НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Через континент

В конце апреля в Сиднейском порту причалило норвежское грузовое судно "Тиррана". Здесь его с нетерпением ожидали несколько чехословаков: дело в том, что на борту "Тирраны" был ажный для нас груз - "вэтриэска" со снаряжением и запасами родовольствия для всей экспедиции. На этот раз таможенный осмотр груза оказался не таким простым делом. Ввоз пищевых продуктов в Австралию ограничен крайне строгими предписаниями. Как мы ни старались обойти их, закон был строг: большую часть продуктов, главным образом мясные консервы, австралийские таможенники конфисковали. Этот сюрприз уже в самом начале здорово ударил по нашему и без того тощему бюджету - нам пришлось покупать пищу заново, и теперь уже за доллары. Было решено перейти на режим экономии, отказаться от месячной поездки на Большой Барьерный риф и киносъемок на нем, сократить пребывание в Сиднее до минимума, как можно быстрее добраться до Дарвина и начать комплексные исследования племени рембаранка в Арнемленде, поскольку из-за проволочек с отправкой снаряжения из Чехословакии мы уже и так потеряли целый месяц, нарушив наш первоначальный план.

После таможенного досмотра "вэтриэска" направилась по сиднейским улицам к зданию чехословацкого генерального консульства на Белльвю Хилл. Здесь первую группу экспедиции ожидала утомительная работа - распаковать свыше ста ящиков, проверить их содержимое, все разложить и рассортировать, докупить недостающее снаряжение и продукты и снова все упаковать. Ян (он же Гонза) Данек и Ирка Врожина с тяжелым сердцем расставались с аквалангами, так как все подводное снаряжение пришлось оставить в консульстве. После десяти дней кропотливой работы мы были готовы к отъезду.

12 мая 1969 года перед зданием нашего консульства собрались несколько его сотрудников, чтобы попрощаться с экспедицией, которой предстояло пройти через весь Австралийский материк, проделав путь длиной почти в семь тысяч километров. Переезд в Дарвин было решено совершить кратчайшим путем, через Центральную Австралию. Итак, последние рукопожатия, традиционное "ни пуха, ни пера!" - и колонна из трех машин ("вэтриэска" и два вездехода - "лендровера", взятые напрокат у Австралийского института по изучению аборигенов в Канберре), выехала на улицы Сиднея. "Вэтриэску" вел Ян Данек, в первом "лендровере" ехали д-р Веселовский, д-р Новотный и Иржи Врожина, во втором - Франтишек Шима.

Остальные члены экспедиции должны были прибыть в Дарвин. Д-р Прокопец воспользовался приглашением Австралийского национального университета в Канберре и решил посвятить месяц ознакомлению со специальной литературой и некоторыми современными антропологическими методами, применяемыми в Австралии. Д-р Елинек был еще в Чехословакии, где он вел кое-какие важные переговоры по поводу экспедиции, а мне поручили согласовать программу наших исследований с некоторыми научными учреждениями и университетами в Соединенных Штатах.

Руководил экспедицией в мое отсутствие д-р Веселовский. Перед ним стояла трудная задача - не позднее 15 июня доставить экспедицию в Дарвин.

Колонна с трудом пробралась по переполненным сиднейским улицам и по шоссе Хьюма направилась на запад. Затем экспедиция перевалила через склоны Большого Водораздельного хребта и продолжала путь по равнине вдоль реки Маррамбиджи. На отличном асфальтированном шоссе, проложенном по берегу, наша "вэтриэска" развивала скорость 65 километров в час. Конечно, по сравнению с австралийскими грузовиками, обгонявшими колонну со скоростью 100 километров, это не так уж много. В Юго-Восточной Австралии была в разгаре осень с дождями и туманами. Утренний холод и сырость пробирали до костей, а так как ночевали мы в спальных мешках прямо на земле, то просыпались, окоченев от холода. На третий день экспедиция добралась до Пуллетопа, и наши зоолог и оператор отправились осматривать этот единственный в своем роде естественный заповедник. В нем живут сорные глазчатые куры (Leipoaocellata), довольно необычно выводящие птенцов: они выгребают ямки, выстилают их листьями, откладывают яйца, которые прикрывают листвой. Через 40 - 50 дней под действием тепла тлеющих листьев из яиц выводятся птенцы и сами выкарабкиваются на поверхность.

В Балраналде экспедиция пересекла Маррамбиджи и оказалась в низине Муррея, самой могучей реки Австралии. Этот австралийский Рейн используют для орошения, его течение преграждено несколькими плотинами. Здесь хорошо развито сельское хозяйство, особенно в районе Милдьюры - крупного центра садоводства с обширными плантациями яблонь, абрикосовых, персиковых, апельсиновых и лимонных деревьев и виноградников. Пересекая Муррей по старому мосту у Милдьюры, мы увидели весьма любопытное зрелище: по реке плыли два старомодных парохода, как бы сошедших со страниц романов Марка Твена о Миссисипи.

Муррей - единственная австралийская река, в низовьях и в среднем течении которой курсируют речные суда. В этих местах он достаточно полноводен даже в сухой период года. Но устье реки, перегороженное песчаной косой, несудоходно. В Милдьюре экспедиция пересекла границу Нового Южного Уэльса и Виктории и, оставив позади самую северную оконечность штата Виктория, оказалась в штате Южная Австралия. На другой день мы были уже в крупном промышленном и портовом городе Порт-Огасте, известном металлургическими заводами, перерабатывающими высококачественную железную руду из близлежащих месторождений в Айрон-Ноб и Айрон-Монарк.

Путь из Сиднея в Порт-Огасту был особенно интересен для нашего зоолога, д-ра Веселовского: великолепные впечатления ожидали его здесь на каждом шагу. На одном из островов реки Муррея недалеко от Ренмарка (у границ Южной Австралии, Виктории и Нового Южного Уэльса) живут в заповеднике коала и масса птиц: попугаи, бакланы, цапли, ибисы и др. А на озере Бенани перед Милдьюрой мы наблюдали совершенно незабываемую картину: по водной глади, окаймленной высокими эвкалиптами, величаво плавали тысячи черных лебедей (у них был как раз период брачных игр). Кроме того, озеро было усеяно стаями диких уток, поганок, лысух. Но особенно полезной для Веселовского оказалась встреча с австралийским яйцекладущим млекопитающим - ехидной. Она спокойно переплывала озеро метров 600 шириной, даже не подозревая, что попадет прямо в руки зоологу, стоявшему на противоположном берегу. Ехидну взвесили, обмерили, сфотографировали и отобрали с нее редких блох. Затем этот интересный экземпляр своеобразной австралийской фауны снова выпустили на волю.

Из Порт-Огасты путь экспедиции лежал в глубь Австралийского континента. Теперь дорога вела только на север. От железнодорожного поселка экспедиция свернула в кустарниковую степь в направлении на восток, и примерно после 50 километров хода прибыла в Саут-Гап, последнее поселение в этой области, расположенное на южной окраине озера Торренс. Здесь живут всего две семьи. Озеро Торренс - второе по величине в Австралии. Как и в большинстве австралийских озер, пересыхающих почти на весь год, вода в нем соленая. В сухой период значительная часть озера превращается в соляные болота и покрывается толстым слоем соли. Размеры озера сильно колеблются в зависимости от количества осадков. Во время сильных дождей оно разливается настолько, что занимает площадь до 6 тысяч квадратных километров. Озеро Торренс и расположенное севернее от него озеро Эйр часто называют "мертвым сердцем Австралии". Здесь мы столкнулись с интереснейшим явлением природы - фата-морганой. Почти целых четыре часа пробирались мы через болота к водной глади, сверкавшей на горизонте, пока, наконец, не убедились, что это мираж.

В районе озера Торренс нам встретилось множество оригинальных представителей австралийской фауны: страусы эму, кенгуру и большое количество лис, которых в Австралию завезли в прошлом столетии. С тех пор они так размножились, что наносят серьезный ущерб животноводству. Здесь мы нашли редкого сумчатого - узколапую сумчатую мышь. Она меньше домашней мыши, но скачет на задних лапах, как кенгуру. Этот хищник питается насекомыми, как и наши землеройки. Под камнями оказалось множество гекконов и крупных ящериц-сцинков, похожих на живую пихтовую шишку. Пейзаж вокруг озера Торренс совершенно пустынен, но его очень оживляют попугаи, розовые какаду, орлы и разные мелкие птицы - наш зоолог насчитал их 87 видов!

Продвигаясь далее на север и миновав Вумеру и Кингунью, мы добрались до небольшого городка Кубер-Педи, где живет всего несколько десятков человек. Здесь - одно из самых известных в мире месторождений опалов. Местные старатели их добывают, выкапывая глубокие колодцы такой ширины, чтобы в них с помощью ворота можно было спустить человека.

Кубер-Педи очень напоминает городки золотоискателей прошлого века. Как и ,в старые времена, сюда в поисках наживы и приключений собираются люди буквально со всех концов земного шара. Среди них есть и неудачники, безуспешно проведшие в Кубер-Педи много лет. Работают несколько чехов и словаков, которые очень радостно встретили нас.

Несмотря на огромные богатства, скрытые в земле, питьевая вода здесь - большая ценность и ее покупают за деньги. Чтобы иметь питьевую воду, из глубоких артезианских скважин добывают соленую воду и опресняют ее. Кубер-Педи - один из городов с наибольшей средней продолжительностью светового дня на земле, где дождь - довольно редкое явление. Но, к нашему огорчению, как раз перед приездом экспедиции он лил всю ночь, и пыльные дороги превратились в непроходимые болотистые топи, местами по колено глубиной.

Дальнейший путь из Кубер-Педи на север был нелегким. Временами проезжали лужи, в которых увязали колеса. Перегруженные автомобили буксовали, а комья грязи из-под колес летели на крышу. Мы уже жалели, что не послушались совета наших земляков из Кубер-Педи переждать ливень и потерпеть, пока подсохнет дорога. Один из "лендроверов" увяз в грязи, и наша "вэтриэска" в который уже раз оправдала себя, вытащив его из трясины. Беды, начавшиеся в Кубер-Педи, не покидали нас и дальше. Спустя несколько километров у того же самого "лендровера", который вел Шима, лопнула прокладка в головке двигателя. Положение сильно осложнилось, так как новой прокладки в запасных частях нет. После непродолжительного совещания решили, что второй "лендровер" пойдет вперед и доставит новую прокладку из Алис-Спрингс, а "вэтриэска" возьмет на буксир неисправную машину и потихоньку продолжит путь. До ближайшего селения Калгеры оставалось свыше трехсот километров, до Алис-Спрингс еще столько же. Всю дорогу до Алис-Спрингс и обратно "лендровер" мчался так, будто участвовал в ралли Лондон - Сидней. Ирка Врожина и д-р Веселовский, в течение двадцати часов сменявшие друг друга за рулем, показали, на что они способны: уже на следующее утро их машина с новой прокладкой встретила "вэтриэску", тащившую "лендровер" на буксире. Дождь лил не переставая, и копаться в моторе при таком ливне было занятием не из приятных. Наконец машина была в порядке. И колонна двинулась к Калгере.

Перед Калгерой мы еще раз пересекли границу - теперь между Южной Австралией и Северной Территорией. На севере Территории нашей экспедиции предстояло провести основные исследования. Этот огромный штат в десять раз больше Чехословакии, но почти безлюден. На площади 1,3 миллиона квадратных километров (около одной пятой территории Австралии) живет всего 70 тысяч человек - меньше одного процента австралийского населения. Почти третья часть жителей Территории - коренные австралийцы. Чистокровных аборигенов здесь около 20 тысяч. Так же как столичный округ, Северная Территория подчиняется непосредственно федеральному правительству в Канберре.

В Калгере колонна свернула на запад к Айерс-Року, одиноко стоящей горе примерно в 350 километрах юго-западнее Алис-Спрингс. Эта гора - одно из самых удивительных чудес природы на нашей планете. Огромная глыба окружностью более 12 километров возвышается на 350 метров над центральноавстралийской пустыней. Составляющие ее конгломераты - спекшиеся обломки, валуны и глыбы красного гранита и гнейса - намного тверже окружающих гору пород, которые выветривались миллионы лет под воздействием солнца и ветра. Благодаря своей неимоверной прочности устоял лишь Айерс-Рок, своей формой напоминающий большую копну сена. Ветер и дождь избороздили его поверхность тысячами трещин, углублений и мелких расщелин. В стенах возникли глубокие пещеры. Аборигены из племени питьянтьятьяра, заселяющие с незапамятных времен окрестности горы, покрыли гладкие поверхности стен рисунками. Они верят, что в одной из пещер живет дух скал Улуру. Под именем Улуру гора и известна аборигенам.

Краткое пребывание у Айерс-Рока связано у нас с незабываемыми впечатлениями. Вечером, когда заходящее солнце окрасило гору в ярко-красный цвет, мы стали свидетелями исключительной по красоте картины. Тот, кто не наблюдал ее собственными глазами, не сможет себе представить этого зрелища. Мы поднялись на самую вершину и провели там ночь. Этнограф д-р Новотный с энтузиазмом облазил все скальные пещеры, восхищаясь настенными рисунками. Никому не хотелось покидать необычную гору. Но время шло. Нужно было продолжать путь. 31 мая мы добрались до Алис-Спрингс, второго по величине а Северной Территории и единственного крупного города Дентальной Австралии с десятью тысячами жителей. Это не только важный хозяйственный, но и крупный туристический центр. Здесь расположена основная база "Ройал Доктор Флайинг Сервис" - королевской авиационной медицинской службы, обслуживающей малонаселенные районы Австралийского континента. Благодаря ей люди на отдаленных фермах могут жить, не опасаясь, что в случае неожиданной болезни они останутся без врачебной помощи. "Доктор Флайинг Сервис" обслуживает территорию площадью около 1,5 миллиона квадратных километров. Она имеет небольшие самолеты, которые могут приземлиться практически где угодно. На каждой ферме в отдаленной области есть портативная радиостанция, так что в случае необходимости можно вызвать по радио "летающего врача". Он оказывает первую помощь на месте или отвозит пациента в ближайшую больницу. "Ройал Доктор Флайинг Сервис" имеет свои базы во всех австралийских штатах, за исключением Тасмании, и обслуживает почти все малонаселенные области континента. Обслуживание бесплатное, организация финансируется государством и отчасти за счет частных пожертвований. "Скул оф эйр", или "школа по радио" - это еще одна служба для жителей малонаселенных областей. Она организует учебу детей из отдаленных ферм, где нет школы. Обучение ведется по радио - между учеником и учителем устанавливается двусторонняя радиосвязь.

Алис-Спрингс в последнее время бурно растет. С Югом он соединен узкоколейкой, идущей до Аделаиды, и проселочной дорогой, такой пыльной и ухабистой, что большинство туристов предпочитает перевозить свои машины по железной дороге. С Севером Алис-Спрингс связывает асфальтированное шоссе Стюарта, заканчивающееся в Дарвине.

Не успели еще наши машины как следует разогнаться на шершавом асфальте, как начался пыльный проселок; от Алис - Спрингс он повернул на запад к Долине Пальм. Примерно через два часа нам встретился покинутый лагерь аборигенов. В нем было несколько хижин и навесов из ветвей, листьев и коры деревьев, сооруженных для защиты от ветра. Исконные австралийцы-кочевники не строят постоянных жилищ. Далее мы миновали Хермансберг, одну из старейших миссий для аборигенов в Центральной Австралии, созданную еще в 1877 году.

Примерно через пять километров после Хермансберга шоссе пересекло высохшее русло реки Финк. Машины еле тащились по песчаным наносам, и с каждой минутой двигаться становилось все труднее. Но когда наша колонна наконец добралась до Долины Пальм (примерно в 150 км на юго-запад от Алис-Спрингс), мы были щедро вознаграждены за все наши невзгоды в пути. В глубоком каньоне, где находится эта долина, до сих пор растет около двухсот пальм Livinstonia mariae, в остальных частях Австралии уже вымерших. Эти пальмы сохранились здесь потому, что стены каньона высотой 70 - 100 метров надежно защищают их от палящих лучей солнца, заглядывающего в каньон не больше, чем на один - два часа в день. Эти пальмы - свидетельство того, что когда-то климат Центральной Австралии был намного влажнее, чем сейчас.

На обратном пути наша "вэтриэска" снова показала себя с лучшей стороны, а "лендровер", за рулем которого сидел Ирка Врожина, увяз в песке. Когда он пытался выкарабкаться, лопнул дифференциал заднего моста - не оставалось ничего иного, как продолжать путь на приводе передней оси. "Вэтриэска" осталась единственной машиной, в которой пока что не было серьезной поломки. Она без труда шла по самой плохой дороге и даже помогала вытягивать чужие машины. У нее прекрасная проходимость, но она недостаточно комфортабельна: продолжительная езда в ней утомляет не только водителя, но и пассажира, - нерегулируемые сидения, по мнению Гонзы, совершенно непригодны для долгого пути.

8 июня экспедиция покинула Алис-Спрингс и направилась по шоссе Стюарта на север. До Дарвина оставалось еще более 1500 километров, и чтобы выполнить намеченную программу, мы должны были пройти это расстояние за неделю. Менее чем через 30 километров за Алис-Спрингс мы пересекли воображаемую линию Южного тропика. Еще километров через 150 влево от шоссе нам встретился небольшой каменный обелиск, поставленный в географическом центре Австралии. Надпись на обелиске гласит, что первым, кто достиг этого места 22 апреля 1860 года, был Джон Макдуал Стюарт. А два года спустя он первым из европейцев пересек Австралийский континент с юга на север.

В начале 40-х годов прошлого столетия никто из европейцев не имел о Центральной Австралии ни малейшего представления. Некоторые географы предполагали, что центральную часть материка занимает огромное внутриконтинентальное море. Другие утверждали, что там находится пустыня. Центральной Австралией заинтересовался Чарльз Стёрт, уже прославившийся к тому времени своими исследованиями на реке Муррей. Он заметил, что оттуда на юг регулярно улетают стаи перелетных птиц, главным образом попугаев. Через определенное время они снова возвращаются в родные для них края. Значит, решил он, эти птицы, проводящие часть года в плодородных краях Южной Австралии, обитают в центре континента в аналогичных условиях. Чтобы проверить свое предположение на практике, в 1844 году он отправился на север с несколькими друзьями, среди которых в качестве рисовальщика был и молодой Джон Макдуал Стюарт. Вскоре исследователи добрались до пустыни, показавшейся им настоящим адом. Время для путешествия они выбрали весьма неудачное - лето 1844/45 года было необычайно жарким. Отважные первооткрыватели страдали из-за нехватки воды и свежей пищи, некоторые заболели цингой.

"Это были страшные дни. Язык прилипал к нёбу, пересохшему от жажды, солнце слепило глаза, ветер сек лицо раскаленным песком", - пишет в своем дневнике Стёрт.

Он и его друзья не выдержали тяжелых испытаний и вернулись назад - каменистая пустыня взяла над ними верх. На следующий год Стёрт повторил свою попытку, по и на этот раз не достиг желанной цели. Несколько лет после этого никто не отваживался путешествовать по каменистой пустыне.

Только в 1860 году из Мельбурна на север отправилась большая экспедиция под руководством Роберта О'Хара Бёрка. Власти штата Виктория оснастили ее всем необходимым, затратив на это 12 тысяч фунтов. Большую помощь оказали экспедиции зажиточные фермеры, рассчитывавшие, что она обнаружит в Центральной Австралии богатые пастбища для скота. Бёрк решил пройти с юга до северного побережья. За это он должен был получить вознаграждение в 2 тысячи фунтов, назначенное южноавстралийскими властями тому, кто первым пересечет континент. Сначала экспедиция продвигалась быстро; но когда пастбища уступили место каменистой пустыне, она замедлила ход. Продвижение затрудняли и большие грузы продовольствия и снаряжения. Поэтому Бёрк решил построить склад. На берегу Куперс-Крика, примерно на полпути между Мельбурном и побережьем залива Карпентария, был сооружен небольшой форт. Бёрк оставил в нем большую часть запасов и почти всех членов экспедиции с условием, что они будут ждать его три месяца. Если через три месяца он не вернется, оставшиеся отправятся обратно. Это решение стало для Бёрка роковым.

С естествоиспытателем Греем, молодым ученым Уиллисом и еще одним членом экспедиции - Кингом Бёрк продолжал путь на север. Шесть верблюдов несли запасы продуктов на три месяца. За это время нужно было пройти 2400 километров, отделявших смельчаков от побережья, и столько же назад, к крепости. Дорога очень скоро стала мучительной. Верблюды заупрямились и не хотели идти дальше. Тогда Бёрк оставил с ними Грея и Кинга, а сам с Унллисом продолжал путь пешком. Через некоторое время дорогу им преградили болота на побережье залива Карпентария. Преодолеть последние препятствия, которые поставила на их пути природа, им было уже не под силу. Болотистые топи свидетельствовали о том, что море недалеко, но двум смельчакам не суждено было его увидеть.

Убитые неудачей, они отправились обратно. После долгого пути, полного невыносимых мучений и страданий, они, наконец, добрались до форта у Куперс-Крика. Но Грея среди них уже не было - он не выдержал мучительного пути. Каково было, однако, отчаяние трех совершенно измученных, выбившихся из сил людей, когда они обнаружили, что форт пуст! Судьба круто обошлась с ними. Именно в тот день, за семь часов до их прихода, после трех месяцев напрасного ожидания, начальник форта вместе с членами экспедиции отправился в обратный путь! Бёрк и его друзья узнали горькую правду из записки, оставленной им вместе с продуктами. О том, чтобы догнать ушедших, не могло быть и речи - все слишком устали. Продуктов, которые им оставили, могло хватить лишь на дорогу до ближайшего поселений. А между тем невезения и неудачи продолжали преследовать несчастных: после случайного пожара у них не стало одеяла и палатки. У смертельно измученного Уиллиса не было уже сил идти дальше. Бёрк и Кинг вынуждены были оставить его на месте с небольшим запасом продуктов и воды, а сами отправились на поиски аборигенов - это была последняя надежда на спасение. Через два дня безрезультатных скитаний Бёрк выбился из сил и умер. Кинг вернулся к Уиллису, но и того уже не было в живых. Самого Кинга спасли аборигены, у которых он жил три месяца, пока его не нашла специальная спасательная экспедиция, посланная из Мельбурна. Останки Уиллиса и Бёрка перевезли в Мельбурн, где им были устроены пышные похороны. Их до сих пор чтят как национальных героев. Географы считают их первыми европейцами, прошедшими через Австралийский материк.

Как и Бёрк, в 1862 году на север отправился Джон Макдуал Стюарт, вооруженный печальным опытом, за который дорого заплатила экспедиция Стерта. Он вышел из Аделаиды, успешно пересек внушавшую всем страх пустыню и достиг пресловутого "зеленого края", о существовании которого в центральной части континента догадывался Чарльз Стёрт.

Здесь проходят два больших горных хребта - Макдонелла и Масгрейва - высотой около 1500 метров. Так как хребты лежат выше окружающей местности, то они задерживают влагу, и растительность тут богаче. Стюарт пересек тропик и 22 апреля 1860 года дошел до географического центра Австралии. После этого он вернулся в Аделаиду, рассчитывая в будущем году пересечь весь континент. Но и во второй раз, из-за недостатка продуктов, он добрался лишь до центра и вернулся. В 1862 году он предпринял третью попытку, увенчавшуюся успехом. Стюарт прошел от Аделаиды до Арнемленда и остановился на берегу Индийского океана у устья реки Аделейд, недалеко от теперешнего Дарвина. Австралийский континент был, наконец, пересечен, и Стюарт получил обещанное вознаграждение южноавстралийских властей. Его переход через континент открыл путь для дальнейших географических исследований Австралийского материка.

В 1870 году началось сооружение континентального телеграфа, идущего из Дарвина, тогдашнего Пальмерстона, на юг до Аделаиды. Два года спустя, через десять лет после знаменитого перехода Стюарта, в Пальмерстоне заработал телеграф, его подсоединили к кабелю, ведущему в Сингапур, а оттуда до самой Европы. Таким образом, Австралия впервые была соединена с мировой кабельной системой связи и установилось телеграфное сообщение с Европой. Строительство континентального телеграфа в то время было сложной технической задачей - надо было установить 36 тысяч телеграфных столбов и через каждые 300 километров построить станции. Эти станции стали базами для последующих экспедиций. В конце века географические исследования континента в общих чертах были закончены.

Трансконтинентальный телеграф работает до сих пор. Первоначальные деревянные опоры, страдавшие от пожаров и термитов, заменены металлическими. Телеграммы передаются уже не морзянкой, а с помощью современной электротехники. До сих пор сохранились некоторые, так называемые Repeater Stations (повторяющие станции), на которых телеграфисты передают телеграммы дальше. Мимо одной из них - Барроу-Крик - и проехала наша экспедиция.

На расстоянии около 15 километров к северу от Уокопа по обе стороны шоссе Стюарта можно наблюдать необычное зрелище - огромные гранитные глыбы на площади в несколько квадратных километров. Это так называемые Devil's Marbles - дьявольские шары, образовавшиеся в результате выветривания гранитных блоков. Аборигены же думают, что это гигантские яйца, которые снесла радуга.

Мы проехали Теннант-Крик, небольшой шахтерский городок с полутора тысячами жителей, вокруг которого расположены крупные медные рудники. Руда на месте перерабатывается в концентрат. Есть здесь и золото. В нескольких километрах от городка находится Ноблс-Ноб - одно из самых богатых месторождений в Австралии. За год там добывают золота на три миллиона австралийских долларов.

И снова час за часом катим мы по бесконечной ленте шоссе. Временами колонну обгоняет автопоезд со скоростью 90 километров в час. Встреча с ним, особенно на поворотах, надо сказать, не из приятных. Не дай бог также, если шоссе, особенно ночью, перед вашим носом вздумает перебежать какое-нибудь животное. Чаще всего это бывают кенгуру. Иногда можно столкнуться и с дикой лошадью или буйволом. Такое приключение не всегда может хорошо кончиться. В этом на собственном опыте убедился и наш Франтишек Шима, когда ночью он натолкнулся на буйволицу. Поэтому большинство австралийцев на всякий случай монтируют перед радиатором своей машины защитную решетку, которая принимает на себя основную тяжесть удара при столкновении с животным.

И вот на горизонте появляется Катерин, городок, в котором около 1200 жителей. Он в 350 километрах к югу от Дарвина. Делаем последнюю остановку в Идит-Ривер. Умываемся, стираем вещи - в Дарвин мы хотим прибыть в полном параде. 15 июня, в воскресенье, в полдень экспедиционная колонна въезжает в кемпинг перед Дарвином. Цель нашего первого этапа достигнута - мы пересекли континент. Закончился путь длиной почти в семь тысяч километров. Это был путь через пески и болота, через буш и прочие препятствия, путь, на котором отличные асфальтированные шоссе сменялись пыльными и грязными проселочными дорогами. Экзамен на аттестат зрелости наша "вэтриэска" выдержала с отличием. Всего за один месяц участники экспедиции набрались такого опыта, который невозможно почерпнуть ни из какой книги.

Второй раз за последние тридцать четыре года чехословацкий грузовой автомобиль-вездеход снова прошел через весь австралийский континент, но впервые с юга на север. Экспедиционная "вэтриэска" привлекала внимание австралийцев еще больше, чем "Татра" д-ра Баума в 1935 году. Их интерес к экспедиции на всем пути ее следования был необычаен. И если это хоть в какой-то мере помогало людям другого полушария лучше узнать нашу родину, то мы можем смело сказать, что одна из целей экспедиции уже достигнута.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2010-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'
Рейтинг@Mail.ru