НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Эпоха раздробленности

Это был период интенсивной внутренней перестройки кхмерского общества, время начала его феодализации. Оформилась и укрепилась новая социальная организация кхмерского общества, переходная от типичной для Бапнома к той, которая была основой империи Камбуджадеша (Ангкорской империи).

Около 600 г. власть в Камбудже (Ченле) и центральном Бапноме перешла к Читрасене, тронное имя которого - Махендраварман (около 600 - около 615). Он занимался преимущественно внутренними проблемами, поддерживая во внешней политике дружественные отношения с Тьямпой и не воюя с потомками Гунавармана. Для активной внешней политики в течение всего VII в. не было, по-видимому, возможностей; не было в ней и необходимости.

Многочисленные документы VII и в меньшей степени VIII в. позволяют дать картину социально-экономической структуры кхмерского общества VII-VIII вв. В нем сочетались элементы рабовладельческого и феодального укладов. Объектом извлечения ренты-налога были юридически свободные «люди» (анак, позднее - неак, неактьеа), члены деревенских сельских общин. Среди них имелась более зажиточная группа - танг. В хозяйствах средних и крупных светских и духовных землевладельцев использовался труд рабов-кньомов, не имевших собственного, закрепленного за ними хозяйства и передававшихся без семьи (в этом их отличие от кньомов феодальной Кампучии времен империи).

Среди землевладельцев (индивидуальных и коллективных) можно выделить помимо верховного владельца всей земли, монарха, следующие группы: понь - мелкий землевладелец, не входящий в общину, использующий труд кньомов; мратань - .крупный землевладелец того же типа; храмовые владения - врах, в них работали кньомы под руководством глав храмов, которые (по крайней мере часть из них) находились на положении государственных чиновников; врах-мратань - землевладелец-священнослужитель, обладавший землями как платой за свою деятельность; но он мог их отдавать как пунью - дарение в пользу земель врах. Таким образом, эта форма владения предполагала отчуждение на определенных условиях, хотя сама была по происхождению служебным владением особого рода. В целом духовное землевладение находилось под контролем светско-духовной власти монарха.

Сравнительно малочисленные в то время владения светских и духовных землевладельцев бесспорно давали большую (по сравнению с долей приходившихся на них земель) долю общего прибавочного продукта из-за более сильной эксплуатации кньомов. Поэтому распространение в той или иной части страны владений подобного рода укрепляло здесь власть государства (естественно, до тех пор, пока уменьшение числа анаков не начинало ослаблять государственный аппарат в целом). Анаки платили ренту-налог, отбывали раджакарью (трудовую повинность или государственную барщину) и служили в армии. Именно размывание этого слоя в конце имперского периода ослабило военные возможности Камбуджадеши.

Среди анаков выделялась группа анак-врах; налоги с них шли какому-либо храму, но власти над личностью анак-враха чиновник из ведомства культовых имуществ (ачарья) или настоятель храма не имели. Общинные традиции были еще весьма сильны, деревня-община могла судиться даже с мратанями и с храмами, а выделение новой земли поням со стороны государства не могло быть сделано без свидетельства и согласия анаков соседних деревень. В то же время внеэкономическое принуждение в отношении анаков было основой светского и духовного землевладения, поскольку расчистка полей и строительство ирригационных систем велись в основном руками анаков; созданные их трудом поля передавались крупным феодалам и храмам и обрабатывались кньомами. Основную массу кньомов составляли, как и впоследствии, кхмеры. Их статус был наследственным, освобождение из этого состояния было редкостью. Владеть кньомом мог любой свободный, но ниже танга владельцы кньомов неизвестны.

Статус кньома постепенно менялся в сторону превращения в феодально зависимого. Если в VI в. за кньомами не признавалось право на семью (только иногда при дарении передавали детей вместе с матерями), то в VII-VIII вв. при дарении и продаже кньомов уже передавали семьями (обычно без участка земли). Обязанности кньомов в эти века еще не фиксировались (следовательно, не ограничивались), но среди кньомов четко выделяются привилегированные группы: амрахи (кньомы - начальники трудовых групп) и врах-кньомы - храмовые служители (исполнители ритуальных танцев, музыканты). Эти последние стояли особняком, часто в их число входили посвященные храму дети мратаней и др.

Спецификой организации свободного крестьянского населения надо считать наличие в ней женщин-землевладельцев, обладавших всей полнотой хозяйственных и религиозных функций и даже иногда как-то соотнесенных с государственной службой. Такое высокое положение женщин свойственно кхмерскому обществу (отчасти - монам и ранним бирманцам).

Существовала система титулов, начиная с высшего, врах камратенг ань, и кончая самыми низшими, такими, как танг (соответствует позднему вапу - мелкому землевладельцу).

Высшая группа свободного трудящегося населения - танги, обычно стоящие у руководства деревней, одновременно поставляла кадры низших чиновников. Чиновники более высоких уровней формировались из сословия поней. Высшая часть чиновников формировалась из мратаней вплоть до самой высшей группы - курунг-мратань (королевские мратани). На самом верху государственной пирамиды стояли светские и духовные лидеры, объединенные правом ношения высшего титула - врах камратенг ань (ВКА), что приблизительно означало «человек священной государственности»; таких было несколько сот человек. Укажем, что ВКА могли быть и храмы, и низшие боги. В этом отождествлении божественного и государственного уже в VII в. были заложены основы культа бога-царя, обусловившего небывалое единство духовной и светской власти.

Свободное население было разделено на сложную систему рангов, начиная с анака и кончая курунгом; на низших ступенях ранги обозначались чисто кхмерскими терминами. Были ранги служебные (клонь, тамрвач и др.), религиозные (брахман, бхагаван и др.), для членов семьи монарха, наместников (курак), министров (мантрин), полководцев (сенапати) и др. Помимо них существовали государственные должности (например, клонь срук, клонь ге, клонь рангко и др.), связанные с налогами и раджакарьей, с судом и полицией, с имуществами храмов и объединениями ремесленников (городских, храмовых и проч.), с профессиональными корпорациями, с религиозными функциями, армией.

Государственный аппарат вербовался из числа поней и мратаней, из них формировалось сословие клоней-чиновников (клонь-срук - правитель области-срука и т. п.). Важную категорию чиновничества составляли ачарьи - чиновники ведомства духовных имуществ, в ведении которых находились храмы и их земли.

Помимо деревень анаков, мелких владений поней и крупных владений мратаней существовали и все более увеличивались в числе владения вишнуитских и шиваитских храмов и ашрам (монастырей), буддийских вихар (монастырей). Их земли обрабатывали кньомы, жившие маленькими группами рядом с полями. Были и религиозные центры, не имевшие своего хозяйства, существовавшие на взносы анак-врахов или связанных с данным храмом светских феодалов. Рядом с духовными землями, часто объединяемыми общим владельцем, располагались владения светских феодалов; нередко часть своих земель феодал посвящал построенному им же храму и тем самым приобретал «право» на использование остальных земель или части доходов с храмовой земли. Сами крупные феодалы, насколько можно судить, хозяйства не вели; их кньомы скорее всего уже тогда были оброчными.

Все операции с землей и получение феодальных прав на нее, точнее, права не платить налоги, должны были быть утверждены монархом, причем и сама процедура передачи земли, и назначение лица, ответственного за хозяйственную деятельность на ней, проходили через государственный аппарат.

Аграрные отношения в начале VII в. значительно усложнились, ход их развития в старых землях и в долине р. Мун продолжал быть различным. Основными группами землевладельцев были общины анаков и тангов, мратани и пони, государственные и личные храмы и монастыри. Наряду с дарениями вновь обрабатываемых земель, особенно частыми на севере, где их дарили монархи, распространялись операции по перераспределению земель (рисовых полей и садов) - купля, заклад. Объектом подобных операций были в большом количестве и кньомы. В старых областях центра и юга основными дарителями и лицами, утверждающими операции, были правители городов, крупные местные землевладельцы с административной властью. Купля-продажа предполагала сохранение обязательств по отношению к государству. Дарения бывали двух видов - от духовного землевладельца светскому феодалу и от светского феодала или монарха духовному феодалу, при дарении светского феодала определенная часть доходов потом нередко поступала государству. Упоминаний об арендных отношениях в документах не встречено.

Наиболее близкой к собственности с полным иммунитетом и правом передачи по наследству была париграха. Более распространенной формой владения была кшатра, когда духовный или светский феодал часть налога передавал государству и владение не было наследственным. В обоих видах владения производителями были кньомы, повинности которых в эти века не были фиксированы. Что касается анаков, то их повинности и налоги были фиксированными в связи с площадью земли, а не с урожаем. Анак-врахи отчисляли определенное количество риса храму, и этим их обязательства ограничивались.

Имелись владения на основании пунья, когда часть доходов шла храму, но владение в отличие от кшатра было наследственным. Вариантом домениального хозяйства была раджа пунья, когда часть доходов храма шла дарителю земли - монарху; в ряде случаев дарителем мог быть светский феодал, а доходы шли храму и монарху; порой доходы делили на три части - храму, монарху и светскому феодалу - дарителю. Насколько можно судить в настоящее время, необщинное землевладение могло достигать трети обрабатываемых земель и соответственно давать более трети дохода.

В аграрных отношениях заметны следы феодализации, ини проявились не только в возникновении сословия анак-врахов, но и в начинающейся передаче из одних рук в другие некоторых категорий земли (огороды, сады) вместе с обслуживающими их крестьянами-кньомами; все чаще передаются производственные группы кньомов с кньомами-амрахами во главе.

Основным объектом владения была не деревня, а рисовое поле; феодал мог иметь много полей в разных местах. В документах всегда указывалась граница рисового поля и никогда не указывалась его цена. Вообще, денежные отношения по мере феодализации упрощались, медные и оловянные номиналы были заменены штуками материи и медными мелкими чашами, как и в большинстве стран Юго-Восточной Азии. Объектом владения могли быть также огороды, сады, участки леса, водоемы.

Такова в общих чертах картина социального устройства Камбуджи (Ченлы), во многом объясняющая как политическую историю этого периода, так и механизм возникновения огромной империи Камбуджадеша, которая во многом казалась историкам необъяснимым феноменом, появившимся и исчезнувшим по неизвестным (или чисто политическим) причинам. На самом же деле ее возникновению предшествовало зарождение в кхмерском обществе новых, феодальных отношений, их развитие произошло уже в период империи, кризис которой последовал за сменой этих норм иными, тоже феодальными.

Объединение кхмерских земель и овладение землями потомков правителей Бапнома на юге было проведено при сыне Махендравармана - Ишанавармане I (около 615-635). К 630 г. столица «царей горы» была захвачена, и их владения вошли в состав Камбуджи (Ченлы), которой теперь принадлежала дельта Меконга и северо-восточное побережье Кхмерского моря (т. е. Сиамский залив). Выход к морю сделал Ченлу морской державой, ее торговые и дипломатические миссии стали появляться в южных портах империи Суй. Ишанавармаы продолжал дружественную политику своего отца в отношении Тьямпы, наследник трона (впоследствии король) которой женился на его дочери Чарвани.

Объединение кхмерских земель не было следствием военного успеха или политической случайности, оно было подготовлено единством экономического развития кхмерских земель и, в свою очередь, способствовало ему. Ишанаварман I не считал себя представителем знати бассейна р. Мун или преемником правителей Вьядхапуры - его новая столица, Ишанапура, находилась на стыке земель Бапнома и древней Кампучии в районе современного г. Самбор Прей Кук на Меконге. Город быстро разросся, как все азиатские средневековые столицы, в которых власть деспота собирала массы населения, связанные с выполнением государственных и военных функций и с обслуживанием двора и армии. Скоро население города достигло 20 тыс. человек и продолжало расти.

Интенсивному экономическому и социальному развитию собственно кхмерских земель соответствовало и формирование новых явлений в культуре. Значение VII-VIII вв. по их важности в истории кхмерской культуры можно сравнить со значением культуры Бапнома, культуры имперского периода (IX-XIII вв.) и культуры периода мононационального феодального государства XIV-XVIII вв. Наиболее известны специфические черты культуры этого времени, проявившиеся в архитектуре, где кирпичные башни-храмы начали группироваться в ансамбли; в эпиграфике, где широко распространился кхмерский язык; в религиозной жизни, где синкретизирующие тенденции времен Бапнома привели к утверждению культа Шивы - Вишну (Харихары). Новому подъему кхмерской государственности соответствовало и усложнение государственного аппарата, большая пышность придворного ритуала. Торжественные полурелигиозные дворцовые церемонии, религиозное почитание монарха - все это зародилось при Ишанавармане I и достигло полного расцвета во времена империи.

Ишанаварман многое сделал для усиления централизации го» сударства. Во главе аппарата были поставлены пять министров, страна была разделена на 30 областей с правителями во главе. Одновременно некоторые семьи, например род Нарасинхагупты, сохранили наследственную власть над крупными районами.

Укрепление государства сопровождалось изменениями в духовной жизни общества. От сочетания буддизма и индуизма в раннем Бапноме через вишнуизм его поздних правителей и культ Харихары в ранней Камбудже (Ченле) кхмерское общество по мере усиления власти монарха и его министров и чиновников пришло к культу Шивы, с которым как олицетворением мощи связан практически почти весь период расцвета империи. Этот переход окончательно стал очевиден при Бхававармане II (635-655), от времен которого остался ряд соответствующих надписей и сооружений (Байан и др.); но это не означало в то время отказа от культа Харихары. Долгое правление Бхававармана II отмечено интересными явлениями в экономии ческой и социальной сферах.

Не менее длительным было и правление его сына Джаявармана I (655-681). Укрепляя власть в унаследованных владениях, он первым из правителей Камбуджи (Ченлы) перешел к расширению ее территорий. Реформированная и усиленная армия, куда была включена кавалерия, начала наступление вверх по Меконгу, дойдя до современных районов Вьентьяна и Луангпхабанга, где тогда было родственное кхмерам население. В определенной степени это было продолжением политики Солнечной династии, к владениям которой примыкали эти земли. Укрепилось храмовое землевладение, шло слияние духовной и светской власти монарха; в рамках культа Харихары личным культом монарха был культ Шивы, культ священной мощи монарха, распространявшийся в это время и в индонезийском мире, но не присущий ни монам, ни вьетам, ни мранма - предкам бирманцев. Распространение шиваизма, более агрессивного в отношении других религий, чем вишнуизм, привело к ослаблению позиций буддизма, уменьшению (по сравнению с предшествующим периодом) числа буддийских монахов. Но полностью буддизм вытеснен не был.

В 80-е годы вновь вспыхивает борьба двух основных в то время центров кхмерской государственности: центрального и южно-приморского. В годы правления вдовы Джаявармана I, Джайядеви (681 - после 713), центральная власть ослабела, в начале VIII в. разгорелась борьба с правителями различных областей. Эта борьба была прелюдией к распаду страны на несколько княжеств. Вскоре они объединились на каком-то подобии федеративной основы в два государства, известные как Камбуджа (Ченла) Земли и Камбуджа (Ченла) Воды. Основой их выделения были те же два района, что и в начале VII в.; с одной стороны, бассейн р. Мун и прилегающие долинные районы среднего Меконга, а с другой стороны, районы к югу от р. Сап и дельта Меконга. Спецификой VIII в. было то, что в это время были освоены районы к югу, западу и северу от Большого Озера, где распространились владения светских и духовных феодалов. Политические лидеры этого района, впоследствии на века ставшего основным для кхмерского государства, в начале VIII в. были еще слабы и первоначально выступали вместе с правителями юга, входя в Камбуджу (Ченлу) Воды. В целом распад в VIII в. показал, что северные земли потомков Камбу из Солнечной династии еще не были органической частью того, что в последующие века стало кхмерским государством.

Политическая борьба периода раздробленности шла на фоне новых социально-экономических процессов, во многом связанных с окончательной феодализацией кхмерского общества. При этом изменения в VIII в. были намного менее принципиальны, чем те, что произошли в VII в., и в основном развивали эти последние.

Важнейшим событием было экономическое освоение «западной рисовой корзины», области к западу и северо-западу от Большого Озера - района будущей столицы империи на р. Сиемреап. Как и все долговременные столицы кхмеров, она была расположена в центре рисового района, освоение которого началось за сто лет до перенесения сюда столицы. Создается впечатление, что базирующееся на небольших северных и северо-восточных рисопроизводящих районах (имевших своими центрами Лингапарвату и Самбхупуру) население бассейна р. Мун (Здесь в VII в. быстро росло феодальное землевладение, но не было из-за особенностей природных условий больших рисовых массивов.) и побережья среднего течения Меконга, руководимое представителями Солнечной династии, смогло подчинить себе население Бапнома, но само было ассимилировано в VII в., после чего в VIII в. началось освоение крестьянами и феодалами единого государства западного рисового очага. Не смогла возглавить государство и небольшая аграрная область Баладитья-пура; некоторое расширение обрабатываемых земель в старых владениях Солнечной династии также не изменило положения.

Что же касается старого центра - Бапнома, то здесь все земли были, применительно к тогдашним условиям, освоены. VIII век не дает здесь дарений земли, так как отнятие земель у знаков и их закабаление начались на века позднее, а земли, удобные для нового освоения, были на том техническом уровне исчерпаны. Плотно заселенные анаками, эти районы скорее были источниками людских и экономических ресурсов для освоения района будущей Яшодхарапуры (Ангкора), где за счет расчисток и строительства каналов создавались большие владения знати и храмов рядом с поселениями анаков. Примечательно, что освоение в основном касалось ближайшего округа будущей столицы и приходится преимущественно на начало VIII в., когда Камбуджа (Ченла) еще сохранила свое единство. По-видимому, улучшилась техника земледелия, поскольку были освоены ранее неудобные для обработки земли в зоне частичного затопления разливами Большого Озера.

Решение исторически перспективной задачи - освоения второго по величине рисопроизводящего района - происходило в обстановке, когда экономические и политические возможности старого центра, Бапнома, как базы для дальнейшего развития феодального хозяйствования, были исчерпаны, а соперничающие с ним политические центры уже успели свою экономическую слабость продемонстрировать в сфере политики, а именно: базирующиеся на них государства еще не могли объединить страну. Начался период соперничества нескольких княжеств.

Камбуджа (Ченла) Земли была обширным, но экономически менее развитым районом, где не было объективных возможностей для создания обширных ирригационных систем. Политические устремления правителей этого государства были связаны как с более южными кхмерскими областями, так и с соседними вьетскими землями в Северо-Восточном Индокитае. Там шла борьба вьетов с губернаторами и войсками империи Тан, за которой внимательно следил один из наиболее выдающихся правителей Камбуджи Земли, Джаясимха, поддерживающий дипломатические отношения с империей Тан.

Камбуджа (Ченла) Воды практически никогда не была единым государством. Ее основные политические центры были расположены севернее древнего ядра Бапнома: это Аниндитапура к северу от Большого Озера, где правили потомки «царей горы», и Самбхупура на Меконге к северу от современного Пномпеня, где правили потомки Джайядеви. Оба княжества вели между собой борьбу. Что касается района Вьядхапуры, бывшей столицы Бапнома, то его правители вели себя в эти десятилетия пассивно. Правитель Аниндитапуры Пушкаракша на короткое время объединил оба княжества, к этому же стремился его преемник Раджендра, но успеха они не добились. Вскоре Камбуджа Воды распалась на пять враждующих княжеств.

К этому смутному времени относятся глухие упоминания полулитературного арабского источника о конфликте одного из кхмерских княжеств (видимо, приморского) с махараджей малайской морской империи Шривиджайя. К сожалению, упоминание это, носящее литературный характер, сплетено с явными вымыслами; положение в Камбудже было совершенно неизвестно арабскому купцу Сулейману, указанные сведения которого приводятся в более позднем арабском источнике 916 г. Единственное, что можно утверждать с достаточной уверенностью, это наличие конфликта какого-то кхмерского княжества со Шривиджайей в VIII в. По другим источникам, в 774 и 784 гг. корабли с вооруженными жителями южных морей грабили побережье Камбуджи Воды и Тьямпы. Возможно, какой-то отряд поднялся по Меконгу и разорил столицу одного из княжеств; есть предположение, что это была Самбхупура и что тогда там правил сын Раджендры - Махипати (до 770 -после 781). Разгром этот не сопровождался захватом территории, но на некоторый срок правители княжества, возможно, признали сюзеренитет Шривиджайи.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100