НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

IV

Вторая мировая война пришла на Тихий океан в декабре 1941 г., когда японские войска неожиданно нанесли страшный удар по американской военной базе в Пирл-Харборе на Гавайских островах.

Развивая успех, японская армия в течение нескольких недель овладела почти всеми зависимыми территориями Океании. В январе 1942 г. японские войска вторглись на Новую Гвинею.

Хотя Австралия уже почти два с половиной года находилась в состоянии войны, подвластные ей территории на острове Новая Гвинея оставались фактически беззащитными. В Рабауле размещалось около батальона пехоты с двумя зенитными пушками и двумя орудиями береговой обороны. За день до вступления Японии в войну, в декабре 1941 г., в Порт-Морсби прибыл батальон милиции, а затем в начале января 1942 г. прибыло еще два батальона. На острове Манус находилось 12 солдат под командованием одного офицера. Конечно, несколько сот солдат не могли организовать сколько-нибудь серьезного сопротивления японскому вторжению.

Японцы нанесли удар крупными силами. Так, в Рабауле высадилось 5 тыс. солдат, которых поддерживали артиллерийский огонь кораблей военно-морского флота и бомбовые удары авиации. 23 января 1942 г. был захвачен Рабаул, а вскоре японцы оккупировали всю подмандатную территорию.

3 февраля они впервые бомбили Порт-Морсби. Семьи европейцев были эвакуированы из Папуа. 14 февраля 1942 г. власть в колонии перешла в руки военного командования во главе с генерал-майором Б. Моррисом. Леонард Муррей, который после смерти своего знаменитого дяди Д. Муррея в 1940 г. занял пост администратора Папуа, уехал в Австралию.

Японцы вторглись в Папуа в июле 1942 г., высадившись в Бука. За этим последовала битва в районе Кокода, откуда японцы намеревались нанести удар по Порт-Морсби. Завязались кровопролитные бои. Вначале японским войскам удалось продвинуться вперед и подойти к Порт-Морсби на расстояние 32 миль. Но они были остановлены, а затем начали отступать. Дело в том, что к этому времени общая военная обстановка в южной части Тихого океана изменилась. 6 мая 1942 г. в крупном морском сражении в районе Большого Кораллового рифа военные корабли США нанесли японскому флоту тяжелое поражение.

Это, конечно, значительно охладило наступательный ныл японской армии, но она продолжала отчаянно сражаться. Японцы находились в Папуа до конца января 1943 г. К этому времени потери австралийских войск составили 1,5 тыс. убитыми (2,5 тыс. было ранено и 36,5 тыс. были тяжело больны). 30 января 1943 г. японские войска в Папуа потерпели окончательное поражение в Санананда. На Новой Гвинее высадились американские войска. Но до прекращения боевых операций на острове было еще далеко.

Сражения на Новой Гвинее и на сопредельных с нею островах продолжались с 1942 по август 1945 г., т. е. практически до подписания Японией акта о безоговорочной капитуляции, и были упорными и кровавыми.

В течение всего этого периода управление и Новой Гвинеей, и Папуа находилось в ведении австралийского военного командования, но осуществлялось через два специально созданных учреждения: Папуасский административный орган и Новогвинейский административный совет. Во главе их стояли соответственно лейтенант С. Эллиот-Смит и капитан Г. Таунсенд. В апреле 1942 г. эти учреждения были объединены в одно - Австралийский новогвинейский административный орган, сокращенно АНГАУ.

Сначала его власть распространялась лишь на Папуа, а после изгнания японцев с острова - и на Новую Гвинею.

Численность аппарата АНГАУ во много раз превышала численность гражданских управлений Папуа и Новой Гвинеи, существовавших в довоенное время. Если последние имели в своем распоряжении 430 человек, то в АНГАУ к концу 1944 г. работало более 2 тыс.

Главными направлениями деятельности АНГАУ были следующие:

  1. помощь войскам, ведущим боевые операции (транспортировка грузов стратегического назначения, строительство взлетных полос и дорог, обеспечение войск проводниками, организация службы безопасности);
  2. осуществление функций гражданского управления (судебно-полицейская деятельность, здравоохранение, просвещение)
  3. наблюдение за местным производством.

В период ожесточенных боев с японскими войсками АНГАУ, естественно, почти целиком сосредоточивал внимание па своих военных функциях, затем все больше переключался на наблюдение за экономической жизнью Папуа и Новой Гвинеи.

Война оказала заметное влияние на жизнь населения этих территорий. Правда, не повсеместно. В глубинных районах о ней не знали, но в местах боевых операций коренные жители воочию увидели, как страшна и разрушительна современная война. Деревни уничтожались, люди гибли. Для снабжения армии забирались домашний скот и птица.

Около 5 тыс. коренных жителей Папуа и Новой Гвинеи были мобилизованы в армию и мужественно сражались бок о бок с австралийскими и американскими солдатами; они самоотверженно помогали австралийско-американским войскам и как проводники, и как носильщики, спасали летчиков со сбитых самолетов, доставляли раненых в госпитали, совершая для этого многокилометровый путь. Этих добровольных санитаров в войсках союзников называли тогда "курчавые ангелы".

Война, Однако, была не только несчастьем для аборигенов Папуа и Новой Гвинеи, а и своеобразной школой. Они увидели во множестве белых людей, работали и сражались вместе с ними. Они поняли, что светлокожие пришельцы не одинаковы и не одинаково относятся к пим. До этого аборигены сталкивались лишь с жестокими белыми плантаторами и презиравшими их колониальными чиновниками, теперь же с австралийскими и американскими солдатами у них устанавливались дружеские связи. Коренные жители Папуа и Новой Гвинеи познакомились с современными машинами, разнообразными товарами. Они наблюдали сооружение военных баз с огромными складами. Многие втайне надеялись, что все эти сокровища будут оставлены на острове. Так, в сознание аборигенов входил неведомый, чужой, но уже сильно заинтересовавший их мир, благами которого они хотели пользоваться.

Если в ходе войны коренные жители Папуа и Новой Гвинеи открыли для себя новый мир, то, в свою очередь, внешний мир тоже, в сущности, только тогда и узнал об этих территориях. На протяжении нескольких лет мировая пресса сообщала никому не ведомые названия новогвинейских городов и деревень, тысячи семей в Австралии и США получали оттуда солдатские письма. Для многих из них эти трудно выговариваемые названия запомнились навсегда как места гибели сыновей, отцов, братьев.

По мере сокращения боевых действий жизнь входила в обычную колею. Возвращались плантаторы и владельцы приисков, АНГАУ предпринимал меры для возобновления производства, снабжения европейских колонистов местной рабочей силой. В мае 1943 г. было создано бюро по контролю за производством, председателем которого стал глава военной администрации. В течение первого года работы бюро в частное владение перешло 29 плантаций копры и 22 каучуковые плантации. Производство каучука превысило уровень 1940 г. К середине 1944 г. на плантациях работало 40 тыс. коренных жителей.

В октябре 1945 г. деятельность АНГАУ прекратилась, и возобновилась деятельность гражданской администрации.

Следует указать на то, что в ходе войны колониальные устремления австралийского правительства не только не ослабли, но, напротив, усилились. Ведя войну, оно не переставало думать о своем положении в Папуа и Новой Гвинее после прекращения военных действий. В 1941 г. было образовано самостоятельное федеральное ведомство по колониальным делам - министерство внешних территорий, а также исследовательский директорат, подчинявшийся премьер-министру и главнокомандующему австралийской армией, задачей которого являлась разработка планов послевоенного управления Папуа и Новой Гвинеей.

В феврале 1944 г. австралийский премьер-министр Д. Кэртин объявил о создании постоянного подкомитета в составе заместителя премьера, министров армии, иностранных дел, финансов и внешних территорий для подготовки и представления на рассмотрение парламента законопроекта об управлении Папуа и Новой Гвинеей. Этот законопроект был представлен парламенту в июле 1945 г. Уместно отметить, что интересы Австралии шли дальше Папуа и Новой Гвинеи. Она собиралась играть "особую роль" во всем Тихоокеанском бассейне в послевоенное время. Ее волновали судьбы всей островной системы Океании.

Именно это было поставлено во главу угла во время австралийско-новозеландских переговоров в Канберре в начале 1944 г. В последовавшем соглашении, подписанном 21 января 1944 г., акцент делался на проблемах послевоенного устройства на Тихом океане.

В соглашении декларировалось намерение обоих доминионов тесно сотрудничать в решении вопросов, касающихся проведения политики в бассейне Тихого океана, подчеркивалась необходимость создания оборонительной зоны, базирующейся на Австралию и Новую Зеландию и распространяющейся на цепь островов к северу и северо-востоку от Австралии до Западного Самоа и островов Кука.

Специальный пункт (статья 16-я) касался тихоокеанских островов. Боясь за судьбу своих владений в Тихом океане, Австралия и Новая Зеландия записали в соглашении, что в соответствии с общепринятыми международными нормами сооружение и использование во время войны какой-либо державой морских, сухопутных или военно-воздушных баз на территориях, находящихся под суверенитетом или контролем другой державы, не является само по себе основанием для территориальных претензий или установления права на суверенитет или контроль над этими территориями после прекращения военных действий.

В то же время, будучи не в силах скрыть свои территориальные вожделения в бассейне Тихого океана, оба доминиона заявили в соглашении, что использование вражеских тихоокеанских территорий "жизненно важно" для обеих стран и потому передача кому-либо суверенных прав на эти территории возможна "только с их согласия".

В соглашении Австралия и Новая Зеландия сообщали также о намерении создать специальную международную организацию для решения вопросов, касающихся Тихоокеанского бассейна, и приглашали все заинтересованные державы принять в ней участие. Пока же они договорились о том, что актуальными проблемами будут заниматься представители обеих стран.

Международная организация экономического характера появилась уже после окончания войны, 6 февраля 1947 г. Австралия, Новая Зеландия, Англия, Франция, США и Голландия подписали соглашение о создании Южно-тихоокеанской комиссии.

Во время второй мировой войны в Австралии у власти находилось лейбористское правительство. Оно предпринимало все для сохранения подвластных территорий, но, заботясь о своей "пролетарской" репутации, старалось показать, что единственной целью колонизаторской политики страны является альтруистская "забота о благе и развитии туземных народов". Поэтому, представляя в июле 1945 г. австралийскому парламенту законопроект об управлении Папуа и Новой Гвинеей, министр внешних территорий Э. Уорд говорил: "Нынешнее правительство считает, что территориям до японского вторжения уделялось недостаточно внимания, недостаточно выделялось средств для их развития, не удовлетворено оно также положением туземного населения. Прогресса можно достигнуть, только предоставив средства для лучшей организации здравоохранения, образования и приобщив туземцев к делу улучшения благосостояния их страны и косвенно к управлению ею". Неотложной задачей австралийского правительства, продолжал Э. Уорд, является восстановление хозяйства территорий, опустошенных в годы войны, и, более того, принимая во внимание стратегическое значение их для Австралии, оказание им широкой экономической помощи "с целью подъема уровня благосостояния туземцев" (Legge I. D. Australia Colonial Policy. Sydney, 1956, p. 192).

Парламент утверждает акт о создании единой администрации для Папуа и Новой Гвинеи, получающих теперь новое официальное название Территория Папуа-Новая Гвинея. Административным центром объединенной территории становится Порт-Морсби. Профессор сельскохозяйственных наук Квинслендского университета Д. Муррей (однофамилец, а не родственник Д. Муррея, администратора Напуа с 1907 по 1940 г.) назначается администратором Папуа-Новой Гвинеи.

Таким образом, австралийское правительство распорядилось судьбой Папуа и Новой Гвинеи еще до того, как вопрос о послевоенном статусе колоний и зависимых территорий был решен в мировом масштабе.

Впервые эти проблемы стали предметом обсуждения на Московской конференции 1943 г. Инициативу в постановке вопроса взяли на себя США. И это попятно. Так же как и после первой мировой войны, Соединенные Штаты стремились к переделу колоний, к созданию в колониальных странах режима, отвечающего интересам американского капитала.

Внешне же все выглядело вполне добропорядочно. 24 октября 1943 г. делегация США представила проект Декларации Объединенных Наций по вопросу о национальной независимости. В ней говорилось, что "долг и цель Объединенных Наций, которые, благодаря событиям прошлого, стали ответственными за будущее колониальных стран, состоят в том, чтобы тесно сотрудничать с народами этих стран, подготовляя их к тому, чтобы они были способны получить статут национальной независимости..." (Цит. по кн.: Крылов С. Б. История создания ООН. М., 1960, с. 22). С этой целью предлагалось "создать международную администрацию попечительства, состоящую из представителей Объединенных Наций и всех других наций, которые сейчас сотрудничают или могут сотрудничать впоследствии в развитии и осуществлении постановлений Атлантической Хартии. Эта администрация будет действовать через региональные советы, составленные из представителей стран, имеющих крупные интересы в соответствующих районах" (Цит. по кн.: Крылов С. Б. История создания ООН. М., 1960, с. 23).

Предложения США вызвали отрицательную реакцию со стороны делегации Англии, и проект Декларации был снят с обсуждения. Таким образом, уже первая попытка рассмотреть колониальный вопрос показала резкое расхождение во взглядах, предвещавшее острую борьбу в дальнейшем.

К обсуждению проблемы вернулись лишь на Сан-Францисской конференции 1945 г. Положение осложнялось тем, что ни на конференциях в Крыму и Думбартон-Оксе, ни на совещании министров иностранных дел четырех великих держав в период с 23 апреля по 4 мая 1945 г. эта проблема не затрагивалась. Если по другим вопросам послевоенного мирового устройства были выработаны согласованные предложения великих держав, то по колониальному вопросу государства представили свои индивидуальные проекты. Проекты подготовили США, Англия, Франция, Китай, Австралия.

Необходимо хотя бы коротко проанализировать их, ибо это покажет существо позиций империалистических держав в колониальном вопросе.

Целью опеки все проекты, за исключением английского, называли политическое, экономическое и социальное развитие народов подопечных территорий. В проектах США и Англии указывалось, что задача международной опеки - подготовка территории к самоуправлению; проекты Франции и Австралии не упоминали об этом; в китайском проекте содержалась фраза о "независимости и самоуправлении". Проекты Франции, Китая и США заявляли в той или иной форме о политике "открытых дверей" на подопечных территориях; в проекте же Англии говорилось лишь о том, что должны быть учтены интересы других держав в экономической, социальной, коммерческой областях, а также в вопросах безопасности.

Что касается сферы действия системы международной опеки, то проекты США, Англии и Китая включали в нее три категории территорий:

  1. те, на которые были выданы мандаты Лигой Наций;
  2. те, которые были отторгнуты от вражеских государств в результате второй мировой войны;
  3. те, которые добровольно переданы под опеку государствам, взявшим на себя ответственность за их управление. Французский проект называл только бывшие подмандатные территории и территории, отторгнутые от врага.

Проекты США, Франции, Китая предусматривали передачу территорий под опеку лишь на основе соглашений об опеке, заключенных между прямо заинтересованными в этом государствами. США и Франция предлагали, чтобы эти соглашения утверждались Генеральной Ассамблеей или Советом Безопасности. По австралийскому проекту, территории передавались под опеку на основании соглашения между управляющей властью и Генеральной Ассамблеей ООН, без упоминания о "других заинтересованных государствах". В английском проекте вообще ничего не говорилось о методе передачи территорий под опеку.

Ни в американском, ни во французском проектах не шла речь о том, по какому принципу нужно выбирать управляющую власть. В английском проекте указывалось, что управление территорией должно осуществляться развитой нацией от имени Генеральной Ассамблеи ООН; в австралийском - определенным членом ООН; в китайском - либо самой ООН, либо одним или несколькими ее членами.

Все проекты содержали положение, обязывающее управляющую власть представлять ежегодные отчеты, но высказывались различные мнения о том, куда их направлять. Американский и французский проекты предлагали направлять Генеральной Ассамблее, китайский - Генеральной Ассамблее и Совету Безопасности, австралийский - в консультативную экспертную комиссию, английский - в Экономический и социальный совет.

Проекты США, Франции и Китая определяли в качестве одной из основных задач опеки сохранение международного мира и безопасности, но не устанавливали каких-либо конкретных обязательств управляющей власти в этом отношении. В английском проекте говорилось, что управляющая власть должна помочь территории начать играть свою роль в сохранении международного мира и безопасности, а также использовать местные силы и возможности для защиты и сохранения порядка на подопечной территории и для выполнения обязательств перед Советом Безопасности.

Все проекты содержали положения о создании специального органа по опеке. Но в определении правового характера этого органа были серьезные различия.

В австралийском и английском проектах предлагалось создать комиссию экспертов с чисто консультативными функциями подобно Постоянной международной комиссии Лиги Наций; в американском, французском и китайском проектах - совет, состоящий из равного количества представителей государств-опекунов и государств-неопекунов.

В американском, французском и китайском проектах указывалось, что именно Совет по опеке должен получать и рассматривать доклады о положении на подопечных территориях, проводить необходимые расследования, принимать петиции от местного населения.

Американский, французский и китайский проекты устанавливали две основные, с точки зрения проблемы безопасности, категории подопечных территорий: стратегические и нестратегические. Предусматривалось, что рассмотрение всех вопросов, касающихся стратегических территорий, возьмет на себя Совет Безопасности. В английском проекте отсутствовало подобное разделение.

Весьма характерно, что во всех проектах не упоминалось о сроках окончания опеки.

Таким образом, выявилось два подхода империалистических государств к решению вопроса об опеке, которые можно назвать американским и английским.

Существо английского подхода состояло в том, чтобы сохранить в неприкосновенности старую мандатную систему. Отсюда стремление изъять из сферы деятельности органов по опеке социально-политические вопросы, сделать Совет по опеке консультативным органом при Экономическом и социальном совете, исключить участие заинтересованных держав в разработке и принятии соглашения об опеке и т. д.

Позиция США определялась интересами американского капитала, стремлением его к мировому господству. Отсюда предложение установить на подопечных территориях режим "открытых дверей", не допустить Генеральную Ассамблею к решению дел на территориях, важных в военно-стратегическом отношении.

Меньше всего империалистические государства думали об интересах народов подопечных территорий. Кроме общих, трескучих фраз, в проектах не содержалось никаких положений, конкретно определяющих задачи и ответственность государств-опекунов, пути и методы политического, социального, экономического и культурного развития населения подопечных территорий. Не упоминалось даже о том, что целью опеки является помощь в достижении народами этих территорий независимости.

Советская делегация на Сан-Францисской конференции не выступила с отдельным проектом, а внесла 11 мая 1945 г. ряд поправок к американскому проекту. Делегация СССР предлагала считать целью опеки подготовку той или иной территории к получению ею не только самоуправления, но и полной государственной независимости; пополнить состав Совета по опеке представителями всех постоянных членов Совета Безопасности, хотя бы и не управляющих подопечными территориями; предоставить Генеральной Ассамблее (и Совету по опеке) право посылать своих представителей и инспекторов для контроля за исполнением ее указаний.

Однако империалистические державы не пошли по предложенному СССР пути. Стремясь преодолеть возникшие между ними разногласия и достигнуть выгодного решения, они начали срочные поиски компромисса.

Представитель США Гарольд Стассен предложил "рабочий проект". Этот проект состоял из двух частей. Первая часть, посвященная вопросам общей политики в отношении зависимых территорий, была взята из английского и австралийского проектов, а вторая, озаглавленная "Система территориальной опеки", основывалась на американском проекте. "Рабочий проект" лег в основу дискуссии и был одобрен с рядом поправок.

К наиболее существенным поправкам, улучшавшим проект, следует отнести включение слова "независимость", наряду со словом "самоуправление", при определении цели опеки; включение проекта о периодических инспекционных посещениях территорий, а также пункта о введении в состав Совета по опеке постоянных членов Совета Безопасности ООН. Все эти поправки, как уже указывалось, были внесены делегацией СССР.

В ходе дискуссии капиталистические государства показали свое действительное отношение к народам колониальных стран. Они активно выступали против любой поправки, носящей прогрессивный характер. Например, добились неприятия поправок, внесенных делегацией Египта о предоставлении Генеральной Ассамблее ООН права прекращать действие статуса опеки и объявлять территорию независимой, о передаче подопечной территории другой управляющей власти при нарушении прежней властью условий соглашения об опеке или в случае выхода из ООН, о необходимости учитывать желание населения подопечной территории при выборе управляющей власти.

Положения о международной опеке, разработанные на Сан-Францисской конференции, стали составной частью Устава ООН, вошедшего в силу 24 октября 1945 г. Но капиталистические государства смогли добиться такой расплывчатости формулировок, что в дальнейшем практически свелось на нет все положительное, что в них содержалось.

Для того чтобы лучше представить себе систему международной опеки, сравним ее с мандатной системой Лиги Наций.

Прежде всего, необходимо отметить, что новая система имеет некоторые, хотя бы формальные преимущества. Если мандатной системе была посвящена только одна статья Устава Лиги (статья 22-я), то системе опеки посвящены 16 статей, объединенных в две главы. Система опеки по Уставу ООН, опять-таки формально, шире мандатной системы. Статья 77-я Устава ООН говорит о том, что она распространяется на:

  1. подмандатные территории;
  2. территории, отторгнутые от вражеских государств в результате второй мировой войны;
  3. территории, добровольно включенные в систему опеки государствами, ответственными за их управление.

Созданный в соответствии со статьей 85-й Устава ООН Совет по опеке по своей правовой природе более ответственный орган, чем Постоянная мандатная комиссия. Если последняя была лишь консультативным органом, состоявшим из экспертов, не являвшихся представителями государств - членов Лиги Наций, то Совет по опеке состоит из членов ООН, а также представителей государств - постоянных членов Совета Безопасности. По статье 87-й Совету по опеке предписывается:

  1. рассматривать отчеты, представленные управляющей властью;
  2. принимать петиции и рассматривать их;
  3. устраивать периодические посещения соответствующих территорий под опекой.

Увеличились возможности контроля за выработкой соглашений об опеке, поскольку статья 79-я указывает, что условия опеки для каждой территории, подлежащей включению в систему опеки, определяются соглашениями непосредственно заинтересованных государств и утверждаются либо Советом Безопасности (стратегические районы), либо Генеральной Ассамблеей (нестратегические районы).

Что касается индивидуальных соглашений, которые должны были занять важное место в системе опеки, то они явились не шагом вперед по сравнению с мандатами, а в известном смысле даже шагом назад.

Ни в одном из них не было сказано о том, что целью опеки является достижение независимости. Везде повторялась статья 76-я (b) (или ссылка на нее) с ее неопределенным выражением "самоуправление или независимость". Кроме того, в Уставе отсутствовало определение понятия "непосредственно заинтересованные государства", а именно они должны были разрабатывать индивидуальные соглашения.

В разделах Устава ООН, посвященных опеке, не предусматривались сроки заключения соглашений об опеке, а принцип обязательности включения в систему опеки первых двух категорий территорий (подмандатные и отторгнутые от вражеских государств) не был сформулирован со всей определенностью.

Что же касается пункта 1 (с) статьи 77-й о добровольной передаче под опеку территорий государствами, ответственными за их управление, которым так гордятся буржуазные юристы, рассматривая его как украшение новой системы, то он ни разу не был применен на практике. Ни одно из колониальных государств не воспользовалось предоставленной ему возможностью.

В Уставе ООН нигде четко не сказано о том, что целью опеки является оказание помощи в достижении независимости подопечным территориям.

Статья 76-я (b), родившаяся в результате компромисса, определяла цель опеки следующим образом: "Способствовать политическому, экономическому и социальному прогрессу территории под опекой, прогрессу в области образования и развитию в направлении к самоуправлению или независимости в зависимости от специфических условий на каждой территории, с учетом свободно выраженного желания этих народов, и в соответствии с условиями каждого соглашения об опеке...".

В подобном тексте указание о достижении независимости как цели опеки превращается в пустую фразу.

Таким образом, положение народов подопечных территорий практически ничем не отличается от положения народов территорий, деликатно называемых в Уставе ООН "несамоуправляющимися", иначе говоря - колоний. Ведь в статье 73-й (b) государства, "которые несут или принимают на себя ответственность за управление этими территориями", также обязываются "развивать самоуправление". Юридически же положение подопечных территорий хуже, чем положение подмандатных территорий типа "А", поскольку последние временно признавались в качестве независимых наций.

Функции международной системы опеки осуществляются Генеральной Ассамблеей ООН, Советом Безопасности, Советом по опеке и управляющими властями. Компетенция этих четырех органов в отношении соглашений об опеке над территориями, не отнесенными к числу стратегических, определена в главе XII Устава ООН; Генеральная Ассамблея должна:

  1. принимать отчеты, представляемые управляющей властью;
  2. принимать петиции и рассматривать их, консультируясь с управляющей властью,
  3. устраивать периодические посещения соответствующих подопечных территорий в согласованные с управляющей властью сроки;
  4. предпринимать упомянутые и другие действия в соответствии с условиями соглашения об опеке.

Совет Безопасности выполняет все функции ООН в отношении соглашений по опеке над территориями, имеющими стратегическое значение.

Совет по опеке действует под руководством Генеральной Ассамблеи и помогает ей в выполнении возложенных на нее обязанностей в отношении подопечных территорий.

На основании статьи 22-й Устава, разрешающей Генеральной Ассамблее образовывать такие вспомогательные органы, какие она сочтет необходимыми, был создан Комитет по опеке, или так называемый четвертый комитет Генеральной Ассамблеи. Этот орган обсуждает все вопросы, которые относятся к несамоуправляющимся территориям и выносятся на рассмотрение Генеральной Ассамблеи. Рекомендации его не имеют, естественно, самостоятельного значения и для того, чтобы стать таковыми, нуждаются в утверждении их Генеральной Ассамблеей.

Совет по опеке состоит только из членов ООН. В него входят:

  1. члены ООН от стран, управляющих подопечной территорией;
  2. постоянные члены Совета Безопасности от стран, не управляющих подопечными территориями;
  3. такое число других членов ООН, избранных Генеральной Ассамблеей на трехгодичный срок, которое может оказаться необходимым для обеспечения того, чтобы общее число членов Совета распределялось поровну между членами ООН от стран, управляющих и не управляющих подопечными территориями.

Наблюдение ООН за выполнением соглашений об опеке осуществляется следующим образом:

  1. рассматриваются ежегодные доклады управляющих властей;
  2. рассматриваются петиции;
  3. посылаются инспекционные миссии.

Если руководящими и контролирующими органами международной системы опеки являются Генеральная Ассамблея, Совет Безопасности и Совет по опеке, то практическое осуществление опеки возложено на управляющую власть. Поэтому естественно было бы ожидать, что Устав ООН определит основные обязанности управляющей власти. Однако этого не случилось.

Подвластные Австралии территории на острове Новая Гвинея были отнесены к разным категориям зависимых стран: Папуа - к "несамоуправляющимся территориям", а Новая Гвинея - к "подопечным территориям". Соглашение о передаче Новой Гвинеи под опеку Австралии было заключено 13 декабря 1946 г. Но, как мы видели, за полтора года до этого австралийское правительство уже распорядилось судьбой своей бывшей подмандатной территории.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100