НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

4. Разрядка международной напряженности и отношения Италии с СССР и другими социалистическими странами

Несмотря на очевидные приоритеты "атлантизма", "европеизма", средиземноморской и африканской политики Рима, разрядка напряженности оказалась все нее немаловажным направлением во внешней политике Италии уже с начала 60-х годов. Именно Италия во многих отношениях была зачинателем политики разрядки в Западной Европе, по крайней мере в ее экономических формах.

В сфере отношений с СССР, казалось бы наиболее прикованной для Рима в политическом и психологическом планах к догмам антикоммунизма и "холодной войны", упорно удерживавшейся итальянскими политическими кругами в состоянии неподвижности, в 60-х годах наметился некоторый прогресс. Этого нельзя понять, если рассматривать итало-советские отношения в годы, которые стали поворотным пунктом послевоенной истории международных отношений, лишь в плане идеологической борьбы двух систем или же, наоборот, в плане взаимных экономических и политических интересов Италии и СССР, изолированно от более общих тенденций, развивавшихся в этот период в европейской и мировой политике.

Проблема контактов между одной из крупных и развитых стран капиталистической Европы и сильнейшей страной мировой социалистической системы была только частью более широкой и кардинальной проблемы взаимоотношений государств с различным социально-политическим строем в условиях нового глобального соотношения сил двух систем, возникавшего в 60-х годах. Если намечавшийся тогда перелом в этом соотношении, в общей международной обстановке настоятельно диктовал капиталистическим политикам неотложную задачу переосмыслить и переустроить отношения с СССР и другими социалистическими странами, то в свою очередь из новых элементов, рождавшихся в двусторонних контактах между государствами социалистической и капиталистической систем, складывалась доминанта всей мировой политической ситуации - объективный, требуемый жизнью поворот к мирному сосуществованию государств с различным общественным строем.

Важнейшей причиной, побуждавшей правое крыло христианских демократов при поддержке всех реакционных сил в стране всячески тормозить включение Италии в разрядку международной напряженности и налаживание мирного сосуществования государств, были все те же "условные рефлексы" антикоммунизма, еще более усилившийся страх перед возможным повышением активности народных масс и левых сил в новой обстановке, которое могло бы создать во всем мире и в Италии ослабление международной напряженности. Сопротивление официального Рима разрядке международной напряженности было оборотной стороной "атлантизма". Их связывал в единое целое, цементировал антикоммунизм монополий и клерикальных политиков.

Не следует, конечно, думать, что глухая враждебность ко всякому развитию отношений с СССР и социалистическими странами полностью охватывала всю гамму политических течений в правящих группировках Рима. Растущий опасный разрыв между настроениями народных масс и официальной политикой усилил борьбу внутри ХДП, которая и без того оказалась расколотой на несколько группировок. Некоторые течения демохристиан требовали большей подвижности, гибкости и самостоятельности внешнеполитического курса в отношении социалистических стран. Либеральная партия, прежде всего ее лидеры - Дж. Малагоди и Г. Мартино, долгое время занимавший пост министра иностранных дел, последовательно боролась против включения Италии в процесс разрядки и налаживания отношений с социалистическими странами. Впрочем, и в либеральной партии чувствовались некоторые колебания, связанные с растущей заинтересованностью итальянских деловых кругов в рынках Восточной Европы. В социал-демократической и республиканской партиях также вызревали тенденции к переоценке прежнего курса внешней политики страны в отношении СССР и других социалистических стран.

Против разрядки международной напряженности и итало-советского диалога па первых этапах выступал Ватикан. Эта тенденция была определяющей в ватиканской политике вплоть до того момента, когда папа Иоанн XXIII придал ей более реалистический курс, основанный на стремлении приспособиться к мировой действительности, не игнорируя социалистические страны и их влияние на международные дела. Но указанная тенденция не исчезла совсем и после того, как была опубликована известная энциклика "Мир на земле" и Иоанн XXIII недвусмысленно высказался за то, чтобы католическая церковь и все католики способствовали разрядке международной напряженности и развитию контактов между двумя системами. Деятельность. Павла VI и некоторые решения Вселенского собора усилили реалистическое начало в ватиканской политике, связанное с именем его предшественника.

Решающим фронтом в борьбе между сторонниками и противниками более активного участия Италии в ослаблении международной напряженности стал вопрос об итало-советских отношениях. В этом не было ничего неожиданного. Необходимость решительного сдвига Рима в сторону развития контактов с СССР назрела как в связи с общей разрядкой международной напряженности, так и в силу естественного развития экономических отношений между двумя странами.

Трудно, пожалуй, найти другой такой пример, когда отчужденность между двумя странами была бы полностью лишена корней в реальных экономических и политических отношениях. В послевоенном мире не было ни одного вопроса, ни одного пункта, где бы сталкивались национальные интересы СССР и Италии. Экономические и культурные связи обеих стран имеют большой положительный опыт, давние и хорошие традиции. СССР первым установил дипломатические отношения с правительством П. Бадольо после сверления Муссолини. На последнем этапе войны обе страны совместно боролись против гитлеровской Германии.

Многие причины внутреннего и внешнего характера понуждали Рим в 60-х годах понемногу отходить от жесткой антисоветской обструкционистской линии времен "холодной войны" в международных отношениях. Демохристианские политики не могли не учитывать, что в начале 60-х годов идеи мирного сосуществования государств двух систем и разрядки напряженности пробивали себе дорогу и находили определенное признание в правящих кругах других капиталистических стран, прежде всего Франции. Итальянские монополии, ощущая опасность более раннего появления своих партнеров на перспективных рынках восточноевропейских стран, старались не опоздать настолько, чтобы их попытки конкурировать оказались безнадежными. Изменение в позиции католической церкви также произвело впечатление на итальянскую дипломатию.

Президент Дж. Гронки в сопровождении министра иностранных дел Дж. Пелла посетил в феврале 1960 г. СССР, где вел переговоры с советскими государственными деятелями. Подписание в Москве 9 февраля советско-итальянского коммюнике о визите и переговорах президента Дж. Гронки подтвердило решимость двух государств обеспечить мир и создать условия для экономического и социального прогресса народов. В коммюнике констатировалось, что доктрина мирного сосуществования основана на принципах "исключения войны как способа разрешения международных спорных вопросов и невмешательства во внутренние дела других государств". Гронки счел необходимым подчеркнуть, что "для вас, как и для нас, в основу этих отношений (между СССР и Италией.- Авт.) положен принцип невмешательства во внутренние дела наших стран"23. Такое официальное заявление по существу дезавуировало долголетнюю крикливую кампанию итальянской реакции и официальных кругов, основанную па примитивном тезисе о "руке Москвы" в политической борьбе внутри Италии. По возвращении в Рим Дж. Гронки заявил, что "визит в СССР ознаменовал начало диалога, и если этот диалог будет продолжен с доброй волей, то он, несомненно, будет способствовать все большему разъяснению проблем, лежащих сейчас тяжелым грузом на международных отношениях"24.

Основой изменения позиции Рима явилось то, что в эти годы успешно развивались итало-советские экономические отношения, создававшие хорошую базу для развития политического диалога. В торговые отношения с Советским Союзом все активнее вступали новые промышленные предприятия Италии, особенно в области химического машиностроения и производства искусственного волокна. Италия закупала в СССР сырую нефть и нефтепродукты, антрацит, уголь, чугун, лесоматериалы, железную, марганцевую и хромовую руды, хлопок, льноволокно, зерно и другие товары.

Силы инерции и прямого сопротивления признанию принципов мирного сосуществования государств, однако, все еще отравляли до начала 70-х годов политическую атмосферу в Италии, тормозили ее поворот к более реалистической политике. Тем не менее объективный процесс разрядки международной напряженности в Европе, улучшения и расширения экономических и политических отношений с социалистическими странами, начавшегося "европейского диалога" должен был захватить и Италию. Это произошло позднее, чем в отношениях СССР с Францией и ФРГ, даже после начала контактов между СССР и США.

Новый этап развития советско-итальянского политического диалога был связан с визитом в Москву в конце октября 1972 г. председателя совета министров Дж. Андреотти. Эта поездка проходила на фоне усилившегося экономического сотрудничества двух стран. В 1971 г. товарооборот между СССР и Италией достиг уже около 500 млн. руб. Италия стала одним из основных торговых партнеров СССР на Западе.

Вместе с тем в начале 70-х годов глубоко укоренившиеся экономические связи Италии с СССР не сопровождались установлением соответствующего уровня политических отношений двух стран. Быстрый ритм изменений в международной обстановке, который привел к дальнейшему улучшению советско-французских, к положительным сдвигам в советско-западногерманских и советско-американских отношениях, не получил до известного времени адекватного развития в итало-советских политических отношениях. Известное отставание политического диалога двух стран как от уровня их экономического сотрудничества, так и от европейского и мирового процесса разрядки напряженности в целом воспринималось в реалистически мыслящих деловых и политических кругах Рима как возможная помеха развитию тех преимуществ в экономических связях с СССР, которые были достигнуты в предшествующие годы.

Правоцентристский кабинет Дж. Андреотти не мог идти назад от уровня, достигнутого в годы "левого центра", в вопросах советско-итальянских отношений. Он проявил стремление к активизации контактов с СССР, чтобы, как заявил сам Дж. Андреотти, выступая по итальянскому радио, "не упустить момента" и приобщить Италию "к ряду больших соглашений, заключенных между СССР и США".

Итоги московских переговоров в русле начавшейся разрядки напряженности отражены в подписанном 26 октября 1972 г. в Москве советско-итальянском протоколе о консультациях. Этот протокол был призван расширить и углубить политические контакты между двумя странами на различных уровнях. Обе страны определили цели таких консультаций. СССР и Италия выразили намерение продвигать вперед развитие их двусторонних отношений и сотрудничества, внести соответствующий вклад в упрочение всеобщего мира, улучшение международной обстановки, достижение прогресса на пути разоружения, в консолидацию разрядки и укрепление безопасности в Европе. В случае чрезвычайных ситуаций страны договорились незамедлительно вступать в контакт друг с другом и стремиться достичь взаимопонимания относительно того, что может быть предпринято для улучшения положения. Советско-итальянские консультации, как было согласовано, должны были носить регулярный характер, войти в постоянную практику отношений двух стран в интересах разрядки напряженности в Европе и во всем мире. Советско-итальянское коммюнике подтверждало процесс определенного сближения точек зрения СССР и Италии по некоторым важным международным проблемам, прежде всего в области европейской политики, в том числе о роли общеевропейского совещания, которое, по мнению обеих сторон, должно было привести к существенному улучшению обстановки в Европе и укреплению основ европейской безопасности при соблюдении принципов нерушимости границ, невмешательства во внутренние дела, равенства, независимости, отказа от применения силы или угрозы ее применения.

Несомненно, успешное завершение Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписание Заключительного акта придало новый импульс развитию итало-советских отношений. В сфере политического сотрудничества двух стран выявились новые резервы. Отставание политических форм сотрудничества от экономических стало особенно нетерпимым.

Государственный визит в СССР президента Италии Дж. Леоне в ноябре 1975 г. поставил в центр внимания переговоров двух стран вопросы безопасности и сотрудничества. 20 ноября была подписана Совместная советско-итальянская декларация, в которой было высказано обоюдное стремление добиваться того, чтобы "разрядка носила поступательный характер, наполнялась конкретным материальным содержанием, содействуя решению проблем, от которых зависит укрепление мира и безопасности народов, созданию у каждого государства уверенности в мирном независимом развитии, предотвращению кризисных ситуаций"25. Визит Дж. Леоне отразил в концентрированном виде те качественные изменения, которые произошли в советско-итальянских отношениях с начала 70-х годов, в том числе и экономических, хотя акцент был сделан на этот раз именно на политическом диалоге двух стран.

В последующие годы римские политики не дали в принципе сбить итало-советские отношения с тех позиций, которые удалось достичь в первой половине 70-х годов, хотя и участвовали в той или иной мере в различных антисоветских кампаниях, развертывавшихся под давлением США на Западе. Нельзя не отметить, однако, что Италия выступала против попыток превращения Белградской встречи в место пропагандистских наскоков Запада против СССР. Об этом прямо заявлял министр иностранных дел А. Форлани в Лондоне на сессии Совета НАТО в мае 1977 г.26

Несмотря на значительные осложнения в международной обстановке, возникшие в конце 70-х - начале 80-х годов из-за поворота внешней политики США, советско-итальянские отношения развиваются относительно устойчиво и в экономическом, и в определенной мере в политическом планах. Они имеют хорошие перспективы. В целом благоприятные отношения существуют у Италии и с другими социалистическими странами Восточной Европы. Вместе с тем продолжает сохраняться известное отставание отношений Италии с СССР и другими социалистическими странами в уровне политического сотрудничества. Это усугубилось прямым и косвенным воздействием положения, сложившегося в государственных отношениях из-за жесткой военно-силовой линии администрации Р. Рейгана.

Главным итогом развития 60 - 80-х годов оказалось то, что при всем значении для итальянской внешней политики "атлантизма" и "европеизма" отношения Рима с СССР в русле разрядки оказались весьма активными, разносторонними, достаточно прочными и устойчивыми. Эти отношения нередко вносят и в другие направления политики Италии позитивные коррективы, бесспорно содействуя как интересам самой Италии, так сохранению и развитию разрядки в отношениях Восток - Запад в целом. Важно, что ни давление США, пи "атлантическая" дисциплина на рубеже 70 - 80-х годов не сбили внешнюю политику Рима с этого пути, хотя нельзя отрицать и некоторых ее колебаний и деформаций, вызванных США и Североатлантическим блоком.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Карты мира, которые расскажут о менталитете стран

В 1946 году Кенигсберг был включен в состав СССР

Остров Пасхи, Америка и генетика

Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100