НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

III

В северо-восточной части Новой Гвинеи после установления там германского господства фактическая власть над территорией перешла в руки "Новогвинейской компании". Охранной грамотой, выданной императором Вильгельмом, ей были предоставлены самые широкие полномочия, в том числе административная и судебная власть, а также право на приобретение земли.

"В декабре 1884 года, - писал немецкий ученый И. Холфельд, - германская "Новогвинейская компания" укрепилась на северном побережье Новой Гвинеи (Земля кайзера Вильгельма) и па Новобританском архипелаге (архипелаг Бисмарка) и взяла в свои руки управление областью площадью 200 тыс. км2. Положения выданной компании охранной грамоты были распространены в 1886 г. и на занятую ею часть Соломоновых островов" (Holfeld J. Geschichte des Deutschen Reiches 1871-1926. Leipzig, 1926, S. 207).

Состояние дел в первой германской тихоокеанской колонии не следует рассматривать как нечто исключительное. До конца 90-х годов во всех германских колониях управление осуществлялось частными компаниями: "Немецким колониальным обществом для Западной Африки".

"Немецким колониальным обществом для Восточной Африки", а также еще одной компанией, действовавшей в Океании, - "Немецким колониальным обществом для Маршалловых островов". Общества формировали и оплачивали аппарат колониальной администрации.

То же самое происходило в колониях и других европейских держав. Так, в течение определенного времени Индией управляла "Британская Ост-Индская компания". Несколько компаний во второй половине XIX в. управляли колониями в Африке.

Представители "Новогвинейской компании" прибыли на остров в ноябре 1885 г. Они поставили целью сделать свою коммерческую деятельность на Новой Гвинее доходной. Для этого, по их мнению, следовало развивать плантационное хозяйство и торговлю прежде всего на территории самой Новой Гвинеи, а не на сопредельных с ней островах, где плантации уже имелись.

Но добиться успеха компании не удалось. Плантационное хозяйство не налаживалось. Германских колонистов было мало. Через 15 лет после приезда первых представителей "Новогвинейской компании" на острове находилось менее 100 европейских поселенцев. Чиновники страдали от тропических заболеваний. Ко времени окончания деятельности компании на острове около 20% ее персонала погибло. Перевод штаб-квартиры компании из Финшхафена в Стефансор (в 1892 г.), а затем в Маданг (в 1897 г.) не изменил положения.

На протяжении 90-х годов управление островом постепенно переходит в руки германского правительства.

Следует отметить, что вообще с 1890 г. германское государство, видя беспомощность колониальных обществ, начинает забирать в свои руки управление колониями. Общества же сравнительно быстро ликвидируются.

Первым распускается "Немецкое колониальное общество для Западной Африки", за ним - "Немецкое колониальное общество для Восточной Африки", а в 1906 г. - "Немецкое колониальное общество для Маршалловых островов". "Новогвинейская компания" прекращает свою деятельность в 1898 г.

В 1890 г. в системе германского государственного управления создается специальный орган по делам колоний - Имперское колониальное управление - правда, еще не самостоятельный, а в составе министерства иностранных дел. Наряду с ним, на правах совещательного органа, в том же году образуется Колониальный совет, в который входят представители частных компаний, ведущих дела с колониями, а также представители Германского колониального союза и миссионерских организаций. Все члены совета назначаются канцлером.

В первые годы своего существования колониальное управление занималось только вопросами внутренней организации колоний. Все военные дела, связанные с колониями, находились в компетенции морского министерства, а вопросы общей политики - министерства иностранных дел.

Все усиливавшаяся централизация государственного управления колониями привела к созданию 17 мая 1907 г. самостоятельного министерства по делам колоний и ликвидации Колониального совета. Соответственно изменилась система управления в колониях. С 1890 г. представителей частных компаний сменили губернаторы, назначенные императором. Губернатор в "германскую" Новую Гвинею был назначен 1 апреля 1899 г. и наделен всей полнотой власти, как военной, так и гражданской.

Германская администрация осуществляла свою деятельность в колонии через назначавшихся ею вождей деревень, называвшихся лулуаи. Последние получали от губернатора остроконечную шапку как символ власти. Их введение в должность обставлялось весьма торжественно для того, чтобы подчеркнуть в глазах коренных жителей значение деятельности старост, связь последних с колониальной администрацией.

Лулуаи собирал налоги, разбирал незначительные споры, возникавшие между местными жителями, сообщал колониальным властям о крупных спорах, контролировал выполнение предписаний германской администрации. В помощь лулуаи назначался тултул (информатор), осуществлявший связь между германскими властями и вождями деревень.

Германские колониальные власти пытались создать более широкие административные объединения из нескольких деревень, но это у них не получилось. Коренным жителям была совершенно непонятна сама идея подобных объединений; кроме того, на острове существовала сильнейшая межплеменная вражда. Поэтому лулуаи воспринимались только как вожди отдельных деревень.

Между германской администрацией и коренными жителями отношения установились враждебные. За первые 25 лет германского господства было убито 55 европейцев. Власти организовывали карательные экспедиции, в которых принимали участие полицейские подразделения, сначала состоявшие из малайцев, а затем из жителей сопредельных с Новой Гвинеей островов - Бука и Япен. Частями командовали германские офицеры. Экспедиции отличались крайней жестокостью. Бывали случаи, когда во время рейда погибало до сотни жителей. Дома и каноэ их уничтожались.

С наступлением XX в. подобные экспедиции не прекратились. Более того, в каждом из ежегодных отчетов колониальной администрации можно найти о них сообщения. Так, в отчете за 1909-1910 гг. говорится, что во время карательной экспедиции было убито пять коренных жителей. В отчете за 1912-1913 гг. указывается, что на острове Умбои было убито два человека: "Преступники были убиты в перестрелке с ребятами из районной полиции" (Biskup P., Jinks В., Nelson H. A Short History of New Guinea, p. 49).

На создаваемых плантациях германские колонизаторы широко использовали рабский труд. К 1914 г. примерно 20 тыс. человек из числа коренных жителей тихоокеанских островов работали на плантациях Земли кайзера Вильгельма. Они доставлялись в большинстве своем с островов Новая Ирландия и Новый Гановер (Лавонгай).

До 1888 г. труд рабочих на плантациях никак не регулировался. В 1888 г., а затем в 1909 г. было введено некоторое его регламентирование, но оно распространялось только на тех островитян, которые доставлялись на Новую Гвинею с отдаленных островов.

На практике, однако, даже весьма куцые законоположения в жизнь не проводились. Плантаторы их попросту игнорировали, а колониальные власти этому не препятствовали. Если туземцы отказывались работать на плантациях, то полиция заставляла их насильно. Вообще плантаторы обращались к полиции всякий раз, когда встречали какое-либо сопротивление со стороны рабочих, и полиция жестоко наказывала "виновных".

Интересно отметить, что в среде европейских плантаторов даже выработалась некая философия, призванная оправдать широкое применение в колонии принудительного труда коренных жителей. Так, один из плантаторов, по фамилии Паркинсон, писал: "Война для туземца - стимулирующий фактор, она активизирует его умственные способности и развивает его духовно... Поэтому, если мы запретим туземцам воевать, мы должны будем дать им взамен какое-то другое стимулирующее средство. Этим средством может быть труд. Если все население архипелага Бисмарка должно будет работать регулярно каждый день, то огромные площади необрабатываемой земли, которые находятся повсюду, скоро исчезнут, а люди станут сильными и здоровыми. Но туземец никогда не будет работать по собственному желанию, и обязанность правительства, миссий, плантаторов - заставить туземцев работать..." (Rowley С. D. The Australians in German New Guinea, 1914-1921. Melbourne, 1958, p. 106-107).

Колониальная администрация в широких масштабах проводила захват земель коренных жителей. К 1914 г. в ее руки перешло 700 тыс. акров. Конечно, это незначительная часть земельной площади колонии, но надо иметь в виду, что территория Новой Гвинеи - чаще всего малопригодна для земледелия. Колонизаторы захватывали лучшие земли, расположенные на побережье. Жители этих районов теряли львиную долю своей земли.

Например, толаи на острове Новая Британия (в 1910 г. их насчитывалось 32 тыс.) лишились 320 из 820 км2 обрабатываемой земли. Земля перешла "во владения белых, а туземцы были выселены" (Ibid., p. 90).

Коренные жители, естественно, не могли относиться спокойно к изъятию у них земельных участков. Нередко это являлось причиной их выступлений против колониальных властей. В официальном отчете за 1912 г. сообщалось о волнениях в районе Маданга в связи с продажей части земли аборигенов. "Руководители туземцев были арестованы и высланы на архипелаг Бисмарка. Жители деревень Сиар, Рагетта, Панутрибан, Белиао и Ябоб, участвовавшие в выступлениях, были высланы на Раи-Кост и Мегиар около Кейп-Кроисиллес, а их земли ... были конфискованы" (Rowley С. D. The Australians in German New Guinea, 1914-1921, p. 90).

Но изменить что-либо в экономической жизни колонии германским колониальным властям не удалось, как не удалось это сделать раньше "Новогвинейской компании".

Европейских поселенцев в Новой Гвинее было по-прежнему мало. В 1914 г. в колонии проживало 1273 европейца, в том числе 135 чиновников колониальной администрации и 400 христианских миссионеров. Никаких видов сельскохозяйственного производства в сколько-нибудь заметных масштабах, кроме плантационного выращивания кокосовых пальм, немцы наладить не сумели. Попытки организовать производство кофе, какао, перца, табака, хлопка, каучука закончились неудачей. Единственным товарным сельскохозяйственным продуктом оставалась копра. При этом следует отметить, что относительно развитое сельскохозяйственное производство было не на острове Новая Гвинея, а на архипелаге Бисмарка. Большая часть продукции на экспорт шла именно оттуда. Но и там не удалось начать производство каких-либо сельскохозяйственных товаров, кроме копры.

Немецкий исследователь Р. Неухаусе писал в 1911 г.: "Мы вынуждены культивировать исключительно кокосовые пальмы, которые известны здесь с незапамятных времен и дают прекрасный урожай на богатой коралловой почве. Ничего особенного не требуется для их культивирования и никакой необычной работы не должно производиться" (Ibid., p. 70).

В 1913 г. колония продала 14 тыс. т копры, что дало выручку 302 тыс. ф. ст. Какао, второго по значению экспортного товара, ежегодно вывозилось немногим более 100 т. Такое положение вещей вызывало необходимость импортировать все самые необходимые продукты. Естественно, поэтому колония нуждалась в крупных финансовых субсидиях. Предоставляемые германским правительством субсидии составляли ежегодно свыше 1 млн. марок, а в течение последнего года пребывания немцев на Новой Гвинее - 1,7 млн. марок.

Несмотря на то, что германские колониальные власти всеми средствами пытались внедрить в экономику колонии именно немецкий капитал, значительное влияние на нее оказывала Австралия. Колония снабжалась австралийскими мукой, мясом, лесом, углем. Ведущие позиции при этом занимала австралийская компания "Бернс-Филп".

В 1912 г. колония импортировала из Австралии товаров на сумму 3380 тыс. марок, а из Германии - на сумму 3170 тыс. марок. Значительной была доля Австралии и в экспорте колонии. В том же году в Австралию было экспортировано товаров на сумму 5970 тыс. марок (в Германию на сумму 9650 тыс. марок).

Известную роль в экономической жизни страны играли китайцы и японцы. В 1900 г., например, в германской "Новогвинейской компании" в качестве торговых агентов работало одинаковое количество европейцев и китайцев. Китайцы широко привлекались к строительным работам. Так, в 1900 г. именно китайские плотники сооружали полицейские помещения в Маданге. Китайцы использовались как повара и домашняя прислуга в европейских семьях.

Число китайцев в колонии быстро увеличивалось. В 1907 г. в "германской" Новой Гвинее находились 151 китаец и только 169 немцев, на островах архипелага Бисмарка в том же году - соответственно 253 и 255 человек. В начале 1911 г. в "германской" Новой Гвинее китайцев проживало уже больше, чем немцев, - 555 человек. Через год китайцев стало 700, а к сентябрю 1914 г. - 1377 человек. Из них 583 человека работали на строительстве и транспорте, а 172 - в торговле.

Тем не менее китайцы не получили от германских колониальных властей равного с европейцами статуса. Они, как и малайцы и выходцы с тихоокеанских островов, имели в колонии статус "некоренных туземцев", что давало им лишь некоторые преимущества перед "коренными туземцами", например в отношении употребления спиртных напитков.

Японцам, хотя они и составляли небольшую группу, немцы предоставили равные права с европейцами, что отражало растущее значение Японии на международной арене. В 1914 г. в колонии насчитывалось 103 японца, занятых главным образом на строительстве и в судостроении.

Среди европейцев, кроме немцев, было небольшое количество англичан и австралийцев (соответственно 73 и 69 человек).

Что касается состояния просвещения в колонии в период германского господства, то оно находилось на самом низком уровне.

До 1884 г. в прибрежной части северо-восточной Новой Гвинеи как средство общения распространился пиджин-инглиш. На нем продолжали говорить и после захвата территории немцами.

В инструкции христианским миссионерам губернатор колонии А. Хал отмечал: "Необходимо также подчеркнуть тот факт, что обучать следует немецкому, а не английскому языку. Последний должен быть запрещен, и его место должен занять немецкий язык, чтобы дать возможность туземцам лучше понимать немцев и Германию и смотреть на мир глазами немцев" (Biskup Р.г Jinks В., Nelson H. A Short History of New Guinea, p. 54).

Преподавание целиком находилось в руках христианских миссий. Они, выполняя предписание властей, начали вести обучение на немецком языке. В 1907 г. первая правительственная школа с преподаванием на немецком языке открылась в Намануле, около Рабаула на острове Новая Британия. Она так и осталась единственной до начала первой мировой войны.

Немцы, испытывая потребность в таких специалистах, как плотники, механики, торговцы, пытались организовать соответствующее обучение коренных жителей. Но сколько-нибудь серьезных усилий к этому не прилагали, поэтому так ничего и не сделали за все время своего господства.

Отметим также, что германские колониальные власти совершенно игнорировали и развитие здравоохранения па Новой Гвинее.

Период германского господства в северо-восточной части Новой Гвинеи закончился практически в первые дни мировой войны 1914-1918 гг.

6 августа 1914 г. в Мельбурне австралийское правительство получило телеграмму британского министра колоний лорда Хэркоурта, в которой содержалась просьба правительства Великобритании послать австралийские воинские подразделения для захвата германских владений в Тихом океане, в том числе на Новой Гвинее. "Если ваши министры, - говорилось в телеграмме, - хотят захватить германские станции беспроволочного телеграфа на Новой Гвинее, на Япе, в группе Маршалловых островов и Науру ... и чувствуют себя готовыми к этому, мы будем рассматривать их действия как выполнение важной и срочной имперской миссии" (Rowley С. D. The Australians in German New Guinea, 1914-1921, p. 2).

Австралийское правительство отреагировало немедленно. Оно срочно собрало необходимые силы. 10 августа 1914 г. британское правительство было уведомлено о том, что 1,5 тыс. австралийских солдат готовы к действию.

После непродолжительной тренировки в Квинсленде австралийский экспедиционный корпус под командованием ветерана англо-бурской войны полковника У. Холтса 18 августа покинул Сидней, сопровождаемый кораблями военно-морского флота.

11 сентября 1914 г. австралийцы начали операцию по захвату германской телеграфной станции в Битанака на острове Новая Британия. В распоряжении германских властей находился 301 солдат, причем 240 являлись коренными жителями колонии.

В боях за станцию погибло более 40 австралийцев. С немецкой стороны потери составили свыше 30 человек убитыми.

Австралийские войска быстро провели захват и оккупацию германских территорий. 17 сентября 1914 г. немцы капитулировали и на Новой Британии, а к концу сентября вся Земля кайзера Вильгельма перешла в руки австралийцев. Лишь один германский военнослужащий, капитан Детцнер, отказался сдаться. В момент открытия военных действий он находился на границе между "германской" Новой Гвинеей и "австралийским" Папуа, в районе золотых приисков Лейкекаму. Детцнер скрылся в джунглях и скитался там до ноября 1918 г., после чего сдался австралийским властям. Вернувшись в Германию, он написал книгу о своих приключениях на Новой Гвинее.

Власть в колонии до 1921 г. перешла в руки австралийской военной администрации.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100