НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Мир Кипра

Богато и драматично прошлое Кипра. Поражают воображение сохранившиеся на острове памятники далеких времен. Живописна его природа, неожиданно разнообразная на столь небольшом участке суши, окруженной ласковым морем. Сложен и опасен нынешний период истории островного государства. Все это оставляет неизгладимые воспоминания у каждого, кто побывал на острове.

Мир Кипра
Мир Кипра

И все же главные, наиболее яркие впечатления вызывает сама жизнь киприотов, их характер, неповторимый колорит внутреннего мира Кипра. Иногда эти мимолетные впечатления способны рассказать о стране и ее людях больше, чем столбцы статистических выкладок или перечисление хронологических дат.

Многие из этих впечатлений связаны с увиденным в пути, и поэтому кипрские дороги заслуживают особого рассказа. С точки зрения статистики о них вроде бы все известно. На Кипре к 1980 году было проложено около 4200 километров дорог с твердым покрытием и примерно 4800 километров грунтовых. Известно и то, что дороги на острове строились еще в глубокой древности (вспомните дорогу, пересекавшую Хирокитию). Значительный вклад в развитие дорог был внесен в годы британского владычества. От тех времен в наследство киприотам досталось и левостороннее движение.

Проезжая по Кипру, едва ли не на каждом шагу встречаешь доказательства того, какое огромное значение для жизни и быта киприотов имеет дорога. При всей внешней несхожести кипрских дорог — от современных автострад до узких, петляющих «грунтовок» у горных вершин — их объединяете одна общая черта. Это удивительная гармоничность происходящего на дороге и идущей по ее сторонам жизни. Без дороги немыслима жизнь острова: других видов транспорта, кроме автомобильного и автобусного, на нем нет. При этом в 1980 году между городами Кипра курсировал всего сорок один автобус. Остальные перевозки пассажиров и грузов осуществляют автомобили. Без дороги киприот, часто трудящийся в другом городе, не может попасть на работу. Без нее он не может и отдохнуть как следует. Пожалуй, всех некиприотов поражает привычка здешних жителей устраивать пикники у самого асфальта, в бензиновом чаду, а не хотя бы в сотне метров от дороги.

Кипрский рыбак
Кипрский рыбак

Кого только не встретишь на кипрских дорогах! Здесь и туристы на дорогих арендованных автомобилях, и таксисты на непомерно длинных из-за добавленного еще одного ряда сидений «мерседесах» («Машина хоть и дороговата, но надежна», — говорят водители), и крестьяне в видавших виды пикапах, везущие на базар свежие овощи, и неожиданно появляющийся с узкого проселка степенный батюшка в черной рясе и клобуке за рулем колесного трактора. Из-под клобука выглядывает длинная седая косица. Лицо и руки, как у крестьянина, обожжены и выдублены солнцем. Возвращается, наверное, с монастырского поля. Водители попутных машин без суеты, перекрестясь, объезжают тихохода...

Вдоль дорог осенью теснятся чередой тяжелые пластиковые мешки. Они наполнены овощами, оливками. Рано утром тут же, у дороги, появляются большие алюминиевые бидоны. Это вынесли молоко первого надоя крестьяне ближней деревни. Никто на Кипре не возьмет чужого добра, стоящего у дороги. В назначенный час приедет машина, чаще всего из кооператива, с которым заключили крестьяне договор, и заберет бидоны и мешки.

Тут же, у дороги, иногда в чистом поле, под навесом разложен прилавок торговца овощами, фруктами, сыром, местными сладостями. Часто товар оставлен без присмотра. Хозяин ненадолго отлучился и может не беспокоиться: никто из проезжающих не возьмет яблоко или гроздь винограда.

Наиболее живописны на Кипре горные дороги. Их извилистые ленты то ныряют в сумрачную прохладу лесов, то выносят к опаленным солнцем вершинам, то, прижавшись к крутому склону, скользят вдоль глубоких ущелий. По их сторонам, как в цветном кинофильме, прокручивается яркая лента неспешной жизни горных деревень. Ведут медленную беседу старики, присевшие возле домов на солнышке. Гурьбой высыпают ребятишки из школьного автобуса. Судачат женщины у мелочной лавки, над которой рядом с вывеской прибит рекламный щит местного пивоваренного завода КЕО. Трусят по обочине ослики с поклажей. Сквозь кисейные занавески поглядывают на улицу девчонки. Из укрывшегося в недрах маленькой кофейни проигрывателя доносится хрипловатая, берущая за душу греческая песня...

Воды на Кипре мало. Но в горах Троодоса и Кирении часто сочатся из скал тонкие струйки родников. Очень редко они пропадают даром, уходя назад, в землю. Вдоль горных дорог нередко можно встретить странные на первый взгляд сооружения из камня или бетона. Иногда на них выбито чье-то имя, год сооружения. Это построенные добрыми руками проезжавшего здесь киприота каменные корытца, в которые бьет заключенная в стальную трубу чистая и холодная струя родниковой воды. «Остановись, путник. Утоли жажду», — как бы приглашают эти своеобразные сооружения. Нередко у крутых виражей стоят одна-две каменные пирамидки, увенчанные крестом. За стеклянным окошечком теплится лампадка. Бесхитростные подношения окружают простую иконку — баночка оливкового масла, несколько орехов, ладанка, кусочек яркой материи. Так отмечены места дорожных катастроф, оборвавших чью-то жизнь. Сюда наведываются родственники погибших. Останавливаются путники. Водители у таких памятников невольно сбрасывают скорость. Они действуют лучше любых дорожных знаков.

Старик с ребенком
Старик с ребенком

Часто дорога, круто поднимаясь в гору, делает несколько петель по деревне. Прилепившиеся к склону каменные крестьянские дома крышами равняются с дорогой. Иногда их предприимчивые хозяева устраивают прямо на крышах автомобильные гаражи. Получается весьма оригинальное сооружение. Фасад дома выходит на проходящую через деревню дорогу. На первом-втором этажах живут люди. А наверху, на крыше, обращен воротами к той же самой дороге, обежавшей деревенский квартальчик, гараж.

Вообще киприоты, особенно в деревнях, строят свои жилища с выдумкой, прочно, но без излишеств. Обычно дом не блещет внешней красотой или богатством отделки. Чаще всего это сложенный из камня или отлитый из бетона прямоугольник под плоской крышей, выкрашенный в белый цвет. Этот прямоугольник нередко поднят над землей на бетонных столбах-ногах, а над крышей торчат ржавые толстые прутья стальной арматуры. Зачем? Наводнений на Кипре последние полторы-две тысячи лет вроде бы не было. Да и арматуру можно было бы без труда убрать. Оказалось, что и столбы и арматура являются свидетельством практичности и крестьянской сметки их хозяев. Дом строится не сразу и надолго. Поэтому новый хозяин заранее заглядывает в будущее. Вырастет семья. Женится сын или выйдет замуж дочь, и неуклюжее на первый взгляд строение начинает обрастать новой плотью. Вокруг столбов-ног возводятся стены, старая арматура помогает нарастить новый этаж. Плоская крыша становится для него готовым полом. Когда-то кипрская невеста должна была получить в приданое собственный дом. Теперь достаточно прибавленного к родительскому дому этажа.

Неоспоримым центром деревенского мира является кофейня. В знойный полдень, когда жара не позволяет выйти в поле, и после рабочего дня кофейня становится главным местом сбора мужского населения деревни. Это одновременно и место отдыха, и повод поболтать с друзьями, обменяться новостями, и пропустить рюмочку «узо» либо «зивании» (деревенского виноградного самогона), и поспорить, и выпить горячего кофе. Кофейня может быть чем угодно, вплоть до деревенского «парламента», где закипают порой нешуточные страсти. Если в деревне несколько кофеен, то их посетители обязательно дифференцируются по политическим убеждениям. Одну кофейню посещают «левые», в другую идут поболтать «правые». Такая дифференциация, кстати сказать, распространяется и на существующие в крупных деревнях соперничающие спортивные клубы, футбольные команды. Часто бывает, что кофейни, чьи завсегдатаи принадлежат к разным политическим полюсам, расположены на одной улице, а то и одна против другой. Тогда едкие замечания и язвительные реплики могут перелетать через дорогу в стан соперников и обратно. Споры эти, однако, как правило, заканчиваются мирно. Чья-нибудь острая шутка вызывает общий смех, примиряющий спорщиков.

Лагерь беженцев на старой никозийской ярмарке. Для сотен людей ее заброшенные павильоны на несколько лет сделались домом
Лагерь беженцев на старой никозийской ярмарке. Для сотен людей ее заброшенные павильоны на несколько лет сделались домом

Сидят в кофейне и на вынесенных на улицу перед ней деревянных некрашеных стульях с плетеными сиденьями, как правило, только взрослые мужчины. Женщины могут зайти, взять воды или соку для детей, лепешку хлеба домой, но почти никогда не подсядут и не вступят в неспешный мужской разговор. Молодые ребята обычно также держатся в отдалении либо молча стоят за спинами мужчин. Старики повсюду пользуются особым уважением. В разговоре их не перебивают, дадут высказаться до конца. И если станут возражать, то с обязательными в таких случаях вежливыми извинениями. В кофейне засиживаются допоздна. В ней зачастую принимаются наиболее важные решения деревенских дел, заключаются сделки и договоры, составляются планы на будущее. Я никогда не видел, чтобы жены звали мужей из кофейни домой. По-видимому, и они понимают, что сидение за чашечкой кофе с друзьями — дело серьезное и не терпящее суеты.

Кипрская таверна также является важным атрибутом почти каждой крупной деревни, но служит в основном лишь для приятного времяпрепровождения. Киприоты обычно не любят смешивать отдых с делами и в таверну идут главным образом повеселиться. Тут уж жены занимают свое законное место рядом с мужьями. Вокруг столов, часто выставленных во двор или прямо на улицу, свободно бегают дети. Самые маленькие, никому не мешая, спят в колясках-авоськах, если родители засиживаются допоздна.

Местная кухня напоминает традиционную греческую, хотя в ней сильно влияние и турецкой и арабской кухни. Но греческие блюда по-прежнему являются основой любого стола. Это прежде всего сувлаки — кусочки баранины или свинины, нанизанные на шампуры подобно кавказскому шашлыку; жаренное на углях мясо; самые разнообразные копчености и домашние колбасы, часто подаваемые горячими; козьи и овечьи сыры. Один из них — халуми — делается преимущественно на Кипре и очень похож на грузинский сулугуни. Его также иногда подают горячим. Кипрские таверны славятся своим клефтико — мясом, запеченным в горшочках внутри специальных куполообразных печей, стоящих во дворах многих здешних деревенских домов. В этих печах готовят многие блюда, пекут хлеб. Приготовляя клефтико, хозяйки сначала разжигают в печи сильный огонь, а когда дрова прогорят и остаются жаркие угли, на них ставят горшочки с мясом, обильно сдобренным пряными специями, а отверстие печи заделывают глиной. До нескольких часов клефтико томится в замурованных печах, пропитываясь специями, и на стол подается уже нежным, удивительно ароматным блюдом с жаренным на оливковом масле картофелем.

Как и в Греции, на Кипре важное место на столе занимают овощи и фрукты. Традиционный деревенский салат (он так и называется — хориатико салата) готовится из мелко нарезанных листьев салата, помидоров, огурцов, зеленого или красного сладкого перца, черных и зеленых маринованных оливок, сыра фета. напоминающего болгарскую брынзу, но значительно более пресного. Все это также поливается оливковым маслом и винным уксусом.

Киприоты искусно готовят также рыбу, кальмаров, осьминогов, мидий. Их жарят на углях, кипятят в оливковом масле, солят и маринуют. В последнее время все больше употребляют в пищу на острове птицу. Особо изощренным гурманам здесь могут предложить даже маринованных в винном уксусе местных воробьев.

Пекарь привез на рынок свой товар
Пекарь привез на рынок свой товар

Но главной кулинарной «достопримечательностью» Кипра, по всеобщему мнению, остается знаменитое здешнее мезе. В каждой таверне оно состоит из собственного набора закусок. По-разному готовят их и хозяева. Однако несколько наиболее распространенных блюд повторяются практически всегда. Это оливки (часто свои, истинно кипрские — зеленые, раздавленные прессом и сдобренные специями). Сыры халуми и фета, талатури или дзадзыки — смесь свежих, мелко нарезанных огурцов с чесноком и другими приправами, залитая йогуртом (нечто среднее между кефиром и сметаной). Тарамо салата — смешанная с картофельным пюре тресковая икра, сдобренная оливковым маслом и специями, политая лимонным соком. Долмадакиа — небольшие мясные или рисовые голубцы в виноградных листьях. Муссака — запеканка из мясного фарша, баклажанов, яиц. Тахина — восточная паста из орехов и специй. Бифтэки — мясные тефтели под различными соусами. Жареные кусочки бараньих и говяжьих внутренностей — почек, печени, сердца. Часто они набиты в тонкие, свернутые в жгуты кишки и так зажарены на вертеле, их называют кокореци. Жареные мозги. Несколько видов тушенной с лавровым листом, перцем и луком баранины, говядины и свинины. Завершают мезе сладкие блюда — орехи в сиропе, йогурт с медом, пахлава. Существует и рыбное мезе, приготавливаемое из самых различных и экзотических даров моря.

Подается мезе обычно очень небольшими порциями сразу на всех. Сидящие за столом сами выбирают наиболее подходящие для них закуски. За мезе, как правило, следует и главное блюдо — жареное мясо или рыба. Но далеко не все способны осилить его после хорошего мезе и ограничиваются только закусками. Хозяева таверен (часто в них управляется одна семья: жена работает на кухне, муж принимает гостей, разливает вино, накрывает на столы, старшие дети подносят еду, моют посуду) дружелюбны и гостеприимны. Они найдут время поприветствовать каждого из гостей, переброситься шуткой с завсегдатаями, сообщить последние деревенские новости, справиться о здоровье. В заключение застолья они нередко выставят что-нибудь «от себя» — рюмку ликера, блюдце густого йогурта с медом, чашечку кофе.

Надо сказать, что традиция угостить пришедшего к ним человека чрезвычайно сильна среди киприотов. И в доме самого бедного крестьянина, и в кабинете министра всегда до начала разговора предложат гостю чашечку кофе, стакан воды или сока, сладости. И только после этого заведут речь о делах. Не притронуться к предложенному угощению — значит обидеть хозяина, показать себя невежливым человеком.

Вечером, особенно в праздники, в деревенских тавернах звучат протяжные песни. Часто гости выходят в круг, свободный от столиков, и пускаются в пляс. Кроме многочисленных вариаций популярных здесь греческих сиртаки на Кипре немало и местных народных танцев. Многие из них воспроизводят сценки из каждодневной жизни и труда крестьянина. Таковы, например, танец серпа, танец сита, неизменно исполняемые на сельских праздниках и народных фестивалях. Популярен танец ножа, прославляющий силу и ловкость, бесстрашие юноши-воина. Воткнув в землю острый нож, танцор кружится вокруг него, выделывая самые замысловатые коленца, перепрыгивает через нож, кувыркается в воздухе, крепко сжимая в руке конец платка, который держит его партнер. В один из кувырков танцор должен зубами вырвать нож из земли, не коснувшись его рукой. Хорошие танцоры всегда пользовались большим уважением и любовью на острове, были известны далеко за пределами своих деревень. Юноша, прославившийся мастерством танца, мог рассчитывать на руку и сердце лучшей из окрестных невест И деревенские свадьбы, и другие праздники на Кипре часто сопровождаются соревнованиями танцоров. На острове несколько известных групп народного танца, однако наибольшее распространение танец по-прежнему имеет там, где он зародился, — в гуще жизни кипрской деревни.

Многие беженцы стремились получить хотя бы самую простую и тяжелую работу. Этот крестьянин стал дорожным рабочим
Многие беженцы стремились получить хотя бы самую простую и тяжелую работу. Этот крестьянин стал дорожным рабочим

Деревенские традиции, сельский фольклор и сейчас накладывают заметный отпечаток на будни и праздники киприотов. Несмотря на быстрое развитие промышленности, рост городов, широкие международные связи, сердце киприота часто привязано к родной деревне, где родился он сам или откуда вышли его родители. Многие пожилые люди, всю жизнь прожившие в городе, в конце концов возвращаются в деревню, к родной земле. Этому, безусловно, способствуют и небольшие размеры Кипра, близость его деревень и городов. Однако немалую роль здесь играет и сохранившаяся привязанность киприотов к сельской жизни, к простым и человечным нравам здешней деревни, к красоте окружающей природы. Несмотря на все внешние влияния, народ острова до наших дней сохранил многие традиции и духовные ценности, воспитанные в нем его нелегкой судьбой.

Бережно хранят киприоты и многочисленные легенды, поверья, даже суеверия, связанные с их островом. Местные старики способны истолковать любой сон применительно именно к кипрской истории и действительности, дать любой совет для сотворения маленького «чуда» также на основе кипрских «подручных» средств, пересказать бесчисленное число преданий о подвигах здешних героев.

Много существует на Кипре рецептов стать красивым либо красивой и добиться взаимности. Для этого надо либо искупаться у «Петра ту Ромиу», где, по преданию, вышла из пены богиня любви, либо совершить путешествие на западное побережье Кипра в Лутра-тис-Афродитис (купальню Афродиты), у городка Полис, либо выпить воды из расположенного там же неподалеку фонтана Амороса (источника любви), наконец, можно растворить в воде немного пыли из кельи отшельника св. Агапитикоса, скрывавшегося от мирской суеты в каменном гроте у Пафоса.

Если же вы испытываете к кому-либо неприязнь, надо собрать пыль из расположенной неподалеку кельи другого отшельника — св. Хориноса и подбросить ее к дверям ненавистного вам человека. В течение года он либо покинет остров, либо умрет, гласит поверье. В кельях обоих отшельников можно часто увидеть свечи, стаканчики с вином либо пузырьки с оливковым маслом. Как видно, пыль действует безотказно, и воспользовавшиеся ею хотят возблагодарить давно усопших чудотворцев.

Поверья расскажут и о том, что следует предпринять, чтобы разбогатеть. Надо только дождаться той единственной в году полуночи, когда каменный лев над воротами одной из башен крепости в Фамагусте разинет пасть. Смельчак, сунувший в нее руку, извлечет невиданное сокровище. Вот только, в какую ночь зевнет лев, легенда умалчивает. Зато известно, что раз в семь лет в новогоднюю ночь на миг останавливаются кипрские реки. Увидевшего этот «сон воды» ожидает счастье. Плоды стоявшего когда-то возле стен фамагустской крепости, у могилы турецкого героя Джамбулата, фигового дерева могли дать бездетным женщинам смелого и сильного сына. До сих пор, хоть дерева уже давно там нет, турчанки-киприотки совершают у могилы молитвы. Киприоты чтят оливковое дерево, дающее им плоды и масло. Считается, что спящий под оливой будет видеть добрые сны, а злые духи избегают это дерево. Чтобы уберечь человека от дурного глаза, надо обкурить его дымом горящих оливковых листьев. На Кипре есть десятки «святых мест» — пещер, ручьев, древних могил, икон, обладающих, по мнению местных жителей, чудодейственной силой, способных излечивать те или иные недуги. Исключительно интересны еще соблюдаемые в некоторых местах острова религиозные обряды и старинные праздники.

Одним из наиболее живописных народных праздников, включающих в себя немало древних обрядов, является на Кипре свадьба. Конечно же течение времени внесло свои коррективы и в свадебные церемонии. Они все чаще, особенно в городах, приобретают своего рода «среднеевропейский» характер и проводятся без былого блеска, без участия всех родичей и даже соседей. Нередко после венчания молодые сразу же, наскоро поприветствовав собравшихся их поздравить гостей, отправляются с ближайшими родственниками и друзьями в ресторан или таверну, а затем в свадебное путешествие, подальше от суеты и забот.

Одна из наиболее известных кипрских кружевниц - Эванфия Лиссариду
Одна из наиболее известных кипрских кружевниц - Эванфия Лиссариду

Но до сих пор во многих кипрских деревнях свадьбы справляются в строгом соответствии с давними традициями, по живописным и веками освященным правилам. Часто свадьбе предшествует заключение родственниками женящихся подробного и точного соглашения, в которое включается не только размер приданого и список приглашенных на празднество гостей, но и то, как и где следует родителям невесты строить дом для молодых и какую мебель в нем надо будет поставить. После того как будущие родственники с обеих сторого придут к согласию, часто после упорного торга. Не лишенного, однако, добродушного подтрунивания друг над другом и показной «неуступчивости», об их решении сообщается жениху и невесте. В старые времена воля родителей была главным условием для заключения свадьбы. Ныне, как правило, молодые сами выбирают себе пару, но не препятствуют старикам все же выполнить их ритуальные обязанности. (Свадебные обряды ярко описаны в книге К. Кешишьяна «Романтический Кипр».) После того как закончены все предварительные «переговоры», обе семьи приступают к многодневным и сложным приготовлениям. Для согласования последних деталей предстоящего празднества жених с родителями отправляется в дом невесты. Там он формально просит ее руки. Назначается день свадьбы. Вновь затрагивается уже обсужденный заранее вопрос о приданом. Оговариваются конкретные вопросы организации торжеств. Любопытно, что будущая теща — мать невесты — не принимает, как правило участия в окончательных переговорах. В этот день традиция отводит ей место на кухне, где она готовит угощение пожаловавшим в дом желанным гостям.

Одна из первых и наиболее ответственных забот организаторов свадьбы — найти хороших музыкантов. Чаще всего Ими становятся свои же деревенские мужчины, играющие кто на скрипке, кто на лутре, струнном инструменте, напоминающем большую мандолину. Но иногда приглашают известных и популярных музыкантов из других деревень и сел. За несколько дней до свадьбы они начинают свои концерты у деревенской кофейни, на площади, в местном клубе. На эти концерты собираются от мала до велика, танцуют, обмениваются новостями и слухами, судачат о предстоящей свадьбе. В эти же дни многие женщины деревни, в первую очередь подружки семейства невесты, приходят в ее дом и помогают в начатых загодя приготовлениях: пекут хлеба и пироги, готовят всяческую снедь, собирают овощи и фрукты, запасают посуду. Часто все эти приготовления сопровождаются особыми обрядами, песнями. Под одобрительные возгласы зрителей возле дома жениха и невесты исполняются особые танцы. Так, один из них посвящен свадебной одежде жениха. Сама эта одежда на широком подносе бережно переносится с места на место танцующими — ближайшими друзьями жениха. Подружки невесты также исполняют танец свадебного платья под аккомпанемент приглашенных в деревню музыкантов.

Обычно все родственники и соседи заранее могут считать себя приглашенными на свадьбу, однако матери молодых тем не менее обходят деревню с кувшином вина и специально к такому случаю приготовленным сухим печеньем, щедро посыпанным семенами сезама. Предложив соседям стаканчик вина и печенье, они приглашают их принять участие в торжествах.

Важное место в свадебных заботах отводится приготовлению постели для молодых. В нем также участвует множество деревенских женщин. Девушек к такому деликатному занятию не привлекают. После того как деревенский священник благословит ткань и шерсть, предназначенные для изготовления матраса, женщины должны исполнить с ними особый короткий танец. Только после этого они перебирают шерсть, скрученную в жгуты. Прежде чем каждый жгут будет уложен в, матрас, его необходимо повернуть на все четыре стороны света. К шерсти подмешивают ароматические травы и после этого с протяжными песнями, подобающими данному занятию, женщины зашивают матрас. В один из его углов обычно зашивают на счастье несколько серебряных монет, которые бросают наблюдающие за приготовлением односельчане и родственники молодых. Три женщины должны, сменяя одна другую, «вытанцевать» матрас, чтобы он был ровен и мягок. После этого собравшиеся вокруг мастерицы и зрители хватают кого-нибудь из зазевавшихся ребятишек, как правило мальчика, и три раза прокатывают его по готовому и «вытанцеванному» матрасу под громкий смех и шутки присутствующих, желающих молодым счастливой жизни и многочисленного потомства. Родители молодых, а вслед за ними и ближайшие родственники, соседи и друзья по очереди подходят к матрасу и кладут на него подарки женящимся.

Накануне свадьбы окруженный друзьями и зеваками жених отправляется к деревенскому парикмахеру, чтобы в последний раз побриться холостяком. Этой церемонии придается немалое значение, и проходит она под музыкальный аккомпанемент, а то и сопровождается песнями, распеваемыми товарищами жениха.

В полдень в воскресенье в доме невесты накрывается праздничный стол. Он обычно ломится от кушаний, приготовленных общими усилиями накануне. Многие из гостей кроме этого приносят с собой домашнее вино, копчености, овощи и фрукты. Банкет сопровождается игрой музыкантов, песнями, добрыми пожеланиями ц тостами. Затем в сопровождении свидетелей — до десяти юношей и девушек, родственников и гостей молодые отправляются в церковь. Впереди шествует священник, за ним музыканты, потом невеста и жених со своими отцами. Процессия растягивается по деревенским улицам. Звуки скрипок и лутр смешиваются с приветственным звоном церковных колоколов. После обряда венчания, который может длиться больше часа, все идут в дом жениха, где допоздна продолжается веселый праздник. За ужином молодым подносят пару жареных голубей, чтобы жили в мире и согласии. Обычно празднества продолжаются до среды. Несмотря на немалое количество выпиваемого на них вина, очень редко, даже на свадьбах, можно увидеть киприота пьяным. Немногих подгулявших гостей жены вовремя разводят по домам, а оставшиеся за столом предпочитают рюмке острую шутку, хорошую песню или долгий деревенский танец. Да и доброе кипрское вино, кажется, создано лишь для того, чтобы бодрить и приносить радость...

Мне не раз доводилось убеждаться в том, как бережно чтут и хранят киприоты традиции и историческое наследие своего острова, как умело поддерживают и развивают народное творчество, своеобразную кипрскую культуру, как стремятся сохранить неподражаемый мир Кипра, запечатлеть все его богатство и своеобразие. Одним из таких патриотов страны, всю жизнь посвятившим исследованию и прославлению жизни Кипра, по праву можно назвать замечательного кипрского художника Адамантиоса Диамантиса.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100