НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

На пути к независимости

I

Папуа - Новая Гвинея - страна резких географических контрастов. Суровые, неприступные горные цепи чередуются с мрачными, окутанными ядовитыми испарениями топями и непроходимыми джунглями. И наряду с этими зловещими пейзажами чарующие взор коралловые острова, покрытые роскошной тропической растительностью, - живая реклама заманчивости путешествия по южным морям.

Не менее поразительны контрасты в общественном укладе.

Папуа - Новая Гвинея и в 70-е годы продолжала быть одной из самых отсталых стран планеты. Подавляющее большинство населения жило, как и в давние времена, в условиях чуть ли не каменного века. Разобщенные между собой племена постоянно враждовали. Этому способствовало разноязычие: 2,5 млн. человек говорили на нескольких сотнях языков. Иногда та или иная языковая группа объединяла не более 100 человек. 50 тыс. составляли уже крупную языковую общность.

В первой половине 70-х годов на страницах новогвинейской и австралийской печати то и дело мелькали сообщения о жестоких межплеменных распрях, особенно в горных районах территории. Во время моего пребывания в Папуа - Новой Гвинее в ноябре 1974 г. происходили кровавые столкновения в районе Маунт-Хаген между племенами жига и ямуга. В течение десяти дней было убито 17 и ранено 100 человек.

Почти все население Папуа - Новой Гвинеи продолжало жить в деревнях, причем больше половины вело натуральное хозяйство. Лишь 1% работоспособного населения страны был занят на современных промышленных предприятиях. В 1970 г. современная промышленность в Папуа - Новой Гвинее давала 7,1% совокупного общественного продукта.

Европейская часть населения (в 1970 г. насчитывалось около 50 тыс. человек) составляла незначительный процент среди занятых в сфере товарного производства (не более 8%), но удерживала господствующее положение во всех отраслях современной промышленности. К 1970 г. в Папуа - Новой Гвинее было только пять коренных жителей, имевших университетское образование.

Коренные жители, втянутые в сферу современного промышленного производства, продолжали, так же как и деревенские жители, считать себя членами племени, на языке которого они говорили, и оказывать помощь всем своим соплеменникам материально, а в случае необходимости - сражаться, отстаивая их интересы. В статье о Папуа - Новой Гвинее, опубликованной в американском журнале "Ю. С. ньюс энд уорлд рипорт" в номере от 3 декабря 1973 г., приводились такие слова одного местного банковского служащего: "Если какой-нибудь человек зарабатывает 15 долларов в неделю, он отдает половину заработка своему брату по языковому клану, тот тоже в свою очередь отдает половину полученного и т. д. Таким образом, деньги расходуются большим числом людей, хота большинство народа не имеет регулярно оплачиваемой работы".

Невесты продолжали являться предметом купли-продажи. Один из районных советов рекомендовал, например, брать за невесту 240 долл., причем одну половину в банкнотах, а другую в традиционных денежных единицах - раковинах каури. В отдаленных районах за "совершенно новую" невесту давали 240 долл., 5 свиней и страуса; за женщину, один раз побывавшую замужем, - 30 долл. и одного страуса. Женщина, побывавшая замужем больше двух раз, не имела "коммерческой стоимости".

В Папуа - Новой Гвинее продолжали существовать многие варианты "культа карго". Наибольшее распространение получил "культ янгору", проповедовать который начал Матиас Яливан, некоторое время служивший в одной из католических миссий. Центром этого движения стал район Сепика.

В 1962 г. американской и австралийской авиацией во время картографических съемок были установлены на вершине горы Туру (в Восточном Сепике) бетонные топографические знаки. Местные жители считали, что это вызвало недовольство горных духов. По их мнению, с тех пор снизились урожаи, перестали в изобилии водиться звери. В 1970 г. Матиас Яливан выступил с проповедью, в которой заявил, что если новогвинейцы снесут топографические знаки, то с гор упадут к ним многочисленные товары. Он призывал жителей расчистить на вершине горы Туру площадку для посадки сотен самолетов, которые и доставят им все это богатство. Яливан советовал закопать в землю астралийские двухдолларовые банкноты и уверял, что из них вырастут пятидесятидолларовые так же, как из семян вырастают растения.

Несмотря на то, что пророчества Яливана не сбывались, жители продолжали верить его прорицаниям. В июле 1971 г., например, на горе Туру состоялась церемония, во время которой был торжественно, с пением молитв, вынесен и сдан представителям властей последний топографический знак. В процессии приняло участие около 10 тыс. человек, в том числе советники местного управления, деревенские старосты из Западного и Восточного Сепика.

Присутствовавшие на церемонии иностранные корреспонденты спрашивали ее участников, как они понимают "культ карго". Ответы были различными. Одни говорили, что сторонники культа будут получать более высокие урожаи, удачнее охотиться и ловить больше рыбы. Другие утверждали, что приземлятся американские самолеты, доставят им товары и деньги. Наконец, один из сподвижников Яливана сказал, что в культе воплощены идеи братства и объединения всех народов мира.

В районе города Киета (остров Бугенвиль) в начале декабря 1974 г. заметно оживилось местное движение "культа карго", возглавляемое П. Мена, бежавшим из киетской тюрьмы в 1964 г. и организовавшим тогда это движение. Его участники считают, что духи предков, чьи кости они помещают вместе с деньгами в специально приготовленные ящики, преумножат количество положенных в ящики купюр.

Во время рейда в деревню Пондона в 45 км к юго-западу от города Киета полиция и представители местных властей обнаружили в домах жителей ящики с человеческими костями вперемешку с деньгами (24 тыс. долл.).

Во время рейда три человека были арестованы. П. Мена удалось скрыться в лесу.

Находившимся в подавляющем большинстве своем на таком низком уровне развития коренным жителям очень трудно было осознать даже самые понятия "самоуправление" или "независимость". В упоминавшейся уже выше статье из журнала "Ю. С. ньюс энд уорлд рипорт" приводилось следующее высказывание Пола Хавлчи - районного чиновника из поселка Кингкио, расположенного в центральной части Новой Гвинеи, - человека, в обязанности которого входило разъяснение местным жителям смысла самоуправления: "Вчера один из вождей деревни говорил мне несколько раз, что самоуправление означает приход большого человека, который принесет деревне много вещей. Кроме того, они думают, что независимость будет чем-то вроде большого праздника, вроде поминок, которые они устраивают, когда кто-нибудь умирает".

Но наряду с этой потрясающей и как будто бы непреодолимой отсталостью, в Папуа - Новой Гвинее получали все более очевидное развитие факторы, заставлявшие считать предоставление территории самоуправления, а затем и независимости не только возможным, но и неотложным делом.

В 60-х годах заметно увеличилась образованная прослойка среди коренных жителей. Возникла даже местная художественная литература. При Университете Папуа - Новая Гвинея был создан литературный кружок, результатом работы которого явились серии книг "Поэты Новой Гвинеи" и "Поэты Папуа". Издательство "Джакаранда" в Брисбене начало специализироваться на выпуске книг новогвинейских авторов. Оно стало издавать первый новогвинейский литературный журнал "Коваве", напечатало "Пять новогвинейских пьес" и первый новогвинейский роман "Крокодил", написанный Винсентом Эри (1970). В 1970 г. прошли литературные конкурсы. В Рабауле открылись литературные курсы. В марте 1974 г. в Порт-Морсби был создан Институт по изучению Папуа Новой Гвинеи, призванный исследовать и развивать национальную культуру.

Студенты Университета Папуа Новая Гвинея
Студенты Университета Папуа Новая Гвинея

Промышленность втягивала коренных жителей в современную жизнь, а значительно расширившиеся транспортные связи территории приблизили ее города к внешнему миру.

В 1967 г. началась разработка залежей медной руды на острове Бугенвиль. В соглашении, заключенном тогда же контролируемой британским капиталом австралийской компанией "Концинк Риотинто оф Оустрэлиа" с австралийской администрацией, выступавшей от имени Папуа - Новой Гвинеи, было оговорено, что 20% прибыли будет получать территория. Запасы меди в Бугенвиле исчисляются в 1 млрд. т, ежегодная добыча равна 180 тыс. т меди в концентратах. В районе реки Ок-Теди, недалеко от границы с индонезийской частью острова, были найдены новые месторождения медной руды, и начались переговоры с американским предприятием "Кепнекот коппер компани" об их разработке. Разведанные запасы меди этого месторождения составляют 150 млн. т. Ежегодная добыча может достичь 75-80 тыс. т. Уже в 1972/73 финансовом году стоимость экспорта медной руды и концентратов намного превысила совокупную стоимость всех остальных видов экспортных товаров, что видно из нижеприведенной таблицы.

Таблица 2

Товары Стоимость экспорта (млн. долл.)
1971/72 г. 1972/73 г.
Копра 9,3 8,8
Кокосовое масло 7,9 6,1
Кофе 20,4 23,2
Какао 11,1 11,4
Каучук 1,9 2,0
Чай 1,5 2,0
Лесоматериалы 8,7 10,4
Рыба 4,8 2,6
Медная руда и концентраты 22,2 125,6

Весьма важную роль в будущем развитии Папуа Новой Гвинеи должен сыграть гидроэнергетический комплекс на реке Пурари мощностью 1,5 млрд. мегаватт, который вступит в строй в 1980 г. Предусматривается, что выработанная им электроэнергия будет использоваться для получения алюминия из австралийских бокситов.

Значительно расширяется производство лесоматериалов. В 1975/76 г. их намечено экспортировать на сумму около 21 млн. долл.

В заливе Папуа в конце 60-х годов был найден газ и продолжаются исследования возможности его промышленной добычи. Там же компания "Филлипс ойл" ведет разведку на нефть, и, как сообщали в 1974 г., нефть была обнаружена в двух скважинах. Более подробных сведений на этот счет нет, ибо разведывательные работы ведутся в обстановке глубокой секретности.

Ожидается, что в 1975/76 г. рыбной продукции будет экспортироваться на 10 млн. долл., экспорт креветок к 1975/76 г. достигнет 4,3 млн. долл.

Оценивая экономическое положение Папуа - Новой Гвинеи, ежеквартальный журнал, выпускаемый Банком Нового Южного Уэльса отмечал, что Папуа - Новая Гвинея сумеет после получения независимости сбалансировать свою внешнюю торговлю за счет продажи бугенвильской меди. Япония, ФРГ и Испания уже гарантировали закупки 2 млн. т медного концентрата по складывающимся рыночным ценам (при минимальной цене 30 центов за фунт концентрата) в течение 15 лет. Журнал одновременно писал, что Папуа - Новая Гвинея не имеет существенной внешней задолженности. Последняя не превышает 413 млн. долл. Журнал также указывал на то, что в Папуа - Новой Гвинее инфляционные явления идут относительно замедленно: "Хотя в Папуа - Новой Гвинее уровень инфляции выше, чем в предыдущие годы, он все еще ниже уровня, наблюдаемого в большинстве других развивающихся стран" ("Pacific Islands Monthly", 1974, № 1, p. 90-91).

Необходимо, хотя бы кратко, остановиться на интересном явлении в Папуа - Новой Гвинее - кооперативном движении, которое широко и быстро распространилось по островам и ныне является существенным фактором внутренней социально-экономической жизни страны.

Кооперативные общества начали возникать в деревнях вскоре после окончания второй мировой войны. К середине 1971 г. в одной лишь части страны (в бывшей подопечной территории Новая Гвинея) насчитывалось более 170 официально зарегистрированных кооперативов, включавших более 100 тыс. членов и имевших годовой оборот на сумму около 4,75 млн. австрал. долл. В целом же в стране, согласно официальным австралийским данным, в 1972/73 финансовом году существовало 382 кооператива, охватывавших 142 тыс. человек. Ежегодный оборот кооперативных обществ составил свыше 7,6 млн. долл., а постоянные активы достигли примерно 2,7 млн. долл. Цифры показывают, что в Папуа Новой Гвинее развитие кооперативного движения идет более быстрыми темпами, чем на каких-либо других тихоокеанских островах. Ниже приводятся сравнительные данные на 1972 г. (Wahefors О. К. J. Report to the South Pacific Commission on Cooperative Education and Training in Selected South Pacific Countries. Port Morsby, 1973, p. 22).

Таблица 3

Число кооперативов Число членов Капитал (долл.) Торговый оборот (долл.)
Папуа Новая Гвинея 837 176600 4954000 7974700
Соломоновы острова 179 8398 84900 1083700
Новые Гебриды 142 7747 350900 2149200
Фиджи 1043 33944 2306800 7379000
Тонга 12 Нет данных Нет данных Нет данных
Острова Кука 53 4754 Нет данных 717200
Острова Самоа 80 Нет данных Нет данных Нет данных
Острова Гилберта и Эллис 51 20054 151200 2157000
Каролинские, Марианские, Маршальские острова 35 10186 Нет данных 5890400

Среди кооперативов Папуа - Новой Гвинеи есть маленькие деревенские общества с ежегодным оборотом в 2 тыс. долл. и более крупные объединения, как, например, "Коуперэтив хоулсейл сесайети", занимающийся импортом и оптовой торговлей в масштабах всей страны и имеющий ежегодный оборот в 2 млн. долл.

Наибольшее распространение получили сбытовые и потребительские кооперативы, менее развиты производственные кооперативные объединения. Подобная структура сложилась под влиянием колониальной политики Австралии. Защищая интересы иностранных промышленников и монополий, колониальная администрация стремилась создать более удобные условия для деятельности австралийского капитала в Папуа - Новой Гвинее. Задача заключалась в том, чтобы с помощью кооперативов расшатать замкнутое натуральное хозяйство деревни и включить коренное население в систему экономических отношений "метрополия - колония".

Насаждение сбытовых кооперативов сопровождалось улучшением условий сбора и транспортировки, в отдельных случаях также первичной обработки традиционных видов экспортных сельскохозяйственных продуктов (копра, какао, а также раковины трохуса). Помимо увеличения количества и улучшения качества продукции, поступающей из колонии в метрополию, сбытовые кооперативы способствовали более широкому распространению товарно-денежных отношений в папуасских и меланезийских деревнях. У мелких производителей-крестьян появились деньги, а вместе с ними возможность приобрести австралийские промышленные товары, ввозимые в колонию.

Не менее выгодным для иностранного капитала явилось возникновение потребительских кооперативных обществ, благодаря чему импортные товары начали проникать в самые отдаленные и труднодоступные деревни. Потребительские кооперативы не только значительно расширили географию торговли и увеличили соответственно число потребителей, но и взяли на себя расходы по транспортировке импортных товаров.

Сбытовые и потребительские кооперативы в условиях Папуа - Новой Гвинеи стали катализаторами имущественного расслоения в деревне. Предприимчивые и удачливые члены кооперативных обществ, получив в них "начальное предпринимательское образование", выходили из кооперативов, организовывали собственные деловые предприятия и открывали магазины, конкурировавшие с кооперативами. Как отмечает американский исследователь Т. Шварц, подобные частные торговцы были связаны с иностранным торговым капиталом (Schwartz Т. The Cooperatives. -"Now Guinea", 1907, N 8, p. 41).

Более того, по сведениям австралийского журнала, иностранные бизнесмены налаживали контакты с кооперативами и использовали эти организации для извлечения прибыли (Australian External Territories, 1972, vol. 12, N 1, p. 8).

Колониальная австралийская администрация с самого возникновения кооперативного движения установила над ним строгий контроль. В 1948 г. были разработаны первые правила по организации и регистрации кооперативных обществ. Согласно Закону о кооперативных обществах (1950) и Закону о туземном экономическом развитии (1951) деятельностью созданных и зарегистрированных кооперативов руководил Отдел кооперативного развития австралийского Министерства торговли и промышленности, он же осуществлял контроль. В 1971 г. Отдел кооперативного развития вошел в Министерство предпринимательского развития. Он состоял из трех региональных управлений, размещавшихся в Рабауле, Горока и Порт-Морсби.

Если по тем или иным причинам кооператив вызывал подозрения, колониальные власти препятствовали его появлению. В частности, с особой настороженностью администрация относилась к производственным кооперативам, в которых предпринимались попытки обобществить землю и труд членов кооператива. Т. Шварц описал один такой случай. Жители деревни на острове Манус, получив индивидуальные участки земли, объединились и стали работать коллективно на плантациях и огородах. Чиновники колониальной администрации оказали на них давление, требуя распустить кооператив.

Кооперативные общества Папуа - Новой Гвинеи объединялись в Федерацию кооперативных союзов следующим образом: отдельные кооперативы входили в ассоциации, те - в региональные союзы, а союзы сливались в федерацию.

С целью подготовки руководящего и технического персонала для кооперативов в Порт-Морсби был открыт в 1957 г. центр кооперативного обучения. Однако он плохо справлялся с делом. В мае 1971 г. начал работать колледж по подготовке кооперативных работников в Лалоки, в окрестностях Порт-Морсби.

Отмечая негативные стороны кооперативного движения в условиях колониальной зависимости Папуа-Новой Гвинеи, нельзя не подчеркнуть и того положительного вклада, который был объективно внесен этим движением в развитие территории. В тех случаях, когда кооператорам удавалось преодолеть клановые предубеждения, создавались межэтнические общества, способствовавшие сплочению коренных жителей страны и пробуждению национального самосознания. Наиболее прогрессивные по форме кооперативные общества, стремившиеся обобществить труд и средства производства, превращались в центры организации движения за независимость и сопротивления коренных жителей действиям колониальной администрации.

Широкое распространение кооперативного движения в Папуа - Новой Гвинее, конечно, объясняется не столько деятельностью австралийской администрации, сколько тем, что идея объединения крестьян-общинников нашла благоприятную почву в сознании коренных жителей. До наших дней в сельских районах сохранились многие традиции первобытнообщинного коллективизма, включая родовую или деревенскую собственность на землю, родственную и соседскую взаимопомощь, совместное потребление продуктов питания на церемониальных обрядовых праздниках. Будущее покажет, сумеет ли народ Папуа Новой Гвинеи превратить кооперативы в органы, способствующие прогрессивному развитию страны, или же они останутся "школами подготовки" местных бизнесменов и орудиями иностранной экономической и политической экспансии. Но уже в сегодняшней Папуа Новой Гвинее кооперативное движение является важным фактором, с которым надо считаться.

Развитие экономики на территории в начале 70-х годов показало, что существует реальная возможность, при всех совершенно очевидных трудностях, создать в Папуа Новой Гвинее экономическую основу независимого существования.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100