идейный вдохновитель переворота — окончил университет в США и был одним из самых образованных молодых эфиопов. Менгисту — старший брат — с 1956 г. командовал императорской гвардией, имел звание генерал-лейтенанта. Им удалось привлечь на свою сторону группу офицеров, часть столичного студенчества. 13 декабря гвардия захватила радиостанцию и другие важные объекты в Аддис-Абебе. Был образован Революционный совет, обращение которого огласил по радио наследный принц Асфа-Уосэн (он утверждал впоследствии, что сделал это по принуждению). Хайле Селассие объявлялся низложенным, императором назначался наследник престола, а премьер-министром — рас Имру, известный в народе своими демократическими убеждениями.

Это не был мятеж во имя захвата власти, каких немало было в Эфиопии. Мятежники выступили с программой социального обновления страны. Однако им удалось продержаться всего несколько дней, и верные императору армейские дивизии подавили восставших. Их лидеры погибли. Немалую роль в ликвидации мятежа сыграло выступление абунэ, угрожавшего отречением от церкви всем сторонникам Революционного совета. Еще большее значение имела помощь императору со стороны американских офицеров, принявших активное участие в разработке и осуществлении плана военного штурма Аддис-Абебы.

Декабрьское выступление серьезно взволновало правящую верхушку. Выдвигались разные пути разрешения острых проблем страны. Представители нового поколения аристократии, получившие образование в университетах Великобритании, Франции, США, предлагали более ускоренно проводить реформы, не дожидаясь нового взрыва. Значительная часть традиционной придворной знати, в том числе семья императора, высшее духовенство, наоборот, видели причины кризиса в излишнем реформаторстве, призывали к восстановлению и укреплению старых феодально-религиозных порядков, при которых «народ безмолвствовал», а бунтовщики немедленно уничтожались.

Практически последние годы своего правления Хайле Селассие лавировал между двумя этими курсами, все более и более придерживаясь консервативного. А положение народа ухудшалось, пропасть между богатыми и нищими все росла и росла. Вся социальная система, вобравшая в себя язвы и феодализма, и капитализма, держала страну, ее народ в тяжелом ярме.

Начавшийся в 50-х годах экономический рост носил неоколониалистский характер. Страна делалась все более и более зависимой от иностранных займов, от иностранных компаний. Беспрепятственно разрешалось вывозить капитал, любые прибыли. Банки контролировались иностранцами. Природные богатства страны, ее людские ресурсы нередко отдавались на откуп чужеземным дельцам. Часто вместе с ними орудовали и местные чиновники, землевладельцы. Процветало взяточничество. Правившая клика жила в роскоши, а миллионы людей оставались нищими, голодали. Особенно страдало крестьянство, нещадно обираемое и угнетаемое.

Выразительно описана участь крестьянина в эфиопском памфлете начала века: «Велики беды человека, желающего жить крестьянским трудом в нашей стране. Он еще борозды не провел, как является начальник со словами: «Неси налог!» Когда он возвращается домой, проработав весь день, он видит, как солдаты толкают его жену, говоря: «Пеки хлеб, готовь приправу!» Всякий раз, как господа ему велят, он бросает дело по своему дому и работает безвозмездно, как раб, в их доме. Он не знает, как расплатиться со своими ежегодными долгами, и живет в вечной тревоге». К концу царствования Хайле Селассие положение крестьян мало чем отличалось от вышеописанного. Засуха и голод 1973 г., гибель только в провинции Уолло более 200 тыс. людей, преступное безразличие правительства к этому бедствию открыли глаза многим эфиопам на весь паразитизм и гнилость правившего режима. Силы протеста нарастали, час борьбы приближался.

Народная революция разразилась в стране в феврале 1974г. В ее авангарде выступили армейские низы, рабочий класс Аддис-Абебы, студенчество. Демонстрации, забастовки, мятежи в армейских частях охватили страну.

По требованию народа впервые в истории страны ушло в отставку правительство, а вскоре преступные министры оказались арестованными. К июню сложился хорошо организованный центр — Координационный комитет вооруженных сил во главе с майором Менгисту Хайле Мариамом. Под лозунгом «Эфиопия прежде всего» была выдвинута программа демократизации страны, оздоровления всего общества в интересах трудового народа, прежде всего крестьянства. Несколько

12 сентября 1974 г. День свержения императорской власти. У въезда в царский дворец
12 сентября 1974 г. День свержения императорской власти. У въезда в царский дворец

месяцев, шаг за шагом комитет при широкой поддержке армии, профсоюзов, молодежи обезоруживал реакцию, лишал правящий класс власти, разоблачал преступления и язвы старого режима. Продуманный и четкий план действий не дал возможности подавить революционные выступления, ликвидировать лидеров движения. Военный комитет, принявший название Временного военного административного совета (ВВАС), смог 12 сентября 1974 г. (первый день нового 1967 г. — по эфиопскому календарю) полностью взять власть в свои руки и свергнуть феодально-монархический режим. 82-летний Хайле Селассие был взят под стражу, а в августе следующего года он скончался.

Родилась новая революционная Эфиопия. С первых же дней ей предстоял трудный, сложный путь. Революция становилась в ходе ее развития все более радикальной, ее требования не ограничивались свержением монархии. В декабре 1974г. Временный военный административный совет обнародовал широкую программу реформ, выходивших за рамки антифеодальной революции. На базе этой программы вскоре были приняты важные декреты о национализации банков, крупных промышленных предприятий. Было провозглашено равенство всех религий. В конце 1975 г. введено новое рабочее законодательство, определившее права трудящихся, обеспечивающее государственную защиту их интересов. Впервые устанавливалась 48-часовая рабочая неделя, определялся минимум зарплаты, гарантировалась медицинская помощь, назначались пенсии.

Из всех реформ, предпринятых в 1975 г., самой важной и глубокой, которая затронула 90% населения страны, стала аграрная реформа. Именно она нанесла решающий удар по старым порядкам. Земля была национализирована. Компенсации за земельные владения не выплачивались. Только лица, собственным трудом обрабатывающие землю, имели право на участки, не превышающие десяти гектаров. Закрепленные за семьями земли запрещается продавать, закладывать, сдавать в аренду.

Безземельные наделялись землей. Были аннулированы долги крестьян землевладельцам. Декрет о земле определял новые формы самоуправления крестьян, власти на местах. Ячейкой такой структуры становились крестьянские ассоциации, объединяющие примерно 50—100 дворов, которые начали создаваться с мая 1975 г.

В июле был обнародован еще один революционный декрет — о национализации городских земель и доходных домов.

В апреле 1976 г. появилась новая важная декларация — «Программа национально-демократической революции». Ее первый параграф так определял цели преобразования: «Полностью освободить Эфиопию от феодализма, империализма и бюрократического капитализма и объединенными усилиями всех антифеодальных и антиимпериалистических сил построить новую Эфиопию, заложить прочный фундамент для перехода к социализму».

Ставилась задача, которая сейчас решается практически, — создания авангардной партии трудящихся, ведущей силы на пути социалистической ориентации страны.

Март 1975 г. Студенты, участники земетчи, рассказывают крестьянам о принятой аграрной реформе (провинция Сидамо)
Март 1975 г. Студенты, участники земетчи, рассказывают крестьянам о принятой аграрной реформе (провинция Сидамо)

Осуществление этих радикальных преобразований в условиях Эфиопии было трудным делом, особенно в деревнях. Огромную роль в пробуждении крестьянства сыграла городская учащаяся молодежь. В 1975—1976 гг. около 60 тыс. юношей и девушек, составлявшие почти 500 отрядов, жили и работали во всех уголках обширной страны. Они помогли простым крестьянам, задавленным нищетой, вековой покорностью господам, религиозными предрассудками, понять, что происходит в стране, что значат эти невиданные перемены для него лично, его семьи, для деревни. Эта кампания — земетча способствовала успешному проведению аграрной реформы, стала важным этапом в развитии революции, в привлечении миллионов людей к активной борьбе за новую Эфиопию. А борьба была напряженной. Атаки на революцию шли с разных сторон. Организовали контреволюционные банды монархисты и помещики. Террористические акты проводили леваки маоистского толка. В Эритрее активно действовали сепаратисты. Трудности новой Эфиопии пытались использовать и сомалийские националисты, начавшие летом 1977г. вторжение в юго-восточные районы страны. Но революционная страна выстояла и добивается новых успехов в своем прогрессивном развитии.

Большую помощь в самые трудные дни эфиопский народ получил от СССР, Кубы, ГДР, НДРЙ. Особенно расширились связи с нашей страной. 20 ноября 1978 г. в Москве был подписан Договор о дружбе и сотрудничестве между СССР и Социалистической Эфиопией. Намечена обширная программа экономического и культурного сотрудничества между двумя странами. С 1978 г. в Эфиопии развернута общенациональная кампания экономического разx, ведется массовая ликвидация неграмотности. За годы революции уже многое достигнуто, но еще больше предстоит сделать, чтобы построить экономически развитую, грамотную страну, навсегда победить нищету, болезни. Для решения этих великих задач уже заложена прочная основа.

Важная роль в углублении и расширении революционных преобразований в стране принадлежит авангардной партии. В июне 1980г. был проведен первый съезд Комиссии по организации партии трудящихся (КОПТЭ). На нем были приняты устав и другие положения, определяющие работу КОПТЭ на основе идей научного социализма, избраны Центральный и Исполнительный комитеты КОПТЭ. Укреплена и расширена социально-политическая база революции. Сформировались и развертывают свою деятельность массовые, общенациональные организации — Всеэфиопский союз профсоюзов, Ассоциация женщин и Ассоциация молодежи революционной Эфиопии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100