НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

II

В 70-е годы заметно ускорился процесс политического развития территории. Возникновение в середине 60-х годов такого законодательного органа территории, как Палата ассамблеи, способствовало появлению политических группировок, внесших определенное оживление в политическую жизнь Папуа - Новой Гвинеи. Эти политические организации часто имели очень недолгую жизнь, быстро исчезали с политической сцены, однако главные из них не только сохранились, но и расширили и укрепили свое влияние. Строго говоря, в Папуа - Новой Гвинее политические организации существовали и ранее. Первой из них, возникшей еще в 20-х годах нынешнего столетия, было отделение гоминдана в Рабауле. К 1942 г. отделения гоминдана появились в Маданге и Кавиенге (остров Новая Ирландия). В них входили лишь проживавшие в Папуа - Новой Гвинее китайцы. Японцы, высадившиеся в Новой Гвинее в 1942 г., ликвидировали эти организации, расстреляли трех партийных лидеров в Рабауле.

В 30-х годах в Рабауле и Baу были созданы фашистские группы, связанные с итальянскими и германскими фашистскими организациями. Но никакого заметного влияния на жизнь территории все эти партийные группировки не оказали; кроме того, они не были связаны с коренным населением. В 1938-1941 гг. в Baу функционировало отделение Австралийской лейбористской партии (АЛП), перед войной имелись также отделения в Рабауле и Порт-Морсби. Но создать сколько-нибудь сильную лейбористскую организацию в Папуа - Новой Гвинее не удалось. В начале второй мировой войны все лейбористские организации были распущены.

Порт-Морсби
Порт-Морсби

После окончания войны, в период пребывания у власти, лейбористы Австралии делали попытки возродить лейбористское движение в Папуа - Новой Гвинее, но успеха не добились.

В дальнейшем отношение руководства АЛП к созданию своих филиалов в Папуа - Новой Гвинее изменилось. Когда в январе 1968 г. известный общественный деятель Папуа - Новой Гвинеи Г. Мироу сообщил лидеру АЛП А. Колуэллу, что Ассоциация рабочих Порт-Морсби хочет организоваться в Лейбористскую партию Папуа - Новой Гвинеи, которая станет филиалом АЛП, А. Колуэлл не поддержал это предложение. Он ответил, что "может быть создана Лейбористская партия из коренного населения или смешанного, но она не должна объединяться прямо или косвенно с АЛП" (Stephen D. A History of Political Parties in Papua New Guinea. Melbourne, 1972, p. 361).

Лейбористская партия Папуа - Новой Гвинеи была создана новогвинейцем Уильямом Ховарри в январе 1971 г., но она малоактивна и совершенно незаметна на политической сцене.

28 октября 1960 г. в Порт-Морсби было объявлено о создании Объединенной прогрессивной партии - первой в стране самостоятельной политической партии. Она возникла через месяц после того, как австралийский министр внешних территорий П. Хэзлак объявил, что Законодательный совет будет перестроен, что в него войдут представители коренного населения, избираемые последним. Партию организовали два европейца - Б. Бантинг и Д. Барретт - и местный житель - С. Пит. Хотя партия пыталась представить себя выразительницей интересов всего населения Папуа - Новой Гвинеи, она защищала лишь интересы европейских плантаторов. Именно это было причиной ее скорой гибели: партия потерпела жестокое поражение на выборах в Законодательный совет в 1961 г. "Почему партия провалилась так быстро? - спрашивает австралийский журналист Д. Вулфорд в статье "Партия белого человека" и отвечает: - Несмотря на ее стремление выступать от имени всех рас, она, в сущности, была партией для иностранцев, жизненно заинтересованных в сохранении территории за собой... Ее интересы не шли дальше желания подчинить себе нескольких "добропорядочных" лиц, которые символизировали бы ее межрасовый характер. Говоря прямо, партия хотела лишь манипулировать туземцами с целью защиты интересов иностранцев" ("New Guinea", 1974, June-July, p. 57).

О создании партийной системы в Папуа - Новой Гвинее можно серьезно говорить лишь со второй половины 60-х годов. Толчком к организации партийных группировок послужила подготовка к выборам в Палату ассамблеи в 1967 г. В течение года появилось на свет шесть партий:

  • Христианская демократическая партия,
  • Партия всего народа,
  • Аграрная партия территории,
  • Партия аграрных реформ,
  • Пангу пати,
  • Национальная прогрессивная партия.

Своей целью Христианская демократическая партия провозглашала борьбу за превращение Папуа - Новой Гвинеи в седьмой штат Австралии, объявление города Лаэ столицей штата, пиджин инхлиш - национальным языком. На выборах партия не получила пи одного места в Палате ассамблеи и исчезла с политической арены.

Рабочий завода в Лаэ
Рабочий завода в Лаэ

Партия всего народа поставила целью сохранение существующего положения территории. "Мы решительно против преждевременного предоставления независимости или самоуправления, - говорилось в программе партии. - Трагическими последствиями обретения независимости будут общее смятение, коррупция и общественные беспорядки". Далее выражалась особая благодарность Австралии за развитие территории, говорилось о необходимости поддержки иностранного капитала. На выборах партия получила два места в Палате ассамблеи. На первом заседании палаты лидер партии Д. Маккинон заявил: "Мы решили отбросить слово "партия" и заменить его словом "группа"". Вскоре партия совершенно сошла с политического горизонта.

Аграрная партия территории была создана Джеком Маккарти, журналистом из газеты "Пост-Курьер", издаваемой в Порт-Морсби, проживавшим в Папуа - Новой Гвинее с 1935 г. Партия стояла на крайне реакционных позициях, отрицала возможность предоставления территории независимости. На выборах успеха не имела и прекратила свое существование.

Партия аграрных реформ в принципе выступала за независимость, но о сроках ее предоставления умалчивала. Провозглашала необходимость всяческой поддержки иностранного капитала. На выборах в Палату ассамблеи партия получила один мандат, но ее представитель объявил себя независимым. Вскоре партия распалась. Из шести указанных выше партий сохранились лишь две - Пангу пати и Национальная прогрессивная партия.

В ноябре 1970 г. была создана Народная прогрессивная партия.

Эти три партии на выборах в Палату ассамблеи в 1972 г. получили большинство мест и сформировали коалиционное правительство, которое возглавил лидер Пангу пати - Майкл Сомаре.

В 1970 г. возникла Объединенная партия, ставшая в оппозицию к правительственной коалиции.

Ведущую роль в коалиции играет Пангу пати. Со времени своего возникновения эта партия наиболее последовательно проводила линию на скорейшее достижение страной независимости. В политическом заявлении, сделанном во время выборов в Палату ассамблеи в 1972 г., М. Сомаре подчеркнул, что ближайшей целью партии является достижение самоуправления, без которого невозможно действительное политическое и экономическое развитие страны.

Что касается двух других партий коалиции, то к вопросам политического и экономического развития страны они подходят с тех же позиций, что и Пангу пати, но обнаруживают некоторые оттенки во взглядах.

Так, в заявлении лидера Народной прогрессивной партии Юлиуса Чена, сделанном также в период выборов в Палату ассамблеи в 1972 г., говорилось следующее по поводу предоставления стране самоуправления: "Вопрос о сроках предоставления самоуправления является сейчас весьма актуальным в Папуа Новой Гвинее. Одна партия хочет, чтобы это произошло как можно скорее, если не немедленно. Другая - в возможно более отдаленное время. Народная прогрессивная партия не сосредоточивает все внимание только на вопросе о сроке предоставления самоуправления. Она сосредоточивает внимание на вопросе о типе самоуправления. Она стремится добиться того, чтобы Папуа Новая Гвинея получила такой тип самоуправления, какой ее народ заслуживает. "Сильное, стабильное, прогрессивное правительство - это и есть та цель, к достижению которой готовит себя Народная прогрессивная партия..." (What Do Political Parties Want for Papua New Guinea. Port Mors-by, 1972, p. 7).

Оппозиционная Объединенная партия, возникшая из так называемой Группы независимых членов Палаты ассамблеи, несмотря на то, что включает в свои ряды и европейцев, и коренных жителей, в значительной степени отражает все-таки интересы европейского бизнеса в Папуа - Новой Гвинее.

В своей программе и эта партия не отрицала необходимости предоставления стране самоуправления и независимости, но считала, что Папуа - Новая Гвинея должна достаточно развиться в политическом, экономическом и культурном отношении.

В заявлении, сделанном лидером партии Т. Абалом в период выборов в Палату ассамблеи в 1972 г., говорилось, что лозунг партии - "объединенная страна Папуа Новая Гвинея под управлением правительства, избранного народом" (Ibid., p. 24); цель партии - "развитие прочной системы управления на местном, районном, региональном и центральном уровнях, в соответствии с законами, которые выражают желание народа Папуа Новой Гвинеи. Создание прочной экономической основы такого управления. Поднятие жизненного уровня всего народа... Укрепление законности и порядка... Развитие системы образования с тем, чтобы дать возможность народу Папуа Новой Гвинеи участвовать во всех делах страны" (Ibid., p. 24-25).

Наряду с политическими партиями в Папуа - Новой Гвинее сложились "группы давления", игравшие весьма существенную роль в политической жизни страны. Среди этих групп выделяются Дамуни ассошиейшн, Папуа экшн, Матаунган ассошиейшн, Напидакоэ навиту.

Дамуни ассошиейшн образовалась в районе залива Милн-Бей в 1970 г. "Дамуни" значит "отлив". Организация была создана ведущими членами местных советов при поддержке тогдашнего спикера Палаты ассамблеи Д. Гиза. В ее руководство вошли Кингсфорд Дайбела (председатель совета в Верамо), Верной Гиз (председатель совета в Мара-Матана) и Уильям Тэнби (председатель кооперативной ассоциации Милн-Бей). На учредительном заседании К. Дайбела заявил: "Не получая ответа на наши постоянные просьбы о советах и помощи, мы решили создать организацию, которая сможет найти наш собственный путь осуществления наших надежд в экономической области" ("Post-Courier", 22.VII 1970). Следует отметить, что начало движению за поиски путей экономического развития и ускорения этого процесса в районе было положено в 1968 г. на конференции районного совета Милн-Бей. Тогда был сформирован специальный комитет, который изучил причины отставания в развитии экономики района. В своем докладе он отметил, что население района разобщено, нет никаких экономических планов, никакой координации усилий. Местные советы не занимаются экономическими вопросами, вопросами использования молодежи, оканчивающей школы, и т. д.

В докладе комитета предлагалось оживить работу районных координационных комитетов, создать инвестиционную компанию с индивидуальным членством, контролируемую населением и ответственную за развитие района. Эта компания способствовала бы развитию товарно-денежных отношений, давала бы советы частным землевладельцам и разрабатывала бы новые проекты экономического развития.

Конференция совета Милн-Бей одобрила предложения комитета и обратилась к населению района с просьбой поддержать их. Принятые комитетом рекомендации были посланы в австралийское министерство торговли и промышленности (правда, ответа оттуда не последовало).В ассоциацию вступило более 1000 членов, каждый из которых заплатил по 2 долл. в качестве вступительного взноса. В короткое время ассоциация весьма расширила свои ряды.

Следующей своей целью она поставила создание экономической корпорации, которая способствовала бы росту деловой активности на местах, содействовала организации сельскохозяйственных, обрабатывающих, обслуживающих предприятий, в которых работали бы коренные жители. В письме в "Пост-Курьер" - газету, издающуюся в Порт-Морсби, - председатель ассоциации указывал, что целью ассоциации является расширение участия коренного населения в экономической жизни района, так как ассоциация считает, что страна со всеми ее богатствами принадлежит коренному населению. Он заявлял, что ассоциация не согласится с существующим положением вещей, когда коренное население рассматривается как второсортное.

Группа Папуа экшн возникла в ноябре 1970 г. Ее организатор Э. Олевале Тоза заявил в Палате ассамблеи, что австралийское правительство забыло о Папуа, и подчеркнул: "Приближаются дни, когда могут возникнуть беспорядки, восстания в Папуа... вместо процесса консолидации всех частей страны в целях дальнейшего развития..." (Stephen D. A History oi Political Parties in Papua New Guinea, p. 142-143). Заявление Э. Олевале Тоза встретило резко отрицательную реакцию тогдашнего министра внешних территорий Барнса. Но члены Палаты ассамблеи поддержали Э. Олевале Тоза. Так, член палаты от Пангу пати С. Эбел заявил, что папуасы возненавидят Австралию, если она не даст больше денег на развитие Папуа. Спикер палаты Д. Гиз в письме к Барнсу критиковал австралийское правительство за недостаточную экономическую помощь Папуа. Д. Гиз предупреждал, что недовольство среди народа Папуа растет так быстро, что скоро он может полностью выйти из-под контроля. Во время визита главы Лейбористской партии Г. Уитлема в Папуа - Новую Гвинею в январе 1971 г. руководители Папуа экшн говорили ему, что они потребуют отделения от Новой Гвинеи, если Австралия не предоставит большую экономическую помощь Папуа. В дальнейшем Папуа экшн не выступала за отделение от Новой Гвинеи, ее руководитель Э. Олевале Тоза фактически присоединился к Пангу пати.

Матаунган ассошиейшн была создана в мае 1969 г. на полуострове Газель (Новая Британия). Слово "матаунган" значит на языке племени толаи "вперед смотрящий". Выражая идеи группы, один из ее лидеров - Джон Капутин - подчеркнул, что обретение политической независимости не означает действительной самостоятельности, прочность которой зависит от уровня социального и экономического развития. Группа выражала глубокое неудовлетворение деятельностью австралийской администрации в социально-экономической области. Ее идеи быстро получили широкое распространение на полуострове Газель, что объяснялось политической обстановкой в этом районе, острым недовольством населения деятельностью австралийских властей.

Дело в том, что именно Газель стал местом образования первых в стране местных советов управления. Они были созданы 7 сентября 1950 г. в Реймбере и Вунамаму, в 1953 г. в Рабауле, Вунадидире и Ливуане. 4 сентября 1963 г. все пять советов объединились в местный совет управления полуострова Газель.

Первое время создание единого совета не вызывало особых возражений, но с расширением сети советов население Навунарам-Тавилилиу, Ралуана, Виверан-Такубара и части островов Герцога Йоркского выступило против новой системы местного управления: "Мы - недостаточно образованные люди, мы - все еще люди простые и предпочитаем традиционный тип деревенского управления с помощью лулуаи" (Stephen D. A History of Political Parties in Papua New Guinea, p. 105).

Надо сказать, что живущие на полуострове европейцы (преследуя свои интересы) поддержали сопротивление коренных жителей созданию новой системы местного управления, считая, что она может привести к концентрации чрезмерно большой власти в руках коренных жителей. В числе поощрявших это движение были и старшие чины полиции.

Беспорядки начались в 1953 г., когда по приказу администратора территории на практике стала вводиться новая система управления. Волнения приняли столь широкий размах, что тогдашний министр внешних территорий П. Хэзлак вылетел на Газель, но его усилия по наведению порядка не увенчались успехом. Местные жители отказывались платить налоги, бойкотировали работу советов. Когда в конце 50-х годов австралийские власти ввели на всей территории Папуа - Новой Гвинеи личный налог, население полуострова Газель отказалось платить и его. В 1958 г. полицейский патруль в Навунараме попытался взыскать этот налог с местных жителей, но встретил ожесточенное сопротивление. В завязавшейся схватке было убито два коренных жителя.

Но своего апогея движение сопротивления новой системе управления на полуострове достигло в конце 60-х годов, когда австралийские власти решили создать местный совет на межрасовой основе, т. е. включить в его состав наряду с коренными жителями представителей европейской и китайской части населения.

После того как соответствующий закон был принят (в феврале 1969 г.), член Палаты ассамблеи от Кокопо (Газель) Оскар Таммар начал организовывать кампанию против выборов в этот совет. Тогда и родилась группа Матаунган ассошиейшн.

В мае 1969 г., за день до начала выборов, О. Таммар с десятью тысячами своих сторонников пришел в штаб-квартиру австралийской администрации в Рабауле и потребовал отмены резолюции о создании совета на межрасовой основе. Но австралийская администрация не вняла требованиям О. Таммара. Тогда последний призвал население бойкотировать выборы. В результате в выборах приняло участие лишь 23% избирателей. Австралийские власти продлили сроки выборов на неделю, надеясь, что еще кто-нибудь из избирателей придет и проголосует, но этого не случилось. О. Таммар опротестовал выборы и заявил: "Если 77% не голосуют, то совершенно очевидно, что мы не будем счастливы с этими новыми советниками, и я требую, чтобы выборы были аннулированы!". Однако австралийская администрация утвердила результаты выборов.

Когда 1 июля 1969 г. вновь избранные советники пришли к зданию совета на свое первое заседание, то не были туда допущены собравшейся толпой сторонников О. Таммара. Им пришлось пойти в штаб-квартиру австралийского администратора. Тот сказал: "Администрация не допустит никаких попыток мешать или угрожать законно избранным людям исполнять свой долг" ("Post-Courier", 2.VII 1969).

В сентябре 1969 г. сторонники группы выкрали ключи от здания совета и устроили многолюдную демонстрацию. Австралийская администрация вызвала в Рабаул дополнительные отряды полиции, пытаясь подавить движение. Одновременно администратор территории объявил в Палате ассамблеи о назначении специальной Комиссии расследования и о направлении ее на полуостров Газель. Перед комиссией ставилась задача подготовить рекомендации относительно наиболее целесообразных форм местного управления.

Комиссия посчитала необходимым создать в дополнение к межрасовому совету еще городской совет в Рабауле. В своем докладе она дала положительную оценку существующей системы управления и отвергла утверждения Матаунган ассошиейшн, что система эта дает возможность европейцам занимать господствующее положение. "В действительности, - отмечалось в докладе, - нет признаков доминирования европейцев" (Stephen D. A History of Political Parties in Papua New Guinea, p. 112). Доклад комиссии был представлен Палате ассамблеи в ноябре 1969 г.

В декабре 1969 г. сторонники Матаунган ассошиейшн совершили марш протеста в Рабаул. Вновь в город были стянуты полицейские силы, произведены многочисленные аресты. В Рабаул прибыл австралийский министр внешних территорий Варне, осудивший в резких выражениях действия группы и потребовавший "восстановления порядка и законности".

В то же время Г. Уитлем, посетивший Газель в январе 1970 г., выступая перед большой толпой сторонников Матаунган ассошиейшн, сказал: "Мы восхищаемся вашей организацией, мы восхищаемся вашим воодушевлением, мы восхищаемся вашими лидерами" (Stephen D. A History of Political Parties in Papua New Guinea, p. 112).

Эти слова Г. Уитлема вызвали немедленную реакцию Барнса, заявившего, что его удивляет позиция Уитлема, выступившего в поддержку Матаунган ассошиейшн в противовес законно избранному совету полуострова Газель. "Матаунган ассошиейшн нарушила почти все демократические процессы, стремясь достичь своих целей" (Ibid., p. 113).

Премьер-министр Австралии Д. Гортон в телеграмме, посланной совету полуострова Газель, писал, что заявление, сделанное Г. Уитлемом, усугубляет внутренние раздоры в Газеле. В июне 1970 г. австралийское правительство объявило о поездке Д. Гортона в Папуа - Новую Гвинею. Сообщалось, что во время своего визита он посетит Рабаул. Это расценивалось как попытка улучшить политическое положение на полуострове, затушевать впечатление о пребывании там Г. Уитлема.

Были приняты строгие меры безопасности, наготове стояли два патрульных судна, две скоростные моторные лодки, три вертолета и несколько машин, чтобы немедленно увезти премьер-министра в случае опасности. В Рабаул было доставлено также 700 полицейских.

Когда 9 июля Д. Гортон прилетел туда, его ждала на аэродроме толпа сторонников Матаунган ассошиейшн в 10 тыс. человек. Д. Гортон обещал им провести на полуострове референдум. Его заявление встретили с энтузиазмом.

В сентябре 1970 г. группа впервые за все время существования межрасового совета полуострова Газель вступила с ним в переговоры. В октябре 1970 г. удалось достичь договоренности о прекращении работы совета.

Администратор территории Л. Джонсон одобрил это соглашение и заявил, что передаст его на рассмотрение Исполнительного совета. При этом Л. Джонсон заметил, что "если большинство выскажется в пользу соглашения, то его, вероятно, примут".

В ноябре 1970 г. Матаунган ассошиейшн объявила о намерении создать свой собственный совет управления полуостровом, не зависящий от австралийской администрации.

Представители группы разъехались по разным районам полуострова, чтобы объяснить населению намерения их организации и подготовить выборы в новый совет.

В январе 1971 г. Газель опять посетил Г. Уитлем. Он был тепло встречен на аэродроме многотысячной толпой сторонников Матаунган ассошиейшн и позднее рассказывал корреспондентам: "Мы увидели новую демонстрацию высокой солидарности, дисциплинированности и организованности Матаунган ассошиейшн... Я уверен, что руководители этого народа должны добиваться своих целей спокойными и законными методами" (Ibid., p. 117).

Выборы в новый совет прошли в течение трех недель в январе 1971 г. Видя такой поворот событий, администратор территории Л. Джонсон заявил, что он согласен изменить состав существовавшего межрасового совета так, чтобы в нем было представлено лишь коренное население. Но группа отказалась принять это предложение. Однако в конце мая 1971 г. на церемонии, посвященной началу деятельности совета, председатель заявил, что совет будет работать и с европейской частью населения полуострова.

Группа Напидакоэ навиту оформилась в конце апреля 1969 г. в главном городе острова Бугенвиль - Киета. Процесс же ее создания начался еще в 1962 г. С годами она набирала все больше сил.

9 сентября 1968 г. в Порт-Морсби группа бугенвильцев из 25 человек, в которую входили члены Палаты ассамблеи и студенты Университета Папуа - Новая Гвинея, призвали к проведению до 1970 г. референдума по вопросу об отделении Бугенвиля от Папуа - Новой Гвинеи с последующим образованием независимого государства или объединением с британским протекторатом Соломоновы острова. Лишь один бугенвильский представитель в Палате ассамблеи, П. Лапун, выступил за сохранение острова в составе Папуа - Новой Гвинеи.

Через несколько недель митинг по поводу отделения Бугенвиля состоялся уже в Киета. Выступивший на митинге, один из 25 сторонников отделения Бугенвиля, Лео Хэннетт, в то время студент Университета Папуа - Новая Гвинея, заявил, что Бугенвиль вошел в состав Папуа - Новой Гвинеи случайно. "Наши исторические, этнические, расовые, географические и политические связи - с группой Соломоновых островов. Связи эти намного сильнее, чем те, которые существуют между Бугенвилем и какой-либо другой частью территории. У многих людей в Бугенвиле часть членов их семей и родственников живет на Соломоновых островах. Несмотря на дружбу с нашими братьями в Папуа - Новой Гвинее, наши обычаи и верования отличны и не существует реальных этнических связей между нами" ("South Pacific Post", 27.IX 1968).

Наконец, в 1969 г. в Киета было официально заявлено о создании Напидакоэ навиту (название представляет собой анаграмму первых букв наименований различных этнических групп в районе Киета). Толчком к этому послужил спор с австралийской администрацией по поводу земель в Рорована и Арава, где намечалось строительство медных рудников. В июле 1969 г. Напидакоэ навиту обратилась с призывом к населению добиваться независимости, поскольку Палата ассамблеи не стала рассматривать этот вопрос на своей сессии в ноябре 1968 г., как того требовала группа 25-ти.

В 1970, 1972 гг. руководители Напидакоэ навиту безуспешно пытались провести референдум по вопросу об отделении Бугенвиля от Папуа Новой Гвинеи. Во время посещения территории в феврале 1971 г. выездной миссией ООН лидеры движения резко выступали против политики австралийской администрации, выдвигали требование проведения референдума о политическом статусе острова.

Отношение консервативного правительства Австралии к растущей политической активности на территории продолжало оставаться сдержанным. Выступая в Порт-Морсби в июле 1970 г., австралийский премьер-министр Д. Гортон сказал: "Я думаю, что территория Папуа-Новая Гвинея и другие острова, которые мы в настоящий момент I рассматриваем как единое целое, вступили в наиболее трудный этап своего развития на пути к самоуправлению, а затем к независимости. Мы добились такого уровня политического развития территории, когда назрела необходимость определенных преобразований или, по крайней мере, существенных изменений в различных областях. Но я думаю, что провести в жизнь такие изменения на этой территории, вероятно, труднее, чем в каком-либо другом районе... И все-таки я думаю, что наступило время для дальнейшего продвижения по этому пути. Я не говорю о предоставлении самоуправления в 1972 г. или в каком-либо другом году, который вы могли бы назвать, потому что вы находитесь лишь на пути к получению самоуправления. Вы начали идти по нему. Вы должны продвигаться по пути прогресса шаг за шагом, и каждый, кто попытается в данном случае назвать определенный месяц определенного года, я думаю, опасно упростит проблему и нанесет ущерб будущему народа" (Steps Towards Self-Government in Papua and New Guinea. Canberra, 1970, p. 3-4).

Австралийское правительство крайне неохотно шло на расширение прав Палаты ассамблеи и министров территории. Но ход событий заставлял его это делать. В 1970 г. администратор территории получил официальное предписание из Канберры в делах, отнесенных к компетенции министров территории, действовать, только предварительно с ними посоветовавшись. Официальным членам Исполнительного совета при администраторе было приказано не принимать участия в голосовании при рассмотрении этих дел. В том же году комитет в составе четырех выборных членов Исполнительного совета при администраторе обсуждал основные статьи будущего бюджета непосредственно с министром внешних территорий и его аппаратом. В июле 1970 г. австралийский премьер-министр Д. Гортон обещал территории ввести ордонанс, который бы исключил в дальнейшем возможность наложения австралийского вето на законодательные акты, принимаемые высшими органами территории по делам, отнесенным к их компетенции. Но министр внешних территорий Барнс не согласился с этим, заявив, что австралийское правительство продолжает нести "ответственность... за управление территорией и, таким образом, в любом случае должно сохранить за собой формальное право для вмешательства в ее дела" (Parker R. S. The Emergent State. - "New Guinea", 1972, № 6, p. 39).

В Палате же ассамблеи требование о предоставлении самоуправления звучало все громче и настойчивее. 24 июня 1969 г. палата создала Комитет по конституционному развитию и поручила ему подготовить и представить палате для обсуждения основные положения будущей конституции.

В ноябре 1970 г. комитет выдвинул свою концепцию самоуправления территории, заключавшуюся в следующем. Вопросами внешней политики и обороны будет заниматься, как и раньше, Австралия. Контроль же за деятельностью полиции, аппаратом управления и мероприятиями по обеспечению внутренней безопасности, функционированием судебной системы, торговли, банков и решением некоторых вопросов, связанных с гражданской авиацией, должен осуществляться правительствами Папуа - Новой Гвинеи и Австралии. Иначе говоря, ответственность за управление территорией предлагалось возложить на министров, подотчетных Палате ассамблеи, которая должны была иметь право их назначать и смещать. Министры будут обязаны согласовывать свои действия с администратором территории, который станет называться губернатором или верховным комиссаром. Папуа и Новая Гвинея продолжат свое существование как две отдельные территории, соглашение об опеке над Новой Гвинеей останется в силе. На территории будут по-прежнему действовать австралийские законы. Австралия по-прежнему будет оказывать финансовую помощь территории.

Нетрудно заметить, сколь еще робкими были конституционные предложения комитета.

Комитет представил палате предварительно три доклада, а 4 марта 1971 г. окончательный доклад, содержавший следующие основные положения:

  1. управление Папуа и Новой Гвинеей должно осуществляться единым центральным правительством;
  2. должны быть созданы 18 региональных избирательных округов для выборов Палаты ассамблеи в 1972 г.;
  3. должно быть увеличено на 13 количество открытых избирательных округов, что повлечет за собой увеличение числа избираемых по этим округам членов Палаты ассамблеи до 82;
  4. число назначенных членов Палаты ассамблеи не должно быть больше трех, они должны назначаться для специальных целей и только в том случае, если палата сочтет это необходимым;
  5. в качестве назначенного члена может выступать лицо, прожившее на территории не менее пяти лет;
  6. лицо, не прошедшее на общих выборах в палату, не может быть ее назначенным членом;
  7. в 1972 г. в палату должны быть назначены четыре специальных члена;
  8. Палата ассамблеи в 1972 г. должна состоять из:
    • 18 членов, избранных в 18 региональных округах,
    • 82 членов, избранных в открытых округах,
    • трех членов, назначенных палатой для специальных целей,
    • четырех официальных членов;
  9. Исполнительный совет при администраторе на период деятельности Палаты ассамблеи, избранной в 1972 г., будет состоять из:
    • администратора,
    • 10 министров,
    • 3 официальных членов.

В марте 1971 г. Палата ассамблеи рассмотрела также представленные комитетом предложения о национальном флаге и эмблеме. Флаг предлагался трехцветный: зелено-желто-белый; эмблема - райская птица и созвездие Южного Креста.

Райская птица - эмблема страны
Райская птица - эмблема страны

Палата ассамблеи вынесла решение обратиться к австралийскому правительству с просьбой несколько изменить официальное название территории, что и было сделано. В "Правительственной газете Папуа и Новая Гвинея" в номере от 1 июля 1971 г. давалось описание флага и эмблемы территории, а также сообщалось о том, что с 1 июля 1971 г. территория будет называться "Папуа Новая Гвинея" и соответственно изменится официальная терминология:

  • администратор станет называться администратором Папуа Новой Гвинеи, а не администратором Папуа Новой Гвинеи;
  • название "Палата ассамблеи для Папуа и Новой Гвинеи" заменится названием "Палата ассамблеи";
  • название "территория", или "территория Папуа и Новая Гвинея" заменится названием "Папуа Новая Гвинея".
предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100