НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 2. Империя Камбуджадеша (Ангкорская империя)

Ранний период истории империи

Социально-экономические изменения VII-VIII вв. подготовили новый этап централизации. Окончательная консолидация кхмерских земель, происшедшая в IX в., подготовила превращение государства кхмеров в полиэтническую империю Камбуджадеша, одно из величайших феодальных государств Азии.

Борьбу за восстановление единства начали потомки Пушка-ракши в Камбудже Воды, включавшей в себя наиболее богатые области. Его внучатый племянник Джаяварман II с конца VIII в. вел вооруженную борьбу, объединяя разрозненные княжества. Опираясь на свое владение в районе Тхбонг-Кхмума (совр. Кампонгтям), он военными и дипломатическими методами подчинял одно княжество за другим. В самом начале своего правления он обратил внимание на районы к северо-западу, западу и юго-западу от Большого Озера, рассматривая эти новые богатые и частично уже освоенные земли в качестве возможного центра государства.

Анализ социально-экономической структуры империи четко выделяет три основных периода ее истории: ранний - конец VIII-X вв.; период расцвета - начало XI - начало XIII в.; поздний - XIII - середина XIV в. В рамках раннего периода социальные и политические изменения позволяют выделить четыре этапа, по которым и будет вестись изложение. Это конец VIII - третья четверть IX в. (первый этап), последняя четверть IX - первая четверть X в. (второй этап), вторая четверть X в. (третий этап) и вторая половина X в. (четвертый этап).

Конец VIII и первые годы IX в. прошли в медленном завершении подчинения княжеств Камбуджи Воды, причем Джаяварман II переносил столицы из одного подчиняемого района в Другой. Опирался он на княжество своего дяди Джаендравармана на левом берегу Меконга, в Тхбонг-Кхмуме. Закрепив за собой весь район современной пров. Кампоягтям, он перешел в район Сиемреапа, где основал город вблизи будущей столицы Яшодхарапуры (в позднем средневековье известна как Анг Нокор или Ангкор). Оттуда он перевел двор восточнее, в Харихаралайю. Официально провозглашенный здесь монархом в 802 г., Джаяварман II правил до 854 г. После провозглашения монархом он, по-видимому, обосновался в Амареддрапуре, а позже опять в районе Яшодхарапуры. Конец своего царствования он провел в последней столице - Махендрапарвате на горе Кулен. Наиболее важно в этом постепенном освоении то, что все передвижения шли в районах к северу от Большого Озера, которые были освоены классовым обществом только в VIII в. и где до этого не было крупных центров государственности, кроме Аниндитапуры (расположенные там же малоизвестные княжества Чакранкапура и Амогхапура не играли существенной роли в жизни страны). Короновался Джаяварман II после покорения «всех областей»; видимо, у него имелась некая программа, по выполнении которой он и провозгласил себя монархом. Вскоре после 802 г. им была покорена область Мальянг к юго-западу от Большого Озера. Объединив еще далеко не всю территорию бывшей Камбуджи (Ченлы), Джаяварман II отказался, судя по данным поздних источников, от каких-то своих обязательств по отношению к Шривиджайе - «Джаве». Конфликта это не вызвало, связи, видимо, были незначительными.

Военно-политическая деятельность Джаявармаыа и его ближайших преемников в IX в. развивалась на новом социально-экономическом фоне. Бурные столкновения VIII в. были следствием глубоких изменений в обществе, о которых свидетельствует и эпиграфика IX и последующих веков. Исчезли с социальной арены и были заменены другими целые группы населения, причем массовые. Какие-то изменения структуры деревни привели к замене прослойки тангов социально близкой им, но более многочисленной и социально активной группой вап; это были мелкие землевладельцы, как-то связанные с общиной, но могущие свободно распоряжаться по крайней мере частью своих земель (доля вапов в населении общин неясна). На смену среднему землевладельцу - понь - приходит близкий к нему по статусу лонь. Возникает новая прослойка мелких и средних землевладельцев - тенг; крупные землевладельцы - мратани - все более становятся чиновниками, в состав этого слоя феодалов входят новые группы, как правило связанные с чиновной или священнической службой монарху. Разрастается сословие чиновников кхлонь. Изменения в положении кньомов привели к исчезновению ва и ку - основных групп, составлявших прослойку кньомов до VIII в., и замене их группами си и тай.

На первом этапе наряду с сохранением многих традиций VII-VIII вв. (таких, как дарение кньомов отдельно от земли) возникают явления, типичные для времен империи вообще. Такими, сильно распространенными только в конце VIII - начале X в. (и наиболее типичными именно для конца VIII в. - 877 г.) событиями являются расчистка леса и пожалования монархом целых общин-сруков светским и духовным феодалам (общины-сруки состояли обычно из одной деревни или группы деревень). Тогда же начинаются типичное для IX-XI вв. освоение залежи или нови по собственной инициативе феодала, дарение настоятелям храмов, объединение отдельных полей одного владельца в целые сруки. Таким образом, интенсивно развивается крупное светское и духовное феодальное землевладение, чему постоянно способствует государство. В этом же направлении действовал и Джаяварман III, прослывший в европейских историях «охотником на слонов» только потому, что процедура поиска удобных для обработки земель на периферии уже обработанных зон и строительства на них храмовых хозяйств и монастырей сопровождалась обычно преследованием дикого слона: там, где останавливалось животное, и определялся центр будущего владения.

Рост крупного землевладения в это время еще не шел за счет разорения мелких и средних свободных землевладельцев. Вапы, лони и тенги, а также представители деревень-общин упоминаются достаточно часто, но они еще не начали массовых дарений храмам и продаж земли; как и в Паганской империи 200 лет спустя, на начальном этапе империи дарили в основном монархи. С IX до XI в. представители деревень являются обязательными участниками сделок с землей (как и на Яве). О том, что перераспределение еще не стало массовым, свидетельствует отсутствие в источниках IX в. упоминаний о купле-продаже земли, редко встречается и упоминание об обменах; по сравнению с ранними и более поздними периодами нечасты и сведения об операциях с малыми участками земли = ере (рисовое поле); обычно оперируют понятиями «срук» и «бхуми» (земли). Как и раньше, для участка земли указываются только границы, а не урожайность, норма оброка или площадь.

Способы создания земельных владений в этот период захвата новых территорий (что всегда дает победителю определенный земельный фонд) и освоения необработанных земель в новых районах к северу от Большого Озера были различны. Следует назвать обнаружение удобных свободных земель («слоновые монастыри») и передачу их во владение; освоение за счет государства новых полей, строительство каналов, водоемов и передачу их - как владельческих сруков - служилым феодалам; такую же передачу, но с единственным обязательством построить храм и содержать его из доходов, приносимых этой землей. Ведущей формой дарения в этот период была пунья. Во всех этих случаях, по-видимому, использовался труд анаков для первоначальной обработки земли и труд кньомов для ведения постоянного хозяйства. Кньомы были важной частью хозяйства, и споры из-за прав местных чиновников и храмов-владельцев на труд кньомов составляют важную часть аграрных конфликтов на протяжении истории империи. Все эти процессы шли под контролем монарха.

В эти же годы при Джаявармане II начинается восстановление ряда разрушенных буддийских храмов в верховьях р. Мун.

Джаяварман II не только способствовал собиранию государства и реализации заложенных в его экономике объективно прогрессивных тенденций, не только наметил новый центр государственности (не город, а ядро государства), но и подытожил результаты развития кхмерского общества и государства, в которых все более сливались светская и духовная власть. При нем приобрел законченный вид культ бога-царя (дева-раджи). Оформившийся с помощью этого культа тип государства представлял собой одну из самых неограниченных форм деспотии, при которой всевластный монарх одновременно является не «помазанником божьим», а лично верховным богом. В рамках этого культа наметившееся ранее слияние служилых и неслужилых светских феодалов с духовными было окончательно оформлено в виде небывалого еще единого светско-духовного государственного хозяйства, сосуществовавшего с землевладением свободных крестьян и служилых и неслужилых феодалов с их «личными» храмами, имеющими свои земли. Исторически обусловленная практика дева-раджи, в свою очередь, способствовала слиянию духовенства и чиновничества и привела к созданию феодального государства редкой прочности и силы. Эго государство смогло создать вокруг себя империю, размеры и длительность существования которой ставят ее в один ряд с величайшими империями средневековой Азии.

Культ дева-раджи был сочетанием аустроазиатского культа предков (в частности, предков монарха) и культа духов земли, с малораспространенными в индийском мире, но оказавшимися удобными для кхмеров тантрийскими представлениями о божественной силе и мощи государя в сочетании с основными особенностями шиваизма. Торжественный обряд дева-раджи, совершенный специальным священнослужителем из определенной семьи, означал совмещение земной и божественной власти в лице данного монарха. Основным божеством стал Шива, а символом мощи - линга (фаллическое изображение). Она стала и символом царственной силы, которая организует духовный и материальный потенциал общества. Это был эзотерический культ, понятный целиком очень немногим, но в своих внешних проявлениях обращенный ко всем жителям страны. Не столько пропаганда учения, сколько демонстрация сверхъестественной силы лежала в основе социальной функции этого культа. Он не вытеснил и не стремился вытеснить остальные религии, ибо он развивался по преимуществу в сфере «человек - общество - бог», санкционируя реальность лишь в определенной сфере, сфере общественных отношений. Сфера «человек - бог» оставалась, другим культам: местным, буддийским и индуистским, Служителями культа дева-раджи были частью брахманы (составлявшие не замкнутую варну, как в индуистских обществах, а сословие государственных священнослужителей), частью - гражданские служащие государства или его религиозных институтов.

Правление Джаявармана III (854-877) было посвящено экономическому и социальному освоению созданного его отцом ядра империи (проводилось широкое строительство монастырей на периферии и др.). Оно подготовило новую полосу объединительных и завоевательных войн на следующем этапе раннего периода империи. Столицей при Джаявармане III была Харихаралайя, но он строил и в Амарендрапуре.

Второй этап становления империи включает правление Индравармана I (877-889), Яшовармана I (889 - между 900 и 912), Харшавармана I (912-922) и Ишанавармана II (922- 925). На этот этап приходятся чрезвычайно важные новации а социальной и экономической жизни. Именно в это время начинается процесс наделения кньомов землей и превращения их в категорию зависимого крестьянства. Тогда же начинается процесс перехода части земель свободного населения к храмам, еще не приведший к массовому разорению этих слоев, но подготовивший их переход в период развитой империи (начало XI - начало XIII в.) в зависимое положение. Именно в X в. появляется и получает максимальное (по сравнению с другими веками) распространение дарение кньомов с землей (хотя преобладают дарения рисовых полей, поскольку основными дарителями в этом веке были вапы, лони и тенги, т. е. мелкие и средние землевладельцы). Соответственно падает число дарений кньомов без земли. Быстро развивается купля-продажа земли - один из способов концентрации ее у феодалов. Детализируются юридические нормы земельного права, наряду с указанием границ участка появляются указания его размера, т. е. приближенная оценка его урожайности, что говорит о распространении оброчных отношений. Чрезвычайно сложными становятся отношения залога, продаж, дележа доходов.

Тогда же выросло число сельскохозяйственных угодий, могущих быть объектом сделок; наряду с рисовыми полями все чаще упоминаются огороды, плантации, разные виды садов лугов и пр.

В политической истории этого времени наиболее существенны процессы окончательного объединения кхмерских земель и одновременно создания полиэтнической империи. При Индравармане I династический брак присоединил к его наследственным владениям старинные земли Бапнома (по меньшей мере До Тяудока), области вдоль Меконга (по меньшей мере до современных районов Южного Лаоса) и бассейн р. Мундо современного г. Убон. Объединение земель бывшей Камбуджи (Ченлы) было завершено. Но оно произошло на неизмеримо более прочной основе единой феодальной системы эксплуатации, оформившейся в рамках сильной центральной власти. Мощный государственный аппарат, наличие обширного слоя свободных землевладельцев-общинников и индивидуальных владельцев земли, политико-религиозное единство были основой укрепления государства, еще не ставшего империей. Стремление к ее созданию было уже проявлено: если Джаяварман II утверждал свою независимость, то Индраварман I объявил себя сюзереном не только «Джавы» (Видимо, его власть над «Джавой» была не реальнее власти «Джавы» над княжеством Джаявармана II.), но и Тьямпы и даже Таиской империи. Последняя находилась в конце IX в. в состоянии распада и объективно, с точки зрения правителей Камбуджи, была менее сильным государством, чем «Джава».

Внешнеполитические претензии Индравармана I были следствием исключительной прочности его власти внутри страны. Именно при нем прокламированные Джаяварманом II идеи получили свое окончательное практическое воплощение. Опираясь на значительный еще фонд свободных земель к северу от Большого Озера до южных предгорий Дангрека, ведя там силами крестьян большое ирригационное строительство и прибегая к щедрой раздаче освоенных земель, он создал мощную экономическую базу для феодалов-чиновников, не подрывая в то же время крестьянского землевладения в старых землях по Меконгу.

Именно в этот период отождествление бога и царя было реализовано в массовой пропаганде средствами архитектуры и изобразительного искусства (статуи его родителей и свойственников как богов в Прах Ко). Тогда же был воздвигнут первый из известных нам храмов королевской линги (Баконг). В культуре это время ознаменовалось формированием величественного кхмерского стиля, ставшего основой позднейшей архитектурной и скульптурной традиции, бывшей воплощением идей дева-раджи. Примечательно, что утверждение этой полусветской идеологии шло на фоне религиозной терпимости; буддийские монахи занимали почетное место в обществе.

Объединение со старыми землями Бапнома вывело в верхи нового государства членов Лунной династии. Один из ее представителей, сын Индравармана I, Яшоварман I (889-900/912), выступил как проводник политики «закрепления достигнутого», аналогичной политике Джаявармана III. Не стремясь к сильному расширению владений, он довел до логического политического завершения результаты социально-экономических процессов, шедших в кхмерском обществе в IX в. Он оставил «промежуточную» столицу Харихаралайю, которой не соответствовал достаточно большой рисопроизводящий район, и сделал столицей Амарендрапуру, названную Яшодхарапурой. Небольшое строительство, однако, шло при нем и в Харихаралайе. Продолжалось расширение фонда обрабатываемых земель путем строительства ирригационных сооружений. Новая столица стала центром западного аграрного района в пределах кхмерских земель, района, соперничавшего со старым центром - Бапномом. Феодалы бассейна р. Мун, не располагавшие таким районом, так и не смогли стать лидерами империи.

Как и Джаяварман III, Яшоварман I проводил политику интенсивного освоения земель на северо-западе. Руками крестьян осваивались новые земли; организатором этого процесса применительно к крупным ирригационным системам выступало государство, а малые ирригационные системы и поля создавались и осваивались светскими и духовными феодалами и общинами. Поставленное под государственный контроль духовенство всех религий получало необработанные земли, часто на окраинах кхмерской территории, и осваивало их руками кньомов и знаков. Как это бывало и в других феодальных государствах» монастыри в экономическом отношении можно назвать феодальными «первопроходцами» в новых владениях. Одновременна росло число светских феодальных владений (хотя чисто светскими, в условиях необходимости религиозной санкции на наследственные владения, они не были). Эти владения, насколько можно судить, располагались ближе к столице. Яшодхарапура окончательно превратилась в густонаселенный и в основном распаханный район, откуда преемники Яшовармана долгое время черпали экономические и людские ресурсы для строительства империи. Экономическое положение столицы и ее «самообеспеченность» укрепляли и ее роль центра распределения воды для обширной аграрной области. Это было достигнуто строительством гигантских искусственных озер типа Яшодхарататаки (Восточный Барай) и 800 других резервуаров, а также целого ряда самоточных каналов.

Усиление экономических позиций светских и духовных феодалов происходило одновременно с укреплением центральной власти - единственного источника земельных раздач. При Яшовармане I укрепился культ дева-раджи (храм Пном Бакхонг). Столица быстро превращалась в огромный, прекрасно спланированный город; он постепенно переходил в аграрные пригороды, дальше шли владения сановников и храмов, деревни анаков. Экономическое и социальное освоение запада было завершено. В те же годы на окраинах росли храмовые города, центры экономической жизни и политического господства Камбуджадеши. Естественным было стремление укрепившегося феодального государства к внешней экспансии, и следы захватов Яшовармана I отыскиваются и в Южном Лаосе, и на побережье Сиамского залива у Чантабуна (совр. Чантабури), и в Пеаме (совр. Хатьен). Потомки Яшовармана I приписывали ему еще войны в бассейне Тяо-Прайи и в современном Центральном Лаосе, но эти данные еще ждут своего подтверждения.

Прежде чем начались широкие завоевательные войны с прочными результатами, стране пришлось пережить последнюю вспышку вражды двух потенциальных центров империи, во многом бывшей и просто борьбой за власть в государстве.

В качестве второго такого центра выступил район к северо-востоку от Большого Озера с центром в Чхок Гаргьяре. Начался богатый социально-экономическими и политическими событиями третий этап раннего периода империи. В эти годы зародилась борьба растущего храмового землевладения и центральной власти. За счет слияния храмовых хозяйств образовались огромные владения, возникли храмы - крупные феодалы и централизованное государство не могло не начать борьбу (руками своих чиновников) против их усиления. Сокращаются дарения монархов, рост храмового землевладения все более идет за счет мелких свободных землевладельцев (в значительной степени путем покупок, взятия за долги и т. п.). Борясь с этими явлениями, монархи берут под свой строгий контроль все дарения; раджапунья, при которой последнее слово оставалось за государством, получавшим и часть доходов с дарения, сменяет пунью.

Особую опасность новые явления представляли в старых землях, где перераспределение земельного имущества (поскольку свободных земель было мало) приобрело широкий размах, Именно здесь был усилен юридический контроль, поскольку земли уходили уже и от мелких феодалов, а не только от анаков. Все владения строго определялись юридически, местные власти следили за храмовыми хозяйствами. Не случайны, видимо, частые жалобы руководителей последних на незаконные (но, видимо, отражавшие настроения двора) поборы со стороны кхлоней. Нужно помнить, что, как и в других странах Юго-Восточной Азии, феодальное государство стремилось сохранить кадры свободных крестьян - налогоплательщиков и солдат. В этой борьбе мелкие феодалы - чиновники, чье благосостояние зависело от состояния казны, выступали против крупных духовных феодалов, которые скупкой земель разоряли анаков и вапов. Понятие анак в документах эпохи начинает сближаться с посаженными на землю кньомами.

Джаяварман IV (921/927-948), видимо, пытался подавить сопротивление крупных придворных сановников и высшего духовенства усилению центральной власти. Этим скорее всего объясняется его конфликт с Харшаварманом I и Ишанаварма-ном II, его племянниками. Конфликт этот, развившийся скорее как политический, чем как военный, протекал следующим образом.

Харшаварман I (900/912-922, возможно, до 925 г.) продолжал политику отца, однако при нем участились конфликты, которые мы упоминали. Возможно, с ними связан и некоторый отход Харшавармана от шиваитской знати и усиление вишнуитов.

В 921 г. против него выступил его дядя Джаяварман IV, укрепившийся в северо-восточных районах, где его столицей стал расположенный вне рисопроизводящей зоны и скоплений крупных владений г. Чхок Гаргьяр. Во внутренней политике Джаяварман развивал традиции сильной центральной власти, именно с него началась гигантомания в строительстве государственных храмов (стиль Кох Кер). В то же время Харшаварман совсем иначе смотрел на место монарха в системе социальных отношений, его храм линги - маленький; пышного строительства, призванного утвердить превосходство монарха над всеми в его стране, он не вел.

Между 922 и 925 гг. его сменил младший брат Ишанаварман П. Он правил недолго и только на части Камбуджадеши. Все его правление прошло в противостоянии энергичному дяде, который считал, что дева-раджа ушла с ним в Чхок Гаргьяр. Каждый имел свой храм линги, что создало непривычную идеологическую ситуацию. Умер Ишанаварман II, видимо, в 927 или 928 г.: именно с этого времени поздняя традиция считает Джаявармана IV единственным монархом - врах-пада врах камстенг ань.

Джаяварман IV Парамешварапада (это посмертное имя резко противопоставляет его владельца двум предшественникам) был правителем со своей, во многом новой программой. Явно враждуя с придворной средой Яшодхарапуры, он и после устранения Ишанавармана II оставил столицей свой новый город Чхок Гаргьяр: перенесение столицы всегда знаменовало в империи отказ от политики предшественников. Оппозиция продолжала существовать, и он стремился закрепить свое положение пышным строительством. Он первый ввел в практику строительство огромных храмов, образцом которых стал храм линги Трибхуванешвара. Этот пирамидальный семиступенный храм 35-метровой вьисоты должен был казаться современникам чем-то грандиозным. На вершине на пьедестале стояла Трибхуванешвара, королевская линга, имевшая кхмерское название камратенг джагат та раджа (бог, который есть царственность), четко излагавшее принцип дева-раджи. Строительство в новой столице продолжалось 20 лет, что говорит о наличии у Джаявармана IV значительных экономических и людских ресурсов.

Джаяварман IV был мужем сестры Яшовармана I - Джайядеви и имел от нее сына, который по материнской линии был более «законным» наследником Яшовармана, чем сам Джаяварман IV. После победы над племянниками Джаяварман IV все усилия сосредоточил на укреплении центральной власти, в чем немалую роль сыграли помимо широкого строительства раздачи земель вокруг новой столицы империи. Опорой Джаявармана IV во все годы его правления оставались северо-восточные районы, и свергнуть его смог бы только тот, кто добился влияния в тех местах.

После смерти Джаявармана IV власть перешла к опекунам его малолетнего сына Харшавармана II (941/942-944). Смерть Джаявармана IV почти немедленно повлекла за собой выступление против регентов со стороны группы феодалов Яшодхара-пуры, выдвинувших претендентом на престол столь же малолетнего Раджендравармана II (944-968), двоюродного брата Харшавармана II (родство это скорее всего выдуманное).К 944 г. яшодхарапурская группа МахендравЗрмана, отца Раджендравармана II, одержала победу, сторонники регентов проиграли. С «партией» Раджендравармана II в империю влился, судя по распространению надписей этого монарха, район северо-востока, последние кхмерские территории, претендовавшие на обособленность. Столица вновь вернулась в Яшодхарапуру.

Годы правления Раджендравармана II и его сына Джаявармана V (968-1001) являются последним этапом ранней империи, когда начался ее расцвет именно как империи. Оформилась и социальная основа империи, резко сократилось использование в хозяйствах рабочих групп кньомов; их все чаще объединяют в зависимые деревни и ставят, как и закабаляемых анаков, в отношения оброчной зависимости, когда фиксируется объем платежей и не указываются количество земли, число и список сидящих на ней крестьян. Центральной власти удалось обуздать крупное духовное землевладение, постепенно направляя его развитие в русло государственного храмового землевладения (хотя значительные земли оставались и у крупных феодалов и их «личных» храмов). Усилился и чиновничий контроль над экономической деятельностью феодалов.

В это время заметным становится начинающееся расслоение прослойки вапов. Эта традиционно важная для армии группа привилегированных мелких деревенских землевладельцев повышает свой правовой статус, все чаще привлекается к участию в управлении на низших постах. Но одновременно уменьшается земельный фонд вапов, отчуждаемая часть их владений в большом количестве переходит к духовенству. Наряду с уменьшением дарений монархов это говорит об исчерпании ресурсов удобных для обработки земель, могущих быть объектом передачи. Об этом же свидетельствует уменьшение объема вновь обработанных земель. На старых землях все более сокращается эксплуатация кньомов через хозяйственный аппарат храмового поместья, основной единицей обложения во все большей степени становится деревня-община, свободная или зависимая. Все эти явления в конце периода ранней империи поставили вопрос о расширении территории, но при Раджендравармане были сделаны лишь первые шаги в этом направлении.

Процесс перераспределения земель шел при Раджендравармане II и Джаявармане V чрезвычайно интенсивно, освоение новых земель шло медленно; об этом свидетельствуют необычайно многочисленные аграрные документы, оставшиеся от этого времени.

Победившая группа сторонников Раджендравармана II объявила Яшодхарапуру столицей, там возобновилось несколько замедлившееся в 20-30-х годах строительство. Внешняя политика ознаменовалась присоединением последнего северного княжества, Бхавапуры, и возобновлением имперских войн. Воспользовавшись нападением тьямов в конце правления Джаявармана IV, опекуны Раджендравармана II в 945-946 гг. совершили победоносный поход на Тьямпу, заняли и разграбили ее столицу. На некоторое время Камбуджадеша стала сюзереном Тьямпы.

Внутри страны продолжалось укрепление центральной власти, в верхних звеньях которой тесно сомкнулись служилая аристократия и индуистское и буддийское духовенство (министры и сановники Шивачарья, Яджнавараха, Рудрачарья, Кавиндрариматхана и др.); резко возросла роль раджа-гуру - личного духовника монарха. Но индуизм не стал единственной религией. Буддисты занимали прочное положение в обществе, их лидеры были и министрами. Укреплялся культ дева-раджи, новые храмы которого были все более величественными (например, Пре Руп); строился дворец-храм Пхимеанакас. Крупные феодальные владения сохранились, но их владельцы были всегда и придворными, и само владение (через «личный» характер строившихся на них храмов государственного культа) определенным образом соотносилось с верховной собственностью монарха на землю. Один из знаменитейших своими художественными достоинствами храмов такого рода - Бантеай Срей.

Чрезвычайно примечательно, что крупного ирригационного строительства не велось, для этого нужны были средства, которые появились только впоследствии, после завоевания новых земель. Особенно много дарений было в последние годы правления Раджендравармана II, но с самого начала правления Джаявармана V их число сократилось. Значительно упало число дарений и строительств в конце правления последнего; вероятно, это было связано с обострением политической борьбы. При Джаявармане V средств стало нехватать и на религиозное строительство; возможно, впрочем, что и необходимости в нем особой не было. Говорить о значительном уменьшении земельного фонда вообще еще рано, права на владение раздавались в большом количестве, но рост операций по перераспределению земель и обилие земельных споров говорят о постепенном исчерпании резерва удобных для возделывания целинных земель и о попытках создавать феодальные владения не столько за счет освоения новых земель, как в IX в., сколько за счет закабаления или разорения имеющихся владельцев. Расслоение вапов, о котором уже говорилось, особенно сильно ощущается к концу века. В этих условиях сокращение строительства не решало проблем сильного и способного к завоеваниям государства.

Попытка повторить освоение большого рисопроизводящего района становилась насущной необходимостью. Но такой район - низовья Тяо-Прайи - в отличие от западного рисового очага собственно Кампучии был населен уже другим (хотя и родственным) народом - монами. Поэтому дальнейшее усиление кхмерского государства могло быть реализовано уже не в рамках собирания кхмерских земель, а в рамках создания большой полиэтнической империи. Ее создание и существование и составляют основное содержание истории периода развитой империи - начала XI - начала XIII в.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100