НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Путешествие к людям каменного века, или как рождается экспедиция

В 1970 году вся Австралия отпраздновала знаменательную годовщину - двести лет назад известный английский мореплаватель Джемс Кук пристал к восточным берегам Австралии и присоединил только что открытую им страну к владениям своей родины. Вслед за этим, в конце восьмидесятых годов XVIII столетия, началась европейская колонизация Австралии. В то время здесь проживало около 250 - 300 тысяч коренных австралийцев, которых европейские переселенцы с самого начала жестоко преследовали, в результате чего число их за короткое время сильно сократилось. Некоторые племена были истреблены полностью, в том числе племена тасманийцев, насчитывавшие примерно шесть-семь тысяч. Остальные аборигены были вытеснены в негостеприимные области Центральной и Северной Австралии, которые пока не интересовали колонизаторов. Впоследствии правительство учредило здесь резервации.

Австралийцы заселили континент задолго до прихода первых европейцев, которые появились здесь в начале XVII века. Вопрос о происхождении австралийцев очень сложен и до сих пор не выяснен окончательно. Антропологи относят их к темнокожей расе, однако антропологически и лингвистически они занимают в ней совершенно особое место. Предполагается, что Австралия и Тасмания были заселены несколькими волнами пришельцев из Азии около 20 - 25 тысяч лет назад. Таким образом, предки сегодняшних австралийцев пришли в Австралию из Юго-Восточной Азии через островной мост, связывающий оба континента. Уровень океана был тогда метров на 70 ниже, чем сегодня,- на земле царил последний ледниковый период, поэтому и расстояния между отдельными островами и островками были короче, чем теперь. В Австралии пришельцев ожидали весьма своеобразные природные условия - здесь произрастали растения и обитали животные, которые на других континентах давно уже вымерли. Эти особые природные условия - например, здесь не было высокоорганизованных млекопитающих - столетиями влияли на образ жизни австралийцев и накладывали на него свой отпечаток.

Природная среда и изоляция от всего прочего мира позволяли австралийцам жить своей особой, своеобразной жизнью. Они не знали возделывания почвы и разведения скота - ведь у них не было ни растений, которые стоило бы выращивать, ни животных, которых можно было бы разводить. Поэтому они не стали ни земледельцами, ни скотоводами. Зато с течением времени они научились отлично приспосабливаться к сложной жизненной среде и использовать ее возможности. Охота и собирательство были единственными источниками их пропитания. Мужчины охотились на кенгуру и на других сумчатых, на птиц, змей, ящериц и крокодилов; женщины собирали дикорастущие плоды, гусениц, муравьев, крокодильи и черепашьи яйца и острыми палками вырывали из земли съедобные клубни и корешки. Местами они занимались рыбной ловлей. Единственным домашним животным и неоценимым помощником на охоте была полудикая собака динго, которая, как считают ученые, попала в Австралию вместе с первыми пришельцами из Азии.

Способы охоты и простые орудия из дерева и камня свидетельствуют о значительных способностях австралийцев. Они знают несколько видов копий длиной от 2 до 5 метров. Легкие копья служат для охоты на птиц, тяжелыми - с каменным наконечником - австралийцы поражают крупных животных: кенгуру, крокодилов и т. д. Некоторые племена применяют особое метательное орудие, так называемую вумеру - нечто вроде простой катапульты, благодаря которой копье летит быстрее и дальше. Наиболее остроумным оружием считается бумеранг, однако он встречается и на других континентах. Кроме того, австралийские аборигены пользовались топорами и ножами из камня, а также деревянными палками. Для защиты в бою им служили деревянные щиты. Но не только оружие - рисунки и гравюры также свидетельствуют о больших способностях исконных австралийцев. На древесной коре, на стенах пещер они рисуют цветными красками сцены из своей жизни, изображают людей и животных. Они способны изготовить и примитивные карты местности, в которой они в данное время проживают.

Исконные австралийцы были раздроблены на 650 племен, говоривших на 500 языках и рассеянных по всему континенту. Как правило, каждое племя имело свой язык или наречие, свою территорию, то есть охотничьи участки, свое название и обычаи, но по образу жизни все эти племена мало отличались друг от друга. Аборигены кочевали по стране в постоянных поисках пищи и лишь иногда, во времена изобилия, они ненадолго задерживались на одном месте и сооружали для себя нехитрые шалаши из ветвей, листьев и коры деревьев. Одежды они не знали и по большей части ходили совершенно нагими. Некоторые племена мирно уживались со своими соседями, многие вели между собой затяжные войны.

Внутренний мир австралийцев, весь уклад их жизни очень сложен и мало понятен для европейца. Отдельные племена имеют свои законы и свои строгие правила. Они не знают вождей с их неограниченной властью, все решения принимаются советом старейшин. Совет состоит из мужчин, которые выделяются среди своих соплеменников богатым жизненным опытом, физической силой и ловкостью. У австралийцев преобладает тотемистическая религия. Каждое племя делится на роды, имеющие каждый свой собственный символ - тотем, который они почитают*. Аборигены верят в загробную жизнь, в добрых и злых духов, заменяющих им богов. Большую роль в жизни аборигенов играет магия. Они совершают торжественные и таинственные магические обряды, участники которых должны хранить их в строгой тайне.

* (Тотемический род - это группа людей, которые ведут свое происхождение от одного общего предка. В Австралии таким предком почти всегда считается какое-то животное - кенгуру, ехидна, эму, динго и т. п. Это означает, что фактически речь идет о воображаемом родстве. Мифический предок является тотемом всего рода, и ни один из членов рода не имеет права убить животное, от которого он ведет свое происхождение. Этим он нарушил бы родственные связи и подверг весь клан опасности - мести со стороны воображаемого предка.- Прим. С. Новотного, этнографа, члена экспедиции.)

Каждый австралийский мальчик перед тем, как стать полноправным членом племени, должен пройти через обряд посвящения и испытания, который на языке специалистов называется инициацией. Вернее, это целый комплекс обрядов, связанных с периодом полового созревания. Подростков поселяют в уединенном месте, где под руководством взрослых они изучают племенные мифы, предания и обычаи и знакомятся с рядом сведений, которых, по мнению общества, не должны знать женщины и дети. Вторая часть обряда обычно состоит из нескольких болезненных операций: подросткам выбивают передние зубы, наносят рубцы на тело и подвергают их обрезанию. У некоторых австралийских племен встречается также инициация девушек.

Австралийцы не знают письменности, зато у них отлично разработан язык жестов, которым они широко пользуются. В некоторых случаях вестники вырезают на куске дерева рисунки, которые помогают им передавать смысл сообщения. Однако это не рисуночное письмо, известное, например, у североамериканских индейцев.

На сегодняшний день в Австралии живет 50 тысяч чистокровных австралийцев-аборигенов и около 70 тысяч метисов. Большинство из них живут в резервациях, правительственных поселениях и церковных миссиях или работают пастухами на скотоводческих ранчо (станциях). В последние годы их жизнь очень быстро - практически с каждым днем - меняется по мере дальнейшей европеизации и экономического развития областей, в которых они живут. Эти изменения стали особенно заметны с 1968 года, когда за аборигенами были признаны те же права, что и за белыми австралийцами. Поэтому их самобытная культура быстро угасает и есть опасность, что она исчезнет совсем, прежде чем будет в достаточной мере изучена и документирована. Ведь те из аборигенов, которые до сих пор ведут древний образ жизни в буше (сегодня их насчитывается всего несколько сот человек), являются поистине бесценными свидетелями доисторического прошлого всего человечества.

Изучая и фиксируя жизнь и культуру коренных австралийцев, мы одновременно изучаем и жизнь наших предков. На всей обширной территории Австралии, равной трем четвертям Европы, проживает всего 12 миллионов человек; не удивительно, что австралийцам недостает научных работников и они не в состоянии самостоятельно заниматься таким неотложным делом, как изучение культуры аборигенов. Поэтому они приветствуют сотрудничество с учеными из других стран, как это случилось и с нашей экспедицией. Нам же здесь представлялась возможность не только продолжить добрые традиции деятельности наших ученых и путешественников в этой части света, но и внести свой вклад в мировую науку, а также собрать ценные коллекции и богатый сравнительный материал.

Так возникла идея экспедиции, за организацию которой взялся Моравский музей в Брно, имеющий большой опыт подобных исследований не только у нас, но и за рубежом. В финансировании экспедиции участвовали многие чехословацкие учреждения, институты и предприятия, причем самую большую дотацию предоставил Моравский музей. Иностранные институты и организации, с которыми он поддерживает связи, помогли покрыть большую часть расходов экспедиции в иностранной валюте. После консультаций с австралийскими учеными было решено провести комплексное исследование одного из племен коренных австралийцев - племени рембаранка*, проживающего в резервации Арнемленд в северной части Северной Территории, так как до сих пор это племя было изучено совершенно недостаточно.

* (Существует несколько транскрипций названия этого племени - рембаранга, рембарэнга и т. п. Мы будем пользоваться чешским вариантом транскрипции: рембаранка. )

В программу экспедиции были включены антропологические, демографические, этнографические и географические исследования, совокупность которых должна дать как можно более полное представление об образе жизни племени рембаранка как в настоящее время, так и в прошлом. Большое внимание было уделено фото и кинодокументации и сбору экспонатов. Кроме этой основной цели экспедиция ставила перед собой и некоторые побочные задачи: изучение австралийской фауны, зоологические исследования на Большом Барьерном рифе, где группа аквалангистов должна была попытаться снять цветной фильм, и т. п.

Опытные путешественники, участники многих научно-исследовательских экспедиций, утверждают, что успех любой экспедиции на девяносто процентов зависит от организации и подготовки. "Ничего нельзя отдавать на волю случая,- говорил прославленный полярный исследователь Роальд Амундсен,- многое можно предвидеть заранее". Это похоже на военную операцию. Тщательная разведка, безупречное материальное обеспечение, мужество, энтузиазм, воля к победе. И прежде всего - высокая квалификация и личные достоинства участников.

Самое трудное дело в подготовке экспедиции - это подбор продуктов и снаряжения с учетом длительного пребывания в редконаселенных областях, где не всегда можно пополнить запасы на месте. Тут нужно не только выбрать то, в чем нуждается экспедиция, но и тщательно рассчитать количество запасов. Если взять с собой больше снаряжения и провианта, чем необходимо, то увеличатся издержки, особенно транспортные; недостаточный запас может поставить под угрозу успех всей экспедиции.

Составляя перечень необходимого снаряжения, оборудования и продовольствия, мы исходили из того, что экспедиция должна быть по возможности оснащена продукцией отечественной промышленности, что позволило бы основательно испытать ее в трудных климатических и дорожных условиях. Это могло заинтересовать предприятия и организации, к которым мы обратились за материальной помощью. И действительно, большинство из них охотно откликнулось, в результате чего нам удалось в сравнительно короткий срок обеспечить себя почти всем необходимым оборудованием и частью продуктов. В Австралии мы собирались докупить лишь немного тропической экипировки, которая у нас не производится, и большую часть продуктов, так как австралийская таможня сильно ограничивает их ввоз.

Вопросом, от которого зависела судьба всей экспедиции, был выбор транспортных средств. Члены экспедиции прибудут в Австралию и вернутся на родину воздушным путем; грузы пойдут в Гамбург железной дорогой, а оттуда в Сидней - пароходом; однако надо было подумать и о транспортировке более чем четырехтонного груза экспедиции и восьми ее членов в самой Австралии. Наша трасса дважды пересечет весь континент - из Сиднея в Дарвин и обратно; кроме того, предстоит преодолеть и бездорожье Арнемленда. Примерно две трети пути мы пройдем по хорошим асфальтированным дорогам, на которых можно развить неплохую скорость. Но каково нам придется на малознакомой местности Арнемленда?

С самого начала было ясно, что нам понадобятся автомобили повышенной проходимости - два легковых для перевозки участников экспедиции и один грузовой. Легковые автомобили - испытанные вездеходы "лендроверы" в тропическом исполнении, с большими багажниками и откидными сиденьями - нам уже были обещаны. Австралийский институт по изучению аборигенов в Канберре обещал предоставить их экспедиции на все время ее пребывания в Австралии. Теперь оставалось выбрать грузовой вездеход. Мы единодушно решили, что это должна быть машина чехословацкого производства. Но какая: "Татра - 138" или "Прага-ВЗС" (как говорят у нас - "вэтриэска")? По сравнению с "вэтриэской" "Татра" имеет ряд преимуществ: у нее легкое управление, удобная кабина, большая скорость на шоссе. Но в то же время у нее сравнительно большой вес и внушительные габариты, и на территории Арнемленда ей пришлось бы туго, особенно при пересечении высохших русел (криков) с высокими, крутыми берегами. К тому же тоннаж "Татры" не позволял бы ей проезжать по некоторым мостам.

Поэтому наш выбор пал на "вэтриэску". Экспедиция воспользовалась предложением Летнянского автозавода, который бесплатно предоставил ей грузовой автомобиль "Прага-ВЗС-СК" (с кузовом-фургоном) грузоподъемностью 4 тонны. Мы отдали предпочтение этой машине не только из-за ее великолепных ходовых качеств, но и ради кузова-фургона, который лучше защищает груз от дождя и пыли (а ее на австралийских дорогах предостаточно), чем брезентовый верх. Пространство внутри

фургона можно также использовать в качестве спальни и лаборатории. Для перевозки топлива у нас был бак-прицеп отечественного производства. После годичных приготовлений весь багаж был собран, и мы наконец начали его упаковывать и укладывать в "вэтриэску", чтобы вместе с ней отправить как можно скорее в Австралию.

Очень важным вопросом был и подбор состава экспедиции. В соответствии с программой научных исследований экспедиции нужны были два антрополога (в том числе один - с антропометрической специализацией), этнограф и географ-демограф; из числа технических специалистов: оператор, водитель "вэтриэски" (он же и механик), оргсекретарь (он же заведующий хозчастью). Для подводных съемок фильма о Большом Барьерном рифе нужен был также профессиональный водолаз; но мы надеялись найти технического специалиста, который "по совместительству" мог быть и водолазом, иначе штат был бы чрезмерно раздут. В программу экспедиции по Австралии были включены и зоологические исследования, поэтому нам нужен был и зоолог.

При подборе коллектива принимались во внимание не только квалификация специалиста, но и его возраст и состояние здоровья. Подбор членов экспедиции был далеко не простым делом, поэтому состав ее несколько раз менялся. В окончательном варианте участниками экспедиции стали:

1. Д-р естественных наук* Йозеф Бринке, 1934 год рождения. Консультант и ассистент факультета естественных наук Карлова университета в Праге. Женат, 1 ребенок. Географ, руководитель экспедиции.

* (Званию доктора наук в Чехословакии примерно соответствует звание кандидата наук у нас.- Прим. перев.)

2. Д-р естественных наук Зденек Веселовский, 1928 г. р. Директор Пражского зоопарка. Женат, 2 детей. Зоолог.

3. Иржи Врожина, 1938 г. р. Оператор Чехословацкого телевидения в Остраве. Женат, 2 детей. Оператор и фотограф, водолаз.

4. Ян Данек, 1935 г. р. Сменный техник Главной горно-спасательной службы в Остраве. Женат, 2 детей. Водитель "вэтриэски", механик экспедиции, водолаз.

5. Д-р естественных наук Ян Елинек, 1926 г. р. Директор Моравского музея в Брно и института "Антропос" (там же). Женат, 1 ребенок. Антрополог, представитель гаранта (поручителя) экспедиции.

6. Д-р философии Станислав Новотный, 1941 г. р. Научный сотрудник этнографического музея имени Напрстека в Праге. Холост. Этнограф, секретарь экспедиции.

7. Д-р естественных наук Мирослав Прокопец, 1923 г. р. Научный сотрудник Института гигиены в Праге. Женат, 1 ребенок. Антрополог с антропометрической специализацией, научный секретарь экспедиции.

8. Франтишек Шима, 1926 г. р. Сотрудник Моравского музея в Брно. Женат, 1 ребенок. Оргсекретарь и завхоз.

Прежде чем экспедиция начала свою работу в Австралии, мы обсудили с австралийскими властями и научными учреждениями большой круг вопросов, связанных с планируемыми исследованиями. Надо было также запросить у австралийского правительства разрешение на доступ в резервации для аборигенов и на проведение исследований в них; без этого разрешения мы не могли вылететь в Австралию. Все эти вопросы трудно решать путем переписки, поэтому было принято решение отправить в Австралию руководителя и оргсекретаря экспедиции, чтобы они провели там "рекогносцировку" и подготовили почву для прибытия остальных.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2010-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'
Рейтинг@Mail.ru