НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

II

Главной заботой специального комиссара по делам протектората П. Скретчли, который имел очень ограниченные права и ничтожные денежные средства, было урегулирование финансовых отношений между Англией и ее колониями в Австралии, касающихся "британской" Новой Гвинеи. На это оп потратил восемь месяцев, с января до августа 1885 г.

Согласно предварительной договоренности (достигнутой еще до оформления захвата Новой Гвинеи), колонии должны были оплачивать расходы по управлению территорией и внести 15 тыс. ф. ст. в счет покрытия своей доли расходов на первом году управления. Однако сразу же после заключения соглашения с Германией начался спор о том, какую часть расходов возьмет на себя Великобритания и как будет распределена между колониями общая сумма их расходов по управлению "британской" Новой Гвинеей.

В конце концов, решили, что колонии внесут те же 15 тыс. ф. ст., а Великобритания купит корабль для нужд протектората и станет оплачивать стоимость его обслуживания.

Прибыв на Новую Гвинею в августе 1885 г., Скретчли начал знакомиться с островом, совершая поездки вдоль побережья до границ германских владений. Он выдвинул идею так называемого непрямого управления, т. е. через назначаемых британскими властями районных вождей из числа коренных жителей. Но претворить ее в жизнь П. Скретчли не смог. Через три месяца он умер от малярии.

После этого специальным комиссаром по делам протектората был назначен бывший премьер Квинсленда Джон Дуглас, который на этом посту оставался до 1888 г., когда в статусе "британской" Новой Гвинеи произошли изменения. В июле 1888 г. акт английского парламента ликвидировал декоративную форму правления - протекторат, и территория в качестве колонии вошла в состав Британской империи, получив официальное название - Британская Новая Гвинея.

Первым администратором новой колонии стал У. Мак-Грегор - шотландский врач, служивший до того на островах Фиджи. Его назначение явилось известной уступкой британского правительства своим австралийским колониям. Дело в том, что У. Мак-Грегор представлял Фиджи на сессии британских колоний в городе Хобарте на Тасмании в 1886 г., и австралийцы убедились, что ему понятна их заинтересованность в Новой Гвинее (Грегора поэтому особенно поддерживал премьер Квинсленда Самуэль Гриффит). Однако У. Мак-Грегор, так же как и А. Гордон, считал, что власть над новой территорией должна находиться в руках британского министерства колоний.

4 сентября 1888 г. У. Мак-Грегор прибыл в Порт-Морсби. Управление такой колонией, как Новая Гвинея, оказалось делом нелегким, во-первых, ввиду ее крайней удаленности, во-вторых, из-за своеобразия установленной административной системы, явившейся следствием компромисса, на который британское правительство пошло с правительствами своих австралийских колоний. Колониальная администрация в Британской Новой Гвинее находилась, по существу, в двойном подчинении. С одной стороны, У. Мак-Грегор, будучи представителем британского правительства, отчитывался в своих действиях перед министерством колоний в Лондоне, а с другой - его контролировали правительства тех английских колоний в Австралии, которые выделяли средства на нужды управления Британской Новой Гвинеей, т. е. Квинсленда, Нового Южного Уэльса и Виктории. Больше всего досаждало К. Мак-Грегору правительство Квинсленда, претендовавшее на исключительную роль в руководстве управлением Британской Новой Гвинеей. Особенно сильные столкновения происходили у Мак-Грегора с Генри Норманом, губернатором Квинсленда с 1889 г. по 1896 г. Трижды, в 1890, 1893 и 1894 гг., Мак-Грегор угрожал уйти в отставку. Обо всех своих действиях У. Мак-Грегору, как администратору Британской Новой Гвинеи, приходилось сначала докладывать губернатору Квинсленда, а тот уже посылал эти доклады в Лондон. Ответ от министерства колоний Мак-Грегор получал не раньше, чем через 10 месяцев. Большие трудности Мак-Грегор испытывал с комплектованием штата колониальной администрации. Все чиновники формально считались служащими британского министерства колоний. Но жалование они получали из денежных фондов, образовывавшихся за счет взносов британских колоний в Австралии. Поэтому последние, главным образом Квинсленд, претендовали на контроль за назначениями и передвижениями чиновников колониальной администрации. Мак-Грегор постоянно сталкивался с финансовыми затруднениями, аппарат администрации был всегда недоукомплектован. В период десятилетней деятельности У. Мак-Грегора в штате колониального управления Британской Новой Гвинеи служило всего 64 человека, из которых 12 умерло, 14 были уволены и 3 смещены с занимаемых постов. При администраторе существовали Законодательный и Исполнительный советы. Они состояли полностью из британских чиновников и никакой роли практически не играли.

Транспортировка грузов в порту Порт-Морсби
Транспортировка грузов в порту Порт-Морсби

Мак-Грегор создал полицейские силы в колонии в 1890 г. Правда, первыми полицейскими были 2 фиджийца и 12 жителей Соломоновых островов, которых специально для этой цели привезли на Новую Гвинею. Через два года в полиции служило 50 папуасов. К концу пребывания У. Мак-Грегора на посту администратора колонии, в 1898 г., численность папуасов-полицейских составляла 110 человек. За службу в полиции папуасы получали доллар в месяц в течение первого года службы и два доллара в месяц, начиная со второго года службы.Административно Британская Новая Гвинея делилась на районы. Сначала было два района - Западный и Центральный, позже образовали третий - Восточный. Управлял каждым районом районный администратор.

Поскольку у папуасов отсутствовал институт вождей, Мак-Грегор распорядился, чтобы в деревнях избирались констебли, опираясь на которых районные администраторы могли бы управлять территорией. Но успеха Мак-Грегор в этом не имел. В 1898 г. насчитывалось лишь 202 констебля. За свою работу каждый из них получал от колониальной администрации 12 ф. ст. в год.

Мак-Грегор проводил очень осторожную политику в отношении отчуждения земель, принадлежавших коренным жителям, что вполне согласовывалось с его общей политической линией ("непрямое управление" колонией, сохранение патриархальных форм жизни островитян). За все годы его пребывания на Новой Гвинее некоренные жители получили не более 14 тыс. акров земли. Мак-Грегор резко изменил позицию в этом вопросе лишь однажды, в 1897 г., когда поддержал предложение о передаче 250 тыс. акров земли Британскому новогвинейскому синдикату. Это было вызвано следующими причинами.

Присоединение части новогвинейской территории к Великобритании не вызвало сколько-нибудь значительного притока в колонию английского или австралийского капитала, хотя этого можно было ожидать, судя по тем зажигательным заявлениям о блестящих перспективах для предпринимательской деятельности на острове, которые делались до аннексии в Англии, а особенно в Австралии.

Английские и австралийские дельцы проявляли слабый интерес к Новой Гвинее. Мак-Грегор посылал в Лондон пессимистические доклады: "До сих пор, - писал он в отчете за 1889-1890 гг., - не найден район, в котором можно было бы провести в жизнь систематический план заселения его европейцами" (Legge J. D. Australian Colonial Policy, p. 90).

То же самое утверждал он в отчете за 1890-1891 гг.: "Приобретенный опыт и более широкое знакомство со страной лишь подтверждает мнение, высказанное ранее: какой-либо план организации систематического заселения страны европейским сельскохозяйственным населением неосуществим" (Ibid., p. 91).

Английской администрацией в Новой Гвинее уже в первые годы управления территорией овладела идея создания крупной компании, которая практически занялась бы колонизацией. Еще в 1885 г. П. Скретчли предлагал образовать торговую компанию по типу "Британской компании" на Северном Борнео (Калимантан), предоставить ей па Новой Гвинее права не только в области торговли, но и в области управления, а также выделить и отдать под ее контроль значительную часть территории. Идея Скретчли не получила одобрения британского правительства. Но в 1897 г. в министерство поступило предложение о создании крупного синдиката с целью организации каучуковых плантаций на Новой Гвинее. Оно основывалось именно на плане Скретчли.

Проект предусматривал передачу синдикату 250 тыс. акров земли для культивирования каучуковых деревьев и получение им возможности заниматься торговлей всеми видами товаров. Подчеркивалась также необходимость наделения синдиката административной властью.

Министерство колоний одобрило проект, но не согласилось с пунктом, касающимся наделения синдиката административной властью.

Проект энергично поддержал премьер Квинсленда Г. Нельсон, находившийся в это время в Лондоне. Он же посоветовал послать представителей синдиката на Новую Гвинею для непосредственных переговоров с главой местной администрации Мак-Грегором и предупредил о возможной оппозиции со стороны британских колоний в Австралии.

Представители синдиката Вайн и Лоулес немедленно выехали на Новую Гвинею, где очень быстро договорились с Мак-Грегором об условиях функционирования синдиката. Переговоры закончились в декабре 1897 г. подписанием соглашения.

Синдикат получал весьма широкие права, в частности становился полным хозяином передаваемых ему земельных участков. "Несмотря на положения ордонанса о коронной земле 1890 г. или какого-либо другого ордонанса, устанавливающего то же самое, - указывалось в статье XVI соглашения, - и несмотря на положения любого находящегося в силе ордонанса, относящегося к горному делу, на всех получаемых землях компания будет обладать правом полной собственности на все продукты земли, и, прежде всего правом собственности на все шахты, минеральные запасы и т. д." (Ibid., p. 94).

Однако в министерстве колоний не стали спешить с утверждением соглашения. Объяснялось это тем, что не; которые деловые круги Англии и, в особенности, австралийская буржуазия были крайне встревожены предоставлением синдикату столь значительных прав. Правительства Виктории и Нового Южного Уэльса прислали британскому правительству свои решительные протесты. Австралийская буржуазия боялась, что их английские коллеги полностью приберут к рукам новую колонию. Выступая в июне 1898 г. в Законодательном совете Виктории, премьер этой колонии Тарнер заявил, что соглашение дает "чрезвычайную власть компании, имеющей штаб-квартиру в Лондоне... делая, таким образом, эфемерным австралийское влияние в колонии" (Legge J. D. Australian Colonial Policy, p. 96).

Столь активное сопротивление британских колоний в Австралии привело, в конце концов, к отклонению проекта о создании синдиката.

Попытка английских предпринимателей захватить контроль над Новой Гвинеей, поощрение и поддержка их намерений британской администрацией подогрели интерес австралийской буржуазии к новой колонии и усилили ее желание единолично владеть этой территорией. Так, в 1899 г. полковник Берне, директор-распорядитель компании "Бернс-Филп", выступил с предложением создать компанию, которая "займется развитием сельского хозяйства, попытается приспособить землю для тропического земледелия, будет приобретать и продавать местный лес и разводить лошадей, мулов, рогатый скот и овец..." (Ibid, p. 114).

Однако практические результаты экономической деятельности европейцев в Британской Новой Гвинее оказались ничтожными. Британская королевская комиссия, обследовавшая положение дел в колонии в 1906 г., обнаружила существование лишь дюжины плантаций, из которых только три могли рассматриваться как доходные.

В середине 90-х годов был впервые экспортирован каучук (выручка составила 44 долл.). У берегов колонии собирали жемчуг и ловили трепангов. Торговля несколько выросла за десятилетие, но уровень ее продолжал оставаться низким. Если в 1888-1889 гг. колония экспортировала и импортировала продукцию соответственно на сумму 11,9 тыс. и 22,2 тыс. долл., то в 1897-1898 гг. - на 100,1 тыс. и 94 тыс. долл.

Рост экспорта объяснялся увеличением добычи золота, стоимость которого составляла половину стоимости всех экспортных товаров колонии. Впервые золото было найдено в Британской Новой Гвинее в 1851 г. Но ""золотая лихорадка" по-настоящему охватила колонию в конце 70-х годов, когда немного золота нашли в Порт-Морсби. В 1888 г. золото обнаружили на архипелаге Луизиада, а затем в различных частях самого острова Новая Гвинея. Некоторые из золотоискателей действительно обогатились, но большинство погибло от тропических болезней и в столкновениях с новогвинейскими аборигенами.

Что касается просвещения и здравоохранения в колонии, то эти области оставались почти полностью вне сферы деятельности британской администрации.

В 1898 г. У. Мак-Грегор покинул Новую Гвинею. Пост главы колониальной администрации занял Георг Ле Хант. Последний также, и даже в большей степени, чем его предшественник, столкнулся с проблемой изыскания денежных средств для управления колонией. Дело в том, что договоренность между Великобританией и ее австралийскими колониями о финансировании управления Британской Новой Гвинеи была установлена лишь на десять лет, т. е. на период с 1888 по 1898 г. Когда этот срок стал подходить к концу, британское правительство дало понять, что оно утратило интерес к Новой Гвинее и не собирается дальше нести расходы по управлению колонией. Тогда Ле Хант обратился к австралийцам. В августе 1900 г. он встретился с премьерами Квинсленда, Нового Южного Уэльса и Виктории, но эта встреча ни к чему не привела. И Британская Новая Гвинея оказалась, как писал в одном из писем Ле Хант, "на грани истощения своих ресурсов". Лишь один Квинсленд предоставлял финансовую помощь администрации колонии, да и то нерегулярно и в весьма ограниченных размерах.

Стараясь все-таки вырвать необходимые средства у колоний в Австралии, Ле Хант то сулил им большие барыши от использования природных богатств Новой Гвинеи, то пугал их возможностью захвата Британской Новой Гвинеи иностранными державами и резкого в связи с этим ухудшения стратегического положения пятого континента.

Последний аргумент подействовал и объединившиеся в Австралийский Союз британские колонии (теперь штаты) согласились в ноябре 1901 г. отчислять администрации Британской Новой Гвинеи ежегодно 20 тыс. ф. ст. в течение пяти лет, начиная с 1 июля 1901 г. Право контроля над управлением колонией перешло в марте 1902 г. в руки федерального правительства Австралийского Союза. Изменился и порядок отчетности администратора колонии. Теперь он посылал доклады не правительству Квинсленда для отправки в британское министерство колоний, а непосредственно австралийскому федеральному правительству - и только ему.

Продолжали свое существование Законодательный и Исполнительный советы при администраторе колонии, по-прежнему не игравшие никакой самостоятельной роли и состоявшие все так же целиком из британских чиновников колониального управления. Но собирались они чаще, чем при Мак-Грегоре. Если за девять лет деятельности последнего Исполнительный совет собирался 118 раз, то за три последующих года - 104 раза.

Ле Хант в основном проводил политику своего предшественника. Исключением являлся земельный вопрос. Ле Хант предлагал отчуждать большие земельные площади - до 500 тыс. акров (акр - 4047 м2). Правда, практически реализовано это не было. В ноябре 1901 г. по настоянию правительства Австралии администрация вынесла решение отложить передачу земельных участков "до получения сообщений по этому предмету от федерального правительства" (Australia and Papua New Guinea. Sydney, 1971, p. 26).

Ле Хант возглавлял администрацию колонии до 1903 г. Все это время влияние колониального управления на различные сферы жизни Британской Новой Гвинеи оставалось ничтожным. Если уж кто и обладал известной властью, то это миссионеры. Следует отметить, что в тот период почти все они получали материальную помощь преимущественно от австралийцев и это служило дополнительным средством укрепления позиций Австралии в Новой Гвинее.

Власть над колонией постепенно и юридически переходила к Австралийскому Союзу. 15 марта 1902 г. британское правительство утвердило акт о своем согласии передать управление колонией Австралии. Но прошло 16 месяцев, прежде чем премьер-министр Австралии Бар-тон представил в федеральный парламент законопроект об управлении колонией. Парламент рассмотрел законопроект лишь в июле 1904 г. К этому времени правительство Бартона пало и законопроект представляло новое правительство во главе с Уотсоном. Пока шло рассмотрение билля, пало и правительство Уотсона. Его сменило правительство Рейда. Но и оно успело уйти в отставку до конца обсуждения законопроекта. Проект был одобрен в ноябре 1905 г. при правительстве А. Дикина. Затем потребовалось еще 10 месяцев для опубликования соответствующего акта, что и произошло в сентябре 1906 г.

Таким образом, в 1906 г. право управления Британской Новой Гвинеей юридически было передано Австралийскому Союзу, колония получила новое официальное название - Папуа. Акт 1906 г. об управлении Папуа оставался без изменений до 1949 г.

Согласно акту, во главе колонии стоял лейтенант-губернатор, назначавшийся генерал-губернатором Австралии и только перед ним ответственный. Количество членов в Законодательном и Исполнительном советах несколько увеличивалось. В Законодательный совет теперь входило шесть человек. Все они по-прежнему являлись чиновниками колониальной администрации. Позднее в его состав было включено еще три неофициальных члена, назначавшихся лейтенант-губернатором. Выборные члены появились лишь после второй мировой войны.

Столь длительная задержка с утверждением законопроекта об управлении колонией объяснялась не тем, что австралийские парламентарии старались выработать наиболее продуманную и эффективную систему, а их незнанием предмета обсуждения и нежеланием вникнуть в действительные нужды колонии. Ораторов выступало бесконечное множество, а выдвигавшиеся ими идеи порой поражали своей курьезностью.

Все это время в Британской Новой Гвинее положение оставалось без каких-либо обнадеживающих перемен. Вместо покинувшего колонию Ле Ханта, занявшего пост губернатора штата Южная Австралия, во главе администрации временно был поставлен С. Робинсон, молодой юрист из Квинсленда. Он продержался на этом посту лишь один год. В начале 1904 г. Робинсон поехал в район Гоарибари, чтобы расследовать убийство миссионеров папуасами. В ходе разбирательства Робинсон действовал с крайней жестокостью, приведшей к столкновению с коренными жителями, несколько человек из которых погибло. Сведения об этом попали в австралийские газеты. Вспыхнул публичный скандал, и правительство Австралии вынуждено было создать специальную комиссию для расследования происшествия.

Еще в феврале 1904 г. австралийский премьер-министр А. Дикин вместо Робинсона назначил администратором колонии Ф. Бартона (прежде Бартон занимал пост начальника новогвинейской полиции). Бартон очень быстро вошел в острый конфликт с чиновниками администрации и вообще с белым населением колонии. Конфликт разрастался, и правительство Австралии назначило комиссию теперь уже для расследования положения дел в колонии. Комиссия три месяца вела работу и подтвердила, что Бартон не способен управлять Папуа, что у него крайне плохие отношения с европейской частью населения, которое он делит на "любимчиков" и "постылых". Показания против Бартона давал Д. Г. Муррей, юрист колонии. Он отозвался о Бартоне, как о "человеке слабом и подверженном чужим влияниям", который никак не может стоять во главе администрации.

Комиссия также отметила неспособность администрации как-то оживить экономику колонии. К этому времени, действительно, ничего нового не было сделано в экономической области. Если экспорт колонии и вырос несколько, составив к 1905 г. 134,4 тыс. долл., то только за счет вывоза золота. Импорт же тогда оставался на уровне 152,9 тыс. долл. Комиссия всячески рекомендовала поощрять ввоз иностранного капитала, развитие европейских плантационных хозяйств и т. д.

Правительство Австралии начало искать замену Бартону. А. Дикин обратился к У. Мак-Грегору, занимавшему тогда пост губернатора Ньюфаундленда, с просьбами вновь возглавить управление в Новой Гвинее. Конфиденциальные переговоры Дикина с Мак-Грегором сделались известны австралийской публике. Возникла сильнейшая оппозиция, настаивавшая на том, чтобы главой администрации стал австралиец, а не англичанин. Тогда Дикин выбрал Д. Г. Муррея, и последний был временно назначен в начале 1907 г. лейтенант-губернатором колонии, а в 1908 г. утвержден в этой должности.

Д. Г. Муррей родился в Сиднее в 1861 г. Там же окончил школу и продолжал образование в Оксфордском университете. Высокого роста, атлетически сложенный, он в молодые годы был незаурядным спортсменом, завоевывал титул чемпиона Англии по боксу среди любителей. По окончании университета Муррей занимался юридической практикой в Австралии. В 1899 г. в составе британской армии участвовал в англо-бурской войне. Затем он уехал на Новую Гвинею, где занял пост главного юриста колонии.

Д. Г. Муррей в течение 30 лет, до 1940 г., находился во главе администрации в Папуа, а после первой мировой войны и в отошедшей к Австралии "германской" части Новой Гвинеи. С его именем связан длительный этап в истории австралийской колонизации острова.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100