НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Заключение

Невелик Кипр, но на страницах раскрытой книги его истории запечатлелись отблески почти всех крупнейших событий становления и развития европейской цивилизации, видны ее пересечения с историей Востока. Вчитываясь в историю Кипра, поражаешься ее богатству и драматизму. Знакомясь с сегодняшней жизнью и заботами киприотов, не можешь не восхищаться их упорным стремлением к восстановлению справедливости, к обеспечению подлинной независимости и единства их родины, к утверждению проводимой островной республикой политики неприсоединения и развития добрососедских отношений сотрудничества со всеми странами.

Судьба Кипра — это судьба общей родины греков-киприотов и турок-киприотов, ставших жертвой происков милитаристов Североатлантического блока. В последнее время на Кипре, по обе стороны «зеленой линии», все чаще раздаются призывы к сближению двух общин ради общих интересов, ради будущего республики. Прогрессивные, демократические силы выступают за искоренение национальной розни, разожженной британскими колонизаторами, розни, поддерживаемой шовинистами по указке недругов молодой республики. Активно выступает за преодоление недоверия и подозрительности между двумя общинами, против недоброго наследия прошлого правительство Кипра.

— В интересах греков и турок Кипра, — отмечал президент республики С. Киприану, — создание условий искреннего сотрудничества и восстановление дружбы между ними. Мы не считаем турок-киприотов ответственными за настоящую трагедию. Они также являются жертвам и той же трагедии, и мы знаем, что они чувствуют. Нам известно, что они также хотят уничтожения разделяющей нас стены, которую возвели предательство и интервенция. Нам известно, что они также желают уничтожения разделяющих границ для того, чтобы они могли двинуться к своим домам, а греки - к своим. Чтобы создать условия без иностранного вмешательства и иностранных войск для мира, счастья, прогресса и благосостояния для всего народа.

Такого же мнения придерживаются и широкие демократические силы в турко-кипрской общине. Председатель Турецкой республиканской партии Оскер Озгюр говорил, что его партия верит в добрую волю двух общин, выступает за совместные действия турок и греков, против маневров империализма. Конфликт на Кипре был порожден провокациями империалистов, рассчитывающих таким путем сохранить свои стратегические позиции, военные базы.

Призыв к объединению усилий греков и турок острова ради мира и процветания их общей родины созвучен чувствам тысяч простых киприотов. У самой «зеленой линии», на узкой улочке старой части Никозии, упирающейся в опутанную колючей проволокой баррикаду, за которой видна глухая бетонная стена, я познакомился с сапожником Андреасом Христумацисом. Его мастерская расположена там уже больше четверти века, еще до получения Кипром независимости и уж конечно до тех трагических дней, когда по узкой улочке прокатились бои и была возведена нынешняя глухая стена. Андреас и не думает уходить отсюда.

— Зачем? — Андреас откладывает шило и делает жест в сторону бетонной стены. — Там у меня нет врагов. Там мои друзья. До событий со мною вместе работали двое братьев-турок. Мы шили обувь и грекам и туркам и никогда не ссорились. Нам нечего делить. Если бы братья пришли сюда, мы снова стали бы работать вместе.

А в нескольких шагах от мастерской сапожника, в домах с проломленными крышами, буйно разрастается бурьян, висят на вырванных из стен проводах куски штукатурки...

 Говорят, что человек должен любить 
 свою родину, 
 Это часто повторяет мой отец. 
 Моя родина разрезана надвое. 
 Которую из двух половин должна я любить?

Это стихи Нежи Яшин, девушки-турчанки с Кипра, опубликованные в стамбульском литературном журнале и перепечатанные почти всеми греко-кипрскими газетами. Они напомнили мне песню о доме, которую поют дети греков-киприотов в лагерях беженцев. О родном доме, который остался позади, за «зеленой линией» Эти дети тоже не знают, какую половину своей родины они любят больше.

Через все жестокие испытания, обрушившиеся на них, пронесли киприоты такие замечательные черты своего национального характера, как трудолюбие и вера в лучшее будущее, крестьянская мудрость и доброта, уважение к истории и традициям родины, способность стойко переносить самые горькие невзгоды. Сколько раз огонь войны опалял Кипр, сколько раз жители острова заново поднимали его из руин. Хочется верить, что киприотам удастся и перед лицом нынешних нелегких проблем отстоять судьбу своей молодой страны.

Эта вера глубоко вошла в сердца киприотов. Весьма показательно, что за 1981 и 1982 годы с острова эмигрировало всего около 200 человек. Никогда за всю недолгую историю независимого существования Кипра число покинувших его жителей не было столь низким. Это значит, что, несмотря на кризис, несмотря на нависшую над островом угрозу, киприоты не желают расставаться с родиной, готовы мужественно разделить с ней и горе и радости.

Когда эта книга выйдет из печати, исполнится уже десять лет со времени трагических событий 1974 года, приведших к огромным страданиям и жертвам, к фактическому расколу Кипра на две части, разделенные минными полями, колючей проволокой, несколькими рядами военных укреплений. Но ни эти жертвы, ни попытки увековечить разделение острова на «турецкую» и «греческую» части, на противостоящие друг другу Север и Юг не заставили народ островной республики отказаться от борьбы за восстановление справедливости, за возвращение десятков и сотен тысяч жителей Кипра в родные дома.

В конце 1983 года, незадолго до провозглашения турко-кипрской администрацией пресловутой «Турецкой республики северного Кипра», возле «зеленой линии» в районе Морфу состоялась многотысячная демонстрация беженцев. Изгнанные из этого города и близлежащих деревень греки-киприоты организовали символический «поход на Морфу». Поход оборвался у самой «зеленой линии», у охраняемых национальной гвардией позиций, откуда явственно видны кварталы этого небольшого кипрского городка. Тысячи людей стояли, казалось, У самого порога своих домов, но не могли пересечь зловещую разделительную линию, не могли войти Р покинутые десятилетие назад жилища, разжечь огонь в родных очагах, сесть за те самые столы, за которыми собирались на трапезу или беседу их отцы и матери.

О чем думали, что вспоминали все эти люди, оказавшиеся беженцами на земле своей родины? О вероломстве «гарантов» независимости Кипра, воспользовавшихся навязанной молодому государству конституцией для подрыва его суверенитета и единства? Об опасной игре натовских стратегов, стремящихся превратить лежащий на стратегическом перекрестке Восточного Средиземноморья остров в свой непотопляемый авианосец и плацдарм для подавления освободительной борьбы народов Ближнего и Среднего Востока? Да, они думали об этом, об этом говорили выступавшие на митинге, завершившем «поход на Морфу». Они призывали не забывать о том, что проблема беженцев является одной из центральных проблем политического урегулирования на Кипре, что кризис не может быть разрешен без обеспечения права беженцев вернуться в свои дома. В речах выступивших на митинге людей звучали возмущение и боль, но не было в них ненависти к туркам-киприотам. Собравшиеся у «зеленой линии» греки-киприоты понимали, что их соотечественники с севера острова тоже страдают от его фактического раздела, что многие из них также искренне желают восстановить добрососедские отношения и связи с теми, с кем они жили бок о бок. К несчастью, долгие годы все попытки достичь компромиссного разрешения кипрского кризиса самими киприотами оканчивались неудачей. Много раз возобновлявшийся и прерывавшийся вновь межобщинный диалог не смог привести к сколько-нибудь заметным положительным сдвигам. Присутствие на кипрской земле иностранных войск и баз, непрекращающееся империалистическое давление и вмешательство в дела Кипра препятствовали достижению между греками-киприотами и турками-киприотами взаимоприемлемых договоренностей, решению даже самых простых вопросов, способных облегчить продвижение к всеобщему урегулированию.

«Оставьте нас в покое, непрошеные «посредники», выведите с Кипра иностранные войска, закройте здесь чужие милитаристские базы и объекты, и кипрская проблема перестанет быть такой неразрешимой. История знает примеры урегулирования не менее острых кризисов. Надо только предоставить нам возможность самим решать свои дела, положить конец такому положению, при котором судьба Кипра, будущее его народа оказываются разменной монетой в чужой игре» — так говорили мне многие киприоты. По обе стороны «зеленой линии» жители островной республики давно устали от тянущегося годами положения «ни войны, ни мира». Они сознают, что искусственное расчленение единого государства противоречит жизненным интересам его жителей, кто бы они ни были, какую бы веру ни исповедовали. Они все отчетливее видят, что противопоставление друг другу греков-киприотов и турок-киприотов, нагнетание шовинизма и нетерпимости, попытки увековечить нынешнее ненормальное состояние могут служить только недругам Кипра. Тем самым внешним силам, которые первоначально внедрили на кипрскую землю семена раздора, а затем поощряли и провоцировали межобщинную рознь и столкновения.

Не углубление раскола, к которому призывают шовинисты, а объединение общей родины греков и турок Кипра — вот реальный путь к урегулированию кризиса.

В те годы, когда мне довелось часто и подолгу бывать на Кипре, народ этой страны переживал один из наиболее трагических периодов ее истории. И несмотря ни на что, киприоты все это время не теряли надежды на торжество справедливости, продолжали вести полнокровную, хоть и нелегкую жизнь, в которой всегда находилось место большим и малым радостям, ярким праздникам, искрящемуся веселью. Эта стойкость народа острова дает надежду на успех ведущейся им нелегкой борьбы. В сочетании с широким движением солидарности с Кипром, развернувшимся по всему миру, она может и должна, как считают кипрские патриоты и все истинные друзья островной республики, привести к учитывающему законные интересы всех сторон разрешению кипрского кризиса, уже долгие годы подрывающего основы мира и безопасности в Восточном Средиземноморье.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100