НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

5. Система государственных предприятий

Система государственных предприятий и развившееся на ее основе государственное предпринимательство - наиболее существенная форма проявления государственно-монополистического капитализма в Италии. Она не представляет собой строго очерченного и замкнутого образования как в государственном секторе, так и в экономике Италии в целом. С одной стороны, ее истоки коренятся в недрах других частей государственного хозяйства, прямо переплетаясь с правительственными органами, бюджетным механизмом и государственными финансами, а с другой стороны, она прямо смыкается и сращивается с частным капиталом. Действительно, такие ключевые государственные предприятия, как банки публично-правового характера, специальные кредитные институты, финансовые холдинги - ИРИ, ЭНИ, ЭФИМ и др., стоящие во главе широких государственных объединений, являются предприятиями "под наблюдением" различных министерств, капитал которых полностью принадлежит государству.

В то же время в систему государственных предприятий входят такие компании, в капитале которых государство имеет весьма скромное, иногда лишь символическое участие. Кроме того, государственные предприятия представляют собой органическую часть экономики Италии и действуют на основе общих законов развития капиталистического производства, строго придерживаясь таких его принципов, как прибыль, конкуренция, эксплуатация трудящихся, монопольные соглашения и т. д.

Как уже отмечалось, 70-е годы явились периодом дальнейшего расширения системы государственных предприятий. В результате значительно укрупнились государственные объединения ИРИ, ЭНИ, ЭФИМ, образовалась группа ДЖЕПИ, увеличилось количество компаний под контролем крупных государственных банков и специальных кредитных институтов*. В итоге и без того высокий удельный вес системы государственных предприятий в национальной экономике повысился еще больше, став самым большим в экономике развитых капиталистических стран. Во второй половине 70-х годов удельный вес государственного сектора в национальной экономике (без сельского хозяйства) составлял в Италии 17,2%, во Франции - 14,8, в Великобритании - 14,4, в ФРГ - 13,4, в Ирландии - И, в Бельгии и Голландии - 9 и в Люксембурге - 4 %24.

* (Государственные объединения носят названия головных финансовых холдингов: ИРИ - Институт реконструкции индустрии, ЭНИ - Национальное нефтегазовое объединение, ЭФИМ - Компания для участия и финансирования предприятий обрабатывающей промышленности, ЭНЭЛ - Национальное объединение электроэнергетической промышленности, КНЭН - Национальный комитет атомной энергетики, ДЖЕПИ - Компания для участия и финансирования промышленности. Последнее создано в 1971 г. совместно с ИМИ (доля участия в капитале 50%), ИРИ, ЭНИ, ЭФИМ (доля участия каждого - 16,66%).)

Государственные предприятия контролируют полностью железнодорожный транспорт, радио, телевидение, телефонную связь, преобладающую часть авиационного и морского транспорта, электроэнергетической, горнодобывающей, судостроительной, военной промышленности, кредитно-банковской сферы. Па них приходится 94% выплавки чугуна, 95% цветных металлов, 58% стали, 97% добычи природного газа, 63% производства проката, 30% химических продуктов, примерно 20% продукции машиностроения и т. д.

Если оставить в стороне государственные кредитно-банковские и финансовые предприятия, образующие особую категорию (которая уже охарактеризована в главе III), то все остальные государственные предприятия подразделяются на четыре типа: муниципальные, автономные, национализированные (электроэнергетические) и смешанные акционерные общества (с преобладающим участием государства), которые соотносятся между собой но обороту как 5:19:22:5425. Первые три типа в основном индивидуальные государственные предприятия: публично-правовые банки и специальные кредитные институты, головные холдинги государственных объединений, автономные и национализированные предприятия и определенная часть муниципальных предприятий. Они находятся под прямым контролем государства, которое за счет отчислений из бюджета и фондов особых государственных органов образовало, а затем постепенно увеличивало их учредительский и "собственный" капитал. Помимо бюджетных отчислений капитал индивидуальных государственных предприятий состоит еще из заемных средств, полученных в виде кредита от других государственных финансово-кредитных органов и предприятий либо путем эмиссии облигаций.

Другую, более многочисленную категорию государственных предприятий образуют акционерные общества со смешанным капиталом. Они контролируются правительством через государственные финансовые холдинги - ПРИ, ЭНИ, ЭФИМ, ДЖЕПИ и т. д., крупные банки и специальные кредитные институты, которые держат контрольные или еще более крупные пакеты их акций. Почти все смешанные общества входят в большие государственные группы, или объединения.

За исключением правительственных предприятий, которые пользуются ограниченной финансовой и организационной самостоятельностью и находятся на бюджетном финансировании, подавляющее большинство государственных предприятий всех типов и видов носят предпринимательский характер. Они действуют на основе частного права и законов капиталистического производства, пользуются большой финансовой самостоятельностью, привлекают с денежного рынка большую часть необходимых финансовых средств и преследуют цель получения прибыли. Правительство поддерживает в них необходимое для сохранения контроля соотношение менаду государственным и частным капиталом.

Преобладание смешанных акционерных обществ в системе государственных предприятий Италии объясняется рядом обстоятельств: 1) особенностью возникновения многих из них вследствие проведения широких спасательных операций в отношении большой массы частных акционерных обществ, оказавшихся на грани банкротства; 2) тем, что частичное огосударствление компаний представляется наиболее приемлемой формой обобществления средств производства и для хозяев компании, и для государства (бывшие владельцы сохраняют свое участие в капитале и в административном совете огосударствляемых компаний и не теряют обычно надежды па возвращение их в свою собственность с наступлением "лучших времен", поэтому они оказывают частичному огосударствлению менее ожесточенное противодействие, чем полному, путем национализации, например); 3) для правительства частичное огосударствление компаний обходится намного дешевле, чем полное, и содержание смешанных акционерных обществ менее обременительно для государственного бюджета (чтобы установить государственный контроль над частным акционерным обществом, достаточно приобрести лишь контрольный пакет его акций - 15- 20% акционерного капитала, тогда как при его национализации необходимо выплатить бывшим владельцам стоимость всех его активов); 4) свою производственную деятельность контролируемое правительством акционерное общество финансирует главным образом за счет денежного рынка, требуя обычно довольно скромных дополнительных вкладов государства; 5) наконец, частично огосударствленная компания сохраняет ранее сложившиеся производственные, торговые, финансовые и иные связи, остается полностью интегрированной в национальном, а также в мировом капиталистическом хозяйстве и в состоянии с большим успехом выполнить задачи, которые ставит перед ней правительство.

Подавляющее большинство государственных предприятий Италии сгруппировано в несколько мощных в финансово-экономическом отношении объединений, которые существенно различаются между собой по своему статусу, размерам, сферам деятельности и т. д. Они играют определяющую роль в соответствующих отраслях и имеют важное значение в экономике в целом. Автономные предприятия государственных железных дорог, почты и телеграфа, а также ЭНЭЛ являются объединениями трестовского типа, находящимися под прямым контролем государства. Они представляют собой единые общенациональные и строго централизованные предприятия без деления их на сколько-нибудь самостоятельные в финансовом отношении части. Государство владеет ими безраздельно, выделяя из государственного бюджета необходимые средства, пополняющие их "собственный капитал", в дополнение к которому привлекаются еще заемные средства путем эмиссии облигаций и получения банковского кредита.

Наоборот, объединения ИРИ, ЭНИ, ЭФИМ, ДЖЕПИ представляют собой многоступенчатые концерны, в которых государство через разветвленные системы участий контролирует огромную массу акционерных обществ. Во главе их стоят особые финансовые холдинги, индивидуальные государственные предприятия, капитал которых был создан, а затем увеличен за счет бюджетных ассигнований, внутренних накоплений, банковского кредита и эмиссий облигаций. От них прямо зависят дочерние финансовые холдинги, являющиеся крупными акционерными обществами, капитал которых в подавляющей части принадлежат головным холдингам. Дочерние холдинги в свою очередь контролируют основную массу входящих в объединение компаний. Почти все они образуют несколько отраслевых групп, во главе которых стоят либо дочерние холдинги, либо крупные компании. Многие из этих отраслевых государственных групп - мощные монополистические образования, контролирующие иногда целые отрасли.

В начале 1979 г. крупнейшие государственные объединения располагали следующими капиталами (см. табл. 27).

Таблица 27. Структура пассива и актива государственных объединений
Таблица 27. Структура пассива и актива государственных объединений

1 (За вычетом убытков прошлых лет.)

Источник. Mondo economico, 1979, N 6, p. 39.

Приведенные балансовые данные свидетельствуют о том, что и размеры капитала, сосредоточенного в отдельных государственных объединениях, и его структура существенно разнятся. Обращает на себя внимание низкая доля вклада частных акционеров в капитал (2,7 - 5,3%). Значительно больше, но тоже довольно умеренный прямой вклад государства в капитал в виде "фонда дотаций". Только в группе ЭФИМ он достиг существенной величины (26%). Наоборот, очень велика доля внешней задолженности (она колеблется от 47 % в группе ЭНЭЛ до 72 - 73% в трех других объединениях). Это говорит о том, что банки - основные владельцы капитала государственных объединений. Во всех четырех объединениях высоки убытки (от 2 до 5% всего актива). Это объяснялось не только необходимостью погашать долги и платить по ним большие проценты, но также тяжелым технико-производственным положением государственных предприятий.

Государственные банки и специальные кредитные институты с середины 70-х годов являются одновременно и кредитными предприятиями, и финансовыми холдингами, контролирующими многочисленные промышленные и иные компании, которым они предоставили большую финансовую помощь. Поэтому в дополнение к традиционным государственным объединениям сложилось значительное количество новых государственных групп.

Каковы же причины тяжелого состояния государственных предприятий Италии? Их несколько, и все они взаимосвязаны. Прежде всего следует указать, что с начала 70-х годов, когда итальянская экономика вступила в полосу больших трудностей, государственные предприятия утратили былой динамизм. С наступлением экономического кризиса 1974 - 1975 гг. и после его окончания они, как и другие предприятия, столкнулись со сложными производственными и финансовыми проблемами. Но па первых порах положение государственных предприятий оставалось более прочным и стабильным по сравнению с подавляющим большинством крупных частных компаний и монополистических групп, что послужило основанием переложить па государственные предприятия дополнительные тяготы, связанные с оздоровлением частных компаний.

В условиях резкого обострения экономических и социальных проблем страны, с одной стороны, и углубляющегося кризиса структуры и политики государства - с другой, демохристианские правительства все больше перекладывали на государственные предприятия собственные заботы и задачи по оздоровлению производства и всей экономики. Вследствие этого государственные предприятия были поставлены перед необходимостью дополнительно вкладывать значительные капиталы в новые отрасли, что не соответствовало их материальным и финансовым ресурсам, сложившейся структуре производственной и экономической деятельности и, конечно, серьезно осложнило их положение.

Вследствие бездеятельности и неэффективности, отмечают в книге "Государственные участия" авторы-республиканцы П. Армани и Ф. Роверси-Монако, "правительство все шире передавало различным государственным предприятиям... собственные функции, глубоко чуждые их природе. Поэтому государственные предприятия, постоянно плодясь, выходили за пределы сфер своей первоначальной деятельности, переступали отраслевые, региональные и другие границы. Повсюду они подменяли немощную государственную администрацию в усилиях по реструктуризации промышленности, развитию новых отраслей, спасению от банкротств и финансовому оздоровлению частных компаний и групп"26.

Среди новых, навязанных сверху функций государственных предприятий дорогостоящая спасательная и оздоровительная деятельность приобрела особое значение. Профсоюзы трудящихся, областные и местные органы власти, стремясь сохранить производственные мощности и поддержать занятость в частных компаниях, оказавшихся на грани банкротства, упорно и небезуспешно добивались разными путями проведения государственными объединениями спасательных операций. Руководители этих объединений удовлетворяли многие из подобных просьб и требований. Они давали указания соответствующим государственным компаниям покупать крупные пакеты акций кризисных компаний, а затем оказывали им финансовую помощь уже как своим дочерним обществам.

Однако большая часть спасательных операций была проведена государственными предприятиями по настоянию правительства и ХДП, которые руководствовались при этом не столько заботами о поддержании занятости и производственной деятельности, сколько партийно-групповыми и электоральными соображениями. Лидеры ХДП и деятели правительственного аппарата настойчиво побуждали государственные объединения спасать и оздоровлять многочисленные частные компании, которые либо действуют в тех избирательных округах, в которых они баллотируются, либо прямо связаны с ними и их партийными течениями, рассчитывая, что за подобные старания им будет "отдано дол наше" при голосовании на ближайших выборах. "Все толкуют у нас о недопустимости дальнейшего расширения государственного сектора,- заявил в декабре 1979 г. видный экономист из ИКП С. Андриани. - Но он вновь расширяется, только на основе порочных критериев. Это происходит не в рамках экономического программирования и решений индустриальной политики, а под воздействием корыстных интересов, местничества и давления, исходящего из партийных течений ХДП"27.

Конечно, вследствие проведения в массовом порядке спасательных и санирующих операций в балансах государственных предприятий появились и быстро росли бесприбыльные и убыточные активы, серьезно обременявшие их положение и только частично и спорадически покрывавшиеся дополнительными ассигнованиями из государственного бюджета. В значительно большей степени расходы, связанные с подобными операциями, финансировались за счет больших банковских кредитов, которые нужно было погашать и по которым надо было платить высокие проценты. Отсюда - большие балансовые убытки и огромная банковская задолженность государственных предприятий.

Любопытно, что широкая спасательная и оздоровительная деятельность государственных предприятий, встречая благосклонное отношение со стороны бедствующих и "спасаемых" предпринимателей (для которых утрата независимости являлась, конечно, меньшим злом в сравнении с банкротством и полным разорением), наталкивалась на решительные возражения и активное противодействие крупных деловых кругов, Конфиндустрии, а также некоторых политических сил. В апреле 1975 г. президент Конфиндустрии Дж. Аньели заявил: "Случаи проведения спасательных операций становятся слишком многочисленными. Они допустимы только в отношении здоровых в своей основе и жизнеспособных предприятий. Наоборот, их нельзя оправдать, когда они проводятся в отношении обреченных предприятий, поскольку искусственное поддержание в них жизни за счет государственного бюджета ведет к ослаблению позиций здоровых предприятий"28. Журнал "Мондо экономико" в ноябре 1977 г. писал, что "3 - 4 трлн. лир, расходуемых ежегодно государством за счет налогоплательщиков па спасательные и оздоровительные операции, вызывают озабоченность в экономических кругах"29. "Озабоченность" и "неудовольствие" патроната были связаны с тем, что спасательные операции, означающие огосударствление частных компаний, вели к дальнейшему расширению системы государственных предприятий, новому смещению в соотношении сил между крупным частным и государственным капиталом, к ослаблению частнокапиталистического предпринимательства и рыночной экономики.

Подобный подход к спасательным операциям содержится в упомянутой выше книге "Государственные участия": "Мы не можем позволить себе политику систематических спасений и финансового укрепления государственным капиталом частных компаний со слабым производственным аппаратом в той мере, в какой она приходит в столкновение с логикой развития свободного предпринимательства и свободного рынка, которой страна остается верной... Если мы хотим сохранить Италию в рамках рыночной экономики и международного товарообмена Запада, необходимо максимально ограничить сферу, в которой при поддержке государственного капитала производство ведется методами, отличными от тех, которые применяют предприятия, действующие на рынке"30.

Другая группа причин ухудшения экономического состояния государственных предприятий была связана с их финансовой и организационной структурой, с курсом экономической политики в 60 - 70-х годах. На эти обстоятельства многократно указывалось в левых кругах Италии. Частнокапиталистическая форма организации большей части государственных предприятий (акционерные общества со смешанным капиталом, объединенные в концерны) в годы благоприятной конъюнктуры и высоких темпов роста производства обеспечивала системе государственных предприятий безудержную капиталистическую экспансию, расширение и укрепление позиций в национальной экономике. Но с наступлением кризисных 70-х годов такая форма их организации проявила свою ограниченность и уязвимость, став одной из причин тяжелого положения этих предприятий. "В течение 70-х годов, когда кризис постепенно охватывал систему смешанных государственных предприятий,- писал журнал "Политика эд экономна",- все более отчетливо проявлялась двойственность, двусмысленность таких предприятий, изнутри раздираемых между их институционально закрепленным общественным призванием и частнокапиталистической природой акционерных обществ, обусловленной историческим своеобразием их происхождения". Журнал отмечает, что в 50-х и еще в 60-х годах отмеченное противоречие не являлось большой проблемой и не служило серьезным препятствием на пути эффективного использования предприятий с участием государства как инструмента экономической политики. Считалось даже, что частнокапиталистическая, акционерная форма организации этих предприятий таит в себе важные позитивные моменты (связанные с их отчужденностью от жесткого и неповоротливого государственно-бюрократического аппарата) и что уже сам факт подчинения смешанных акционерных обществ головным государственным холдингам, а этих - правительству обеспечивает эффективный контроль над ними со стороны государства. "Однако,- добавляет журнал,- события 70-х годов убедительно показали отсутствие гарантии того, что правительство и парламент в состоянии эффективно контролировать и направлять деятельность предприятий с участием государства, чтобы она соответствовала именно общественным, а не частным интересам. В то нее время акционерная форма организации предприятий с участием государства отнюдь не избавила их от комплекса бюрократической закостенелости и обширных сфер неэффективного производства"31.

В условиях бесконтрольности наделенное широкими полномочиями руководство государственными объединениями допустило ряд грубых просчетов в определении стратегического курса развития государственных предприятий. Они были ориентированы на активизацию деятельности в базисных отраслях производства, а также в области финансов, инфраструктуры, транспорта и связи, но ограничили свою деятельность в наукоемких, технологически передовых отраслях обрабатывающей промышленности. Такой курс, мало способствовавший решению коренных научно-технических, технологических, экономических и социальных проблем Италии, был обусловлен традиционными концепциями буржуазной экономической науки о том, что вмешательство буржуазного государства в экономику призвано не подменять частную инициативу, а лишь поддерживать и стимулировать ее.

Итальянская печать переполнена сообщениями о недальновидных, опрометчивых решениях государственного менеджмента. В качестве примеров можно указать на решение группы ЭНИ продолжать расширение производства синтетических волокон и тканей, когда уже началось падение рыночного спроса на эту продукцию и возникли избыточные мощности в этой отрасли; строительство пятого крупного металлургического комплекса в г. Джойя Тауро (на юге страны) после того, как наметилось снижение спроса на сталь и назревание кризиса сталелитейной промышленности; строительство и приобретение крупных океанских лайнеров (типа "Леонардо да Винчи", "Микеланджело" и т. д.) при спаде международного туризма и кризисе мирового судоходства, не выдерживающего конкуренции со стороны международных авиакомпаний; закрытие самого крупного в Италии угольного бассейна "Сулчис" на острове Сардиния и свертывание промышленности по созданию атомных электростанций при напряженном состоянии энергобаланса страны и неблагоприятных перспективах развития мирового нефтяного рынка. Отмеченные и аналогичные решения и практические меры обернулись колоссальными убытками для государственных объединений в условиях общего ухудшения экономической конъюнктуры на итальянском и мировом капиталистическом рынке. Это не могло не сказаться самым пагубным образом на общем состоянии системы государственных предприятий.

При всей важности указанных причин решающее значение для ухудшения состояния государственных предприятий имела третья причина, связанная с политизацией, вернее, демохристианизацией системы государственных предприятий. Речь идет о том, что между высшим и даже средним руководящим персоналом государственных предприятий и лидерами правящей христиаско-демократической партии, ее партийными течениями и кланами установились тесные и взаимовыгодные отношения, в результате чего государственные объединения и банки с их колоссальными финансовыми ресурсами превратились в важный элемент системы власти ХДП.

В итальянской и иностранной экономической литературе нет недостатка в высказываниях, что государственные предприятия оказались в зависимости от ХДП, либо, наоборот, что государственный менеджмент подчинил себе те или иные течения ХДП и их лидеров. В разных областях взаимоотношений между ними обнаруживается определенное преобладание то одной, то другой стороны. Однако в целом отношения между руководством ХДП и государственным менеджментом строятся не столько на принципах зависимости и подчиненности, сколько на основе взаимозависимости, круговой поруки и взаимопомощи. Государственные предприятия и банки - главная экономическая опора и, следовательно, важнейшая составная часть системы власти ХДП. В то же время демохристианские министры, статс-секретари и члены парламента - политическое прикрытие различных маневров государственного менеджмента и влиятельные толкачи по части выколачивания из государственного бюджета дополнительных фондов для ИРИ, ЭНИ, ЭФИМ и т. д. При сложившемся положении ни одна из сторон не может обходиться без активной поддержки другой. Очевидно, что в отношениях между ХДП и государственными предприятиями постоянно присутствует еще одна страдающая сторона - это Италия с ее проблемами и интересами, которые постоянно приносятся в жертву участникам указанного партийно-экономического симбиоза.

Демохристианизация системы государственных предприятий наносит ей большой ущерб. Лидеры ХДП бесконечно раздували штаты государственных предприятий (за счет "своих людей"), навязывали им бесчисленные операции по спасению и оздоровлению компаний, принадлежащих "нашим людям". Они развязывали настоящие битвы за то, чтобы у руководства тех или иных государственных предприятий, банков и органов стояли "свои люди" из их партийных течений, групп и кланов, и в конечном счете навязывали им "своих руководителей", которые часто не обладали предпринимательскими и организаторскими способностями. Руководство ХДП добивается от государственных компаний создания "черных фондов", скрытых от массы акционеров и налоговых органов, за счет которых происходит прямое субсидирование отдельных лидеров, течений и кланов ХДП. От государственных банков оно требует предоставления льготных кредитов частным компаниям и дельцам, которые затем часть полученных в кредит средств передают демохристианским партийным лидерам и министрам.

В таких условиях сами руководители государственных предприятий и банков широко и активно использовали находящиеся в их распоряжении средства па тайные финансовые операции, махинации и спекуляции. Через связанных с ними министров, статс-секретарей и высоких государственных чиновников они получали из бюджета колоссальные средства, которые в значительной части шли на противозаконные сделки, субсидирование ХДП и ее союзников, массовую коррупцию. Шумные скандалы, связанные с именами видных руководителей государственных компаний и банков, постоянно заполняют судебную хронику.

Газета "Унита" писала в декабре 1979 г.: "Кризис системы государственных предприятий вызван прежде всего извращением и вырождением отношений между государственными объединениями и органами политической власти (правительством и партиями большинства): борьба за партийно-клановые интересы и руководящие посты, коррупция сковали и убили всякую предпринимательскую, техническую и профессиональную энергию руководителей государственных предприятий... От них теперь требуются не столько предпринимательские, сколько пробивные способности, обеспечивающие постоянный приток из государственного бюджета все новых фондов ведущим государственным компаниям для покрытия возрастающих убытков... Кризис государственных предприятий связан также с выбором общего направления их индустриального развития последних лет"32.

Все отмеченные выше обстоятельства не могли не сказаться отрицательно на производственной деятельности государственных предприятий и их балансовых показателях (см. табл. 28).

Таблица 28. Основные балансовые показатели деятельности государственных объединении ИРИ, ЭНИ, ЭФИМ (в млрд. текущих лир)
Таблица 28. Основные балансовые показатели деятельности государственных объединении ИРИ, ЭНИ, ЭФИМ (в млрд. текущих лир)

Источник. Mondo economico, 1981, N 8, p.34.

Оборот основных государственных объединений значительно увеличился за 70-е годы. Быстрее он рос в ЭНИ, и вследствие этого оно в 1980 г. опередило по этому показателю ИРИ, который всегда был неоспоримым лидером всей системы государственных предприятий. Однако свою быстро расширяющуюся деятельность государственные объединения сводили с огромными и быстро растущими убытками. Только ЭНИ смог в 1979 г. переломить неблагоприятный оборот дел и свести в 1979 - 1980 гг. свой баланс с некоторой прибылью. В ЭФИМ в 1980 г. убытки хотя и сохранились, но снизились. Наоборот, в ИРИ они быстро и неуклонно росли в течение всех последних лет, поставив на грань банкротства этот колоссальный финансово-промышленный конгломерат американского типа.

Отрицательные балансовые показатели явились важнейшей причиной резкого снижения стимулирующего воздействия государственных объединений на развитие экономики. В 60-х и еще в начале 70-х годов оно проявлялось прежде всего через их активную инвестиционную деятельность в различных отраслях экономики и промышленности. В 70-х годах капиталовложения указанных государственных объединений существенно снизились (см. табл. 29).

Таблица 29. Капиталовложения в промышленность государственных объединений ИРИ, ЭНИ, ЭФИМ
Таблица 29. Капиталовложения в промышленность государственных объединений ИРИ, ЭНИ, ЭФИМ

Источник. Banca d'Italia, Assemblea generale ordinaria, vol. 1, 1981, p. 67.

Физический объем (выраженный в ценах 1970 г.) промышленных капиталовложений государственных объединений после 1972 г. постоянно сокращался вплоть до 1979 г., когда он достиг самого низкого уровня. В предкризисном 1980 г. он вновь значительно повысился, свидетельствуя об изменениях, происшедших в тенденциях развития государственной промышленности. За исключением энергетической промышленности, где инвестиции долгое время колебались вокруг уровня 1970 - 1973 гг., а в 1980 г. резко увеличились, во всех других отраслях они резко сократились. Наибольшее их падение имело место в металлургической и химической промышленности, которые испытывают особенно большие трудности.

Необходимо отметить, что капитальные затраты объединений ИРИ, ЭНИ и ЭФИМ - только часть инвестиций, осуществляемых государственными предприятиями различных категорий. Последние составляют существенную величину в общей сумме капиталовложений в экономику и являются важным фактором накопления капитала и роста производства в ряде отраслей.

Абсолютная величина и отраслевая структура капиталовложений всех государственных предприятий показаны в таблице 30.

Таблица 30. Капиталовложения всех государственных предприятии в экономику (в текущих ценах)
Таблица 30. Капиталовложения всех государственных предприятии в экономику (в текущих ценах)

1 (Без сельского хозяйства.)

Источник. Mondo economico, 1976, N 13 - 14, p. 41; 1980. N 13, p. 67: 1982, N 13 - 14, p. 73.

Доля капитальных затрат всех государственных предприятий снизилась в общей сумме инвестиций в экономику, свидетельствуя и о трудностях, испытываемых этими предприятиями, и о снижении их стимулирующего воздействия на хозяйственное развитие страны. Конечно, если взять эти капиталовложения в совокупности с теми, которые осуществляют различные административные органы и их службы (элиминировав повторный расчет), то получится весьма внушительная величина, равная примерно 35 % общей суммы инвестиций в экономику. Следует также иметь в виду, что государственные предприятия преобладают в ключевых отраслях промышленности, от развития которых существенно зависит состояние всей экономики.

По данным о распределении капиталовложений между отдельными отраслями можно судить о том, в каких направлениях развивалась в последние годы производственная деятельность государственных предприятий. Доля промышленности в их капиталовложениях с 1973 по 1978 г. снизилась, а в начале 80-х годов вновь заметно повысилась за счет энергетики. Доля транспорта и связи, и без того большая в капитальных затратах государственных предприятий в 1973 г., к 1978 г. увеличилась еще больше (превысив 50%). Но в начале 80-х годов она несколько снизилась за счет телефонной связи, модернизация которой была в основном закончена в конце 70-х годов.

Кризисное состояние системы государственных предприятий вызвало обмен мнениями о судьбе этих предприятий. Крайне правые политические и деловые частномонополистические круги настойчиво добиваются демонтажа системы государственных предприятий путем реприватизации основных и наиболее перспективных государственных компаний. Не понятно, как, на какие средства крупный частный капитал может приобрести колоссальные государственные компании, когда он не в состоянии за неимением средств удержать в руках многие из тех компаний, которые находятся в его собственности. По этому поводу газета "Унита" тогда же писала: "При нынешней неопределенности перспектив и роли государственных предприятий против них предпринята идеологическая и политическая атака. Ее вдохновитель - частный патронат, тот самый, который взвалил на государственный сектор свои бесприбыльные и обремененные долгами компании. В момент, когда итальянский капитализм в своей частномонополистической модификации также переживает глубокий кризис, разве разрушение системы государственных предприятий представляется самым реальным выходом из положения? Разве не является разумной альтернативой подобному подходу политика экономического программирования, в рамках которой государственные предприятия могут быть подвергнуты операции по оздоровлению?"33

Левые демохристиане, республиканцы и социал-демократы стоят на позициях строгого ограничения сферы деятельности государственных предприятий, опасаясь больше всего угрозы того, что численно увеличившиеся и расширившие свои экономические позиции государственные предприятия, преодолев нынешние трудности, смогут еще больше потеснить частный капитал, "опасно" видоизменить экономическую основу итальянского общества и даже поставить под сомнение принадлежность Италии к западной экономической и политической системе. "Нельзя допускать безграничного расширения системы государственных предприятий, как это имело место до сих пор,- пишут в своей книге республиканцы П. Армани и Ф. Роверси-Монако,- иначе мы будем все больше отходить, и частично уже отходим, от логики западной, рыночной экономики. Наша страна должна сделать ставку на свое постоянное присутствие в составе промышленно развитой западной экономики, базирующейся на открытом и конкурирующем международном товарообороте, и из этого исходить в осуществлении промышленной реструктуризации и в практике экономического программирования"34.

Совершенно очевидно, что цитируемые экономисты-республиканцы строго придерживаются концепции буржуазной экономической науки, согласно которой вмешательство буржуазного государства в экономику призвано лишь укреплять, поддерживать и стимулировать частный капитал. При этом они игнорируют тот факт, что указанная концепция не соответствует объективным условиям экономического развития современной Италии.

Социалисты высказываются иногда против государственных предприятий как экономической основы системы власти ХДП, стремясь в тожe время опереться на некоторые из них в построении собственной системы власти.

ИКП ведет борьбу за преодоление кризиса системы государственных предприятий, который отрицательно сказывается на состоянии экономики, сдерживает проведение программирования и решение проблем структурной перестройки промышленности. Она настаивает на изменении и оздоровлении отношений между государственными предприятиями и политической властью, чтобы улучшить методы руководства системой государственных предприятий, положить конец практике назначения на руководящие посты некомпетентных лиц, угодных правительственным партиям. Коммунисты считают необходимым повысить в государственных компаниях и объединениях роль коллегиальных органов руководства, рационализировать отношения между оперативными компаниями и контролирующими финансовыми холдингами, расширить контакты государственного менеджмента с профсоюзным движением и т. д.

Чтобы не допустить в дальнейшем непроизводительного использования фондов дотаций, выделяемых государственным объединениям из бюджета, компартия настаивает, чтобы они выделялись целенаправленно, в порядке финансирования предварительно разработанных инвестиционных программ. Парламентские органы должны утверждать эти программы и контролировать их выполнение. "Коммунисты,- отмечала газета "Унита" в декабре 1979 г., излагая позиции ИКП по данному вопросу,- считают необходимым и возможным глубокий поворот в системе государственных предприятий, который позволит спасти, преобразовать и развить в интересах национальной экономики технико-производственное, технологическое и профессиональное достояние страны, сконцентрированное в этой системе"35.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




В 1946 году Кенигсберг был включен в состав СССР

Остров Пасхи, Америка и генетика

Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100