НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

VI

Экономическая жизнь Папуа - Новой Гвинеи, так же как и политическая, не претерпела сколько-нибудь существенных изменений к лучшему в течение первых двух десятилетий после окончания второй мировой войны. Высокоторжественные заявления австралийского правительства, как лейбористского состава, так и либерально-аграрного, относительно намерений развивать Папуа - Новую Гвинею оставались на бумаге.

Совет по опеке многократно рассматривал состояние экономики территории и обязывал австралийское правительство принять меры к развитию промышленности и сельского хозяйства.

Несмотря на это, промышленность продолжала находиться в зачаточном состоянии.

Управляющая власть объявила, что намерена сосредоточить главное внимание на развитии сельского хозяйства Новой Гвинеи, поскольку это создает основу для развития всего народного хозяйства, для удовлетворения потребностей все увеличивающегося населения.

Представители австралийского правительства заявили даже о разработке перспективных планов развития экономики Папуа - Новой Гвинеи (оказалось, что их не существовало). "Во время своих бесед с администратором в Порт-Морсби и с государственным министром по делам территорий в Канберре миссия была поражена отсутствием общего плана развития", - отмечалось в докладе выездной миссии ООН 1959 г. (Доклад выездной миссии ООН 1959 года о подопечной территории Новая Гвинея (русский текст). Нью-Йорк, 1959, стр. 60).

Большое место в системе мероприятий по развитию сельского хозяйства территории должна была занять подготовка квалифицированных кадров. Однако департамент сельского хозяйства ограничился, например в 1959 г., организацией одногодичного курса обучения в Магери (Папуа), который прошло всего 9 человек. В 1963-1964 гг. 19 коренных жителей обучались в департаменте рыболовства, а в декабре 1964 г. 6 коренных жителей - в школе лесоводства. Лишь в начале 1965 г. первый коренной житель Новой Гвинеи окончил австралийский университет и получил звание бакалавра сельскохозяйственных наук. Количество учащихся технических школ составило в 1967 г. всего 1202 человека, увеличившись за пятилетие (1962-1967 гг.) только на 663 человека.

Понятно, что такие темпы подготовки специалистов никак не могли удовлетворить потребности территории. Вообще положение с образованием коренного населения в Папуа - Новой Гвинее оставалось крайне плачевным.

К концу 50-х годов на подопечной территории Новая Гвинея в правительственных школах всех видов обучалось 12,5 тыс., а в миссионерских - 30,3 тыс. детей. Правда, в 60-х годах произошел заметный сдвиг. В 1964 и 1969 гг. число учащихся в правительственных и миссионерских школах достигло соответственно 36 тыс. и 86,7 тыс.; 60 тыс. и 102,8 тыс. человек.

Ученики начальной школы в Кундиава
Ученики начальной школы в Кундиава

В Папуа учащихся в правительственных и миссионерских школах было еще меньше, школьное образование развивалось еще более медленными темпами. В 1965 и 1969 гг. количество учеников в правительственных и миссионерских школах составляло соответственно 28,1 тыс. и 43,4 тыс.; 33,6 тыс. и 38,1 тыс. человек.

Таким образом в Папуа - Новой Гвинее в 1969 г. насчитывалось 234,5 тыс. учащихся, а общее количество детей в возрасте от 6 до 16 лет подходило к полумиллиону. Причем 140,9 тыс. детей посещали миссионерские школы, настолько плохие, что даже управляющая власть подвергала их резкой критике. Обучение в них было рассчитано, как правило, на один год, преподавание вели лица с очень низкой квалификацией, нередко вообще не имевшие никакого педагогического образования.

Создание высших учебных заведений началось лишь во второй половине 60-х годов. В 1966 г. в Порт-Морсби был открыт Университет Папуа-Новой Гвинеи, в котором в 1966 г. обучалось 59 студентов, в 1970 г. - 750 (преподавателей насчитывалось 100 человек), в 1972 г. - более тысячи. В 1967 г. в Лаэ начал работу Институт высшего технического образования, в котором вначале обучалось 34 коренных жителя, затем в 1970 г. - 200, а в 1972 г. - 350 (преподавателей насчитывалось 40 человек). В 1967 г. был создан учительский колледж в Горока (в 1970 г. - 200, а в 1973 г. - 400 студентов), в 1965 г. - Вудалский сельскохозяйственный колледж (в 1970 г. - 130 студентов). Открылись также лесная школа в Булоло (в 1970 г. - 130 студентов), медицинская школа в Порт-Морсби (в 1970 г. - 80 студентов), административный колледж, позднее названный учебным центром административной службы. В 1969 г. шесть студентов - коренных жителей Новой Гвинеи - учились в австралийских университетах.

Студентки медицинской школы в Порт-Морсби
Студентки медицинской школы в Порт-Морсби

Обучение грамоте взрослого населения было организовано лишь в 1963 г. и осуществлялось в весьма ограниченных масштабах.

Несмотря на определенное развитие системы образования в Папуа - Новой Гвинее, оно охватывало очень небольшую часть коренного населения и продолжало оставаться на низком уровне.

"Нынешнее правительство находится у власти с 1949 г., - писал австралийский ученый Дж. Керр, - и, соответственно, будет рассматриваться в глазах истории как правительство прямо ответственное за то, что случилось в Новой Гвинее" (Кеrr J. R. Higher Education in New Guinea. - "Australian Outlook", 1964, vol. 18, № 3, p. 275).

Однако австралийское правительство это, по всей вероятности, не смущало. "Наши расходы в Папуа и Новой Гвинее, - говорил в 1964 г. в своей речи в австралийском парламенте член палаты представителей Бизли, - составляют 28 млн. фунтов... Из этой суммы немногим более 3 млн. фунтов идет на образование. Папуа и Новая Гвинея имеют больше детей школьного возраста, чем штат Виктория. Но расходы на образование, начиная от университетского и кончая начальным, как государственные, так и частные, в штате Виктория составляют 65 млн. фунтов... Новая Гвинея не будет подготовлена к независимости на этой основе и через 50 лет..." (Parliamentary Debates. House of Representatives, August 13, 1964).

Видимо, последнее и имело в виду австралийское правительство, проводя свою политику в области образования на территории, подавляющее большинство взрослого населения которой оставалось неграмотным.

"Я нашел, - писал в статье "Что хотят новогвинейцы?" вице-канцлер Университета Папуа - Новой Гвинеи доктор Дж. Каптер, - что невероятно трудно сказать четко, каковы масштабы неграмотности. Если мы станем определять уровень грамотности по количеству жителей, способных написать самое простое письмо по-английски, то окажется, что грамотно 10-15% - Если же взять более простой определитель, как, например, способность человека написать свое имя на документе, который он в состоянии прочитать или понять, или же способность написать письмо на одном из lingua franca, то окажется, что грамотно 25% . Дети... быстро забывают английский язык, не пользуясь им после окончания школы. Необходимо учесть, что английский не является родным языком новогвинейцев и полученные в школе знания быстро улетучиваются, если школьник возвращается в свою деревню, где говорят только на местных языках или на одном из lingua franca. Это неприятно, по факт: имеется очень мало печатного материала для молодых людей после окончания ими школы... Вероятно, только 100 учеников, самое большее - 200 оканчивают школу с таким же запасом английских слов, что и выпускники австралийских средних школ. В среднем же словарный запас у выпускников новогвинейской средней школы втрое меньше, чем у выпускников австралийских средних школ" (Guntker J. Т. What do New Guineans Want? - "New Guinea", 1966, June-July, p. 23).

Но вернемся к вопросу о развитии ведущей отрасли экономики Папуа - Новой Гвинеи - сельского хозяйства. Все здесь шло по обычному для колоний пути: внимание обращалось на отрасли, имевшие экспортное значение и служившие обогащению колонизаторов, занимавших в них ключевые позиции. По официальным данным, в 1960 г. при общей сумме экспорта 25,5 млн. австрал. долл. стоимость экспорта копры составила 9 млн. австрал. долл., т. е. около трети. Интересно отметить, что в организации, монополизировавшей торговлю копрой в Новой Гвинее и Папуа ("Копра Маркетинг борд"), как указывалось в докладе Совета по опеке за 1961 г., не было ни одного представителя от коренного населения этих территорий, в то время как от европейского в нее входило трое.

Коренное население территории жестоко страдало от нехватки земли вследствие постоянного отчуждения ее управляющей властью в пользу иностранных лиц. Большую остроту приобрел земельный вопрос на полуострове Газель, в Восточном нагорье и других районах. Особое возмущение населения вызывало то обстоятельство, что отчужденные земли зачастую не обрабатывались.

Австралийские власти продолжали политику отчуждения земель. В 1960 г. администрация сдала в аренду 8000 акров земли новым арендаторам, не из среды коренного населения; в 1961 г. управляющая власть захватила еще 8215 акров земли, а 9739 акра передала в аренду, из них 7729 акров - иностранным юридическим лицам, 1472 акра - иностранным миссиям и только 538 акров - новогвинейцам.

Процесс отчуждения земель в пользу иностранцев все усиливался. Австралийская газета "Обсервер" в декабре 1960 г. писала: "За полвека колониального хозяйничания Австралии и Германии в Новой Гвинее площадь, приобретенная разными путями у коренного населения, составила 2,5 млн. акров, а за последние 10-12 лет отчужден почти 1 млн. акров, причем, как указывалось в жалобах папуасов, эти земли приобретались обманным путем: скупались за бесценок, и границы купленных участков расширялись после сделки".

О неблагополучном положении с распределением земельных участков сообщала и выездная миссия ООН, посетившая Папуа - Новую Гвинею в 1968 г.

Говоря о земледелии на территории следует иметь в виду наличие там двух систем хозяйства: туземной и европейской, а также то, что доля участия коренных жителей даже в сельскохозяйственном производстве крайне незначительна. Так, в 1959-1960 гг. их доход от сельскохозяйственного производства равнялся лишь 9% всего дохода территории. Стоимость товаров, произведенных коренными жителями, составляла менее 40% стоимости товаров, экспортированных территорией в 1965-1966 гг.

Туземный метод обработки земли - метод подсечно-огневого типа. Он состоит в следующем: расчищаются от деревьев. и зарослей небольшие участки, снимается, как правило, один урожай, а затем в течение длительного периода эти участки остаются под паром. Пока земледельцы вновь вернутся к их обработке, участки успевают опять покрыться густой растительностью. Вообще обрабатываемых земель в Папуа и Новой Гвинее было чрезвычайно мало - 15% общей площади, причем 15% обрабатываемых земель принадлежало иностранцам.

Главными культурами, возделываемыми коренными жителями, являются рис, какао, кофе, кокосовые и земляные орехи. Урожаи из-за крайне отсталых методов ведения хозяйства очень низкие.

Европейцы ведут плантационное хозяйство, занимаясь в основном производством копры. До последнего времени все вопросы, связанные с производством копры и торговлей ею, находились в руках управления по сбыту копры "Копра Маркетинг борд". Минуя эту организацию, ни одно лицо не имело права вывозить копру с территории.

На плантациях производятся, кроме того, такие продукты, как каучук, кофе, какао, рис и чай, тоже идущие на экспорт, но копра на протяжении 60-х годов сохраняла лидирующее положение.

В 1968 г. производство основных видов сельскохозяйственных товаров на территории характеризовалось следующими данными:

Таблица 1

Продукция Площадь под урожаем (га) Количество продукции (т)
принадлежавшая коренным жителям принадлежавшая европейцам всего произведенной коренными жителями произведенной на европейских плантациях всего
Новая Гвинея
Копра 111254 95772 207026 32027 82166 114193
Какао 14491 48106 62597 5485 17976 23461
Кофе 17775 5625 23400 9410 5193 14603
Каучук 110 555 665 нет данных нет данных нет данных
Папуа
Копра 28180 13568 41748 6617 9119 15736
Какао 1522 4386 5908 61 1213 1274
Кофе 1526 372 1898 225 66 291
Каучук 1267 13965 15232 13 5711 5724

Хотя, как мы уже говорили, и в 60-е годы копра оставалась главным сельскохозяйственным продуктом, ее удельный вес в экспорте территории несколько снизился. Правда, это произошло лишь за счет экспорта из Новой Гвинеи; в Папуа положение не изменилось. В 1965 г. из Новой Гвинеи было вывезено копры на 9,6 млн., а какао и кофе - на 7 млн. и 7,3 млн. долл. (общая стоимость экспорта 40,1 млн. долл.), в 1969 г. - соответственно на 12,2 млн., 15,9 млн. и 15,5 млн. долл. (общая стоимость экспорта 64,4 млн. долл.). В 1965 г. из Папуа копры было вывезено на 2,8 млн., какао - на 71 тыс., кофе - на 19 тыс. долл. (общая стоимость экспорта 9,1 млн. долл.), в 1969 г. - соответственно на 2,6 млн., 83 тыс. и 7 тыс. долл. (общая стоимость экспорта 11 млн. долл.).

В 1969-1970 гг. при общей стоимости экспорта Папуа - Новой Гвинеи, равной 93,8 млн. долл., стоимость вывезенной копры (вместе с кокосовым маслом), какао и кофе составила соответственно 14,1 млн., 15,7 млн. и 21,2 млн. долл.

Кроме этих, ведущих видов продукции, во второй половине 60-х годов производились чай, пиретрум и каучук.

Нетрудно заметить, что получили развитие только те отрасли сельского хозяйства, которые имели экспортное значение. При этом хозяйства коренных жителей давали, например, в 1969 г. только треть всей копры, четвертую часть всего какао и две трети кофе, ведущую роль продолжали играть европейские плантации.

В 1969 г. из общего количества произведенной в Папуа - Новой Гвинее копры только 45 тыс. т использовали предприятия самой территории: завод в Рабауле, построенный в 1952 г., - 40 тыс. т и завод в Кокопо, построенный в 1968 г., - 5 тыс. т; 45 тыс. т копры было вывезено в Великобританию, 25 тыс. т - в Австралию, 15 тыс. т - в Японию.

Какао, кофе и каучук вывозились полностью (последний целиком в Австралию). Так, в 1969 г. было экспортировано какао:

  • в Великобританию - 1,6 тыс. т,
  • в Австралию - 3,2 тыс. т,
  • в Нидерланды - 5,8 тыс. т,
  • в США - 3,1 тыс. т,
  • в ФРГ - 8 тыс. т,
  • в Бельгию - 1,2 тыс. т,
  • во Францию - 1,7 тыс. т,
  • в Италию - 1,5 тыс. т.

Экспорт кофе:

  • в Австралию - 7 тыс. т,
  • в США - 4,8 тыс. т,
  • в ФРГ - 3,6 тыс. т,
  • в Великобританию - 3,6 тыс. т;

Экспортировано чая: 636,4 тыс. фунтов на сумму 297,1 тыс. долл., пиретрума - 44,7 тыс. фунтов на сумму 313 тыс. долл. В 1970 г. выручка за вывезенный чай составила 645 тыс. долл., а за пиретрум - 332 тыс. долл. Каучука к 1970 г. экспортировалось 12,8 млн. фунтов на сумму 2,3 млн. долл.

Пятилетний план развития экономики Папуа - Новой Гвинеи на 1967/68-1972/73 гг. предусматривал дальнейшее развитие именно этих отраслей сельского хозяйства.

Было намечено новое расширение площадей под посадки кокосовых пальм - на 160 тыс. акров, с тем, чтобы производить продукции не менее чем на 30 млн. долл. в год. Плантации какао предполагалось увеличить на 57 тыс. акров, каучука - на 25 тыс. акров, с тем, чтобы производить последнего на сумму 6 млн. долл. в год. Плантации под кофе увеличивать не намечалось из-за больших затруднений с его реализацией.

Европейские колонизаторы совершенно не заботились о том, чтобы земледелие удовлетворяло нужды населения. С годами снабжение населения продуктами питания становилось все хуже.

Не в лучшем положении находилось и животноводство. "Территория, - пишет Б. Эссей, в продолжение 10 лет работавший в административном аппарате Папуа - Новой Гвинеи, - не может удовлетворить своих потребностей в мясе, и импорт его в Папуа и Новую Гвинею из Австралии увеличивается в течение последних 20 лет, причем цены растут" (Essei В. Papua and New Guinea. Melbourne, 1961, p. 120).

Нечто похожее происходило и с рыболовством. "Вообще говоря, - отмечает Б. Эссей, - коммерческого рыболовства на территории не существует... Продают рыбу жители береговой полосы жителям внутренних районов..." (Ibid., p. 126-127).

В 60-х годах животноводство начало развиваться быстрее, но по-прежнему не удовлетворяло потребности населения Папуа - Новой Гвинеи. Общее количество скота на территории в 1965 г. достигло 39,6 тыс. голов, а в 1969 г. - 64,5 тыс. И это в стране с населением почти 2,5 млн. человек! Причем коренному населению принадлежало лишь 5 тыс. голов. Стоимость продукции животноводства составляла в 1968 г. 1 млн. долл.

Рыболовство же в 60-х годах оставалось, в сущности, на прежнем уровне. Ежегодный улов рыбы не превышал 16 тыс. т. Несколько увеличился лишь сбор морских раковин, но он имел только экспортное значение (ежегодный доход от продажи раковин составляет 40-50 тыс. долл.).

По пятилетнему плану на 1967/68-1972/73 гг. намечалось довести общее поголовье скота до 137 тыс. голов, в том числе находящегося в собственности коренного населения - до 31 тыс. голов. Развитие рыболовства не намечалось.

Подобное положение в сельском хозяйстве территории делало необходимым ввоз во все увеличивающихся размерах сельскохозяйственных продуктов, хотя имелась возможность организовать их производство на месте.

Если в 1965 г. при общей стоимости импорта Папуа - Новой Гвинеи, равной 86,8 млн. долл., стоимость ввезенного продовольствия, напитков и табака составила 22 млн. долл., то в 1969 г. при общей стоимости импорта, равной 149,9 млн. долл., стоимость ввезенного продовольствия, напитков и табака составляла 36,9 млн. долл.

Хотя леса покрывают свыше 70% территории Папуа - Новой Гвинеи, эксплуатируются лишь небольшие лесные массивы. В 1969 г. они занимали 422,1 тыс. га, около 25% всей пригодной для промышленной эксплуатации площади. В 1969 г. производилось 136,7 млн. больших футов древесины, три пятых лесотоваров шло на экспорт. Сумма от их продажи в 1969 г. достигла 4,7 млн. долл. Основным потребителем леса являются Австралия и Япония. В Австралию экспортируется почти вся фанера и две трети пиломатериалов. В Японию вывозится более половины балансов. К началу 70-х годов на территории имелось 57 лесозаводов, обрабатывавших в течение года до 75 млн. больших футов древесины. По плану на 1967/68-1972/73 гг. намечалось довести ежегодную обработку древесины до 475 млн. больших футов. Общее количество занятых в лесной промышленности составило в 1969 г. 5242 человека, коренных жителей - 4769.

Среди природных ископаемых Папуа - Новой Гвинеи наиболее существенную роль играли золото и серебро. Однако в послевоенное время природные запасы золота в значительной мере истощились, добыча его упала с 42,4 тыс. в 1964 г. до 25,8 тыс. унций в 1969 г. Соответственно в 1959-1960 гг. золота было вывезено на 1,410 тыс., а в 1968-1969 гг. - уже только на 806 тыс. долл. Добыча серебра также снизилась: с 23,7 тыс. унций в 1964 г. до 17,1 тыс. унций в 1969 г. На территории имеются небольшие месторождения железа, никеля, свинца, цинка, марганца, платины, бурого угля, которые почти не разрабатываются. Большие надежды связывались с предстоящим развитием добычи меди на базе медных месторождений на острове Бугенвиль (1 млрд. т руды). На протяжении 60-х годов велась разведка на нефть и газ, но без особого успеха. В горнодобывающей промышленности в 1969 г. работало 6013 человек, в том числе 5561 коренной житель.

Обрабатывающая промышленность была представлена в Папуа - Новой Гвинее лишь мелкими предприятиями по переработке местного сельскохозяйственного сырья и лесоматериалов.

Никаких сколько-нибудь существенных изменений в течение четверти века, прошедшей со времени окончания второй мировой войны, в этой области не произошло. В отчете Совету по опеке 1968-1969 гг. австралийская управляющая власть отмечала: "Традиционно обрабатывающая промышленность на территории преимущественно связана с приготовлением местного сырья для экспорта... Производство все еще находится в ранней стадии развития" (Territory of New Guinea. Report for 1968-1969. Canberra, 1969, p. 99). Количество рабочих на предприятиях обрабатывающей промышленности в 1969 г. составляло 11420 человек, в том числе 9338 коренных жителей (9162 мужчины и 176 женщин).

Отсутствие в Папуа - Новой Гвинее современной индустрии приводило, естественно, к неуклонному росту импорта промышленных товаров. Если в 1965 г. ввозилось промышленного оборудования и товаров на сумму 50,4 млн., то в 1969 г. - на 87,7 млн. долл.

Внешнеторговый баланс Папуа - Новой Гвинеи в 1969 г. складывался следующим образом: экспорт - 75,4 млн., импорт - 150 млн. долл. Главным торговым партнером территории являлась Австралия. На нее приходился 31% экспорта и 54,8% импорта. Экспорт и импорт в торговле с Великобританией, США и Японией составлял соответственно 29 и 5,7; 9 и 7,7; 6 и 11,7%.

Хотя Австралия и продолжала занимать ведущее место во внешнеторговых операциях Папуа - Новой Гвинеи, ее удельный вес в них заметно уменьшился. Так, в 1960 г. на долю Австралии приходилось в общей сложности 60% экспорта и импорта территории.

Рассматривая в целом экономическое положение территории накануне 70-х годов, нельзя не заметить некоторых новых явлений, давших о себе знать во второй половине 60-х годов. Это, прежде всего увеличение производства в товарном секторе. Если в 1966 г. стоимость совокупного продукта, произведенного товарным сектором, составляла по рыночным ценам 174,5 млн., в 1969 г. - 261,8 млн. долл. (среднегодовой рост на 14,5%), то в 1970 г. она достигла 348,6 млн. долл., т. е. увеличилась по сравнению с 1969 г. на 33,2%.

Рост производства в товарном секторе объяснялся стремительным увеличением притока частного капитала в экспортные отрасли экономики территории (принципиального значения для ее развития он не имел). Если в 1968 г. прямые иностранные частные инвестиции в Папуа - Новой Гвинее составили 20,2 млн., а в 1969 г. - 31,8 млн. долл., то в 1970 г. - 108,3 млн. долл. Выгоды, естественно, получали в первую очередь иностранные инвеститоры и иностранные рабочие и служащие. Положение же коренного населения, в сущности, не изменилось. Из 2,5 млн. коренных жителей не более 50 тыс. человек на длительные сроки порывали свои связи с традиционным для них экономическим укладом. 98% местного самодеятельного населения было по-прежнему занято в сельском хозяйстве, либо обрабатывая свои земельные участки, либо работая по найму.

Бюджет Папуа - Новой Гвинеи в послевоенное время постоянно складывался с большим дефицитом, который покрывался за счет австралийской дотации.

В этой связи австралийские власти охотно развивали идею о том, что управляют территорией из соображений чисто филантропических, а филантропия обходится им весьма дорого. Так, в статье двух австралийских экономистов Э. К. Фиска и М. Тейт подчеркивалось: "Есть только один мотив, чисто альтруистический, побуждающий нас нести столь большие расходы - это забота об интересах народа Папуа - Новой Гвинеи" (Fisk Е. К., Tait Maree. The Problems of Aid. - "New Guinea", 1972, № 7, p. 43).

В действительности все обстояло иначе. В австралийском федеральном бюджете на 1960/61 г. расходы на развитие Папуа - Новой Гвинеи равнялись 14,5 млн. ф. ст. - 1% всей расходной части бюджета, хотя население территории составляло 2% населения Австралии. При этом следует иметь в виду, что основная часть средств шла не на развитие промышленности и жилищное строительство, а на сооружение административных зданий для размещения колониальных властей, содержание колониальной администрации, строительство аэродромов, портов, дорог и объектов стратегического значения.

Австралийские предприниматели получали в Папуа - Новой Гвинее большие прибыли. "Ежегодно из Папуа и Новой Гвинеи, - заявил член австралийского парламента Бизли, - уплывает капитал на сумму 5 млн. фунтов - в основном с плантаций..." (Parliamentary Debates. House of Representatives, August 13, 1964) Австралийские компании на этих территориях росли как грибы. С июня 1955 г. по июнь 1960 г. число зарегистрированных австралийских компаний увеличилось с 261 до 477, а их номинальный капитал вырос с 32,5 млн. ф. ст. до 67,7 млн. ф. ст. Господствующее положение занимали три: "Бернс-Филп", "У. Р. Карпентер" и "Стимшип трейдинг К°".

Компания "Бернс-Филп" (капитал в 1960 г. 5 млн. ф. ст.) владела 40 плантациями кокосовых пальм. В 1959 г. от продажи копры и других сельскохозяйственных продуктов она получила 1 330 тыс. ф. ст. прибыли. Компания "У. Р. Карпентер" (капитал в 1960 г. 2612 тыс. ф. ст., а в 1950 г. всего 425 тыс. ф.) монополизировала производство какао. Ее прибыли в 1959 г. равнялись 869360 ф. ст. Компания "Стимшип трейдинг К°" (капитал в 1960 г. 1 млн. ф. ст., а в 1950 г. всего 300 тыс. ф. ст.) занималась производством каучука, кофе, какао, копры, а также контролировала все внешнеторговые операции и морские перевозки. В 1959 г. получила 181 187 ф. ст. прибыли.

Прибыли монополий продолжали расти и в 60-х годах. Так, за 1963/64 финансовый год прибыль компании "Берпс-Филп" составила 1661176 ф. ст., а акционерный капитал к маю 1964 г. увеличился до 9 млн. ф. ст. Деревообделочная фабрика в Булоло ежегодно приносила компании 160 тыс. ф. ст. чистого дохода.

Лесопильный завод в Булоло
Лесопильный завод в Булоло

В погоне за дополнительными прибылями капиталистические монополии создали в Папуа - Новой Гвинее чудовищную систему эксплуатации коренного населения.

В 1960 г. из 44774 рабочих 30899 получали в среднем 1 ф. 14 шилл. 4 пенса в месяц (официальный прожиточный минимум для семьи - 30 ф. ст. в месяц). При этом проводилась грубая дискриминация в отношении оплаты труда рабочих из среды коренных жителей. Они получали в 10-20 раз меньше белых рабочих. Но даже при такой нищенской оплате труда все мужчины-аборигены старше 18 лет платили личный налог в размере 2 ф. ст. в год.

Привлекая внимание международной общественности к положению в Папуа - Новой Гвинее, советский представитель заявил на заседании Совета по опеке в 1964 г.: "Существует дискриминация в оплате труда; только 7 тыс. из 56 тыс. работающих являются членами профсоюза; нет законодательства, регулирующего отношения между рабочими и работодателями; нет системы социального обеспечения" (Report of the Trusteeship Council, 27 June 1963 - 29 June 1964. New York, 1964, p. 19).

Выездная миссия, посетившая в 1965 г. территорию, сообщила о многочисленных жалобах коренных жителей на грубую дискриминацию в оплате труда, на заведомое занижение цен на сельскохозяйственные продукты, производимые местным населением. "Они считают, - говорилось в докладе выездной миссии, - что их жалованье и цены на их продукты слишком низки, а цены на товары широкого потребления слишком высоки... Они хотят быть равными с австралийцами; они с беспокойством реагируют на все виды дискриминации" (Report on New Guinea Submitted by the United Nations Visiting Mission on the Trust territories of Nauru and New Guinea, 1965, T/1635, 28.V 1965, p. 60).

Развитие товарного сектора в экономике Папуа - Новой Гвинеи в 60-х годах вело к росту доходов не коренных жителей, а лиц, приехавших на территорию. Если в 1960/1961 г. доля последних в доходах товарного сектора составляла 62,5%, а в 1965/66 г. - 64%, то в 1969/70 г. - 68%. В 1971/72 г. 8,5 тыс. некоренных жителей, привлеченных австралийской администрацией к работам на территории, получили в виде жалованья и различного рода денежных дотаций 58,2 млн. долл., в то время как 25,2 тыс. коренных жителей - 23,8 млн. долл. Специалист из коренных жителей, имевший такое же образование, что и его коллега из некоренных жителей, получал, по официальным данным, в 4 раза меньше.

В июне - сентябре 1963 г. Папуа - Новую Гвинею посетила миссия Международного банка реконструкции и развития. В своем докладе, составленном после подробного ознакомления с положением дел, миссия резко раскритиковала послевоенную деятельность австралийского правительства в области развития экономики территории. Ее предложения сводились к следующему:

  1. Австралия должна значительно увеличить свои ежегодные ассигнования на развитие территории. Они должны составлять не менее 50 млн. ф. ст.;
  2. поскольку, по мнению миссии, будущее территории зависит от сельского хозяйства и лесоводства, необходимо основные капиталовложения направлять в эти отрасли, в частности, должна быть поставлена задача увеличения поголовья скота в течение 10 лет до 300 тыс.;
  3. большое внимание должно быть уделено на территории расширению системы технического и высшего образования ("Pacific Islands Monthly", 1965, № 1, p. 41-45).

Миссия ратовала также за развитие туризма в Папуа - Новой Гвинее. При этом приманкой для иностранных туристов, указывала миссия, явится то, что "в культурном отношении население территории лишь недавно вышло из каменного века..." (Ibid., p. 212). Хорошая косвенная оценка без малого столетней "культурной миссии" австралийцев в Папуа - Новой Гвинее!

Выездная миссия ООН 1965 г. в своем докладе подчеркнула, что австралийскому правительству необходимо серьезно изучить предложения миссии Международного банка. "Миссия надеется, что теперь, когда управляющая власть имеет предложения банка, она будет в состоянии в возможно короткий срок разработать определенный план сбалансированного экономического развития... Когда же такой план будет составлен и одобрен, его исполнением займется Управление экономического развития, которое должно быть создано на территории и наделено широкими полномочиями; этому управлению станут помогать окружные комиссии, в которые войдут представители всех административных департаментов, и в пределах своего округа они будут осуществлять общую политику, разработанную для всей территории. Коренные жители, естественно, также будут представлены в этих комиссиях" (Report on New Guinea Submitted by the United Nations Visiting Mission on the Trust Territories of Nauru and New Guinea. 1965, T/1635; 28.V 1965. p. 80).

(Австралийскому правительству пришлось выступить с заявлением о принятии предложений миссии Международного банка. Оно даже несколько увеличило размеры ежегодного финансирования территории (на 1965 г. - до 28 млн. ф. ст.).

Однако ясно было, что управляющая власть всерьез о развитии территории не думала, несмотря на пылкие словесные заверения. Ведь до этого ассигнования составляли 25 млн. ф. ст., а, "по признанию печати, эта сумма в 10 раз меньше той, которая необходима для развития Папуа и Новой Гвинеи" ("Herald", 4.IX 1963). Таким образом, никаких принципиальных изменений не произошло.

Для сравнения укажем, что ассигнования на развитие города Канберры с населением 77 тыс. человек на 1964/65 финансовый год были утверждены в сумме 29 млн. ф. ст.

Колонизаторы любят говорить об умственной неполноценности коренных жителей тихоокеанских островов, о трагических последствиях влияния культуры "цивилизованных" стран на культуру туземцев, у которых возникло чувство потерянности, нашедшее отражение в "культе карго", т. е. в вере в то, что скоро прибудут большие запасы товаров и продуктов питания на кораблях, отправленных духами предков.

Знакомство с деятельностью управляющей власти в политико-экономической и социальной областях помогает понять, что "культ карго" имеет весьма земную основу: за долгие годы колониального рабства жители острова достаточно хорошо убедились в том, что у цивилизованных "опекунов" никогда не найдут серьезной помощи и поддержки.

В своем докладе Совету по опеке члены выездной миссии ООН 1959 г. писали, что в различных частях территории они столкнулись с враждебным отношением населения к администрации. В докладе приводится следующее высказывание одного из местных вождей как характерный пример выражения настроения коренных жителей: "Мужчины и женщины не считают свою жизнь удовлетворительной. Когда пришли европейцы, люди стали думать; они поняли, что их образ жизни хуже образа жизни европейцев, к которому они стремятся... Население считает, что европейский образ жизни в отношении питания, жизненного уровня и материального благополучия лучше, и не понимает, почему европейцы не помогли ему достигнуть такого жизненного уровня... Все народы Папуа и Новой Гвинеи недовольны тем, что администрация не сумела предоставить им то, чего они желают" (Доклад выездной миссии ООН 1959 года о подопечной территории Новая Гвинея (русский текст). Нью-Йорк, 1959, с. 13).

Выездная миссия ООН, посетившая Папуа - Новую Гвинею в 1968 г., в своем докладе Совету по опеке также приводила многочисленные жалобы коренных жителей территории на действия австралийской администрации.

"Войти в гавань Порт-Морсби, - писали уже упоминавшиеся выше австралийские ученые Э. К. Фиск и М. Тейт, - можно лишь через проход в коралловых рифах. В течение многих десятилетий большие корабли вынуждены были стоять за рифами по нескольку часов, пока благодаря приливу не создавались благоприятные условия для их захода в порт. Говорят, что раньше папуасы верили, будто грузы, находившиеся на этих кораблях, посланы им их предками, а остановку кораблей за рифами объясняли просто: австралийские чиновники, по их мнению, изменяли папуасские адреса на этих товарах на австралийские. Сегодня эти идеи, хотя и не совсем еще исчезли, не понимаются буквально большинством искушенных папуасов. Однако многие папуасы и новогвинейцы, и даже австралийцы, чувствуют, что нечто подобное все еще происходит с огромной австралийской помощью, которая ежегодно предоставляется этой стране. Людям говорят, что огромные суммы, предоставляемые в виде помощи, даются Австралией для улучшения благосостояния папуасов и новогвинейцев, для того, чтобы они стали богаче. Однако когда те смотрят на результаты этой помощи, то видят, что хотя многие люди становятся образованнее и тяжелой работой добиваются большего денежного дохода, чем раньше, уровень их доходов в большинстве своем продолжает оставаться очень низким. С другой стороны, они видят, что количество людей, пришедших в их страну, удвоилось за последние десять лет и что эти люди стали, конечно, очень богаты" (Fisk S. К., Tait Maree. The Problems of Aid, p. 36).

Во второй половине 60-х годов австралийские власти вынуждены были пойти на увеличение ассигнований для Папуа - Новой Гвинеи. В 1969/70 финансовом году предусматривалось выделить 108,3 млн. австрал. долл. на нужды экономического развития территории. Но этого было далеко не достаточно.

Главной же заботой австралийских властей являлось укрепление военных позиций на острове. И тут они не скупились.

Как известно, территория Папуа - Новая Гвинея была включена в зону действия военного блока АНЗЮС. В коммюнике 11-й сессии Совета АНЗЮС, состоявшейся в Канберре 8-9 мая 1962 г., указывалось: "Министры обсудили текущие события и будущее тихоокеанских территорий, подвластных правительствам - участникам АНЗЮС. Подтверждая обязательства о взаимной помощи, взятые в соответствии с договором Австралией, Новой Зеландией и США, министры обратили внимание на тот факт, что эти обязательства в случае вооруженного нападения должны выполняться не только метрополиями, но также и островными территориями, находящимися под юрисдикцией любого из трех правительств..." ("Current Notes on International Affairs", 1962, May, p. 7).

В военно-стратегических планах Австралии значительное место отводилось Папуа - Новой Гвинее. На территории сооружались многочисленные военные объекты, была увеличена численность расквартированного со времен второй мировой войны Океанийского полка, постоянно проводились маневры частей австралийской армии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100