НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Введение

С начала XVI в. взоры испанских, а затем и английских колонизаторов были прикованы к обширной территории, расположенной в северной части Южноамериканского континента. Эта территория охватывала земли бассейна реки Ориноко (в границах нынешней Венесуэлы) и простиралась далее по побережью Атлантического океана на юго-восток.

Еще в 1499 г. здесь появились испанские конкистадоры*, позднее, в XVI в., последовал еще ряд экспедиций, снаряженных королевским двором Испании. Интерес завоевателей подогревался распространившейся легендой о сказочной стране Эль Дорадо - "стране золота", которая, по слухам, располагалась в этом районе. Многие исследователи и колонизаторы пытались отыскать эту легендарную страну, но безуспешно. Наиболее известным из них стал современник Шекспира сэр Уолтер Рэли - капитан стражи английской королевы, поэт, историк, философ и пират. Совершив в 1595 г. экспедицию в Гвиану, Рэли по возвращении в Англию написал книгу под названием "Открытие обширной, богатой и прекрасной Гвианской империи". Издание этой книги фактически явилось "открытием" Гвианы для английских колонизаторов. Именно в конце XVI в. началось зарождение Британской колониальной империи; Англия вступила в решительную борьбу со своими соперниками, и прежде всего с Испанией.

* ("Guyana Year Book 1966". Georgetown, 1966, p. 29.)

В своей книге Уолтер Рэли писал: "Гвианская империя лежит прямо на восток от Перу по направлению к морю, на экваторе, и изобилует золотом более, нежели любая иная часть Перу, и в ней столько же или еще больше великих городов, чем было даже в Перу, когда страна более всего процветала... И как заверяли меня испанцы, видевшие Маноа, город императора Гвианы, который испанцы зовут Эль Дорадо, по величине, по богатствам и по превосходному расположению великолепнее любого города на свете, по крайней мере в той части мира, которая известна испанской нации; он расположен на соленом озере... подобном Каспийскому морю"*. Сообщения Уолтера Рэли о Гвиане получили необыкновенный политический и общественный резонанс в Англии и за ее пределами. Книга о богатой и прекрасной Гвиане вскоре была переведена на несколько иностранных языков. Даже Вильям Шекспир в пьесе "Виндзорские проказницы" вложил в уста сэра Джона Фальстафа следующую фразу для характеристики миссис Пейдж. "Она, как Гвиана, полна золота и всяческого изобилия".

* (Уолтер Рэли. Открытие Гвианы. М., 19G3, стр. 49 - 50.)

Легенда об Эль Дорадо имела основания для своего появления на свет. Недра территории, которую исследовал и описал Рэли, действительно таят в себе значительные запасы золота, разве только не в таких гиперболических размерах, как это рисовалось воображению "джентльменов удачи". Рэли и его спутники обнаружили золото, в частности в том месте, где впоследствии вырос известный прииск Эль-Кальяо (Венесуэла), месторождения золота есть и в нынешней Гвиане, бывшей английской колонии. Среднее содержание металла в золотоносных песках гвианских рек не превышает 1 г/м3.

Что же касается самой легенды об Эль Дорадо, то она, по свидетельству гвианского историка В. Т. Дэйли, не является просто фикцией. В своей книге "Краткая история гвианского народа" В. Т. Дэйли рассказывает о религиозной церемонии, которую совершал Эль Дорадо, "золотой король" племени чибча, на озере Куата-вита*. Два-три раза в год "золотой король" (его тело было осыпано золотым песком) плыл на плоту с жертвоприношениями в виде золотых самородков и изумрудных камней в центр озера Куатавита и совершал моление. Эль Дорадо просил священное озеро вернуть ему жену, которая покончила с собой, бросившись в воду. Окончив моление, Эль Дорадо смывал с себя золотой песок и бросал в воду драгоценные жертвоприношения. Интересно отметить, что эта легенда впоследствии нашла некоторое подтверждение: когда часть озера была осушена, на дне его были найдены сокровища, веками хранившиеся под водой.

* (Vere Т. Daly. A Short History of the Guyanese People. Georgetown, 1966, p. 14. )

По другим источникам, легенда об Эль Дорадо связана с избранием верховного жреца, бывшего у народа муиска, обитавшего на западе современной Колумбии, одновременно и королем*. Именование жреца - "Эль Дорадо" (исп.- "золотой"),- видимо, стало названием страны.

* (См. Уолтер Рэли. Открытие Гвианы, стр. 19.)

Английский колонизатор Уолтер Рэли не смог выполнить своего обещания и преподнести в дар королевскому двору мифическую золотую страну: в силу ряда обстоятельств его экспедиционный отряд постигла неудача. А вслед за этим последовала и расплата. Рэли припомнили все его "грехи" в прошлом, а также то, что в свое время он был обвинен в государственной измене и приговорен к смертной казни. И вот в 1618 г., пятнадцать лет спустя после судебного процесса над Рэли, формально не отмененный смертный приговор был приведен в исполнение.

Тем не менее экспедиции Уолтера Рэли, описание его путешествий привлекли внимание Англии и других держав к Карибскому району и Гвиане. Интересно в этой связи отметить, что в 1620 г. первая партия поселенцев, положившая начало колонизации так называемой Новой Англии,- небезызвестные "пилигримы" обращали свои взоры на территорию Гвианы. Однако, опасаясь враждебных акций со стороны испанцев и португальцев в этом районе, они отплыли на своем паруснике "Мэйфлауэр" к берегам, ставшим впоследствии территорией Соединенных Штатов Америки.

В течение двух столетий (XVII и XVIII вв.) Англия, Франция и Нидерланды вели вооруженную борьбу между собой за овладение восточной частью территории, которую Уолтер Рэли назвал Гвианской империей. По нескольку раз поселения и форпосты переходили из рук в руки и сменялись флаги над крепостными укреплениями. Наконец в 1803 г. англичанам удалось захватить у голландцев провинции Бербис, Эссекибо и Демерара, которые с 1831 г. были объединены под названием Британская Гвиана. Нидерланды, тогдашний соперник Англии, вынуждены были удовлетвориться тем, что в их руках остался Суринам, который они получили в 1667 г. в обмен на территорию нынешнего штата Нью-Йорк; Франция закрепила за собой так называемую Французскую Гвиану, район гиблого климата и каторжных работ, где, по преданию, томился в заключении граф Монте-Кристо.

Современная Гайана - небольшая страна в северовосточной части Южной Америки с населением более 638 тыс. человек*, ее площадь - 215 тыс. кв. км. Северная граница Гайаны проходит по побережью Атлантического океана, на западе она граничит с Венесуэлой и Бразилией (с последней Гайана имеет границу также на юге), восточным соседом Гайаны является Суринам (Нидерландская Гвиана).

* (Cheddi Jagan. The West on Trial. London, 1966, p. 66.)

Полностью оправдывая свое название (на языке местных индейцев "гвиана" означает "многоводная земля"), страна имеет большое количество озер, рек, водопадов. Наиболее известен по своей красоте и протяженности водопад Кайетур, который еще называют Кайчуа; общая длина его отвесного падения составляет свыше 250 м, ширина - 122 м. Этот водопад, прерывающий плавное течение реки Потаро, является предметом поклонения местных индейцев, на языке которых название водопада означает "бог воды". Как правило, большинство рек начинается в горах на юге и западе страны и впадает в Атлантический океан. Такие реки, как Бербис, Эссекибо, Демерара и Корантейн, имеют большое хозяйственное значение: они пригодны для навигации морских судов, по ним сплавляется лес. Параллельно побережью по Атлантике проходит мощное Гвианское течение, несущее миллионы тонн песка и ила, выбрасываемые рекой Амазонкой в океан. Хотя страна расположена в тропических широтах, ее климат скорее напоминает субтропики в результате влияния холодных ветров, дующих с северо-востока.

Фактически около 95% всей территории страны покрыто тропическими лесами, высота деревьев достигает 50 м. Гвианские лесные массивы богаты весьма ценными породами деревьев (около тысячи различных видов), большинство которых имеет цветную древесину, используемую для производства мебели и других изделий. Таковы, например, красное и розовое дерево, "дерево-зебра" с полосатой древесиной. Чрезвычайно ценится дерево нектандра, известное в Аргентине и Бразилии под названием "железное дерево". Оно имеет прямой ствол высотой до 45 м, причем первые 15 - 20 м ствола совершенно свободны от сучьев. Его древесина отличается исключительной твердостью и прочностью, не гниет в воде. Например, в порту Глазго до сих пор служат сваи, сделанные из "железного дерева" и пробывшие под водой более 80 лет.

По оценкам специалистов, огромные пространства, покрытые тропическими лесами, таят в своих недрах богатейшие запасы различного рода природных ресурсов. Уже в настоящее время страна известна богатейшими залежами бокситов (около 65 млн. т). На нее приходится 20% всей добычи бокситов в капиталистическом мире. Бокситовые руды залегают под тонким слоем наносов или даже непосредственно на поверхности земли. Страна располагает значительными запасами золота, алмазов, марганцевой руды и, по последним данным, нефти.

Земледелию страны приходилось развиваться в трудных условиях, хотя почва, обогащенная перегноем и минеральными солями, довольно плодородна. Дело в том, что в результате колебаний земной коры суша на прибрежной полосе Атлантического океана медленно опускается. Этот процесс происходит быстрее, нежели растет слой песчаных отложений, намытых за многие тысячи лет прибоем и речным течением. Для защиты обрабатываемых участков земли - "польдеров" - от затопления были возведены специальные дамбы. В связи с тем, что "польдеры" все же располагаются ниже наивысшего уровня океанского прилива, чтобы избежать засолонения почвы океанской водой, была построена сеть специальных каналов для отвода ее через шлюзы в океан в период отливов. Большая влажность при высокой температуре воздуха создает тепличную атмосферу, способствующую интенсивному развитию растительности. Но дожди, идущие почти круглый год, превращают почву в пропитанную водой губку. Затраты на ирригационные сооружения значительно удорожают сельскохозяйственную продукцию.

Почти все население Гайаны (90%) сконцентрировано на узкой полоске земли длиной 432 км и шириной от 16 до 32 км по Атлантическому побережью. На этой прибрежной полосе плотность населения достигает 70 человек на 1 кв. км, в то время как во внутренних районах страны она составляет 1 человек на 5 кв. км*.

* (Raymond Т. Smith. British Guiana. London, 1962, p. 10. )

Аборигены - американские индейцы - населяют в основном внутренние районы. Из крупных индейских племен только племя варрау, или болотные индейцы, проживает вблизи Атлантического побережья. Племена арекуна, акавайо расселяются главным образом в долинах рек Куюни, Барама и верхней части бассейна реки Мазаруни; макуси проживают в саванне между реками Рупунуни и Такуту. Кроме того, в саванне по верхнему течению этих рек живет племя ваписиана, славящееся искусными строителями каноэ. Основные индейские племена говорят на разных языках. Различия наблюдаются также в образе жизни, жилье, обрядах и т. д. Племена, живущие на лесных возвышенностях по нижнему течению рек, отличаются тем, что большинство из них говорит на английском языке, некоторые владеют испанским; многие носят европей-ское платье; мужчины, как правило, нанимаются на работу лесорубами. На крайнем юге и востоке страны встречаются немногочисленные индейские племена, как, например, племя ваи-ваи (около 130 человек) в верховьях реки Эссекибо.

По данным на 1961 г., численность индейцев в стране составляла 23 600 человек*.

* ("Guyana Year Book 1963". Georgetown, 1963, p. 17. )

В административном отношении Гайана делится на три провинции: Эссекибо, Демерара и Бербис. Столицей является Джорджтаун - крупный порт, расположенный в устье реки Демерара. Его население с пригородами составляет 162 тыс. человек*.

* ("Ежегодник БСЭ", 1966, стр. 245. )

Основанный в 1879 г. ботанический сад с его зверинцем, богатейшей коллекцией тропических цветов и деревьев, живописными прудами представляет собой одну из самых привлекательных достопримечательностей Джорджтауна
Основанный в 1879 г. ботанический сад с его зверинцем, богатейшей коллекцией тропических цветов и деревьев, живописными прудами представляет собой одну из самых привлекательных достопримечательностей Джорджтауна

Соперничество английских, голландских и французских завоевателей за господство в Гвиане сказалось и на истории строительства Джорджтауна. Инициатором строительства столицы был французский военачальник де Кирсэн, изгнавший в 1782 г. англичан из Гвианы. В 1784 г. будущая столица перешла в руки Нидерландов и была названа Стабрук в честь президента голландской Вест-Индской компании. С образованием Британской Гвианы в 1831 г. управление колонией осуществлялось из Джорджтауна, разросшегося вокруг прежнего Стабрука.

Джорджтаун сегодня - это небольшой провинциального типа город, достопримечательностями которого являются Ботанический сад, городской музей, расположенный в торговом центре, старинная набережная, защищающая город от наступления вод океана. В последнее время в городе появился ряд зданий современного типа, которые в основном принадлежат банкам и частным компаниям.

Помимо того что Джорджтаун является административным и культурным центром страны, в нем располагаются предприятия легкой и пищевой промышленности, многочисленные ремонтные мастерские, складские помещения. Джорджтаунский аэропорт "Аткинсон-Филд" связывает страну с Северной Америкой, Европой и странами Карибского района.

Из других крупных городов следует назвать Ныо-Амстердам (по переписи I960 г., более 14 тыс. человек), который также является важным портом па побережье Атлантики. Небольшие города Маккензи и Висмар расположены в центрах бокситовых разработок; Бартика известен как центр лесной промышленности и лесоразработок; городок Парика имеет славу столицы золотоискателей; в саванне административным центром является Летем.

Гайану часто называют "страной шести народностей". Этим названием она обязана разноплеменному составу своего немногочисленного населения. Этнический состав населения Гайаны представляет собой следующую картину: индийцы - 50,2%, негры - 31,3, "смешанные" - 11,9, американские индейцы - 4,6, европейцы - 2% (в том числе португальцы - 1,6%), китайцы - 0,6%*.

* (Cheddi Jagan. The West on Trial, p. 66. К категории "смешанных" относятся все "смешанные" по схеме африканец - европеец или африканец - азиат и не включаются лица, по своему происхождению "смешанные" в рамках европейских национальностей (М. Swan. British Guyana. The Land of Six Peoples. London, 1957, p. 57).)

Состав населения Гайаны отражает ход формирования колониального хозяйства. Коренные жители страны, ее аборигены - американские индейцы (amerin-dians) явились первой жертвой колонизаторов. Однако иностранным захватчикам не удалось покорить индейские племена и заставить их работать на своих плантациях. Часть аборигенов подверглась физическому истреблению, другие были оттеснены во внутренние районы страны, где до сих пор влачат жалкое существование в резервациях. Но и там колониальные власти не оставили индейцев в покое. Проводя свою человеконенавистническую политику "разделяй и властвуй", они натравливали одну народность на другую. Так, они использовали индейцев из племени карибов для подавления восстаний рабов и поимки беглых с сахарных плантаций.

Хотя в начальный период "освоения" Гвианы колонизаторы не обнаружили в стране ожидаемых золотых россыпей, перед ними открылась заманчивая перспектива обогащения за счет выращивания сахарного тростника. Проблема лишь заключалась в обеспечении плантаторов дешевой рабочей силой. С этой целью во второй половине XVII в. в колонию начался ввоз негров из Африки, превращенной, по образному выражению К. Маркса, в "заповедное поле охоты на чернокожих"*. Негритянское население сегодняшней Гайаны является потомками африканских невольников, монопольное право на ввоз которых осуществляла голландская Вест-Индская компания.

* (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 760.)

Характеристика, приводимая К. Марксом в статье "Британское владычество в Индии" голландской Ост-Индской компании, полностью применима к ее "коллеге" по работорговле - голландской Вест-Индской компании. Ведя постыдную торговлю живым товаром, Вест-Индская компания также была движима "исключительно духом наживы" и меньше щадила "своих подданных, чем некогда вест-индский плантатор щадил толпу рабов, работавших на его плантации..."*.

* (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 9, стр. 131.)

Путь через Атлантический океан, по которому плыли из Африки в Гвиану суда работорговцев, стал маршрутом горя, страданий и смерти. "Торговля рабами была бесчеловечным предприятием. Обыкновенно считают, что на пути из Западной Африки в Гвиану, Вест-Индию и в тринадцать английских колоний в Северной Америке погибло около 10 миллионов негров-рабов"*.

* (Чедди Джаган. Свобода под запретом. М., 1955, стр. 17.)

Кровавый период рабства в Гвиане отмечен рядом массовых восстаний рабов. Особенно крупным было восстание в 1763 г., которое возглавили талантливые негритянские руководители Коффи и Аккабре. Вооруженная борьба длилась почти год, охватив всю провинцию Бербис. Восстание было жестоко подавлено голландскими и английскими войсками, повстанцы были подвергнуты чудовищным пыткам и казни (их четвертовали, сжигали на медленном огне и т. д.). Однако борьба негров-невольников за свое освобождение не прекращалась.

В 1833 г. английский парламент был вынужден принять "Акт об отмене рабства в британских колониях", который вступил в силу на следующий год. В Гвиане 69,5 тыс. негров-невольников получили свободу*.

* (Philip Reno. The Ordeal of British Guiana. New York, 1964, p. 4. )

С отменой рабства африканцы стали покидать ненавистные им плантации, перебираясь в города и крупные населенные пункты колонии. На сахарных плантациях вновь стала возникать угроза "вакуума" рабочей силы. Попытки колонизаторов найти выход за счет ввоза португальцев-иммигрантов, законтрактованных на острове Мадейра, не дали желаемых результатов. Португальские иммигранты не могли смириться с мыслью, что они фактически должны занять место черных рабов. В конце концов португальское население осело в основном в городах.

Авторство в решении проблемы заполнения "вакуума" рабочей силы на плантациях Гвианы принадлежит Джону Гладстону, отцу известного деятеля Британской империи лорда Дизраэли. Владелец двух крупных плантаций в Гвиане Джон Гладстон предложил привезти в колонию батраков из Индии. С 1838 г. начинается ввоз индийских "кули", завербованных по контрактам.

Для британских вербовщиков не представляло большого труда законтрактовать среди индийских безземельных крестьян и безработных людей для вывоза в другие колонии. Подобный "опыт" они уже приобрели в процессе переброски наемных рабочих из Индии на сахарные плантации острова Маврикий. Индийские бедняки, по словам Чедди Джагана, не имели никакого понятия о том, где находится пункт их назначения и сколько времени потребуется на переезд. Их положение в пути отличалось от положения негров-рабов лишь тем, что на них не было кандалов и на их теле не выжигали клейма. "Стальные оковы были заменены бумажными. Но эти новые оковы оказались столь же крепкими, как и прежние"*.

* (Чедди Джаган. Свобода под запретом, стр. 18.)

К началу 1917 г. в Гвиану было ввезено около 240 тыс. индийских батраков*. В результате индийской иммиграции этнический состав Гвианы пополнился самой крупной национальной группой, которая расселена в основном в сельских районах страны. Большинство рабочих сахарных и рисовых плантаций - гвианцы индийского происхождения.

* (Philip Reno. The Ordeal of British Guiana, p. 5. )

Индийских иммигрантов-батраков поселили в тех же хижинах и бараках, в которых раньше содержались негры-невольники. Мизерная заработная плата, суровая система штрафов и другие виды наказания, антисанитарные условия жизни и работы, различного рода притеснения со стороны владельцев плантаций - вот что характеризовало жизнь индийских кули в Гвиане. Бегство индийских крестьян с гвианских сахарных плантаций началось буквально с первого года ввоза законтрактованных батраков из Индии. До 1949 г. 75 547 индийских кули покинули Гвиану и вернулись на родину*.

* (Vere T. Daly. A. Short History of the Guyanese People, p. 184. )

Чтобы предотвратить утечку рабочей силы с плантаций, колонизаторы пошли на изменение законодательства и условий контрактов: начиная с 1853 г. срок действия контракта был увеличен с 5 до 10 лет; кроме того, по новым условиям крестьянин должен был сам частично оплачивать обратный проезд на родину всей семьи. С 1880 г. плантаторы начинают распродавать небольшие, мало пригодные для земледелия участки земли, стремясь таким образом закрепить индийские семьи в колонии. Так в Гвиане начинают появляться небольшие фермерские хозяйства, купленные индийцами и африканцами на заработанные потом и кровью деньги. Освободившись от колониального рабства, гвианский крестьянин попал в экономическую зависимость от плантаторов.

С 1853 г. колониальные власти предпринимают насильственный ввоз на гвианские плантации китайских крестьян. История ввоза китайских кули полна драматических эпизодов. На пути к берегам Южной Америки вымирало до 7з иммигрантов. Многие китайские кули в знак протеста против невыносимых условий жизни на плантациях и чудовищной эксплуатации кончали жизнь самоубийством. Немногочисленные "счастливцы" покидали плантации и перебирались в города, где занимались мелкой торговлей или открывали небольшие предприятия в сфере услуг.

Таким образом, процесс формирования населения Гвианы и образования гвианской нации был исключительно сложным и своеобразным. Он был подчинен интересам капиталистической наживы, интересам метрополии, вершившей судьбами населения своих колоний. В Гвиане и по сей день сохраняется еще недоверие одной национальности к другой, привитое империалистами. Решение национального вопроса после провозглашения независимости осложняется постоянным вмешательством во внутренние дела Гайаны со стороны американского и английского империализма, а также церкви. Религия белого человека пришла на гайанскую землю вслед за колониальными войсками, она вторгалась в индейские резервации и бараки рабов. И по сей день на территории Гайаны действуют многочисленные группы миссионеров от епископальной и англиканской церкви, лютеране, баптисты, католики, методисты, пресвитериане, миссионеры Армии спасения и т. д.

Главная задача церковников всех мастей - закрепление господства белого колонизатора, утверждение его превосходства над другими расами. Действия церковников среди аборигенов и невольников находились под контролем колониальных властей и направлялись ими. Попытки некоторых либерально настроенных миссионеров обучить грамоте африканцев-невольников решительно пресекались.

В 1823 г. редактор газеты "Колонист", главного рупора владельцев плантаций, писал: "Мы но можем не осознавать, что наше господство над ними (т. е. над рабами.- В. Б.) может существовать лишь постольку, поскольку мы являемся наиболее образованными и просвещенными людьми. Нас мало, а их много. И если мы позволим их моральным качествам или образованию сравниться с нашими, то за этим последует, что вопрос о власти в правительстве... будет решен размером физической силы"*. Интересно отметить, что, например, в 1831 г. в Гвиане насчитывалось 3,5 тыс. белых, 7,5 тыс. цветных и 89 тыс. черных рабов**.

* (Vere Т. Daly. Л Short History of the Guyanese People, p. 254. )

** (Philip Reno. The Ordeal of British Guiana, p. 7.)

Англичанам, опасавшимся конкуренции со стороны испанских конкистадоров, явно претила сутана католического священника. Поэтому в течение длительного времени деятельность католических миссионеров на территории Гвианы была запрещена, в то время как предоставлялись привилегии для лютеран и представителей англиканской церкви.

Позиции католической церкви в колонии значительно укрепились с появлением португальских переселенцев. В настоящее время католическая церковь в Гайане является оплотом реакционных кругов, взявших себе на вооружение ярый антикоммунизм и имеющих своей целью борьбу против прогрессивных, патриотических сил страны.

Многолетняя деятельность миссионеров в Гвиане принесла свои плоды по "обращению в христианскую веру" большинства африканского и китайского населения колонии. Однако в "охоте за душами" среди индийской иммиграции они потерпели сокрушительное фиаско. Несмотря на оторванность от родины, индийская национальная группа Гвианы во многом сохранила самобытную культуру, свои обряды и обычаи, хотя молодое поколение гвианских индийцев все меньше и меньше говорит на родных языках. Эта приверженность к национальным традициям проявляется и в исповедовании известной частью общины религии их предков. Среди индийского населения различаются две религиозные организации - "Гайана Санатан Дхарам Маха Сабха", которая проповедует индуизм, и "Юнайтед Сад'р Исламик Анджуман", проповедующая ислам*. Характерной чертой деятельности этих двух организаций является исключительная терпимость по отношению друг к другу. Исповедующие индуизм или ислам не только вместе трудятся на сахарных и рисовых плантациях, но также совместно отмечают религиозные праздники - будь то праздник Дивали (индуизм) или мусульманский праздник Таджа**.

* ("Guyana Year Book 1966", p. 181.)

** (Vere Т. Daly. A Short fTistory of the Guyanese People, p. 274.)

Мучительный процесс формирования населения Гвианы предопределил и основные направления занятости шести национальных групп страны. Доминирующее положение на социальной лестнице современного гвианского общества принадлежит белой элите - англичанам, выходцам из богатых семей. Ступенькой ниже стоит прослойка португальской иммиграции, занимающаяся торговлей, ростовщичеством, мелким предпринимательством или состоящая на службе у иностранных монополий. Потомки китайских иммигрантов заняты в основном в сфере услуг и в торговле. Население африканского происхождения составляет основную массу неквалифицированных рабочих в портах, на лесопильных заводах, в шахтах, каменоломнях и т. д. Небольшая часть из них "выбилась в люди", заняв низовые должности в административном аппарате некоторых государственных учреждений.

85 - 90% индийского населения составляют сельскохозяйственные рабочие на сахарных плантациях и мелкие фермеры-рисоводы. С течением времени среди индийской общины в Гвиане стало все отчетливее наблюдаться социальное расслоение. Более преуспевающие смогли стать помещиками, ростовщиками, владельцами магазинов и небольших предприятий по переработке риса. В последнее время капиталисты индийского происхождения становятся серьезными торговыми конкурентами европейцев.

* * *

26 мая 1966 г. в Джорджтауне состоялась официальная церемония провозглашения Гайаны независимым государством. 20 сентября того же года на XXI сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций Гайана была принята в члены ООН.

Провозглашение независимости Гайаны - это прежде всего закономерный результат широкого национально-освободительного движения в стране, у истоков и во главе которого стояла Народная прогрессивная партия Гайаны (НПП). Однако торжественный акт, связанный с этим событием, выглядел далеко не так, как об этом мечтали гайанские патриоты. Вынужденные отступить перед размахом народной борьбы за национальное освобождение, империалисты Соединенных Штатов и Англии не брезговали никакими средствами, чтобы в политическом плане подчинить независимую Гайану интересам Запада, а в экономическом отношении сохранить и укрепить позиции неоколониализма в стране. Для достижения этой цели правящие круги США и Англии сосредоточили все свои усилия на том, чтобы не допустить к власти в Гайане самую популярную политическую партию - Народную прогрессивную партию во главе с д-ром Чедди Джаганом. Независимость была провозглашена в обстановке объявленного в стране чрезвычайного положения, когда власти отменили конституционные гарантии и когда ряд видных деятелей Народной прогрессивной партии (в том числе несколько членов парламента) были брошены за тюремную решетку, где их содержали без суда и следствия.

Накануне церемонии провозглашения независимости колонии лидер НПП Ч. Джаган, разоблачая империалистические маневры, писал: "26 мая Гайана не станет действительно свободной. Мы получим лишь символы независимости - наш флаг, герб и национальный гимн. Мы будем свидетелями формальной ликвидации колониализма. Парадное одеяние колониализма исчезнет, но суть его останется. Теперь мы вступаем в новую стадию - стадию неоколониализма"*.

* ("Guyana Information Bulletin" (Georgetown), 21.V.1966.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Карты мира, которые расскажут о менталитете стран

В 1946 году Кенигсберг был включен в состав СССР

Остров Пасхи, Америка и генетика

Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100