НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 5. Кампучия в первой половине XIX в.

Первая половина XIX в. была временем развития внутреннего рынка, улучшения денежного обращения и инфраструктуры. В сочетании с постоянно росшим спросом на рис на мировом рынке это создавало благоприятную ситуацию, но определенная зависимость Кампучии от соседей не позволила ей в отличие от Сиама использовать возникшую ситуацию.

Длительное правление Анг Тяна II (1806-1834) в своем начале ознаменовалось борьбой с усиливавшимся сиамским давлением. Женитьбой на дочери правителя западных кхетов Бена Анг Тяну удалось поставить эти земли в прямую зависимость от короны (поскольку отныне ими правил близкий родственник сдатя), но реальностью эта связь могла стать лишь после военного усиления страны или изменения международного положения. Последнее произошло после того, как Жя Лаунг укрепился на троне и начал в интересах вьетнамских феодалов борьбу с сиамским влиянием при кхмерском дворе. Хотя военное давление, оказанное им на Кампучию, было незначительным, сдать быстро пошел на соглашение, к чему его вынуждало принявшее неприемлемые формы вмешательство Сиама во внутренние дела страны. Анг Тян согласился на предложенный Жя Лаунгом двойной сюзеренитет Сиама и Вьетнама. Как показало дальнейшее, этот ход кхмерской внешней политики позволял уравновешивать позиции обоих соседей и давал свободу маневра на длительный период. Кхмерское посольство 1807 г. оформило сложившиеся отношения, привезя в Хюэ подарки: слонов, слоновую кость, кардамон и пр. Вьетнамских войск на территории страны не было, и положение можно было считать стабилизировавшимся.

Но Сиам продолжал традиционную политику использования придворных трений, и, когда два брата сдатя, Дуонг и Ем, отправились для присутствия на кремации сиамского короля Рамы I в Бангкок, новый король, Рама II, назначил их упай-уреатем и упрареатем без ведома Анг Тяна. Это было в 1810 г. Отношения сдатя с братьями после их возвращения резко обострились, сопровождавшие их министры были казнены, и Дуонг счел за благо перебраться из столицы во владения Бена. Опасаясь сиамского вмешательства, которое вскоре и последовало, сдать потребовал помощи у Жя Лаунга, но присланных войск оказалось недостаточно. Сиамская армия нанесла поражение войскам короля, а сам он с вьетнамским эскортом уехал в 1812 г. во Вьетнам. В Удонге снова ненадолго воцарились Дуонг и Ем, в правительство которых впервые были введены сиамские чиновники. Положение в Удонге оставалось неопределенным, тем более что союз с Сиамом для Дуонга, последовательного сторонника независимости Кампучии, был временным. Возможно, именно потому он не стал провозглашать себя королем и вскоре уехал из Удонга (не исключено, что в Сиам его вывезли не доверявшие ему сиамцы). Так или иначе, братья не представили Сиаму козыря, каким всегда был «надежный» претендент на престол, и это облегчило возвращение Анг Тяна.

Двадцатитысячная армия из Вьетнама под командованием знаменитого маршала Ле Ван Зюета выбила сиамцев из Удонга, куда в 1813 г. и вернулся после нескольких месяцев отсутствия Анг Тян. Но сиамцы тем временем смогли подбить на восстание губернатора Кампонгсвая и получить у него «разрешение» на захват трех северных кхетов страны. Их войска начали вскоре широкое наступление и временно поставили Кампучию в тяжелое положение, которое, впрочем, длилось недолго. В 1814 г. были захвачены кхеты Млу-Прей и Тонле-Репу на современном севере страны, в какой-то степени сиамцам удалось поставить под свой контроль и соседний Стунг-Тренг (совр. Стынгтраенг).

Анг Тян не признал этих захватов, но изгнать сиамцев в то время не смог. Успех Сиама подтолкнул Жя Лаунга на новый шаг - земли на правом берегу Меконга к югу от канала Хатиен были поставлены под административный контроль Вьетнама. Новой границей стал канал Хатиен, строившийся в 1815-1820 гг. кхмерскими и вьетнамскими крестьянами. Тогда же контакты, военные и гражданские, с Кампучией были переданы из ведения двора в ведение губернатора юга Вьетнама. Это ставило страну в положение зависимой территории. Хотя реальная власть оставалась в руках Анг Тяна, стремившегося продолжать борьбу, полоса засух, наводнений и эпидемий сильно ослабила страну и не позволила организовать действенный отпор на границах. А вскоре война пришла и в центральный район.

10-30-е годы XIX в. были временем резкого военного усиления Сиама и Вьетнама, а для Кампучии они были временем короткого, но резкого ослабления. В 1818 г. вьетнамский двор потребовал разрешения своими силами подавить выступления в юго-восточной пров. Бапном, и Анг Тян вынужден был согласиться. Однако вскоре войска Нгуенов ушли, и на полтора десятилетия в стране установилось спокойствие.

30-е годы начались событием, превратившим Кампучию в арену разорительных войн и послужившим прологом вначале к попытке ликвидации ее независимости, а затем - к победе, показавшей, что страна выходит из кризиса. В 1831 г. победоносные армии Рамы III, только что разгромившие лаосское княжество Вьентьян, ворвались в Кампучию. Кхмерская армия потерпела поражение при Компонг-Чхнанге, были захвачены Удонг и Пномпень. В столице снова появились Дуонг и Ем. Но в восточных провинциях перегруппировывалась королевская армия, большая часть которой сохранилась, а по всей стране ширилось партизанское движение. Быстрого контрнаступления пятнадцатитысячной вьетнамской армии оказалось в этой ситуации достаточно - тайцы бежали после ряда поражений. Вьетнамские войска, не вступая в Баттамбанг, отбыли на родину, восстановив Анг Тяна на троне.

Отношения с Вьетнамом изменились, когда в 1834 г. Анг Тян умер, а Минь Мангу, вьетнамскому императору, удалось укрепить свое положение на юге Вьетнама. Недооценив роль партизанской борьбы в поражении сиамских войск и переоценив роль своего небольшого отряда, Минь Манг начал вести дело к включению Кампучии в состав своего государства. Прибывший в Удонг представитель Нгуенов настоял на избрании на трон юной женщины, королевы Анг Мей, что само по себе, по вьетнамским традициям, должно было рассматриваться как прелюдия к исчезновению династии. И действительно, вскоре страна была разделена на провинции с вьетнамскими названиями. Во главе государства были поставлены три чиновника Минь Манга, столица переименована. Началась замена формы чиновников на вьетнамскую. По всей центральной и восточной Кампучии были расквартированы войска Нгуенов, построена стратегическая дорога к Сайгону. Это потребовало новых расходов, целиком легших на плечи неактьеа. Период номинального правления Анг Мей (1834-1841), министры которой были увезены в Сайгон и которую вскоре лишили королевского титула, был временем постоянного усиления администрации Минь Манга. К каждому тяувайкхету был приставлен резидент, кхмерская армия была превращена в милицию и подчинена офицерам Нгуенов. В управлении вводился вьетнамский язык. И, что было весьма существенно, чиновники Минь Манга, буддисты-махаянисты и конфуцианцы, начали гонения на монахов теравады.

Захватив Ема, Минь Манг не предложил ему власти в стране, а увез во Вьетнам. В 1841 г. королева и ее сестра-упрареать были также вывезены из страны. В Кампучии на четыре года было введено прямое управление, возглавляемое генералом Чыонг Минь Зянгом. Но оно повлекло за собой восстание. Более 50 крепостей было захвачено восставшими крестьянами под руководством крестьянских вожаков, монахов, мелких намоэнов.

Не удалось укрепить свои позиции и вмешавшемуся в события Сиаму. Пришедший к власти Дуонг (Анг Дуонг, 1845- 1859) был последовательным противником иноземного влияния, и принятый им в самом начале правления двойной сюзеренитет стал основой для борьбы с претензиями обоих сюзеренов.

Уже первые сражения соединенной кхмеро-сиамской армии с войсками Чыонг Минь Зянга отличались упорством. Кхмерская армия Анг Дуонга не раз выручала сиамскую армию, постепенно переходившую к пассивной обороне, и вскоре основными на театре военных действий стали войска Анг Дуонга. Несмотря на перевес в вооружении и обученности, несмотря на серию побед (Банам, Бантай Дек, Тядомук), войну в целом войска Нгуенов выиграть не смогли. Быстро росло число крестьянских отрядов. Их соединенные силы разгромили войска Минь Манга под Ловеком, Анг Дуонг вступил в Пномпень. В этой обстановке был подписан мирный договор 1845 г.

Став монархом с сиамской помощью и используя сиамскую поддержку, Анг Дуонг ни в чем не доверял сиамцам и проводил политику реформ, опираясь на патриотическое движение народа, мелкого буддийского духовенства и части феодалов. Основой его внешнеполитической линии продолжало оставаться стремление уравновесить сиамское и вьетнамское влияние в стране. В 1847 г. Анг Дуонг был коронован представителями Сиама и Вьетнама как вассал обоих этих государств. Лавируя между ними, Анг Дуонг стремился восстановить единство страны, избегая при этом войн с более сильными соседями.

Не желая развертывать широкое народное движение в защиту независимости, правящие феодальные круги Кампучии напряженно искали какую-то новую внешнюю силу, которую можно было бы противопоставить противникам (как это делалось ранее с бирманским государством Авой и лаосскими княжествами - противниками Сиама). Такой силой Анг Дуонг и его окружение считали европейские страны, чья захватническая политика еще не проявилась в полной мере в континентальном Индокитае. Кхмерские феодалы рассчитывали на помощь, подобную той, какую получил Зя Лаунг во Вьетнаме в 90-е годы XVIII в., когда он перед лицом всеобщего крестьянского восстания находился в гораздо более трудном положении. На мысль о контакте с европейцами наталкивала Анг Дуонга и политика Монгкута, пришедшего к власти в Сиаме четыре года спустя после коронации Анг Дуонга и с 1855 г. проводившего политику европеизации и лавирования между европейскими державами. Восприняв второе, «взяв на вооружение» политику лавирования и признавая необходимость реформ, кхмерские феодалы не решились, однако, идти по пути европеизации. Анг Дуонг провел многочисленные реформы, во многом перекликавшиеся с сиамскими, кроме главного - частичной европеизации (в первую очередь армии и верхушки государственного аппарата). В этом сыграло свою роль отсутствие в Кампучии опыта общения с европейцами, столь богатого у сиамцев, а также отсутствие здесь товаров, интересующих европейцев. Тем не менее Анг Дуонг пригласил в страну группу миссионеров и вел с ними переговоры.

Внутриполитические реформы времени Анг Дуонга сыграли большую роль в развитии страны, хотя многие из них дали свои плоды уже после его 20-летнего (фактически Анг Дуонг правил с 1841 г.) правления. Наиболее крупным мероприятием была коренная чистка государственного аппарата от бесчисленных продажных чиновников, агентов иноземных феодалов. Расшатанный долгими войнами и безначалием аппарат был централизован и обновлен. Все важнейшие дела решались при личном участии короля, все сколько-нибудь важные документы были действительны только с его печатью. Широко пропагандировалось единение народа вокруг монарха под буддийскими лозунгами; буддизм в Кампучии, как и в ряде других стран ЮВА, переживал в середине XIX в. период подъема.

Анг Дуонгом был реформирован кампучийский кодекс. Ростовщический процент был ограничен 30% годовых. Были отменены долги, в отношении которых не имелось письменных подтверждений займа, уменьшены и упорядочены налоги, введены более удобные для крестьян сроки их взимания.

Усиление централизации и повышение обороноспособности страны были невозможны без создания сети дорог в основных районах Кампучии. Их строительство облегчило внутриэкономические связи, позволило дать работу многочисленным деклассированным элементам, порожденным прежними войнами и усобицами. Была построена дорога через всю центральную часть королевства к морю: Удонг - порт Кампот с ответвлением на Пномпень. Вся дорога шла по высокой насыпной дамбе, не заливавшейся во время дождей, и действовала круглый год; в комплекс дорог входили многочисленные мосты, гостиницы, водоемы для скота. Аналогичная дорога, но с твердым покрытием шла от Удонга к Компонг-Пнонгу (совр. Кампонгпнонг), порту на Большом Озере.

В укреплении внутриполитического положения важная роль отводилась буддийскому духовенству, которое стало получать широкие субсидии (отчасти это была благодарность короля за поддержку в период его прихода к власти), что позволило повысить степень образованности монахов и священников и очистить сангху от особенно невежественных ее членов, а также от политических противников Анг Дуонга.

Наиболее крупной прогрессивной социальной реформой было освобождение и выкуп рабов, еще многочисленных в кхмерском обществе XIX в. Начатая незадолго до смерти Анг Дуонга реформа была завершена после его смерти.

Энергично решая внутриполитические проблемы, Анг Дуонг вел примирительную политику на юге, переселял немногочисленное кхмерское население из районов к востоку от Хатиена в центральные области.

Гораздо напряженнее было положение в западной части страны. Правители Сиама, редконаселенной страны с крестьянским населением, не стремились к захвату территорий для заселения, а желали подчинения густонаселенных кхмерских областей для их налоговой эксплуатации. К тому же здесь речь шла о коренных кхмерских землях западной «рисовой корзины» и об историческом центре кхмерского государства - районе Ангкора. Поставив под свой контроль три западные и три северные провинции Кампучии, Сиам сохранил там всю кхмерскую администрацию вплоть до губернаторов. Желая укрепить свое влияние среди этнически и исторически чуждого таи населения и стремясь к созданию двуединого таи-кхмерского государства, сиамские феодалы ввели там относительно низкие налоги и не пытались проводить ассимиляторскую политику. Кхмеры занимали привилегированное положение в армии, из них комплектовался сиамский флот и т. д.

Для борьбы с Сиамом за западные земли Анг Дуонг должен был покончить с просиамскими элементами внутри страны, что он с успехом и сделал; при нем было только одно небольшое восстание тьямов, подавленное кхмерскими войсками под личным руководством Анг Дуонга. Другой задачей было усиление вооруженных сил, и для этого нужно было, по его мнению, приобретение союзника вовне, из числа европейских держав. Таким потенциальным союзником король, видимо, считал Францию.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100