НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Один рейс на "Мухалебе"

И в Кувейте тоже бывает зима. Если большую часть года температура в тени здесь достигает плюс 45- 50 градусов, то в декабре-январе она опускается градусов до 15-20 (тепла, разумеется), и кувейтцы... мерзнут. Ночью с Персидского залива на столицу страны - Эль-Кувейт - наползает холодный густой туман, и солнечные лучи разгоняют его лишь часам к десяти утра. И туман остается еще на полчаса - висеть алмазными каплями на ветвях редких в этом городе деревьев. С наступлением темноты новые волны тумана надвигаются с залива, плотно укутывая оранжевые уличные фонари.

Но есть в Эль-Кувейте уголок, один из немногих в этом царстве электроники и современнейшей техники, где в это время года жизнь продолжается до самой глубокой ночи при свете керосиновых фонариков. Это кусочек набережной - возле самого порта, но не главного, огромного, современного, прекрасно оборудованного и ярко освещенного, а возле крохотной гавани, битком набитой "дау" - деревянными суденышками с потрепанными косыми парусами. Здесь в это время года рыбаки продают свою сезонную добычу - толстенных, в ладонь, креветок, деликатес, стоящий во всех странах мира большие деньги. Продают за гроши.

Правда, кувейтца среди рыбаков не найдешь. Для кувейтцев в Кувейте, где они составляют всего лишь 45 процентов населения, есть другие, куда лучше оплачиваемые занятия - в нефтепромышленности, в сфере крупной торговли, банковского дела, в конторах иностранных компаний, в государственном аппарате. Рыбаки - выходцы из Ирака, Ирана, соседних эмиратов Персидского залива.

Еще совсем недавно креветки считались национальным богатством Кувейта, как жемчуг, и приносили значительную часть общего государственного дохода. Затем Кувейт превратился в "нефтяное государство", а промысел жемчуга и креветок оказался заброшенным. Впрочем, к этому времени запасы креветок были подорваны. Экспорт их прекратился, и сегодня они поступают в небольшом количестве лишь на внутренний рынок, да и то в "сезон".

- Причиной этому - хищнические действия иностранных компаний, чьи мощные суда буквально скоблят тралами все дно Персидского залива,- говорил мне Евгений Павлович Губанов, специалист по динамике роста численности рыб. Он приехал в Эль-Кувейт из Керчи, чтобы в составе группы советских экспертов оценить рыбные запасы кувейтской зоны Персидского залива и помочь в научной организации их использования. Эта комплексная группа работает в Кувейте согласно двустороннему советско-кувейтскому соглашению уже несколько лет.

Наш разговор шел на борту крохотного суденышка "Мухалеб", на котором советские эксперты регулярно выходят в залив для пробного траления. И в этот день мы бороздили свинцовые воды с самого раннего утра, благо туман был не слишком густым.

Общество на "Мухалебе" собралось интернациональное. Трое русских, азербайджанец, капитан-египтянин, механик-индус, кок-иранец. Кувейтскую сторону представлял Абдалла Салех, по должности - "ассистент" или "дублер" Губанова, а также два матроса - пожилой и совсем еще мальчик. Все трое пришли в нарядных национальных одеждах, украшенных дорогим шитьем. Матросы быстро переоделись в рабочую одежду, а Абдалла Салех важно уселся во всем своем великолепии в маленьком кубрике и углубился в газету.

Трал спускали всем коллективом - кроме штурвального (он же управлял лебедкой) и важного Абдаллы Салеха. Затем "Мухалеб" принялся за двухчасовое утюженье обследуемого квадрата. И вот ответственный момент - поднятие трала. Его поднимали опять всем коллективом - ...разочарование! На палубе - лишь несколько креветок да морских богомолов - очень похожих на креветок существ, не имеющих никакой промысловой ценности. В ящик с формалином попала лишь одна рыбешка, заинтересовавшая Губанова.

А ведь еще недавно воды здесь буквально кишели рыбой и креветками. Теперь же из целого трала едва наберется на обед команде!

И снова двухчасовое траление. На этот раз повезло больше. Тяжелый кошель вывалил на тесную палубу до тонны всякой морской живности. Даже невозмутимый Салех обрадовался такой добыче. Команда же ликовала: рыба в Кувейте дорога, а тут каждый привезет из рейса хорошую добавку к семейному столу.

Губанов бросил в ящик с формалином еще несколько рыбешек. Советские эксперты не только проводят исследования и готовят промысловые рекомендации, но также составляют атлас рыб Персидского залива, создают в Эль-Кувейте и морской музей, для которого сами готовят чучела рыб.

Но третий заброс трала опять оказался неудачным. Одна из его досок зацепилась за дно, пришлось долго маневрировать, чтобы освободить ее, а потом осторожно, с большим трудом вытаскивать тяжеленный трал, полный черного ила.

Было уже около пяти часов вечера. Быстро густел туман. Далекого берега не стало видно даже в бинокль. И на "Мухалебе" решили возвращаться. Мы шли малым ходом, то и дело подавая сигнал ревуном, один из матросов стоял на носу, капитан - у штурвала. То справа, то слева от нас вдруг вырисовывались утлые рыбачьи суденышки - они продолжали промысел, ведь сезон ловли креветок был в самом разгаре!

И им было невдомек, что мимо шло первое, можно сказать, кувейтское научно-исследовательское судно, на борту которого были советские эксперты, чьи знания, возможно, окажутся полезными и для них - для увеличения добычи, для облегчения их тяжелого и опасного труда. А макет "Мухалеба" когда-нибудь займет место в Морском музее Кувейта, как напоминание о тех временах, когда с помощью советских специалистов началась борьба за восстановление рыбных богатств Персидского залива.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2010-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'
Рейтинг@Mail.ru