НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Путчисты целились в Независимость

Утром 15 июля 1974 года архиепископ Макариос принимал в президентском дворце делегацию греческих школьников из Каира. «Неожиданно, — вспоминал потом первый кипрский президент, — я услышал шум, что-то раз за разом било по дворцу».

Это танки национальной гвардии, поднявшей мятеж, прямой наводкой расстреливали сложенное из мягкого камня здание дворца, расположенного на юго-западной окраине столицы.

Разгромив президентскую резиденцию и не найдя там архиепископа Макариоса, путчисты ворвались в город. Танки и грузовики с гвардейцами под предводительством офицеров прогромыхали по улицам Никозии. Мятежники отправились к новому архиепископскому дворцу в старой части города. По дороге, на проспекте Никифорос Псокас, им на глаза попалась торжественно открытая накануне скульптурная группа — монумент Независимости.

Издавна на озере, раскинувшемся в окрестностях Ларнаки, добывается пищевая соль
Издавна на озере, раскинувшемся в окрестностях Ларнаки, добывается пищевая соль

На белом мраморном постаменте стоит фигура женщины в греческой тунике. К ней по ступеням из подземелья, решетку которого только что открыли вооруженные люди, поднимаются священник и крестьянин, пожилая женщина и юный подросток. Эти отлитые из бронзы фигуры олицетворяли народ острова, вырвавшийся к Свободе из колониальной темницы.

Путчисты, решившие покончить с кипрской независимостью, спокойно проехать мимо подобного монумента не могли — они открыли по памятнику огонь из пулеметов. Пули оставили глубокие щербины в мраморных плитах, пробили несколько полых скульптур. Круглые на входе и рваные на вылете пулевые отверстия можно увидеть в фигурах священника, рабочего, крестьянина. Их, поднимавшихся к Независимости и Свободе, мятежники приговорили к расстрелу и привели приговор в исполнение. Такую же судьбу готовили они сотням и тысячам кипрских патриотов...

В разных районах Никозии была слышна стрельба. По опустевшим улицам города проносились броневики и автомашины с солдатами. Шли аресты демократов. Столичная радиостанция, захваченная путчистами, передавала на весь мир: «Макариос мертв! Макариос мертв!» А вырвавшийся из горевшего дворца президент с тремя телохранителями спешил на взятой у полицейского сержанта в деревне Клиру автомашине в Пафос, еще остававшийся верным правительству. Так началась самая тяжелая глава в истории молодого кипрского государства.

Афинские диктаторы, готовившие мятеж, рассчитывали укрепить свой трещавший по швам режим за счет молниеносного «эносиса» — ликвидации кипрского государства и присоединения острова к Греции. Тем самым они надеялись заслужить и расположение своих патронов в НАТО. Военная хунта считала игру беспроигрышной. Кипрская национальная гвардия находилась под контролем сотен прямых агентов диктатуры — правых греческих офицеров. На острове действовало вооруженное подполье — террористическая организация ЭОКА, созданная из представителей крайне правых, реакционнных сил, проникшая в полицию и органы безопасности. Местная реакция носилась с лозунгом «эносиса» и интриговала против президента. После смерти в начале 1974 года создателя ЭОКА греческого генерала Гриваса в среде террористического подполья возникло замешательство. В тот период правительство Кипра приняло решение объявить амнистию всем арестованным за террористические действия членам этой организации и приостановить преследование разыскиваемых эоковцев. Всем им предлагалось сложить оружие и прекратить антиправительственную деятельность. Это был реальный путь к восстановлению на острове законности и правопорядка, прекращению кровопролитных столкновений.

Водохранилище в горах
Водохранилище в горах

Однако вновь испеченные лидеры ЭОКА, среди которых оказалось немало прямых агентов Афин, не ответили на призыв правительства. Они избрали другой путь — путь подлых провокаций, убийств из-за угла, нападений на отдаленные селения и полицейские патрули.

Наиболее крупной из таких провокаций стал преступный налет террористов на селение Англиссидес, лежащее неподалеку от города Лимасол. Там эоковцы собрали жителей в двух кофейнях и потребовали выдать им жителей, чьи имена были занесены ЭОКА в свой черный список. Ничего не добившись, налетчики стали избивать прикладами автоматов и стальными цепями безоружных людей, среди которых были дети и старики. Несколько десятков человек было ранено. Спустя два дня такое же разбойное нападение было совершено на другую деревню — Калопсида.

Бесчинства террористов вызвали по всей стране бурю протестов. На экстренном заседании кабинета министров Кипра 25 апреля 1974 года было решено объявить ЭОКА вне закона и вновь начать судебное преследование тех членов этой организации, которые к определенному сроку не явятся с повинной.

Этот шаг, с глубоким одобрением воспринятый народом Кипра, был встречен в штыки в лагере эносистов. «Эносистские силы полны решимости продолжать борьбу», «Наша армия даст президенту достойный ответ», «Великая борьба только начинается...» — запугивала читателей рупор эоковцев — газета «Этники», вышедшая на следующий день после объявления этой террористической организации вне закона под аршинным заголовком: «Да здравствует ЭОКА!»

— Эносисты никогда не решились бы на такие наглые заявления, если бы их не вдохновляли и не поддерживали Афины, — говорили тогда многие наши собеседники.

Последующие события полностью доказали правильность этих слов. Как по взмаху чьей-то дирижерской палочки, в Никозии и Афинах одновременно появились листовки ЭОКА, направленные против правительства Макариоса, многие из которых были даже опубликованы в греческой печати. Афинская газета «Акрополис» напечатала пространное интервью председателя комитета борьбы за «эносис» Василиадиса, в котором предрекалась возможность начала гражданской войны на острове. Одновременно контролируемые хунтой «студенческие организации» Греции заявили «протест» кипрскому правительству. Никозийская газета «Элефтерос лаос» сообщала о состоявшейся в доме кипрского предпринимателя Эллиадиса тайной встрече «трех высших греческих офицеров с представителями ЭОКА». На этой встрече обсуждались совместные акции, направленные против правительства республики. Сразу же после встречи один из офицеров отправился в Афины, чтобы проинформировать хунту о ее результатах.

Вскоре было документально доказано и существование преступной связи террористов из ЭОКА с греческой хунтой. В ходе одной из операций против вооруженного подполья силы безопасности Кипра обнаружили неопровержимые доказательства того, что Афины фактически направляют действия террористов. С помощью офицеров, захвативших ключевые позиции в кипрской национальной гвардии, афинская военщина готовила заговор против законного правительства республики, снабжала ЭОКА деньгами и оружием.

«Греческие офицеры, — заявил в июле 1974 года президент Макариос, — причастны к вылазкам террористической организации ЭОКА, всемерно поддерживают подполье и подстрекают его к подрывным действиям с целью уничтожения кипрского государства. Бесспорным является тот факт, что национальная гвардия, которая контролируется офицерами, превратилась в опорный пункт и базу снабжения для преступной организации ЭОКА». Президент Макариос отметил, что Афины, дающие указания штабу национальной гвардии, стремятся превратить эту организацию «из органа государства во внутреннюю оккупационную армию».

Замок Колосси, стоящий неподалеку от Лимасола, был одним из главных опорных пунктов крестоносцев, некогда правивших Кипром
Замок Колосси, стоящий неподалеку от Лимасола, был одним из главных опорных пунктов крестоносцев, некогда правивших Кипром

Опираясь на поддержку подавляющего большинства киприотов, правительство президента Макариоса приняло решительные меры для ликвидации вооруженного подполья. Оно потребовало выдворения с острова офицеров, пособничавших террористам ЭОКА. Однако механизм осуществления антиправительственного путча, подготовленный афинскими диктаторами с одобрения их покровителей из Вашингтона и НАТО, уже был приведен в действие. Афины дали сигнал к выступлению своих офицеров, изменников из национальной гвардии и эоковцев.

В последние годы на Западе пытаются представить кипрский заговор как единоличную инициативу афинской военной хунты. Факты, однако, говорят о другом. Покушение на судьбу островной республики было спланировано стратегами НАТО. Их зловещая роль в событиях так очевидна, что ее не пыталась скрывать даже сама западная печать. Парижская «Монд» писала по этому поводу: «Никто в Афинах не сомневается в том, что американцы были дирижерами при исполнении «атлантической симфонии»... Сценарий был написан в Вашингтоне, но не в государственном департаменте, а в здании Пентагона и в кабинетах Центрального разведывательного управления... Поставленные задачи были просты: устранить монсеньера Макариоса с политической сцены, убив его, для того чтобы открыть путь для «атлантизации» Кипра...»

Однако вызванные мятежом события спутали карты и хунты, и ее натовских покровителей. Народ острова оказал сопротивление путчистам. Архиепископ Макариос избежал смерти и начал на международной арене активную борьбу за спасение своей страны. О своей поддержке независимости, суверенитета и территориальной целостности Кипра вновь решительно заявил Советский Союз. СССР и другие социалистические паны потребовали прекратить всякое иностранное вмешательство в дела Кипра, восстановить на острове мир. На международной арене, в Организации Объединенных Наций, поднялось широкое движение солидарности с борьбой киприотов.

Развалины Саламиса - одного из наиболее древних и могущественных городов-государств, существовавших на восточном побережье острова
Развалины Саламиса - одного из наиболее древних и могущественных городов-государств, существовавших на восточном побережье острова

Мятеж и вспышка военных столкновений на Кипре, а в особенности создание реакционного «правительства» мятежников, во главе которого встал известный расправами с мирными турками-киприотами террорист Сампсон, послужили поводом для открытого вмешательства Турции. Под прикрытием Цюрихско-лондонских соглашений Турция направила на остров экспедиционный корпус в сорок с лишним тысяч солдат и офицеров. Высадившиеся в районе Кирении турецкие войска почти не встретили серьезного отпора со стороны национальной гвардии и греческих подразделений. Значительно более ощутимые потери нанесли они себе сами. В суматохе высадки турецкая авиация потопила одно из турецких же транспортных судов. Не раз турецкие самолеты бомбили, а артиллерия обстреливала позиции своей пехоты. Однако все эти казусы не сделали военные действия менее ожесточенными и менее кровопролитными. Быстро продвигаясь по северному побережью острова и через горы в глубь страны, турецкие войска вскоре заняли обширную территорию. Выброшенный в промышленной зоне к северу от Никозии авиадесант ускорил наступление. Ожесточенные бои завязались на подступах к столице. Несмотря на требования Совета Безопасности ООН, призывы мировой общественности, обращения ряда правительств зарубежных стран и прямые договоренности Анкары с Афинами и Лондоном, неоднократно устанавливавшиеся перемирия хладнокровно нарушались. И раз за разом турецкие войска все глубже пробивались на юг острова. В последний раз прекращение огня было объявлено 16 августа 1974 года. Однако и после этого в ряде мест турецкие силы под разными предлогами оккупировали новые участки территории. Они полностью заняли города Кирению и Фамагусту, значительную часть Никозии. Многие районы этих городов и десятки деревень лежали в руинах. Казалось, всего лишь шаг остается до раздела Кипра.

Однако и на этот раз враги Кипра полностью не смогли осуществить свои преступные замыслы. Напуганные перспективой греко-турецкой войны, а следовательно, и крушения всего юго-восточного фланга НАТО, североатлантические стратеги отвернулись от зарвавшихся афинских диктаторов. Не просуществовав и нескольких дней, пало «правительство», поставленное у власти мятежниками. Вскоре развалилась под напором народного сопротивления и гнева и военно-фашистская диктатура в Греции. Ее главарей арестовали. В Греции была восстановлена буржуазная демократия.

Для самих киприотов события лета и осени 1974 года обернулись жестокими испытаниями и огромными жертвами. Были подорваны суверенитет, независимость и территориальная целостность Кипра. На земле острова до сих пор остаются войска трех натовских государств — Турции, Греции и Великобритании. С востока на запад республику разделяет полоса военных укреплений и минных полей. Это привело к фактическому расколу острова на две изолированные друг от друга части — Север и Юг.

До наших дней дошли величественные памятники Куриона — города-государства на южном берегу Кипра, неподалеку от нынешнего Лимасола. Чаша древнего театра врезана в склон каменистого холма
До наших дней дошли величественные памятники Куриона — города-государства на южном берегу Кипра, неподалеку от нынешнего Лимасола. Чаша древнего театра врезана в склон каменистого холма

Юг находится под контролем правительства Республики Кипр. Президентом республики после смерти 3 августа 1977 года архиепископа Макариоса был избран Спирос Киприану. На юге острова живет около полумиллиона греков-киприотов. Почти двести тысяч из них — беженцы с Севера. Севером управляет турко-кипрская администрация во главе с Р. Денкташем. Там сейчас живет примерно сто сорок тысяч человек. Это турки-киприоты и переселенцы из Турции, которым администрация Р. Денкташа разрешила поселиться здесь, предоставила земельные наделы.

За годы кризиса турко-кипрская администрация осуществила немало сепаратистских мер на находящемся под ее контролем севере острова. Оттуда были выдворены даже те греки-киприоты, которые, несмотря на военные действия 1974 года, остались на занятой турецкой армией территории, не желали покидать родных очагов и были готовы остаться жить на севере Кипра. Провозглашение администрацией Р. Денкташа так называемой «Турецкой республики северного Кипра» еще более углубило раскол острова. Против этого шага выступили правительства большинства стран — членов ООН. Одна только Турция незамедлительно признала новое «независимое государство». В результате подрывных действий внешних врагов Кипра и сепаратистских акций турко-кипрской администрации за десятилетие, прошедшее с 1974 года, так и не удалось добиться политического урегулирования.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100