НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

2. Эволюция социальной структуры

В начале 70-х годов социально-профессиональная структура самодеятельного населения Италии выглядела следующим образом:

- собственно буржуазия и высшие управляющие - около 200 тыс.;

- лица свободных профессий - около 300 тыс.;

- крестьяне - 2,4 млн.;

- ремесленники - 1,1 млн.;

- торговцы - 1,7 млн.;

- мелкие собственники в сфере транспорта и услуг - 400 тыс.;

- служащие - около 3,1 млн. (1,8 млн. - служащие частного сектора и 1,3 млн. - государственного и полугосударственного секторов);

- рабочие - 9,5 млн. (сельскохозяйственные - 1,2 млн., промышленные - 4,3 млн., строительные - 1,7 млн., торговые - 700 тыс., рабочие транспортные и сферы услуг - 1,6 млн.);

- специальные категории - 800 тыс. (военнослужащие - 350 тыс., служители культа - 150 тыс., прочие - 300 тыс.).

Между основными антагонистическими классами итальянского общества располагаются значительные группы средних слоев, численность которых зависит от особенностей национального капиталистического развития.

Определяющей чертой эволюции социальной структуры в послевоенный период являлся быстрый рост численности лиц наемного труда, резкое повышение их удельного веса среди экономически активного населения (см. табл. 44). В 70-х годах они составили около 3/4 всего активного населения. В последующие годы эта тенденция подтвердилась. Как отмечал исследователь-марксист С. Чинголани, "она является результатом развития промышленности и сельского хозяйства, для которых характерным становится не "мастерская или лавка", а "современное предприятие""2. Экономический кризис середины 70-х годов не затормозил рост числа наемных работников из-за постоянного расширения сферы услуг, однако изменил структуру всей этой категории.

Таблица 44. Доля наемных работников и 'работающих на себя' в активном населении (в %)
Таблица 44. Доля наемных работников и 'работающих на себя' в активном населении (в %)

1 (Все категории наемных работников нефизического труда.)

Источники: L'ltalia socio-economica, p. 53; Annuario etatietico italiano, p. 242.

Доля рабочих среди работающих по найму достигла максимума в 1961 г., затем начала несколько уменьшаться. Речь идет, однако, лишь о традиционном ядре рабочего класса. Одновременно идет другой процесс: его ряды пополняются за счет широких слоев рядовых служащих, которые по своему положению сближаются с рабочими и составляют ныне новые отряды пролетариата. Это прежде всего конторские служащие, наемные торговые работники, средние специалисты. Быстрое увеличение числа служащих в целом, и в частности в промышленности, зависит от многих причин, в том числе от степени технологической зрелости отдельных отраслей. Так, в химической и электронной промышленности рост числа служащих обгоняет увеличение числа рабочих, а в автомобильной - наоборот.

Изменения в классовой и социальной структуре наиболее ярко выражены в промышленности. Ядро наемных работников промышленности продолжает составлять рабочий класс. Число промышленных рабочих продолжало расти (за исключением отдельных отрядов) и в 70-х годах составило 70 %.

В 1950 - 1980 гг. основная масса рабочего класса была сосредоточена на мелких и средних предприятиях. Так, на предприятиях с числом занятых 100 - 500 человек работал 21 % всего пролетариата. Наиболее быстро росло количество предприятий с числом занятых 10- 50 человек, где сосредоточено около 23 % рабочих. Данные по обрабатывающей промышленности (80 % рабочей силы всей промышленности) позволяют сделать вывод, что па мелких предприятиях, которые являются наиболее многочисленными, работает около 1/7 рабочих и более 1/3 - на средних, на крупных и крупнейших предприятиях - около половины. К концу 70-х годов средний размер предприятий вырос с 5,51 занятого до 8,44. Процесс концентрации наиболее интенсивно развивался в 60-х годах, символом которых было крупное предприятие. В 70 - 80-х годах усилилась децентрализация производства.

Территориальное размещение рабочего класса подтверждает исторические диспропорции производственной и социальной структур Италии. Доля рабочих, занятых на мелких предприятиях, по направлению с севера на юг возрастает, на средних и крупных - уменьшается. Крупнейшие предприятия расположены в основном на северо-западе. Подобной агрегации рабочего класса способствует и система государственного стимулирования, ведущая к сохранению традиционной структуры мелких и средних предприятий.

Значительные изменения претерпел в рассматриваемый период отраслевой состав рабочего класса. Занятость в некоторых отраслях промышленности (добывающей, текстильной) сократилась, в химической и машиностроительной - росла наиболее быстрыми темпами. Произошло перераспределение занятости из текстильной промышленности в швейную. Кризис 70-х годов лишь подтвердил общие тенденции изменения отраслевой структуры рабочего класса.

Квалификационная структура рабочего класса претерпела следующие изменения: во-первых, заметен общий рост долей высококвалифицированных ("специализированных") и полуквалифицированных рабочих; во-вторых, уменьшилась доля квалифицированных рабочих (за исключением некоторых отраслей); в-третьих, резко и по всем отраслям упала доля подсобных рабочих. Эти перемены отвечают развитию процессов специализации и механизации производства. Другими причинами, вызвавшими появление этой тенденции, явились повышенно образовательного уровня рабочих и завоевания рабочего движения в целом.

В некоторых отраслях, например в электропромышленности, неквалифицированных рабочих почти нет, в других (в нефтеперерабатывающей) большинство квалифицированных, что определяется организацией труда: при автоматизированном цикле преобладают квалифицированные рабочие, при конвейерном - полуквалифицированные.

Дискриминация по полу остается основной характерной чертой квалификационной структуры рабочего класса. В обрабатывающей промышленности квалифицированные рабочие-мужчины составляют 40,6 %, женщины-работницы - 18,2 %, полуквалифицированные - соответственно 37,5 и 41,9 %, неквалифицированные - 20,7 и 39,9 %. Женская рабочая сила сосредоточена в швейной (75 %), текстильной (62,6 %), кожевенной промышленности (42,2 %). В производстве искусственного волокна женщины составляют 25 % рабочей силы и 75 % из них - неквалифицированные работницы (среди мужчин - только 25 %). И так практически во всех отраслях3.

Определенные изменения в структуре рабочего класса показывает анализ образовательного уровня и возрастного состава (см. табл. 45 и 46). Промышленные рабочие в целом "постарели": средний возраст увеличился с 34,9 до 36,4 года (мужчины - 37,4, женщины -31,8 года). Женщины "более молоды", но и процесс "постарения" среди них происходит быстрее. Следовательно, все меньше молодежи идет в промышленность, а среди нее - все меньше женщин4. Образовательный уровень рабочего класса постоянно растет: увеличивается доля рабочих, закончивших обязательную среднюю школу, а с середины 60-х годов наметилось и резкое уменьшение числа рабочих, не имеющих образования.

В составе рабочего класса в последние годы произошли важные перемены. Главная из них - значительное замедление роста рядов промышленного пролетариата и некоторое уменьшение его доли в экономически активном населении. Это вызвано сужением производственной базы страны в результате экономического кризиса и внедрением в производство новых технологических процессов, менее трудоемких, сберегающих живой труд. В качественном составе рабочего класса наметилась тенденция к изменению соотношения основных его отрядов. Во-первых, приостановился рост промышленного ядра за счет трудящихся сферы обслуживания. Во-вторых, меняется соотношение между "центральными" и "периферийными" отрядами рабочего класса, т. е. рабочими крупных передних и трудящимися мелких и мельчайших предприятий. Последнее, важное по своим политическим значениям явление связано с ускоренным процессом децентрализации производства с середины 70-х годов.

Таблица 45. Возрастной состав рабочих в промышленности (в %)
Таблица 45. Возрастной состав рабочих в промышленности (в %)

Источники: L'ltalia socio-economica .., p. 87; Rassegna di statistiche del lavoro, 1981, N 5 - 6, p. 17.

Таблица 46. Образовательная структура рабочих (в %)
Таблица 46. Образовательная структура рабочих (в %)

Источники: L'ltalia socio-economica.., p. 86; Rassegna dl statistiche del lavoro, 1981, N 5 - 6, p. 80.

Децентрализация производства, охватившая почти все отрасли экономики, означает передачу части промежуточной обработки сырья и полуфабрикатов, а в некоторых случаях и завершающих операций на мелкие и мельчайшие предприятия. Она проходит в различных формах (расширение сети филиалов, подряды и контракты и т. д.), но во всех случаях базируется на использовании и воссоздании традиционно многочисленных в Италии мелких и ремесленных предприятий, различных форм надомного труда.

Процесс децентрализации, с одной стороны, показывает возможность преодоления экономических трудностей в специфических условиях; с другой стороны, имеет и негативные социально-политические последствия, способствуя расширению "закулисной" экономики, увеличивая количество "подпольных" предприятий, не зарегистрированных и не контролируемых государством. А это в свою очередь ведет к усилению эксплуатации трудящихся, так как способствует распространению различных форм "черной работы" (временной занятости, надомного и детского труда), что позволяет предпринимателям произвольно устанавливать заработную плату, рабочий день, условия труда, не делать отчислений в социальные фонды и не платить подоходный налог. С этой точки зрения децентрализация производства выступает как форма разобщения рядов рабочего класса, форма борьбы против влияния его профессиональных организаций, усиления роли рабочего класса в обществе в целом.

Децентрализация производства создает новую группу рабочего класса, стоящую, как правило, вне профсоюзного движения и классовой борьбы, так как эта группа формируется не только за счет перелива рабочей силы, но и из безработных, вчерашних крестьян. Желание получить работу заставляет их соглашаться на любые условия, следовательно, объективно противопоставляет классово сознательной части рабочего класса, ведущей борьбу за контроль над условиями труда и организацией производства.

Таким образом, социальные сдвиги затронули не только ядро промышленного пролетариата, испытавшего "постарение", профессионально-квалификационную "селекцию", вызвавшую появление "рабочего-техника в белом воротничке"5. Они выразились и в расширении его периферийных отрядов, что создает социальную напряженность между отдельными отрядами рабочего класса. А это может серьезно ослабить его силу, сказавшись на единстве рядов пролетариата Италии.

Итальянская буржуазия в послевоенный период также претерпела значительные изменения. Ее численность постоянно уменьшалась, и в начале 70-х годов собственно буржуазия и высший слой управляющих достигли около 200 тыс. человек. Внутри этого класса, что отмечается большинством исследователей, происходит перестановка сил: "закат" "традиционной" буржуазии, идентифицируемой с крупными частными, преимущественно семейными, фирмами и крупной земельной собственностью. В то же время растет вес буржуазии, связанной с расширением экономической деятельности современного государства.

Об отступлении традиционных групп буржуазии свидетельствует постепенная утрата ими командных позиций в господствующем классе. Эту тенденцию подтверждает кризис "семейных" предприятий и групп, ведущий к тому, что крупнейшие капиталисты отступают перед государственным вмешательством. Естественно, что нельзя говорить о простом "закате" традиционной буржуазии. Речь скорее всего идет о сложном процессе "сращивания" традиционных и новых групп и о формировании качественно нового "облика" класса буржуазии. Частнопредпринимательская деятельность, естественно, не приходит в упадок. В последние годы заметен рост средних и мелких капиталистов, причем сфера их деятельности охватывает в отличие от 50-х годов не только производство, но и сферу оказания организационных услуг. Наряду с ними укрепляются позиции ряда частных групп6, например в сталелитейной промышленности и некоторых других отраслях, а также в банковской сфере. Однако этот процесс происходит либо вдали от "центров социальной напряженности", либо (и это очень важно) при косвенной или прямой поддержке политических кругов и системы государственного участия7.

Наиболее быстро укрепляет свои позиции слой "государственной буржуазии", под которым подразумевается менеджеры системы государственного участия, общественных финансов, а также высшие слои государственной администрации.

Процесс ослабления традиционных слоев класса буржуазии виден и на примере изменения места и роли аграрной буржуазии. На Юге в 70-х годах отмечалось сужение и изменение сферы деятельности крупных земельных собственников. Расширение капиталистического производства в средних и крупных хозяйствах порождало и усиливало слой современных аграрных предпринимателей. Так, в некоторых районах появилась относительно новая для Италии фигура сельского капиталиста, лишенного традиционной связи с земельной собственностью. В господствующем блоке они были еще малозаметны, однако уже захватили лидерство в Конфагрикольтуре и начинали оказывать влияние на расстановку сил в ХДП (об этом свидетельствует борьба вокруг законопроекта об аграрных пактах). Левые исследователи отмечают особую агрессивность этой группы, ее правые позиции и ярко выраженный корпоративизм.

Укрепление "государственной буржуазии" связано с усилением вмешательства государства во все сферы жизни общества. "Новая буржуазия" не является монолитной. В ней заметна дифференциация между высшей государственной бюрократией (традиционной частью государственного аппарата) и "новой администрацией", порожденной децентрализацией государства, в первую очередь расширением местного самоуправления. Наконец, существует определенная дифференциация между менеджерами государственных предприятий и "государственными банкирами", особенно в условиях кризиса, когда усиливается значение финансового посредничества в процессах производства и накопления.

Сдвиги в классе буржуазии серьезно влияют не только на соотношение сил внутри его, но и на его политику в целом. Так, ослабление крупного частного капитала вызывает к жизни попытки отдельных предпринимательских организаций разработать собственную "групповую" экономическую и социальную политику. Поэтому рабочему движению все важнее учитывать эти сдвиги.

Средние слои - значительная группа, находящаяся между двумя основными классами - буржуазией и пролетариатом. Это мелкая буржуазия города и деревни, лица свободных профессий, часть служащих. Данные слои не имеют строго очерченных границ, поэтому требуется анализ их объективного положения для выяснения места в социально-классовой структуре общества.

Мелкая буржуазия города в последнее десятилетие проявляет в Италии тенденцию к расширению сферы своей деятельности и количественному росту своих рядов. Один из факторов этого процесса - ускоренная децентрализация производства, явившаяся ответом капиталистов на экономические трудности. Другим фактором из-за высокой мобильности и простоты управления стала способность мелкой буржуазии быстро реагировать на потребности рынка и экономическую конъюнктуру.

Постоянно растет число занятых в торговле, а также работающих на себя. Семейная основа предприятий преобладала в торговле, особенно в кризисных 70-х годах, на Юге, в Центре и отдельных районах Севера, главным образом в менее развитых областях, в которых самостоятельное торговое предприятие дает возможность трудоустройства.

В сфере торговли отмечается высокий уровень женского труда (36% всех занятых). В категории помогающих доля женщин еще выше - 70 % (для сравнения: среди наемных работников торговли - только 26,6 % ). Прежде всего это связано с притягательностью для женщин возможности распоряжаться собственным временем. Женщины - владельцы торговых предприятий преобладают в специализированных торговых точках (цветочные, галантерейные), в мелкой розничной торговле. В этих случаях часть семьи работает вне сферы торговли. Число женщин-владельцев возрастает с увеличением возраста. С 46 лет их уже достаточно много, и прежде всего потому, что в этом возрасте сложно найти работу по найму, а торговля дает возможность работать женщинам, вырастившим детей. В целом среди самостоятельных торговцев наблюдается постарение, связанное с ослаблением семейных традиций. Большая часть молодежи ищет работу вне этой сферы. Даже если учесть, что молодежь со временем наследует семейные предприятия, то все равно постарение в этой категории населения идет достаточно быстро.

В 1981 г. 60,8 % ремесленных предприятий действовало в обрабатывающей промышленности, 15,8 % - в сфере обслуживания, 9 % - в области транспорта и коммуникаций и 14,4 % - в прочих отраслях. 48,5 % занятых на ремесленных предприятиях составляли их владельцы, 8,5 % - члены семей и помогающие, 42,9 % - наемные работники, 0,1 % - служащие и управляющие. Ремесленные предприятия в основном базируются на индивидуальном труде, а не на семейном, как в торговле8.

Кооперацией в различных формах охвачено всего 10 % ремесленных предприятий.

В 70-х - начале 80-х годов наблюдался рост числа ремесленников в строительной промышленности, производстве мебели, обработке кожи и мехов, среди владельцев фотоателье, производителей музыкальных инструментов. Рост числа ремесленных предприятий отмечался в основном в традиционных районах Центра и Севера (Ломбардия). На Юге же был заметен упадок ремесленного производства.

Среди ремесленников преобладает молодежь. В 70-х годах более половины владельцев были в возрасте до 40 лет; снизился средний возраст владельцев: число молодежи до 29 лет возросло с 17,7 % в 1971 г. до 19,1 % в 1976 г., промежуточные категории - с 33 до 38 %, политая категория (свыше 55 лет) уменьшилась с 18,8 до 11,3 %. Наиболее быстро число молодежи увеличивается в производстве пластмасс, обработке кожи, строительстве, фотографии, полиграфии.

Эти общие тенденции развития мелкой буржуазии показывают, что она продолжает занимать важное место в социальной структуре. Более того, в условиях кризиса она проявила Тенденцию к росту.

Социологи связывают расширение этих социальных слоев с уменьшением возможностей трудоустройства, промышленной децентрализацией, сужением производственной базы, т. е. явлениями кризисных 70-х годов9. Однако следует выделить и такой фактор, как кризис капиталистической организации труда. Стремление молодежи к самостоятельному труду объясняется ее желанием стать независимой от семьи, распоряжаться своим рабочим временем, быстрее реализовывать собственные планы и проекты.

Итальянские социологи отмечают также, что наемные работники, имеющие фиксированный и контролируемый государством доход, все чаще обращаются к самостоятельному труду. Это вызвано необходимостью повысить собственные доходы, тем более что их легче скрыть от "налогового пресса" государства. В таких случаях зачастую "свое дело" выступает как вторая профессия наемного работника. В сфере самостоятельного труда легче преодолеваются барьеры возраста, профессиональной подготовки, выше мобильность и т. д.

Рост численности средних слоев и увеличение их роли ставят перед рабочим движением сложные проблемы, связанные с их включением в демократический союз. Рабочему движению, учитывая объективно-подчиненное положение мелкой буржуазии в системе государственно- монополистического капитализма, предстоит показать иллюзорность ее "самостоятельности", возможность демократического выхода на пути развития разных форм кооперации, найти объективные основы союза.

Социальные сдвиги и ускоренное расслоение мелкой буржуазии особенно быстрыми темпами происходят в деревне. Перемены в социальном составе крестьянства связаны с изменением его численности, постарением населения, процессами, вызванными капиталистическим развитием сельского хозяйства. Прежде всего необходимо отметить продолжение "исхода" трудоспособного населения из деревни. С 1965 но конец 70-х годов он составил 2,2 млн. человек, однако интенсивность "исхода" заметно падала: с 1965 по 1970 г. сельское население в среднем сократилось на 5,2 %, с 1970 но 1980 г. - на 3,2 %. Быстрее других уменьшалась категория "работающих па себя" (сельские предприниматели, крестьяне, лица свободных профессий)10. В результате занятые в сельском хозяйстве в 1971 г. составляли 17,4 % от всей рабочей силы, а в 1976 г. - только 15,3 %. За 1970-1975 гг. прекратили существование 184632 хозяйства, а обрабатываемая площадь уменьшилась на 2 250 тыс. га*.

* (Речь идет в основном о хозяйствах площадью свыше 30 га. В отношении остальных осуществлялся только выборочный подсчет и совсем не учитывалось положение хозяйств площадью менее 1 га и стоимостью товарной продукции ниже 250 тыс. лир.)

Сокращение аграрного населения происходит в основном за счет разоряющихся собственников и членов их семей. Поэтому намечается относительный рост доли наемных работников в сельском хозяйстве: с 30,7 % в 1965 г. до 33,2 % в 1970 г, 40,5 % в 1977 г. и 42,6 % в 1980 г.

Это свидетельствует о капиталистическом развитии сельского хозяйства, пролетаризации крестьянских масс. Однако социальные изменения, происходящие в деревне, гораздо сложнее. Относительное увеличение доли наемных работников не связано с увеличением их численности (и соответственно рабочих мест) - налицо стабильность этой группы. Внутри ее происходит рост временной сезонной занятости наемных работников и стабилизация узкой группы постоянно занятых. Этот процесс имеет под собой объективную основу в механизации и развитии специализации (распространение монокультур).

Развитие капитализма в итальянской деревне ведет к уменьшению числа крестьян-собственников и стабилизации группы наемных работников. Применяющие механизацию мелкие хозяйства функционируют лишь часть года. В результате некоторые члены семьи высвобождаются для работы на стороне. В большой мере это относится к хозяйствам, не обеспечивающим владельцам прожиточного минимума. В таком случае часть семьи вынуждена искать средства пополнения бюджета вне личного хозяйства. Так, становится постоянной фигура "полукрестьянина" (или "крестьянина на заработной плате"). По данным переписи 1971 г., в 32,6 % крестьянских хозяйств (1177 тыс.) владельцы работали преимущественно на стороне, в том числе 830 тыс. хозяйств - в других отраслях, а 347 тыс. - наемными работниками в самом сельском хозяйстве. Еще 180 тыс. владельцев хозяйств (собственных или арендованных) прирабатывали на стороне.

К традиционным средним слоям относятся лица свободных профессий. Численность этой социальной категории пока еще растет, однако характер ее труда претерпевает значительные изменения, и нет никаких оснований для причисления всех лиц свободных профессий к классу буржуазии. Дело в том, что их деятельность в большой степени подчиняется интересам крупного капитала и государственного аппарата, что приближает их по объективному положению к служащим. Врачи, адвокаты, журналисты, архитекторы, широкие слои интеллигенции все более интегрируются в деятельность экономических организаций, частных групп, общественных, государственных и полугосударственных органов. Для их низшего слоя (а он составляет большинство группы) на первый план выдвигается "профессия служащего" (по сути и по положению), гарантирующая рабочее место и доход, а осуществление своей "свободной профессии" становится как бы совместительством, "второй профессией". Статус "независимого интеллигента" сохраняется лишь внешне.

К новым средним слоям относится значительная часть наиболее быстро растущей социальной группы служащих, связанной с производственной и управленческой деятельностью сферы производства, обслуживания, администрации. Эта категория испытывает на себе, пожалуй, самые быстрые процессы расслоения. Ее низшие группы по своему объективному положению относятся к рабочему классу. В промышленности, как и в сфере обслуживания, широкое распространение труда служащих сопровождается изменением содержания их труда. Возрастающая механизация труда служащих, особенно в сфере управления, ведет к тому, что по положению в системе производства и содержанию труда они сближаются с рабочими, что изменяет социальный статус служащих. В промышленности служащие-техники (по крайней мере большая их часть) осознали эти изменения как общность их интересов с рабочими и необходимость совместной борьбы11. В сфере управления, изолированной от производства, некоторые служащие расценили "профессиональное деклассирование" отрицательно, что усилило корпоративизм в их поведении.

Не менее ощутимы эти процессы в среде служащих государственной местной администрации и сети полугосударственных организаций, которые в большей степени испытывают на себе потерю "профессиональности, статуса, доходов", остро ощущают свое подчиненное положение. Однако это вызывает зачастую лишь усиление корпоративизма и реакционных настроений, так как преобразование административного аппарата и государственного сектора неизбежно приведет к сокращению рабочих мест служащих, лишит их многих выгод административной службы.

Таким образом, общий для всех развитых капиталистических стран процесс расслоения служащих и изменения их положения в Италии сопровождается усилением корпоративности и консервативности большинства их. Дело в том, что определенные отряды служащих занимают важное место в системе политической власти правящей партии. Вмешательство государства в перераспределение национального дохода постоянно усиливается. Возникают социальные группы, связанные именно с этой стороной деятельности буржуазного государства. В результате, как отмечают социологи А. Аккорнеро и К. Себастьяни, доступ к общественным средствам определяет и место в социальной структуре некоторых социальных групп. Перераспределение ведется через обширнейшую систему государственных и полугосударственных организаций ("обществ"), контролируемых ХДП12.

Среди этих социальных групп, естественно, преобладают служащие таких организаций, большая часть которых дублирует друг друга. Эти служащие образуют опору власти правящих кругов и выполняют важную функцию сдерживания социальных конфликтов, ибо в результате осуществления государством перераспределения национального дохода возникают зоны "узаконенного паразитизма". Ради сдерживания классовой борьбы, укрепления власти ХДП и стоящих за ней классовых сил за счет государства "содержатся" широкие социальные слои. Их интегрируют в систему власти и пытаются превратить в опору правящих кругов в разных формах: сохранения и развития бюрократической машины государственной администрации и участия (служащие), через систему разнообразных дотаций и пособий (часть крестьянства и ремесленников), пенсий, различных пособий, фондов и выплат (пенсионеры, безработные и т. д.). В отношении некоторых групп населения ставится задача удержать их от активной борьбы минимальной материальной поддержкой со стороны государства.

Маржинальные слои. В этом феномене в Италии (нагляднее, чем в других капиталистических странах) подтверждается положение К. Маркса о расхищении трудовых ресурсов при капитализме. Усиление различий в жизненном уровне отдельных слоев населения, существование постоянной безработицы (как следствие неравномерного развития страны) привели к формированию устойчивых маржинальных групп населения. К ним относится преимущественно та часть, которая по разным причинам (возраст, физическое состояние, географический иммобилизм, социально-культурная отсталость) постоянно и в любой ситуации остается вне производства, не имеет каких-либо перспектив на трудоустройство, существует за счет случайной работы и временных заработков или же пособий.

К маржинальным слоям относятся и владельцы мелких и мельчайших предприятий с низкой производительностью труда, остающиеся па "периферии" современного капиталистического производства. Их деятельность не имеет общественно полезного значения. Зачастую она но обеспечивает владельцу даже прожиточного минимума. Однако иногда в Италии их существование (по указанным ранее причинам) поддерживается искусственно путем различных субсидий и пособий. Известную часть маржиналов составляют паразитические слои, о которых говорилось выше, содержащиеся за счет политического манипулирования государственными ресурсами.

Таким образом, изменяется традиционное содержание понятия "маржнальные" слои населения. Оно расширяется, если учитывать не только материальное положение, но и место в производственной деятельности, общественной жизни, классовой структуре. По этим критериям к маржинальным элементам капиталистического общества добавляются пенсионеры, часть крестьян, ремесленников и мелких торговцев, отдельные отряды молодежи и женщин. Зачастую в итальянской социологической литературе это понятие охватывает слишком большие группы населения. К маржинальным относят любое предприятие с числом занятых менее 10 человек, почти все крестьянские хозяйства.

В итальянской деревне к маржинальным слоям можно отнести скорее всего временно занятых, которые, как правило, не могут определить свою социальную принадлежность, а потребность "принадлежности к какому-нибудь классу... ощущают весьма остро"13,- отмечает К. Барберис. В принципе это же можно сказать и о владельцах хозяйств, функционирующих неполное время (parttime), о хозяйствах, не имеющих перспектив.

К традиционным маржиналам относятся и группы трудящихся, охваченных разными формами надомного труда, "черной работы", пенсионеры и т. д. Роль, сыгранная ими в политических событиях 70-х годов, привлекла к ним пристальное внимание. Женское движение (выступление вышивальщиц СИЦИЛИИ), "открытие" целых районов бедственного положения пожилых, факты широкого использования детского труда по всей стране показали необходимость улучшения состояния этих групп. И если сейчас положение обездоленных слоев медленно улучшается, то число лиц, запятых надомным трудом и различными формами официально не фиксированного труда, растет.

С конца 70-х годов увеличивается численность так называемых новых маржиналов, которые, как показывает опыт, более опасны по политическим и социальным последствиям. Прежде всего это относится к молодежи, которой общество не может предложить "достойную работу". Зачастую они становятся жертвой "черного рынка труда".

Сложность проблемы маржинализации хорошо иллюстрирует пример широкого распространения "работы по совместительству". Определить численность лиц, работающих по совместительству, практически невозможно: в середине 70-х годов их насчитывалось от 0,5 млн. до 1 млн. человек.

Одной из естественных причин быстрого распространения этого феномена является стремление к пополнению бюджета: предположительно доход достигает 2/3 от получаемого на "первой работе". Однако появились и другие, неожиданные аспекты: в 1/3 случаев "вторая работа" требует более высокой квалификации, чем "первая". В этом отражается стремление утвердить профессиональный статус (реакция на уравнивание положения отдельных профгрупп на предприятии), ликвидировать разрыв, порожденный отчуждением труда, устранить монотонность производства, реализовать свои творческие потенции, избежать социальной "уравниловки", утвердить свою независимость.

В любом случае распространяющееся явление "работы по совместительству" влияет на социальную структуру, так как влечет за собой формирование новых социальных фигур. Отчетливо этот процесс прослеживается, как отмечалось, в сельском хозяйстве.

Данные формы организации труда способствуют образованию групп трудящихся со специфическими интересами. Об этом говорит тот факт, что в ходе опроса на "черном рынке труда" в некоторых коммунах области Марке 2/3 опрошенных высказались против того, чтобы их работа стала легальной и постоянной. Естественно, что их невозможно полностью идентифицировать с маржиналами в традиционном смысле этого слова.

Маржинальные слои (традиционные и "новые") обладают "политическим потенциалом", в то время как социально они не образуют однородную группу. Маржинальные слои сосредоточены в основном на Юге. Отчаянное и безнадежное положение этих слоев позволяет использовать их как базу для реакционных авантюр и политических интриг. Существование маржинальных слоев определяет основу распространения и масштабы "закулисной" экономики и "черного труда". Более того, безысходность положения, заставляющая соглашаться на любую работу, объективно противопоставляет их организованному рабочему движению, стремящемуся к контролю над условиями и организацией труда.

Рабочему движению Италии в своей борьбе приходится учитывать социально-классовые сдвиги не только среди буржуазии и средних слоев, но и в своих собственных рядах. Рабочий класс испытывает на себе воздействие двух противоречивых тенденций, порожденных рядом объективных и субъективных причин. С одной стороны, наблюдается существенное замедление роста центрального ядра, а усложнение состава рабочего класса в результате притока служащих, децентрализация производства создают опасность его разобщения. С другой стороны, рабочий класс остается основной фигурой социально- классовой структуры итальянского общества; роль и влияние его постоянно растут, соотношение сил меняется в его пользу.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100