НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

II

Австралия управляла бывшей германской колонией на Новой Гвинее в течение семи лет, до мая 1921 г.

В первой после оккупации территории прокламации военной администрации, опубликованной в Рабауле в сентябре 1914 г., командующий австралийскими войсками полковник У. Холмс заявил, что "жизнь и имущество мирных европейских колонистов будут защищены; законы и обычаи колонии оставлены в силе постольку, поскольку они не будут противоречить условиям военного времени" (Rowley С. D. The Australians in German New Guinea, 1914-1921. Melbourne, 1958, p. 3).

Принципы управления территорией были сформулированы в "Условиях капитуляции", которые подписали 17 сентября 1914 г. Холмс и исполнявший обязанности губернатора "германской" Новой Гвинеи Хабер.

Согласно этому документу, австралийская военная администрация получала всю полноту власти на весь период оккупации территории, до решения вопроса о дальнейшей ее судьбе в соответствующем мирном договоре.

В соответствии с "Условиями капитуляции" все германские служащие становились пленными, но те из них, "чьи обычные занятия имели гражданский характер, после дачи клятвы о сохранении нейтралитета на весь период войны, освобождались и им разрешалось вернуться к исполнению обычных обязанностей..." (Ibid., p. 4). Включение такого положения в "Условия капитуляции" объяснялось не мягкостью, проявленной У. Холмсом к врагу, а той выгодой, которую получали австралийские власти от этого гуманного акта. Дело в том, что обстановка на острове была очень сложной. Война прервала обычные пути снабжения колонии продовольствием извне. Остро ощущалась нехватка риса и консервированного мяса. У коренного населения накопилось немало обид на колонизаторов. Мобилизация чиновников и бизнесменов в армию привела к ослаблению колониального режима и усилила волнения среди коренных жителей. Участились случаи бегства рабочих с плантаций.

Приостановить надвигавшийся хаос можно было, лишь срочно возвратив на места немецких служащих и бизнесменов (находившиеся на территории австралийцы опыта колониального управления не имели) и попытавшись их руками сохранить существование колониального режима. В том, что немцы, вернувшись на свои посты, будут вести себя лояльно по отношению к австралийским властям, сомневаться не приходилось, ибо, оставаясь один на один с коренными жителями, они могли искать защиты и покровительства только у австралийской армии.

Таким образом, германским колониальным чиновникам были возвращены их должности. Плантаторы вернулись на плантации, а христианские миссионеры - в свои миссии. На территории продолжали действовать германские законы. Остались на своих местах и назначенные еще германской колониальной администрацией местные власти - лулуаи и тултулы. Австралийцы не тронули и германскую систему налогообложения.

Результатом всех этих действий явилось сохранение прежнего уровня экономики и даже некоторое увеличение производимой в колонии продукции. Например, экспорт копры увеличился с 11 тыс. т в 1915-1916 гг. до 23,7 тыс. т в 1920-1921 гг.

Как и в Папуа, в бывшей "германской" Новой Гвинее остро стояла проблема с рабочей силой на плантациях европейцев. Австралийская военная администрация ввела в действие в 1915 г. закон о труде, основывавшийся на положениях законопроекта, подготовленного до первой мировой войны немцами, но не утвержденного из-за начавшихся военных действий. В законе предусматривались наказания за отказ работать, небрежное выполнение работ, бегство с плантаций. Единственное, что отменялось, - это сущестовавшее при немцах право плантаторов на телесные наказания рабочих из среды коренного населения. Через несколько лет, в 1919 г., австралийское правительство распорядилось даже "абсолютно запретить телесные наказания". Но плантаторы не придали сколько-нибудь серьезного значения этим предписаниям и на практике продолжали столь полезное, по их мнению, "воспитание" туземцев кнутом. В отдельных случаях они выражали свое несогласие с решением колониальных властей. Так, группа плантаторов в письме к австралийскому правительству писала: "Туземцы этих островов представляют собой человеческие создания, находящиеся на самом низком в мире уровне развития, они совершение не воспитаны. Даже туземцы, живущие вокруг Рабаула, хоть и находятся в постоянном контакте с белым населением уже почти тридцать лет, продолжают оставаться детьми, и их нужно подвергать порке так же... как невоспитанных мальчиков в цивилизованных странах" (Biskup P., Jinks В., Nelson H. A Short History of New Guinea. Canberra, 1968, p. 90).

Не возражали против телесных наказаний коренных жителей и христианские миссии. Так, лютеранские миссионеры советовали капитану принадлежавшего миссии корабля послать членов экипажа (коренных жителей) к лулуаи находившейся вблизи миссии деревни для того, чтобы их "положили на ящик", т. е. высекли (в деревнях обычно секли людей на ящиках).

Все-таки австралийской военной администрации удалось несколько увеличить число коренных жителей, работавших на плантациях. Если в 1914 г. их было 20 тыс., то к 1921 г. стало около 28 тыс.

Никаких изменений в существовавшей в период германского управления на территории системе просвещения и здравоохранения не произошло.

Военная оккупация - дело временное, а австралийскому правительству хотелось "оставить за собой" бывшую германскую колонию в Новой Гвинее. Поэтому сразу же после захвата территории в австралийском парламенте начались дебаты о его юридическом оформлении. Парламентарии выражали явное нетерпение. В речи лидера оппозиции Джозефа Кука, произнесенной в палате представителей в апреле 1915 г., подчеркивалось, что необходимо рассмотреть судьбу захваченных в Тихом океане германских колоний на общеимперской конференции еще до окончания войны. "За тихоокеанские острова, - говорил Дж. Кук, - Австралия в великой ответственности, никто другой, кроме нас, я уверен, не будет в состоянии взять на себя эту ответственность; конечно, мы были бы рады получить возможность взять любую ответственность, вытекающую из факта обладания этими островами, хотя, по моему суждению, они вообще не должны были бы принадлежать какой-либо другой стране, кроме Австралии. И только идиотское решение повлекло за собой все эти волнения..." (Rowley C. D. The Australians in German New Guinea, 1914-1921. p. 11).

"Идиотским решением" лидер либералов назвал англо-германский договор о разделе Новой Гвинеи, результатом которого явилось образование германской колонии на острове. Тогдашний премьер-министр А. Фишер, лидер лейбористов, указав на то, что британское правительство не хотело бы созывать общеимперскую конференцию в 1915 г., заявил: "...Если решение короля не совпадает с нашими желаниями, мы не должны на них настаивать". Вообще, продолжал А. Фишер, "это является политической линией нынешнего правительства не только в отношении созыва конференции, но и в отношении любого другого дела". Он просил членов парламента воздержаться от дальнейшей дискуссии по территориальным проблемам и высказал уверенность, что британское правительство отнесется с пониманием к стремлению Австралии после войны "получить право на участие в выработке решений по политическим вопросам" (Rowley С. D. The Australians in German New Guinea, 1914-1921, p. 12).

В период войны австралийское правительство не имело ясного представления о позиции Великобритании в отношении дальнейшей судьбы бывшей германской колонии на Новой Гвинее. Дело в том, что, пытаясь укрепить столь нужные ей связи с Японией, Англия, зная большую заинтересованность последней в захвате германских колоний в Тихом океане, вела с ней политическую игру, т. е., с одной стороны, шла на удовлетворение колониальных аппетитов Японии, а с другой - старалась не упустить свое в Тихом океане. С этой целью в феврале 1917 г. Великобритания заключила секретное соглашение с Японией, в котором обязалась поддерживать ее претензии на германские колонии в Тихом океане, расположенные севернее экватора, в обмен на согласие Японии поддержать британскую аннексию германских тихоокеанских колоний южнее экватора. О возможности передачи этих колоний (речь шла о "германской" Новой Гвинее и острове Науру) Австралии в соглашении ничего не говорилось.

Занимавший в то время пост премьер-министра Австралии У. Хьюз был поставлен в известность о заключенном соглашении, но не возражал против него, ибо дело происходило в разгар развернутой немцами смертоносной "подводной войны".

После вступления в войну Соединенных Штатов положение Австралии как будущей наследницы части германских тихоокеанских территорий стало еще более неопределенным. США, незаинтересованные в захвате германских колоний в Тихом океане другими державами, начали развивать идею предоставления колониям самоуправления. Эта позиция США нашла свое официальное выражение в известном послании американского президента В. Вильсона от 8 января 1918 г. Пункт 5-й послания гласил: "...Абсолютно беспристрастное урегулирование всех колониальных притязаний должно происходить с учетом интересов туземного населения, имеющих такой же вес, как и обоснованные требования правительств, чьи права должны быть определены" (Toussaint Ch. E. The Trusteeship System of the United Nations. London, 1956. p. 9).

Реакция стран Антанты на пункт 5-й послания В. Вильсона была разная. Что касается британского правительства, то мнения его членов не совпали. Так, министр колоний В. Лонг выступил за аннексию германских колоний, а премьер-министр Ллойд Джордж поддержал идею В. Вильсона.

В Австралии предложение американского президента не встретило сочувствия. Упоминавшийся выше Дж. Кук, вошедший в австралийское правительство в качестве морского министра, заявил в парламенте: "Австралия была первой страной, захватившей германскую колонию, и мы будем продолжать ее удерживать. Я глубоко убежден, что мы имеем на это право". Сенатор М. Рейд сказал: "Новая Гвинея является страной, которую мы должны удерживать как составную часть Австралии. Мы в долгу перед папуасской расой. Они попали в наши руки, и мы должны заботиться о них, как о детях, подготавливать их для самостоятельной жизни. Они верят нам... Мы не согласны с политикой, отрицающей аннексию. Мы должны удерживать Новую Гвинею ради самого ее народа и в интересах нашей будущей безопасности" (Rowley С. D. The Australians in German New Guinea, 1914-1921, p. 273).

Правда, и в австралийском парламенте высказывалась иная точка зрения на будущее Новой Гвинеи: некоторые парламентарии утверждали, что обладание колониями создает дополнительные трудности для Австралии. Делались заявления в духе Вильсона и Ллойд Джорджа.

Но в австралийских "верхах" все-таки преобладало мнение, которое красочно выразил сенатор Т. Бэкхэп: "Современные австралийцы, - подчеркнул он, - не хуже любого другого народа на земле могут справедливо обращаться с цветным населением, и потому, при всем уважении к В. Вильсону, следует отказаться от присоединения к политическому курсу, провозглашенному им и допускающему возможность решения туземцами различных колоний, которые были захвачены нами у врага, вопроса о переходе или под наш флаг, или под флаг нашего врага. Воображаю каннибалов Новой Гвинеи, советующихся по поводу дела, которое представляет жизненно важный интерес для нашего потомства" (Rowley С. D. The Australians in German New Guinea, 1914-1921, p. 275).

В апреле 1918 г. У. Хьюз и Дж. Кук выехали в Лондон и оставались там до подписания Версальского мирного договора. С целью укрепления позиции своего премьер-министра австралийский парламент 14 ноября 1918 г., сразу же после заключения Компьенского перемирия, на совместном заседании обеих палат принял резолюцию, в которой говорилось: "...Очень важно для будущей безопасности и благосостояния Австралии, чтобы захваченные германские владения в Тихом океане, которые сейчас оккупированы австралийскими и новозеландскими войсками, не были бы ни при каких обстоятельствах возвращены Германии и чтобы при рассмотрении и решении вопросов относительно этих островов с Австралией были бы проведены консультации" (Ibid., p. 280).

Вопрос о судьбе бывших германских и турецких владений решался на мирной конференции в Версале в 1919 г. Страны-участницы могли пойти по одному из трех путей:

  1. вернуть территории прежним владельцам;
  2. предоставить им независимость;
  3. аннексировать их.

Державы-победительницы были единодушны в отказе вернуть Германии и Турции потерянные ими владения. Президент США В. Вильсон заявил об этом в декабре 1918 г. Такое же единодушие было проявлено в отказе предоставить этим территориям независимость. По традиции лицемерно выдвигались альтруистические мотивы: бесчеловечно бросать население на произвол судьбы до тех пор, пока оно не научится управлять своими странами самостоятельно.

При обсуждении третьего варианта выявились разногласия. США выступили против прямой аннексии. Франция, Бельгия, Япония, Южно-Африканский Союз, Австралия и Новая Зеландия предъявили территориальные претензии. Италия и Англия заняли промежуточную позицию.

Надо сказать, что заметное оживление национально-освободительного движения в колониальных и зависимых странах еще в период войны заставило руководителей Антанты наряду с использованием старых форм колониализма искать новые. В 1916 г. В. И. Ленин писал: "Раз идет речь о колониальной политике эпохи капиталистического империализма, необходимо отметить, что финансовый капитал и соответствующая ему международная политика... создают целый ряд переходных форм государственной зависимости. Типичны для этой эпохи не только две основные группы стран: владеющие колониями и колонии, но и разнообразные формы зависимых стран..." (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 27, с. 382-383).

Теперь же, на Версальской конференции, была воскрешена идея международных мандатов.

Ее выдвинул президент США Вильсон. Внешне это выглядело как развитие положения, содержавшегося в пункте 5-м послания Вильсона от 8 января 1918 г.

Идея выдачи мандата на управление территорией одному государству от имени других родилась еще в XIX в. Так, в соответствии с Берлинским актом 1885 г. бельгийскому королю Леопольду от имени великих держав был выдан мандат на управление государством Конго; по соглашению, достигнутому в 1889 г. между США, Англией и Германией, эти три державы получали право совместного управления Самоа; в 1898 г. греческому принцу Георгию был выдан мандат от имени великих держав на управление островом Крит.

В Версале на рассмотрение конференции конкретный план мандатной системы представил ярый колонизатор генерал Смэтс.

Сначала было предложено разделить подмандатные территории на две группы: к первой отнести территории, которые передавались бы под опеку государствам с целью "обеспечения их жителям мира, порядка и доброго управления", ко второй - территории, которые "должны были достигнуть независимости и получить необходимую им "помощь для обеспечения мира, порядка и доброго управления". Но Южно-Африканский Союз отказался включить в эту систему германскую Юго-Западную Африку, а Австралия и Новая Зеландия - острова Тихого океана. Тогда тот же Смэтс предложил создать третью категорию подмандатных территорий и включить в нее такие страны, на которые "распространялись бы законы государства-мандатария как на составную часть этого государства".

Так возникли три категории подмандатных территорий - "А", "В", "С", что объяснялось якобы разной степенью развития их народов.

Юридическое оформление новая система нашла в статье 22-й Устава Лиги Наций. К категории "А" были отнесены бывшие турецкие владения - Ирак, Палестина с Трансиорданией (мандатарий - Великобритания), Сирия и Ливан (мандатарий - Франция), чье существование как независимых наций, согласно формулировке, содержавшейся в статье 22-й, могло быть временно признано при условии, что государства-мандатарии будут оказывать им помощь и давать советы в области административного управления.

К категории "В" были отнесены бывшие германские колонии в Африке (за исключением Юго-Западной Африки) - Того, Камерун (мандатарий - Великобритания и Франция), Танганьика (мандатарий - Великобритания), Руанда-Урунди (мандатарий - Бельгия), в которых управление осуществлялось мандатариями на следующих условиях:

  • предоставление населению свободы совести и вероисповедания;
  • запрещение торговли рабами, а также оружием и спиртными напитками;
  • запрещение сооружения укреплений, военных или морских баз, а также военного обучения местных жителей для других целей, кроме полицейской службы и защиты территории;
  • соблюдение принципа "открытых дверей" для всех государств - членов Лиги Наций.

К категории "С" были отнесены бывшие германские территории в Тихом океане:

  • "германская" Новая Гвинея, Новая Ирландия, Новая Британия, Соломоновы острова (мандатарий - Австралия),
  • остров Науру (мандатарий - Великобритания, к которой позднее присоединились Австралия и Новая Зеландия),
  • Западное Самоа (мандатарий - Новая Зеландия),
  • Марианские, Каролинские и Маршалловы острова, а также остров Яп (мандатарий - Япония),
  • Юго-Западная Африка (мандатарий - Южно-Африканский Союз).

На эти территории распространялись законы государств-мандатариев при условии соблюдения гарантий, предусмотренных для подмандатных территорий категории "В".

Нетрудно увидеть, в чем состояло существо компромисса, породившего мандатную систему. США - поборник этой системы - добились распространения принципа "открытых дверей" на большую часть подмандатных территорий (категории "А" и "В"). Несмотря на то, что сенат США не ратифицировал Версальский договор и США не вошли в Лигу Наций, они получили равные права с членами Лиги Наций на подмандатных территориях. По договору с Францией от 13 февраля 1923 г. США приобрели равные с ней права в Того и Камеруне, а по договору от 4 апреля 1924 г. - в Сирии и Ливане. По договору с Бельгией от 18 апреля 1923 г. США добились аналогичных прав в отношении Руанда-Урунди. По договору от 3 декабря 1924 г. Англия предоставила США соответствующие права в Палестине, а по договору от 10 февраля 1925 г. - в Британском Того, Британском Камеруне и Танганьике. Более того, по Вашингтонскому договору 1922 г. США получили равные с Японией права на островах Тихого океана к северу от экватора, чего не имели даже члены Лиги Наций.

Старые колониальные державы использовали мандатную систему, как удобную ширму для новых территориальных захватов. В Уставе Лиги Наций ничего не говорилось о сроках действия мандатов, о времени предоставления независимости подмандатным территориям, об ответственности мандатария в отношении его действий на подмандатной территории.

Созданная Советом Лиги Наций 29 ноября 1920 г. Постоянная мандатная комиссия была лишь комитетом экспертов, не наделенных никакой властью. Комиссия получала и давала заключения по ежегодным докладам мандатариев. Характерно, что по статье 22-й мандатарии отчитывались не перед Генеральной Ассамблеей Лиги Наций, а перед Советом Лиги, в котором большинство принадлежало колониальным державам. Таким образом, они гарантировали себя от разоблачения.

Анализ текстов соглашений о предоставлении мандатов с очевидностью показывает, что действительное положение народов при переводе их стран из колониального в подмандатное состояние не изменялось.

На протяжении всей истории существования Лиги Наций Советский Союз выступал против мандатной системы, разоблачая ее империалистическую, колонизаторскую сущность.

Еще в ноте, направленной 18 мая 1923 г. Англии, Франции и Италии, Советское правительство заявило, что оно не признает "так называемого мандатного состояния" и относится отрицательно "к положению, создавшемуся в Палестине, Сирии и других мандатных территориях" ("Известия", 1923, 22 июня).

При вступлении в 1934 г. в Лигу Наций Советский Союз вновь подчеркнул свое отрицательное отношение к мандатной системе. В речи на пленарном заседании Ассамблеи Лиги 18 сентября 1934 г. представитель СССР заявил, что, поскольку Советский Союз не участвовал в разработке Устава Лиги Наций, он не может взять на себя ответственность за ряд его органических пороков, в частности, за статью 22-ю о системе мандатов. СССР, став постоянным членом Совета Лиги, отказался делегировать своего представителя в Постоянную мандатную комиссию (Документы внешней политики СССР, т. 17. М., 1971, стр. 593-601).

Но вернемся к Версальскому договору. Он был подписан, и У. Хьюз отправился на родину. Выступая в парламенте 19 сентября 1919 г. по поводу мандатной системы, Хьюз говорил: "Мы старались получить прямой контроль... но "Четырнадцать пунктов" президента Вильсона запретили это, и... был принят принцип мандата. Таким образом, существо спора изменилось, и после того, как принцип мандата был нам объяснен, мы увидели, что форма мандата не только согласуется с интересами нашей национальной безопасности, но и с нашим экономическим и общим благосостоянием" (Rowley С. D. The Australians in German New Guinea, 1914-1921, p. 282). Парламент одобрил действия У. Хьюза и высказал удовлетворение принятием мандатной системы. При этом сенатор Е. Д. Миллен, например, весьма недвусмысленно заявил, что мандат типа "С" "так же хорош", как и аннексия.

Получив мандат на управление "германской" Новой Гвинеей, австралийское правительство прежде всего решило экспроприировать всю находившуюся там германскую собственность. Немецкие плантаторы и бизнесмены были высланы с острова в Германию. Компенсацию за потерянное имущество им выплачивало германское правительство в счет военных репараций союзникам. Покинутые плантации были проданы австралийцам - в основном бывшим военнослужащим. Большинство из них не имело представления о ведении тропического земледелия и быстро обанкротилось. В результате экономическое положение территории значительно ухудшилось, и австралийским властям пришлось пожалеть о принятии столь скоропалительных мер. Австралийское правительство рассматривало также вопрос о высылке с острова германских христианских миссионеров, подозревая, что последние будут настраивать коренных жителей против австралийцев и сеять среди них смуту. Но в конце концов оставило их на острове.

Далее австралийское правительство взялось за решение вопроса об организации совместного управления Папуа и Новой Гвинеей (так стала называться территория, ранее являвшаяся колонией Германии).

Была создана королевская комиссия из трех членов, одним из которых был Д. Муррей. После ознакомления на месте с положением дел комиссия пришла к выводу о целесообразности сохранения раздельного управления каждой из территорий. Против этого решения в комиссии выступил лишь Муррей, желавший стать губернатором того и другого владения. Мотивировалось решение комиссии трудностями управления из одного центра столь большой территорией.

Актом о Новой Гвинее, принятом австралийским парламентом в 1920 г., на территории было создано раздельное управление. Этот Акт вошел в силу в мае 1921 г. военная администрация передала функции управления гражданской власти.

Согласно Акту 1920 г., верховная власть над Новой Гвинеей принадлежала генерал-губернатору Австралии, который определял состав администрации территории.

Главой ее являлся администратор, находившийся в Рабауле. Не было предусмотрено функционирование ни Законодательного, ни Исполнительного советов. Их создали позднее, в 1932 г.

В последующие годы, вплоть до второй мировой войны, Папуа и Новая Гвинея были отделены друг от друга не только формально юридически, но и по существу. Свободно пересекать границу не могли не только коренные жители, но и белые. Существовало даже два разных языка межгруппового общения коренного населения территорий: в Папуа - "полинезийский моту", а в Новой Гвинее - пиджин-инглиш. Между представителями белого населения обеих австралийских колоний установились весьма враждебные отношения. Даже попадая на суда, шедшие в Австралию или из Австралии, те и другие старались держаться подальше.

Что касается системы управления, то и колония Папуа и подмандатная территория Новая Гвинея управлялись совершенно одинаково - на старый колонизаторский манер, хотя Австралия дала торжественное обещание Лиге Наций готовить последнюю к получению самоуправления.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100