НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Запрограммированный хаос


Пьове говерно ладро (Идет дождь - значит, в правительстве мошенники).

Итальянская поговорка

Я всегда думал, что табличка с категорическими распоряжениями "По газонам не ходить!" - изобретение отечественных бюрократов. Оказывается, римляне тоже любят развешивать подобные таблички (оговоримся, однако, что ходить и даже сидеть или лежать на газонах в Риме не возбраняется). В римском муниципальном автобусе - огромной дизельной махине с выхлопной трубой на крыше - я насчитал около десяти таких табличек: "Не плевать!", "Не курить!", "Не сорить!", "Не стоять на платформе!", "Не загораживать проход!", "Проходить вперед!", "Предъявлять билет!", "Держаться за соответствующие поручни!", "Не разговаривать с водителем!", "Не открывать окна без разрешения персонала!" и, наконец, "На не оплатившего проезд налагается штраф в размере 5 тысяч лир".

Лозунги и призывы можно увидеть в Риме не только на табличках в автобусе и бесчисленных рекламных плакатах. Итальянцы пишут на всем: на стенах домов, заборах, обломках городской стены - словом, на всем, на чем можно и на чем нельзя писать. Потемневшие от старости, покрытые копотью и сажей или, наоборот, только что выкрашенные свежей краской стены пестрят самыми разнообразными надписями. Пишут не только традиционным мелом, углем и масляной краской, но и современным способом, прежде всего с помощью металлических баллончиков-пульверизаторов с краской - спрэй. Спрэй очень удобен для этой цели. Какой-то шутник даже сравнил появление тюбика спрэя с изобретением книгопечатания. Им можно за несколько секунд сделать на стене громадную четкую надпись, стереть которую очень трудно.

Надписи на стенах пестрят всеми цветами радуги, но преобладают два цвета: красный и черный. Это не случайно, ибо большинство надписей носит политический характер. В 70-х годах повсюду бросался в глаза короткий зловещий лозунг - буквы "БР", торопливо выведенные красным спрэем. БР - сокращенное обозначение тайной террористической организации "красные бригады". Позже стали встречаться символы других левацких организаций - "потере операйо", "лотта континуа", НАП (вооруженные пролетарские ячейки).

Неофашисты для своих лозунгов пользуются, как нетрудно догадаться, традиционным черным цветом. Малюют свастики, ликторские пучки с топориками - эмблему режима Муссолини, литеры "ОН" - подрывной группировки "черный порядок" или "НП" - "новый порядок" и т. п.

Между враждующими политическими группировками на стенах Рима развертывается настоящее сражение. Одни пишут:

 Бац! - и фашистишка без зубов, 
 Трах! - и он уже готов!

Чернорубашечники нагло отвечают:

"Красные, а стена вам ничто не напоминает?"

(Намек на то, как молодчики Муссолини ставили "к стенке" партизан и коммунистов.)

Особенно изощряются в "настенных" угрозах леваки:

 Хозяин - мерзавец, пьет кровь, как акула, 
 В ответ в наш отряд вступает Дракула!

Или:

 "Пройдем в магазин и его разгромим!" 
 "Платить не будем, а жратву раздобудем!"

Многие надписи посвящены злободневным политическим или социальным темам:

 "Полиция стреляет в воздух - трое убитых"

(по поводу необоснованного применения полицейскими огнестрельного оружия).

 Если в больницу попадет Мальфатти, 
 Его лечить не будем - хватит! -

пишут студенты-медики в адрес министра здравоохранения, затягивавшего реформу медицинских учреждений.

На стенах домов пишут лозунги и переделывают надписи противников. Неофашисты пишут: "Да здравствует фашизм!", а левые добавляют к слову "фашизм" приставку "анти".

Бурная баталия развертывается на стенах во время предвыборных кампаний и референдумов. В 1974 году во время референдума по законопроекту о разводе все стены были исписаны словами "Да" и "Нет" ("Си" и "Но"). Консерваторы голосовали за "си" (да), то есть за то, чтобы предложенный прогрессивными партиями законопроект был отменен. Их противники проделывали со словечком "си" несложную операцию - добавляли впереди букву "м", и получалось МСИ - название неофашистской партии. Становилось понятным, что те, кто призывает сказать на выборах "да", находятся в одном стане с фашистами.

Проделывалась и другая операция - к "си" в конце приписывали букву "д", получалось СИД - название секретной службы, запятнавшей себя сотрудничеством с правыми заговорщиками. Те, кто голосует за "да", - в одном лагере с правыми заговорщиками.

Один из самых оригинальных и простых настенных лозунгов придумали молодые люди, симпатизирующие коммунистам. Они рисовали на стенах красную стрелу, указывающую влево. Это означало, что в стране происходит сдвиг влево, усиливается поддержка населением левых партий.

Римский муниципалитет неоднократно пытался покончить с политическим "сражением" на стенах. Как-то утром на улицы вышли сотни полицейских с ведрами белой краски и замазали всю настенную "живопись". На другой день надписи появились вновь и в еще большем количестве. С тех пор власти смирились и только иногда очищают фасады исторических зданий, где бывает много туристов.

За дело теперь взялись социологи и лингвисты, которые усердно собирают "настенный" фольклор, систематизируют его и издают книги, где пытаются подвести под него "научную" базу. Они-то и вспомнили, что первые надписи на стенах были обнаружены еще при раскопках Помпей. Их жители писали на домах имена кандидатов на выборах. А если это древняя итальянская традиция, то зачем с нею бороться? По мнению других, надписи - суррогат некой "новой городской литературы", поскольку их читают десятки тысяч прохожих. Кто-то даже предложил установить на площадях специальные стенды, чтобы на них мог писать каждый желающий.

Живописная "битва" на стенах итальянской столицы - отражение тех бурных политических событий, которые непрерывно сотрясают страну. С кем бы вы ни говорили, всех волнует прежде всего один вопрос: куда может завести экономический кризис, политический хаос?

За послевоенные годы на Апеннинах сменилось более 40 правительств - мировой рекорд! Я умышленно не называю более точную цифру, потому что не исключено, что, пока вы читаете эту книгу, еще один премьер сядет в синий министерский "фиат" и направится в Квиринальский дворец к президенту вручать заявление об отставке.

Вход в Квиринальский дворец, резиденцию главы государства
Вход в Квиринальский дворец, резиденцию главы государства

Чуть ли не каждую неделю на страницах газет появляются аршинные заголовки, кричащие об очередном политическом скандале. Только во время моего пребывания в Италии разразилось множество скандалов: вокруг разоблачения заговора "черного князя" Боргезе, нефтяной скандал - о неуплате налогов нефтепромышленниками, участии в этой афере политических деятелей, скандал вокруг взяток министрам со стороны американской авиастроительной компании "Локхид", скандальная отставка президента Джованни Леоне, перепутавшего свой карман с государственным... и т. д.

Мрачный отпечаток на политическую жизнь страны наложила начавшаяся на Апеннинах на рубеже 70-х годов и продолжающаяся до сих пор эскалация терроризма. По данным книги Мауро Галлени "Доклад о терроризме", с 1969 по 1981 год в Италии было совершено более 12 тысяч террористических актов, 362 человека были убиты, более 600 ранено. Одно из последних крупных преступлений террористов - взрыв в 1984 году пассажирского поезда в железнодорожном туннеле близ Болоньи, в результате чего погибли и были изувечены десятки ни в чем не повинных людей.

Нефтяная вышка в области Эмилия-Романья
Нефтяная вышка в области Эмилия-Романья

О причинах "террористического бума" в Италии уже написаны объемистые исследования. Прогрессивные авторы приходят к одному выводу: эскалация терроризма на Апеннинах объясняется прежде всего общим обострением кризиса капиталистической системы, что привело к резкому ухудшению положения самых широких слоев населения, в том числе и молодежи. Социальной базой для левацких группировок стали часть студенчества, деклассированные элементы, безработные, "взбесившиеся от ужасов капитализма" мелкие буржуа. Экстремистские настроения молодого поколения стимулировались и кризисом системы высшего образования, а также своеобразным бумом анархистских идеологий на Западе. Поскольку в Италии экономический кризис проявился наиболее болезненно и тяжело, не случайно, что именно здесь терроризм приобрел наибольшую силу и остроту. Западногерманский журнал "Штерн", предостерегая своих сограждан от поездок на Апеннины, поместил на обложке многозначительный рисунок: черный пистолет, брошенный в тарелку с дымящимися спагетти. Итальянский журнал "Панорама" ответил на это подобным же снимком: на обложке сделал фотомонтаж - граната в тарелке с баварскими сосисками. Прозрачный намек на то, что и ФРГ не избавлена от язвы терроризма.

Однажды террористы из "красных бригад" позвонили в Римское отделение ТАСС, где я работал. Незнакомый голос с южным акцентом произнес в телефонную трубку: "Здесь "красные бригады". У вас заложена бомба, через 24 часа она взорвется!" На наш вызов явился наряд полиции. Они долго бродили по комнатам с миноискателями, но, к счастью, ничего не нашли. В другой раз по телефону никто не звонил. Бомбу взорвали во дворе глубокой ночью. От взрывной волны вылетели стекла, треснуло стекло входной двери.

В 1978 году "красные бригады" совершили свое самое известное преступление - похитили и убили лидера правящей Христианско-демократической партии Альдо Моро, взявшего курс на сотрудничество с компартией. В итальянской печати появилось немало документов, свидетельствующих о том, что к расправе над Моро причастно Центральное разведывательное управление США, которое пыталось таким образом убрать с политической арены деятеля, проводившего неугодную Вашингтону линию. Со спецслужбами США и других западных государств связывают и другой крупнейший политический скандал на Апеннинах - разоблачение подрывной деятельности масонской ложи "П-2", готовившей в Италии правый переворот.

Да, нелегко приходится итальянцам. Во что верить гражданам, когда они то и дело узнают, что министры берут взятки, генералы планируют путчи, партийные лидеры одевают тайком черные масонские балахоны, а полиция бессильна против террористов, убивающих людей средь бела дня на центральных улицах?

На одном из опросов общественного мнения его участникам было предложено ответить на вопрос: "Кому вы доверяете?" На первом месте, как и следовало ожидать, оказалась "моя родная мамочка", а на последнем - "министры" и "депутаты парламента". Большой знаток Италии английский журналист Питер Никольс тоже отметил: "Не так уж много в Италии вещей, которые ценились бы так низко, как государство".

Пренебрежительное отношение итальянцев к государственным институтам - не только результат неэффективности этих учреждений, неспособности последних преодолеть кризис, последствия многочисленных скандалов. Играет роль и традиционное недоверие итальянского простолюдина к государству вообще, как к всегда враждебной, корыстной, угнетающей силе. Еще в прошлом веке привычка жителя Апеннин во всех бедах обвинять власти нашла отражение в иронической пословице: "Пьове говерно ладро" (Идет дождь - значит, в правительстве мошенники).

Но с другой стороны, в Италии чуть ли не все горячо интересуются политикой. Именно здесь насчитывается куда больше политических партий, чем в любой другой стране Западной Европы. Одно их простое перечисление показывает, какой широкий спектр общественных сил принимает участие в политической борьбе: христианские демократы, коммунисты, социалисты, радикалы, социал-демократы, республиканцы, либералы. Кроме того, есть неофашистская партия, есть "областные" партии, есть крайне левые группировки, есть и подпольные террористические банды, которые тоже претендуют на то, чтобы принимать участие в политической борьбе, с помощью не избирательных бюллетеней, а бомб и пистолетов.

"Пьове говерно ладро", - говорят итальянцы, ругая плохую работу почт, социального обеспечения, больниц, полиции. Тем не менее они ведут ожесточенную борьбу, чтобы именно их партия попала в правящий кабинет. Они и в грош не ставят депутатов парламента, однако позволяют платить им самое высокое в Западной Европе жалованье, а также ввели закон о государственном финансировании партий.

"Италию, - пишет французский еженедельник "Монд дипломатик", - часто называют эксцентричным обществом. Однако то, что происходит в этой стране, объясняется вполне конкретными причинами. Первая - это ее геополитическое положение, в результате чего Италия оказалась и все еще находится в условиях стратегической зависимости (от США. - Примеч. автора). Кроме того, она занимает подчиненное положение и в международном разделении труда".

Но политический хаос - вовсе не отражение врожденной склонности итальянцев к беспорядку, как утверждают некоторые. Это следствие исторических условий, особенностей развития страны. У правящего класса нет четко выраженной идеологической платформы, что создает своего рода "духовный вакуум", облегчает широкое распространение оппозиционных, демократических и социалистических идей. Не случайно именно эти идеи являются знаменем итальянской интеллигенции. Почти все крупнейшие итальянские художники, режиссеры, писатели либо являются членами левых партий, либо поддерживают их политику.

С другой стороны, в политической жизни традиционно большую роль играет католическая церковь. Именно в Риме находится Ватикан - центр мирового католицизма. После объединения страны в 1861 году церковь долгое время находилась в оппозиции к буржуазному государству, а папа, как известно, объявил себя "ватиканским узником". Эта оппозиция укрепила ее влияние на крестьянство, а также на некоторые слои населения городов. Именно это влияние явилось базой для создания в послевоенные годы Христианско-демократической партии.

До сих пор буржуазные политические партии в Италии делятся на две группы. С одной стороны, ХДП - "каттоличи", с другой - "лаичи", то есть все остальные - "светские" партии. Наличие корней среди крестьянства, а также других слоев населения, поддержка со стороны крупного капитала, использование церковного аппарата и идеологии католицизма обусловили ведущую роль ХДП в итальянской политической жизни после второй мировой войны. ХДП считают самой большой итальянской партией. Однако точная ее численность не известна. Принадлежность к ХДП определяется главным образом голосованием во время выборов. А в промежутке между ними она функционирует, опираясь на сравнительно узкий аппарат профессиональных политиков. У нее нет массы рядовых членов, нет членских билетов, она не может проводить такие массовые митинги, как, например, ИКП.

В 1944 году христианские демократы пришли к власти на волне яростного антикоммунизма. Немалую лепту в их победу на выборах внесли Соединенные Штаты, рассматривающие ХДП как "плотину против коммунизма". США, так же как и крупный капитал Италии, постоянно финансировали ХДП, используя ее для своего экономического, политического и военного проникновения на Апеннины. В течение всех послевоенных десятилетий ХДП играла центральную роль во всех итальянских правительствах. На выборах 50-х годов она неизменно получала более 40 процентов голосов избирателей, а в 60-70-х годах - на уровне 38-39 процентов. Особенно активно за нее голосуют домохозяйки, пенсионеры, а также часть крестьян, средние слои и часть не затронутого еще социалистическими идеями меньшинства рабочих.

Странное впечатление производят съезды ХДП. Зал заполняется только во время церемонии открытия - чтобы продемонстрировать прессе "единство рядов" - и в заключительные дни, когда проходят выборы в руководящие органы. В другие дни, когда выступают ораторы, зал почти всегда пуст. Среди кресел лениво бродят кучки делегатов, не обращая никакого внимания на выступающих. Усаживаются кружком, громко спорят о своих проблемах, демонстративно переговариваются через весь зал.

Вот характерная сценка со съезда правящей партии. Оратор из конкурирующего течения с жаром говорит о достоинствах своего лидера, расхваливая его заслуги на ниве государственного здравоохранения, образования или на другом, не менее важном поприще.

- Наш досточтимый коллега имярек, - надрывается на трибуне оратор, - внес огромный, неоценимый, непреходящий вклад в дело создания...

- Джованни, - кричит через весь зал какой-то делегат своему знакомому, - где ты обедаешь сегодня?

- Не знаю! - кричит ему в ответ приятель. - Есть предложения?

- ...внес неоценимый вклад, что является ярким свидетельством выдающейся роли, - продолжает оратор, - нашей партии в развитии и совершенствовании...

- Макароны! - несется крик через весь зал. - Я знаю местечко, где замечательно готовят макароны!

Иногда между соперниками вспыхивают бурные ссоры, раздаются негодующие крики: "Каналья!", "Корнуто!" (рогоносец - самое страшное в Италии оскорбление для мужчины) и т. п. Горят глаза, сжимаются кулаки. Но до драки почти никогда не доходит. Страсти так же неожиданно утихают, как и вспыхивают.

Главная работа идет не на съезде, а за его кулисами - в устланных мягкими коврами кабинетах партийных лидеров, где собираются группы их друзей, в тихих загородных ресторанах, где они обсуждают будущие кандидатуры на посты министров и обдумывают, какие "теплые местечки" придется уступить представителям других партий за их поддержку ХДП в парламенте.

За многие годы непрерывного пребывания у власти христианские демократы создали гигантскую паразитическую систему, получившую название "клиентелизмо"- использование государственного аппарата не для нужд развития страны, а для нужд собственной партии. Возникло так называемое "соттоговерно"* - сложная система закулисного распределения благ и преимуществ, получения должностей, решения иногда самых простых жизненных проблем. Например, для того, чтобы мелкому предпринимателю открыть лавку для продажи табачных изделий, нужно прежде всего заручиться рекомендацией какого-нибудь влиятельного лица из ХДП. Если он отправится прямо к соответствующему чиновнику в муниципалитете, то тот начнет действовать "по правилам", то есть пустит дело по бюрократическим каналам, где оно будет гулять годами. А с рекомендацией, которая обеспечивается путем сложной системы связей и знакомств, все будет решено мгновенно.

* ("Соттоговерно" приблизительно означает: подпольное правительство.)

Другими словами, "соттоговерно" - это способ эффективного, но закулисного решения всех тех проблем, которые или не решаются, или решаются очень медленно на государственном уровне. Этот способ используется и просто-напросто для выколачивания взяток и коррупции чиновничьего аппарата, но его главное применение - приобретение голосов для ХДП. Один из лидеров демохристиан однажды откровенно признался журналистам: "Если хотите, то вы можете обвинять нас, христианских демократов, в коррупции, но мы и в самом деле раздаем посты и привилегии для того, чтобы приобрести голоса на выборах".

Иногда даже коррупция в чистом виде, например получение взяток от иностранных корпораций, как, например, в деле с самолетами американской компании "Локхид", объясняется "интересами партии". Обвиняемые оправдывались тем, что брали взятки "не для себя" или "не только для себя", а для пополнения партийной кассы.

Серьезная неудача на выборах 1983 года не лишила ХДП власти, хотя и заставила ее лидеров пойти на то, чтобы уступить пост главы правительства социалистам. Серьезных перемен не произошло прежде всего потому, что главный соперник ХДП - вторая по величине партия - коммунистическая не сумела увеличить свое представительство в парламенте. Другие же буржуазные, так называемые светские партии не в состоянии взять на себя роль лидера, что объясняется прежде всего тем, что в отличие от ХДП они лишены массовой базы и вынуждены играть роль ее сателлитов.

Численность республиканской партии, например, составляет всего около 100 тыс. человек, в основном из числа средних слоев. Она выступает как партия "просвещенной буржуазии", пытаясь доказать, что главной причиной нынешнего экономического и социального кризиса Италии является не капитализм, а лишь неумелое управление государством.

Социал-демократы тоже не в состоянии играть самостоятельную роль на политической арене Италии. После раскола с социалистами в 1969 году они потеряли контроль над ИСТ - Итальянским союзом труда, третьим по величине итальянским профсоюзным объединением. В официальных публикациях утверждается, что партия насчитывает около 700 тысяч членов, но эта цифра, конечно, преувеличена. Ее лидеры уверяют, что их партия придерживается "левой" ориентации и ее стратегическая цель - "демократический социализм", однако на деле они стремятся лишь к более выгодному для себя дележу портфелей с ХДП.

Самая маленькая из "светских" партий - либералы. На последних выборах (1983 год) им удалось провести в парламент лишь 16 депутатов. ИЛП традиционно придерживается консервативного курса, опираясь на сравнительно узкие круги средних и крупных собственников.

Невольно возникает вопрос: какую же роль в политической жизни играют эти микроскопические партии, да и нужны ли они вообще? С одной стороны, они и в самом деле существуют во многом лишь благодаря исторической традиции: в Италии во многих семьях дети голосуют за те же партии, что и их родители. Партийная принадлежность - дело, так сказать, семейное (конечно, бывают и исключения).

Однако малые партии все же играют довольно важную политическую роль, служат "довеском" для ХДП при формировании правительственной коалиции. Если бы христианские демократы могли сами создать "одноцветный" кабинет, то надобность в союзниках отпала бы и мелкие буржуазные партии конечно же были бы обречены на постепенное умирание. А пока политическая карта страны напоминает пестрое лоскутное одеяло.

Это создает большие сложности в управлении государством. Стоит кому-нибудь из членов многопартийной коалиции проявить недовольство действиями премьера, выразить несогласие с новым законопроектом, как сразу назревает правительственный кризис.

Однако складывается впечатление, что это мало кого беспокоит. Муссолини, при котором все партии, кроме его собственной, фашистской, были запрещены, жаловался: "Управлять Италией не только трудно - это бесполезно", имея при этом в виду, что итальянцы за долгие годы раскола страны привыкли вообще обходиться без правительства. Сила традиции действует до сих пор.

Страна фактически управляется не правящим кабинетом, а партиями. Именно они решают все важные вопросы, назначают министров, а вместо них сажают новых.

Итальянская коммунистическая партия - крупнейшая из компартий капиталистического Запада и вторая по величине в Италии. Лозунг, который выдвинули итальянские коммунисты, - "Партито ди говерно и ди лотта" (Партия правительства и партия борьбы) - свидетельствует о том, что ИКП добивается непосредственного участия в управлении государственными делами.

Возможно ли это? Да, возможно, и уже сейчас. В принципе коммунисты вместе с социалистами и другими левыми силами уже ныне могли бы образовать правительство, однако соцпартия на нынешнем этапе предпочитает союз с ХДП. Коммунисты уже давно и весьма успешно руководят многими областными, провинциальными и коммунальными джунтами (исполнительный орган местной власти).

Компартия сумела доказать, что, действуя в тесном контакте с местным населением, она способна решить многие проблемы - от экономических до социальных. В "красных" коммунах строится намного больше больниц, дешевого жилья для трудящихся, школ, яслей и прочего, чем в других районах страны. Эффективно развивается экономическая инфраструктура, большая помощь оказывается мелким предприятиям, кооперативам, ремесленникам. В результате эти районы сумели значительно лучше, то есть без драматических массовых увольнений, пережить удары экономического кризиса, охватившего Италию.

Большой вклад внесли левые джунты в наведение порядка в деле охраны памятников культуры. В Риме*, например, решительные меры по спасению гибнувших национальных сокровищ - Колизея, Форума, Колонны Траяна и других - были приняты лишь после того, как на посту мэра оказался избранный по спискам ИКП Джулио Карло Арган.

* (Сейчас в Риме у власти находится джунта без участия ИКП.)

ИКП выдвинула глубокую и обоснованную программу для решения острых экономических проблем, направленную на преодоление кризиса, инфляции, обуздание роста цен, сокращение безработицы, ликвидацию отсталости сельского хозяйства, принятие решительных мер по развитию Юга, против разбазаривания средств и утечки капиталов за границу.

В 1979 году ИКП, отказавшись от идеи "исторического компромисса", выдвинула стратегическую линию в виде "демократической альтернативы", которая подразумевает замену у руля правления страны традиционного блока во главе с христианскими демократами блоком левых партий, движущей силой которого должны быть коммунисты. Эта установка была подтверждена на XVI съезде ИКП в марте 1983 года. Однако обострение социально-политической обстановки в стране осложняет осуществление этой стратегической перспективы.

Итальянская социалистическая партия - третья по величине партия страны, однако по числу голосов на выборах она далеко отстает от ИКП и ХДП. Тем не менее она играет особую роль на политической арене Италии, причем эта роль не соответствует ни ее величине, ни весу среди населения. Дело в том, что обе крупнейшие партии - христианские демократы и коммунисты - могут строить свою политику, только принимая во внимание взаимоотношения с социалистами. ХДП не в состоянии находиться у власти, если обе левые партии будут находиться к ней в оппозиции, а ИКП поставила целью формирование правительства левых сил.

Численный состав ИСП - около 0,5 миллиона членов. Примерно треть, как уверяют ее руководители, составляют рабочие. На выборах 1983 года социалисты получили 11,4 процента голосов, что позволило им занять 73 места в палате депутатов. Большинство сторонников ИСП называют себя "левыми", однако их позиция довольно расплывчатая. В руководстве подавляющее большинство составляют служащие и мелкобуржуазная интеллигенция.

В конце 50-х годов социалисты отошли от тесного сотрудничества с коммунистами и взяли курс на сближение с ХДП. В 1963 году они вошли в первое так называемое левоцентристское правительство, а ныне их лидер возглавляет правящий кабинет.

В итальянском парламенте представлены еще несколько мелких партий: радикалы. "Союз долины Аоста", Сардинская партия действия, Венецианская лига, южнотирольская народная партия. Но они, как говорится, погоды не делают. Политический климат на Апеннинах во многом определяется состоянием отношений между трудом и капиталом. Борьба трудящихся за свои права, за новые трудовые соглашения, за реформы, от которых зависит материальное положение широких народных масс, - важнейший фактор в политической борьбе. Прочность того или иного правительства напрямую зависит от того, насколько умело ему удается вести переговоры с профсоюзами. А задача эта - крайне сложная.

Дело в том, что, как и партии, профсоюзное движение Италии напоминает пестрое лоскутное одеяло. Еще в 1944 году в результате соглашения между трудящимися - коммунистами, социалистами и католиками был создан единый профсоюзный центр - Всеобщая итальянская конфедерация труда (ВИКТ). Однако итальянской реакции в конце 40-х-начале 50-х годов удалось расколоть эту унитарную организацию трудящихся и создать помимо ВИКТ, в которой продолжали сотрудничать коммунисты и социалисты, еще два профсоюзных центра - Итальянскую конфедерацию профсоюзов трудящихся (ИКПТ) и Итальянский союз труда (ИСТ) - с преобладанием христианских демократов в первом и социал-демократов во втором.

Успехи итальянского рабочего движения в конце 60-х годов, а также упорная борьба коммунистов за единые действия всех профсоюзных организаций страны позволили в 1971 году создать на паритетных началах, то есть на условиях равного представительства в руководстве трех профцентров, единую федерацию ВИКТ, ИКПТ, ИСТ. Была разработана программа дальнейшего органического и полного профсоюзного единства. Однако этого единства достигнуть не удалось. В Единой федерации произошел раскол по вопросу об отношении к политике правительства в области заработной платы. Меры правительства, направленные на то, чтобы отменить "подвижную шкалу зарплаты" - систему надбавок на дороговизну, это важное социальное завоевание трудящихся, поддержали лидеры христианско-демократических и социал-демократических профсоюзов, не считаясь с интересами масс. Раскол произошел и внутри ВИКТ, где социалисты вопреки мнению коммунистов также солидаризировались с правительством. Кризис в профсоюзном движении привел к еще большему осложнению соотношения сил на политической арене.

Каждый, кто долго жил и работал в Италии, знает, что политический хаос - чехарда кабинетов, непрерывные скандалы, неожиданные зигзаги партийных лидеров - это лишь пена на поверхности политической жизни. Страна постоянно балансирует на грани пропасти, но никаких драматических перемен не происходит. Ни экономический кризис, ни терроризм, ни угрозы правых путчей не изменили кардинальным образом существующего в стране равновесия сил.

"За хаосом политической жизни, - пишет римский корреспондент газеты "Интернэшнл геральд трибюн",-скрывается национальная стабильность". Чтобы ни случалось за прошедшие 40 послевоенных лет, ядро всех правительств все равно составляли и составляют христианские демократы. Среди министров встречаются все те же (за редким исключением) фамилии, что и 10-20, а то и 30 лет назад.

Отставка правительства, как правило, не влечет за собой никаких резких перемен в политике, которая остается прозападной в иностранных делах и капиталистической внутри страны. К оценкам политической жизни Италии нельзя подходить с теми же мерками, что в других странах. Среди всех западных куда более "спокойных" государств Италия - единственная страна, где за такой долгий срок не нарушалось равновесие между правительством и оппозицией, левыми и правыми, капитализмом и попытками реформ. Ее правительства редко оставались у власти более 9 месяцев подряд, но в конечном итоге они всегда возглавлялись теми же самыми людьми, которые продолжали прежнюю политику.

Значит ли это, что за все послевоенные годы ничего не изменилось? Конечно, нет! Позиции демократических сил окрепли и усилились. Изменилось многое, многое меняется и сейчас, но главные перемены еще впереди.

Популярный еженедельник поместил как-то на обложке своего новогоднего номера характерный рисунок: возле угла дома столпилась группа людей: лидеры партий, профсоюзов, крупнейшие предприниматели, министры, папа римский - одним словом, итальянский истеблишмент. А за углом - темнота, мрак. "Что ждет Италию за поворотом?" - риторически вопрошает еженедельник и не дает на свой вопрос ответа.

Такой вопрос в Италии задают многие, но никто не знает, как на него ответить. Кто-то попытался ответить шуткой: "Что ждет Италию за поворотом? Другой поворот!" Но если говорить серьезно, то и в самом деле трудно предсказать, какие неожиданности поджидают страну в запутанном лабиринте ее сложной политической жизни. "Пьове говерно ладро", - разводят руками итальянцы, но это не значит, что они намерены вечно мириться с таким положением вещей. Ясно, что подлинные перемены, стабильность и прогресс возможны лишь на пути широких демократических преобразований, привлечения всех демократических сил к управлению обществом, на пути мира и сотрудничества.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Карты мира, которые расскажут о менталитете стран

В 1946 году Кенигсберг был включен в состав СССР

Остров Пасхи, Америка и генетика

Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100