НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Италия и Россия


Великий русский народ всегда был другом итальянского народа.

П. Тольятти

В центре Рима, на виа Кондотти, неподалеку от туристического агентства "Кво вадис", есть старинное кафе "Греко". Не американский бар, как почти повсюду сейчас в Италии, а именно кафе, какие были на Апеннинах в прошлом веке. Внутри все выглядит так, как и сто лет назад: картины в багетных, теперь уже облезлых рамах с видами Венеции, потускневшие зеркала, старомодные круглые мраморные столики... О наших днях напоминает только сверкающая никелем кофеварка да новые фарфоровые чашки с "фирменной" надписью: "Кафе "Греко"".

Это заведение, как и в прошлом веке, - излюбленное место встреч писателей, поэтов, художников. За столиками там можно увидеть Ренато Гуттузо, Феллини, до недавнего времени (до смерти) в нем постоянно сиживал за чашкой кофе художник Де Кирико.

Для нас, русских, это кафе имеет особый интерес. В глубине зала, над угловым столиком, висит на стене скромный медальон с изображением великого Гоголя. Гоголь часто приходил сюда, встречался здесь с друзьями. Жил он неподалеку, на улице Систина. На фасаде дома под номером 126 укреплена мемориальная доска с надписью на двух языках: "В этом доме в 1838-1842 годах жил Николай Васильевич Гоголь, написавший здесь "Мертвые души"".

Жизнь многих деятелей русской культуры тесно связана с Италией. Карл Брюллов после создания картины "Последний день Помпеи" стал так знаменит, что итальянцы встречали его на улицах аплодисментами. Он получил специальное разрешение передвигаться по стране без паспорта, ибо "каждый итальянец обязан знать его в лицо". Тургенев написал в Риме повесть "Ася" и начало романа "Дворянское гнездо". Достоевский работал во Флоренции над "Идиотом". Часто бывал в Италии Глинка, говоривший по-итальянски почти без акцента. Художник А. Иванов прожил в Италии почти 30 лет, другой русский художник-пейзажист Сильвестр Щедрин умер и похоронен в Сорренто. Бывали на Апеннинах и Лев Толстой, и Чехов, и Чайковский, и Блок, и Брюсов, и Марина Цветаева, и, как известно, Горький. Список этот можно продолжать до бесконечности. Даже Александр Грин в годы своей нищей молодости побывал в Италии, нанявшись на судно матросом.

В Ливорно на греческом кладбище похоронен один из лицейских друзей Пушкина - Николай Корсаков. На могиле выбита эпитафия, которую, как говорят, он сам сочинил за час до своей смерти на итальянской земле:

 Прохожий, поспеши к стране родной своей, 
 Ах! Грустно умереть далеко от друзей!

Корсаков был богато одаренной натурой: дипломат, композитор, певец. Пушкин писал о нем в годовщину лицейского выпуска:

 Он не пришел, кудрявый наш певец, 
 С огнем в очах, с гитарой сладкогласной 
 Под миртами Италии прекрасной 
 Он тихо спит...

Умирая под небом "прекрасной Италии", русские люди тосковали по оставленной Родине. Рвались домой и те, которым по разным причинам пришлось провести на Апеннинах много лет. Как ни любил Италию Гоголь, он стремился назад, в холодную Россию. Но эта страна продолжала притягивать людей русской культуры, как магнит. Томясь под гнетом царского деспотизма, они пытались найти в ее истории, под ее небом ответ на мучивший их вопрос: как вырваться из рабства и обрести свободу? "Колыбель европейской цивилизации" служила примером могучего развития человеческого гения, что не могло не вызывать восхищение, восторг и преклонение. Лицезреть величественные руины прошлого, вдыхать воздух страны, где происходили столь необыкновенные события, - одно это, казалось, могло помочь человеку проникнуться идеями красоты и гармонии, стать лучше. Обилие громких русских имен, так или иначе связанных с Италией, - яркое свидетельство того большого интереса, который существовал к ней в России, подтверждение тесных с ней отношений.

Отношения эти имеют долгую и богатую историю. Первые поселения генуэзцев возникли на восточном берегу Крыма еще в XIII веке. Кстати, их потомки до сих пор живут в нашей стране. Неподалеку от Одессы есть поселок Шабо, жители которого говорят на старинном диалекте итальянского языка. В XV веке между двумя странами уже налаживались первые контакты. Московские хроники упоминают некоего мастера - специалиста по литью колоколов, известного под именем Борис-римлянин. В XVII веке царь Алексей Михайлович направил в Венецию первого русского посла Ивана Чемоданова, а еще раньше в столице России побывал посланец венецианских дожей.

С давних пор наряду с русскими зодчими и умельцами в России работали архитекторы и мастера Запада, среди которых было много итальянцев. Вспомним хотя бы архитектора Московского Кремля Родольфо Фьораванти, прозванного за свое высокое умение Аристотелем. Известен и тот вклад, который итальянские зодчие внесли в строительство города на Неве. Петр Первый начал выписывать из Италии статуи, картины, поручил изучить производство там шелковых тканей.

В России появились итальянцы и других профессий, прежде всего певцы и музыканты. В Петербурге и Москве была основана итальянская опера. В Италии интерес к России особенно оживился в XVIII веке. По словам итальянского историка А. Крониа, Петр Первый прорубил окно не только из России в Европу, но и из Европы в Россию, в результате чего "Европа стала смотреть на нее широко раскрытыми глазами".

Именно в начале этого века наша страна в представлении иностранцев стала превращаться из фантастической "Татарии" в Московию, а затем в Россию. В эти годы на Апеннинах публиковалось много книг об истории России, путевых заметок, в том числе даже непоседливого Джакомо Казановы, побывавшего в Москве и Петербурге.

Постепенно налаживаются торговые отношения. Из России в Италию везут железо, пеньку, лен, кожу, воск, меха, икру. А из Италии суда предприимчивых купцов доставляли оливковое масло, шелк, шерсть, сухофрукты, лимоны, еще не известный в России шоколад, а также картины, статуи, мозаику, гравюры. Связи эти расширяются и постепенно приобретают все более стабильный характер.

На страницах этой книги я не мог подробно рассказывать о всех этапах становления итало-русских связей. Это особая, очень обширная тема. Мне хотелось бы остановиться на другом: когда и каким образом у русского человека стало формироваться восторженное отношение к Италии как к стране "голубого неба и яркого солнца".

Вероятно, началось это в конце XVIII - начале XIX века благодаря стихам и переводам К. Н. Батюшкова и русскому изданию романа французской писательницы де Сталь - "Коринна". В русском журнале "Вестник Европы" за 1817 год помещены очерки де Сталь, где приводятся такие строки:

 Слава и блаженство Италии... 
 Италия и царство солнца, 
 Италия - владычица мира, 
 Италия - колыбель искусства и писмен!

В эти же годы русские читатели знакомятся с переводами на русский язык великих итальянских писателей и поэтов - Данте, Торквато Тассо, Петрарки, Ариосто, Боккаччо. Продолжили дело восторженные стихи русских поэтов, воспоминания об Италии Стендаля, Байрона, Гёте. Большую роль сыграли и рассказы русских аристократов, побывавших в этой стране и приобретших там картины, статуи, гравюры. Именно в это время становятся известными в России бессмертные творения, вызывавшие восхищение и преклонение.

Сильный отклик в просвещенной части русского общества находят мотивы свободолюбия, вольности, призывы к борьбе, звучавшие в произведениях поэтов-романистов, посвященных Италии.

 Земля священная героев и чудес! 
 Развалины и прах красноречивый! -

писал К. Батюшков в стихотворении "Умирающий Тасс". Борьба итальянского народа против иностранного ига, за объединение родины, за Рисорджименто, подвиги Гарибальди и его соратников встречали горячее сочувствие и поддержку у демократической общественности России. В России нашлись отважные люди, которые разными путями пробирались в Италию и смело принимали участие в этой борьбе. Среди "русских гарибальдийцев" были Николай Пирогов, режиссер Федор Комиссаржевский, ученый Лев Мечников (брат физиолога Ильи Мечникова)... По данным III охранного отделения, в отрядах Гарибальди насчитывалось в общей сложности около 50 русских, причем многие воевали под чужими фамилиями.

С симпатией относились друг к другу участники движения карбонариев и декабристы, проникшиеся общими интересами и идеями эпохи. Как указывалось в материалах следствия над декабристами, В. Ф. Раевский "восхищался итальянскими происшествиями и изъявлял желание такие же новости завести в России". В то же время в годовщину казни декабристов один из видных деятелей Рисорджименто - Джузеппе Мадзини - составил по поручению Центрального комитета патриотического общества "Молодая Италия" "Обращение к русским", в котором говорилось: "Пестель, Муравьев, Бестужев, Рылеев и Каховский, отдавшие жизнь за освобождение славянских народов, являются гражданами и братьями всех тех, кто борется за дело Справедливости и Истины на земле".

Итальянцы сражались против господства Австро-Венгерской империи, а лучшие люди России - против царского деспотизма. Те и другие боролись за свободу своей Родины. В этом проявлялась не только преемственность революционных традиций двух народов, но и неразрывная идейная связь между прогрессивными движениями обеих стран.

На сходство двух боровшихся за общие идеалы народов указывал Герцен: "...крестьянин средней Италии так же мало похож на задавленную чернь, как русский мужик - на собственность. Нигде не видал я, кроме Италии и России, чтоб бедность и тяжелая работа так безнаказанно проходили по лицу человека, не исказив ничего в благородных и мужественных чертах. У таких народов есть затаенная мысль или, лучше сказать, не мысль, а непочатая сила".

Демократические силы Италии горячо приветствовали победу Великой Октябрьской социалистической революции. Взоры угнетенных классов с надеждой обратились на Восток. В стране день ото дня росла волна движения народных масс, выступавших со своими требованиями, ширились бурные экономические забастовки, политические демонстрации с требованиями амнистии политическим заключенным, демобилизации армии, разрастались стихийные беспорядки: итальянские крестьяне начали захватывать помещичьи земли.

Советская эмблема - серп и молот - стихийно превратилась в символ трудящихся Италии и их организаций. Портрет Ленина в этот период можно было увидеть даже в самых отдаленных деревенских лачугах. Повсюду звучали песни, прославлявшие вождя мирового пролетариата:

 Да здравствует любимый Ленин, 
 Светоч свободы и справедливости!

В декабре 1919 года палата депутатов итальянского парламента единогласно приняла резолюцию о признании Советской Республики. Депутаты-социалисты неоднократно выступали в парламенте с требованиями вывода итальянского экспедиционного корпуса из оккупированных районов Северной России.

Однако активнее всего в движении солидарности с молодой Советской Республикой участвовали итальянские рабочие, проводившие массовые забастовки под лозунгом: "Руки прочь от России!" Энергичные проявления солидарности с первой страной победившего пролетариата продолжались вплоть до 1921 года, и это несмотря на усилившееся наступление фашизма.

22 июня 1941 года, в день нападения гитлеровской Германии на Советский Союз, министр иностранных дел Италии Чиано по личному распоряжению Муссолини заявил советскому послу в Риме, что отныне Италия считает себя в состоянии войны с СССР. Выступая с напутственной речью перед солдатами, Муссолини заявил, что им "выпала честь" принять участие в "битве гигантов" и что "20 лет народы Земли волновала дилемма: фашизм или большевизм, Рим или Москва?".

Конечно же война против СССР была совершенно чужда интересам итальянского народа. Выступая по Московскому радио 27 июня 1941 года, Генеральный секретарь Итальянской компартии П. Тольятти (взявший в те годы псевдоним М. Корренти) заявил, что Советский Союз "никогда не совершал недружественных актов против Италии. Великий русский народ всегда был другом итальянского народа".

"Поход на Москву" обернулся трагедией для многих тысяч обманутых фашистской пропагандой солдат и офицеров итальянского экспедиционного корпуса. Дивизии, входившие в состав 8-й итальянской армии (АРМИР), были наголову разгромлены в районе среднего течения Дона и под Сталинградом, потеряв половину своего состава. Тех, кто выжил, предало гитлеровское командование: свои отступавшие войска оно посадило на машины, а "союзников" бросило на произвол судьбы. Тысячи "легионеров" Муссолини, одетые в летнее обмундирование, замерзли в заснеженных степях или погибли от голода. Жалкие остатки АРМИР были отозваны на родину.

Я беседовал с некоторыми итальянцами - участниками "похода на Восток". С большой неохотой и отвращением вспоминают они об этой позорной странице в своей жизни.

- Как только поезд с нашей частью выехал на просторы России, - рассказывал мне житель Рима Франческо Алибранди, - сразу стало ясно, в какую авантюру вовлек нас дуче. После небольшой Италии бескрайние просторы России повергли наших солдат в уныние. Не было никаких сомнений - эту огромную страну завоевать невозможно...

Историческое сражение на Волге, поражение гитлеровских войск и разгром АРМИР создали важные предпосылки для победы итальянского Сопротивления. В этом движении приняли активное участие сотни советских граждан - военнопленных, бежавших из гитлеровских концлагерей и примкнувших к итальянским партизанам. Только в области Эмилия-Романья сражалось около 800 советских граждан. Многие из них погибли в сражениях, своей кровью заплатив за свободу и независимость итальянского народа. Во многих местах Северной Италии, на городских и сельских кладбищах, а то и просто на горных склонах и в долинах, разбросаны скромные могильные холмики с лаконичными надписями: "Партизан Василий", "Русский солдат Иван", "Капитан Николай". Многие воевали под партизанскими кличками, и их имена навсегда остались неизвестными.

Борцы за мир из разных стран собрались у памятника Неизвестному солдату в Риме
Борцы за мир из разных стран собрались у памятника Неизвестному солдату в Риме

Каждый год в годовщину победы к их могилам местные жители возлагают букеты свежих цветов. Итальянцы свято чтут память о храбрых русских людях, павших в боях с гитлеровцами и итальянскими чернорубашечниками за свободу их родины. Немало советских граждан награждено итальянскими орденами и медалями. Среди них - Федор Полетаев, отважный партизан, награжденный Золотой медалью Сопротивления. Похоронен он в Генуе на "кампосанто" (кладбище) Стальено. Настоящее имя героя долгое время оставалось неизвестным. Партизаны называли его Федором Поэтаном. Под этим именем он был похоронен, под этим именем ему посмертно была присуждена высшая в стране воинская награда. В Италии такую награду имеют всего лишь несколько десятков человек, и один из них - советский гражданин. Кавалеру Золотой медали при посещении им военных казарм оказывают такие же почести, как и президенту республики. Ему обязаны первыми отдавать честь высшие чины итальянской армии независимо от того, является ли он офицером или простым солдатом.

Федор Андрианович Полетаев - сержант Советской Армии - пришел в партизанскую бригаду "Оресте", бежав из гитлеровского концлагеря вместе с восемью товарищами. Он был большого роста и обладал огромной физической силой. Гитлеровцев он ненавидел и сражался с ними с яростью и отвагой. Партизаны полюбили этого белокурого парня за скромность, доброту и бесстрашие. Когда он называл в отряде свое имя, то, видимо, неразборчиво произнес фамилию. По этой причине его и прозвали Поэтаном. Настоящее имя кавалера Золотой медали искали долго и установили уже много лет спустя после войны.

Погиб Федор в феврале 1945 года в сражении на окраине городка Канталупо. В правительственном декрете о награждении советского сержанта высшей в Италии наградой так описывается его подвиг: "Образцовый по дисциплинированности и по бесстрашию боец во время атаки превосходящих сил противника, сознавая, что он наверняка принесет в жертву свою жизнь, вместе с находящимся под его командованием патрулем пробился в тыл крупного соединения противника, открыв внезапный огонь и громко требуя сдаться в плен-. Враги не выдержали неожиданной и бесстрашной атаки, дрогнули и сдались. Во время этого героического эпизода, который стоил противнику многих потерь и многих пленных и который совершенно изменил итоги дня, Поэтан пал как борец за идеалы свободы народов".

В наши дни, несмотря на происки врагов разрядки и мирного сотрудничества народов, отношения между СССР и Италией продолжают непрерывно развиваться и укрепляться. Громадный вклад в это важное дело вносит Общество дружбы "Италия - СССР", созданное в 1947 году. Его отделения размещены не только в крупных городах, но и в таких небольших населенных пунктах, как, например, Фолиньо, Нарди, Салуццо. Оно проводит многообразную работу с целью ознакомления итальянской общественности с достижениями народов Страны Советов в экономической, политической и социальной областях, в науке и культуре, распространяет информацию о борьбе СССР за мир, за разрядку напряженности, против безумной гонки ядерных вооружений.

...Милан. Окно кабинета секретаря Миланского отделения общества Коррадо Криппа выходит на пьяццу Дуомо. На одном ее конце в пасмурное небо уходит частокол шпилей мраморной громады знаменитого миланского собора Дуомо. На другом - на стенах домов буйствуют яркие разноцветные огни реклам аперитива "Кора" и кухонных плит "Канди".

- Почти за сорок лет своей деятельности, - говорит Криппа, - наше общество стало одной из самых популярных в Италии общественных организаций. В его работе принимают участие такие известные деятели культуры, как Ренато Гуттузо, Джакомо Манцу, Луиджи Ноно, Амброджо Донини. Главная его сила - в массовой работе. Для Италии стали традицией ежегодные дни Советского Союза, привлекающие десятки тысяч участников и превращающиеся в подлинно народные праздники. Каждый год дни проводятся в разных местах: в Венеции, Неаполе, Болонье, Кальяри, Турине и других городах. Во время дней организуются десятки концертов, выставок, спектаклей, конференций, научных симпозиумов, диспутов, встреч по профессиям, обмен делегациями. Укрепляются такие формы общения между народами, как породнение городов. У Милана, например, в Советском Союзе побратим - Ленинград, у Флоренции - Киев, у Генуи - Одесса, у Бари - Батуми. Тесно подружились местечко Кавриаго в области Эмилия-Романья и молдавский город Бендеры. Жители Кавриаго гордятся тем, что о них говорил Ленин как о сторонниках пролетарского интернационализма, выразивших симпатии к Советской России в трудные для нее годы.

- Особенно большим успехом, - продолжает Криппа, - пользуются курсы русского языка. В нашем городе на них занимаются около 200 человек, главным образом молодежь. Для изучающих русский язык мы регулярно организуем литературные вечера, встречи с советскими деятелями культуры, лекции-беседы о жизни советских республик, конкурсы "Знаешь ли ты СССР?".

Меня часто спрашивают, как относятся сейчас итальянцы к русским, к нашей стране вообще? На основании личного опыта могу ответить: хорошо, доброжелательно. Хотя не все здесь так просто.

После второго курса университета летом я начал работать гидом-переводчиком в Бюро международного молодежного туризма "Спутник". Первую в своей жизни группу итальянских туристов из 30 человек встретил на пограничной станции Чоп и поехал с ними в Москву. Группа попалась хорошая - веселые, добрые люди, в основном рабочие и студенты.

Поразил меня один случай. В первый же день в коридоре вагона ко мне подошел пожилой человек. Он назвался рабочим из Феррары. Изрезанное морщинами загорелое лицо, большие натруженные руки.

- Скажи мне, Владимиро, - тихо попросил он. - Правда ли, - он оглянулся по сторонам и еще больше понизил голос. - Правда ли, что в вашей стране... что в вашей стране... едят детей?

- Что?! - от изумления я растерялся и подумал, что неправильно понял вопрос. - Что едят?

- Детей... - смущенно пояснил турист и чуть покраснел. - Я понимаю, - торопливо продолжал он, - что мой вопрос тебе кажется глупым, но в Италии некоторые газеты пишут, что у вас голод, нет продуктов и в деревнях... Одним словом, чтобы не умереть от голода, там едят новорожденных детей...

Вопрос был дикий. Я объяснил, что ничего подобного нет, да и быть не может. Что... Да как можно вообще серьезно отвечать на такую ахинею? Собеседник мой был до крайности сконфужен. А когда мы всей группой пошли в вагон-ресторан и съели там по большой тарелке жирного украинского борща и котлеты по-киевски, он окончательно убедился в том, что попался на удочку самой вульгарной антисоветской пропаганды.

Был конец 60-х годов. Времена "холодной войны" уже миновали. Над Европейским континентом все явственнее ощущался живительный ветер разрядки, однако правая печать в Италии продолжала писать о нашей стране всякие небылицы. Надо сказать, что антисоветская пропаганда - то грубо-вульгарная, то изощренная, замаскированная под "объективность" - никогда в Италии не прекращалась. Например, в первые послевоенные годы Христианско-демократическая партия использовала в своей предвыборной кампании плакат, на котором был изображен бородатый казак с красной звездой на мохнатой шапке и с огромным ножом в зубах. Теперь, конечно, работают потоньше, но обработка населения в антикоммунистическом духе не прекращается ни на один день.

Конечно, в антисоветские барабаны колотят небезрезультатно. На определенную часть населения эта ядовитая пропаганда все же действует. На встречах с журналистами, молодежью и студентами нередко задавали такие вопросы, как, например: "Зачем вы разместили (!) в Европе ракеты.", "Что советские войска делают в Афганистане?", "Почему в СССР преследуют диссидентов?", "Сколько у вас политических заключенных?" и т. д.

Приходилось терпеливо объяснять, казалось бы, очевидные вещи. Во время таких дискуссий выяснялось, что аудитория практически ничего на знает ни о мирных советских предложениях, ни о том, как США грубо нарушают все подписанные соглашения, ни о том, что на самом деле происходит в Афганистане.

Однако на подавляющую часть населения, в особенности на так называемого простого итальянца, антисоветская пропаганда не оказывает практически никакого влияния. К здоровому плесень не пристает. Рабочий человек каким-то инстинктом чувствует, где ложь, а где правда. Со стороны почти всех, с кем мне или членам моей семьи приходилось сталкиваться в повседневной жизни, мы встречали, как правило, проявления самой искренней симпатии и внимания.

Были, правда, иногда и проявления недоброжелательства. Например, хозяин одного из баров на нашей улице (их там было три) при нашем появлении мрачнел и упорно не отвечал на вежливое "буон джорно!". Мы перестали к нему ходить и пить кофе. Потом нам объяснили, что этот угрюмый тип при Муссолини был активистом фашистской партии и во время второй мировой войны потерял сына на Восточном фронте.

Не всегда улыбки озаряли холеные физиономии владельцев некоторых магазинов, когда они узнавали, что мы из Советского Союза. Тут уж срабатывала, так сказать, классовая рознь. Лавочники повсюду самая реакционная часть населения.

Но это все - исключение. Обычно же простые люди везде и всегда всячески старались подчеркнуть свое расположение, даже в мелочах. Это и сердечная улыбка портье, мимо которого проходишь каждый день, и дружеский жест рабочего в гараже, осматривающего машину, и добродушное подмигивание продавца в булочной, и настойчивое предложение владельца соседней винной лавочки отведать рюмочку сицилийской марсалы.

Простые люди везде и всегда всячески старались подчеркнуть свое расположение к нам. В баре, куда по итальянской традиции мы каждый день в 11 часов заходили выпить по чашке ароматного "капуччино" со свежевыпеченным "корнетто", бармен с молниеносной быстротой расставлял чашки и, хитро улыбаясь, специально для моей жены запевал довольно приятным голосом: "Аморе мио..."

В детском саду, куда ходил мой сын, были очень строгие порядки. Его содержали монахини-паолинки, весьма чопорные дамы в черных сутанах и белых накидках. Но с какой добротой и лаской относились они к нашему Петруччо!

А как горячо, как восторженно и сердечно приветствовали итальянцы приезжавших на гастроли советских артистов, музыкантов, певцов, выступления советских спортсменов! Причем даже тогда, когда выступали звезды не первой величины. Хлопали и кричали "бис!" просто для того, чтобы выразить свою любовь и симпатию к русским людям. Каким искренним интересом светились глаза посетителей советских выставок, какие теплые записи делали они потом в "Книге отзывов"!

Рабочий люд всегда очень просто объясняет причины симпатий и восхищения нашей страной: "У вас нет хозяев, это здорово! В России каждый может получить работу, каждый имеет право на жилье, а врачам не надо платить! Да здравствует Советский Союз!" Как бы ни изощрялись буржуазные пропагандисты, против этих очевидных и простых истин возразить нечего...

Сотрудничество между двумя странами развивается в самых разных областях: в науке, кинематографии, издательском деле, туризме. В июле 1984 года орден Командора - высшая награда Итальянской Республики, всего лишь 26-я по счету со времени его учреждения, - был вручен советскому врачу Г. А. Илизарову, директору Курганского НИИ экспериментальной и клинической ортопедии. Итальянские медики одними из первых в мире начали осваивать методы лечения ортопедических и травматологических больных, разработанные "зауральским кудесником". Теперь в Италии создана и плодотворно работает Ассоциация по изучению и распространению илизаровского метода - АСАМИ, причем работает так эффективно, что в нее уже вступили многие государства.

Но наиболее зримая и весомая сфера соприкосновения взаимных интересов двух стран - это экономика. Приметы успешного расширения экономических связей у всех на глазах. Это и снующие по улицам наших городов верткие "Жигули", которые выпускает автозавод в Тольятти, построенный при участии итальянских автомобильных фирм. Это итальянские обувь и вина на полках советских магазинов. А из Советского Союза идут в Италию станки, лес, нефть, газ. "Контрактом века" назвали газеты соглашение о поставке в Италию на протяжении 20 лет 110 миллиардов кубических метров советского газа, советской нефти, а также труб большого диаметра для газопровода Западная Сибирь- Западная Европа.

В целом с 1971 по 1983 год товарооборот между двумя странами вырос на 27 процентов.

Экономическое сотрудничество охватывает такие отрасли хозяйства, как энергетика, станкостроение, химия, металлургия, текстильная, пищевая, пищебумажная и др. В рамках смешанной межправительственной комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству работают девять отраслевых групп.

В Италии успешно функционируют общества с советским участием, например "Станитальяна", "Энитал", "Нафта-Ит", "Русленьо", "Текникон" и др. В Москве открыто двадцать итальянских представительств крупных фирм (например, ЭНИ, "Финсидер", "Монтэдисон", ФАТА, ФИАТ) и банков ("Кредито итальяно", "Банка коммерчале", "Банко ди Рома").

Всего же в сотрудничестве с СССР принимают участие более тысячи средних и мелких фирм. Италия во внешнеторговом обороте СССР с западными странами занимает третье место, уступая лишь ФРГ и Финляндии.

Важную роль в укреплении деловых контактов между нашими странами играет Итало-советская торговая палата. Ее президент Эмилио Рокки, кстати недавно награжденный советским орденом "Знак Почета" за заслуги в сотрудничестве между СССР и Италией, в одной из бесед рассказал мне, что главная цель палаты - всеми способами налаживать и расширять сотрудничество между двумя странами, облегчить выход на рынок товаров, дать о них нужную информацию, организовывать выставки, встречи, симпозиумы. По словам Э. Рокки, в настоящее время членами палаты состоят 280 итальянских фирм, групп и банков и 73 советские организации. Итальянские фирмы, говорит Э. Рокки, привлекают прежде всего надежность СССР как торгового партнера, ёмкость советского рынка, большие взаимовыгодные возможности для дальнейшего расширения торговли, которые далеко еще не исчерпаны. Как и многие другие итальянские промышленники и деловые люди, он считает, что торговые связи способствуют разрядке, поддержанию мира на Земле.

Даже в периоды обострения политического климата на планете деловые круги всегда выступали за взаимопонимание, за диалог, за решение всех спорных проблем путем переговоров.

Однако есть в Италии и такие люди, которым не по вкусу расширяющееся сотрудничество между двумя странами. Правые круги сознательно пытаются исказить характер экономических контактов. Они ставят под вопрос выгоды, которые извлекает итальянская сторона из торговли с Советским Союзом.

С целью породить сомнения западноевропейских, в том числе итальянских, промышленников во взаимовыгодном характере торговли в Вашингтоне не гнушаются и мелкими диверсиями. Как сообщил итальянский экономический журнал "Холдинг", министерство торговли США распространило брошюру, в которой доказывается... бесперспективность соглашений на компенсационной основе. Нападкам США подвергалось намерение Италии наряду с другими западноевропейскими странами принять участие в сооружении нового магистрального газопровода Восточная Сибирь - Западная граница СССР. А ведь в этом самым непосредственным образом заинтересованы итальянские машиностроительная и металлургическая отрасли промышленности, которые рассчитывают поставить значительное количество своей продукции для этой стройки. Известно также, что поставки советского газа играют существенную роль в энергетическом балансе Италии, испытывающей ощутимый дефицит энергетических ресурсов.

В последнее время Соединенные Штаты усилили давление на правительство Италии, с тем чтобы заставить эту страну встать на путь свертывания экономических отношений с Советским Союзом. В этой связи еженедельник "Эспрессо" подчеркивает, что во время визитов итальянских министров в Вашингтон от них потребовали "конкретного вклада в экономическую войну против СССР путем резкого сокращения торговых отношений с социалистическими странами". Консервативная газета "Темпо" отмечает, что "новый курс" США предполагает противодействие "слишком тесным экономическим отношениям западноевропейских стран с Советским Союзом".

Эмиссары США встречаются с итальянскими промышленниками, пытаясь убедить их в "бесполезности" контактов с Советским Союзом. Показательной в этом отношении была встреча бывшего государственного секретаря США Г. Киссинджера с видными представителями делового мира Северной Италии. Гость из Вашингтона "рекомендовал" сократить объем торговых операций с нашей страной, использовать торговлю для того, чтобы добиваться "политических уступок" от Советского Союза.

Однако происки правых и давление Вашингтона не приносят желаемых результатов. СССР - выгодный экономический партнер, и это хорошо понимают на Апеннинах. Такие партнеры необходимы для Италии в условиях усиливающегося экономического кризиса, трудностей для сбыта своих товаров на западных рынках, постоянного роста безработицы.

За годы работы в Италии мне пришлось побывать на множестве мероприятий, так или иначе связанных с советско-итальянским экономическим сотрудничеством: на спуске судов, построенных по советским заказам на судоверфях в Венеции, на фирме ФАТА в Милане, где создавались специальные отделы, занимавшиеся поставками оборудования для строительства КамАЗа, на Миланской ярмарке, на которой были широко представлены советские внешнеторговые учреждения, на подписании многих контрактов фирмами и внешнеторговыми организациями двух стран. И с кем бы из итальянских промышленников я ни говорил, всегда чувствовалась их искренняя заинтересованность в расширении торговли между двумя странами. Они единодушно считают, что это несет Италии ощутимую пользу, помогает решать стоящие перед страной острые проблемы, например дает работу в условиях экономического кризиса десяткам тысяч итальянцев.

В экономике потенциал каждой стороны дополняет другой и дает широкие возможности для взаимовыгодного обмена на постоянной, прочной основе. Несмотря на разницу в политических системах, есть широкие возможности для сотрудничества и в других областях: культуре, науке, образовании, спорте.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




72 года назад Кенигсберг включен в состав СССР

Остров Пасхи, Америка и генетика

Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100