НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава IX. Партийная структура и внутриполитическая борьба

Относительной экономической слабости итальянского капитализма соответствует его сравнительная (по меркам Западной Европы) политическая ограниченность, фактическая неспособность к открытой идейной гегемонии. Свидетельством этого является прежде всего широкое распространение в стране антикапиталистических настроений. В 1976 г. свыше половины опрошенных высказались более или менее отрицательно по отношению к капитализму1. Предпринимательская система ценностей, буржуазно-либеральная идеология индивидуального риска и успеха традиционно находила здесь в отличие от англосаксонских стран столь малый отклик в широких массах, даже в средних слоях населения, что в своем последовательном, "классическом" виде осталась своеобразной "субкультурой"* со сравнительно ограниченным влиянием. "Политические группы, управляющие Италией тридцать пять лет,- писал видный буржуазный журналист II. Оттоне,- вяло, чисто формально отстаивают ценности данной экономической системы (капитализма. - Авт.) и даже не осмеливаются называть ее по имени. Какой кандидат предстал бы перед избирателями, объявляя себя защитником капитализма?"3 Свою идейную гегемонию господствующему классу приходится осуществлять иным, опосредованным путем, активно заимствуя элементы других идеологических традиций, не говоря уже о фразеологии.

* (Субкультура - устойчивая система представлений об обществе, социально-политических ценностях, нормах поведения, характерная для какой-то части населения. Субкультура формируется обычно под влиянием той или иной идеологической традиции2.)

Так, в XX в., и особенно после второй мировой войны, главным барьером для распространения социалистических идей в массах оказалась в Италии сила добуржуазной, католической идеологической традиции. Дело было не только в том, что именно там находился центр мирового католицизма, по и в том, что после объединения страны церковь длительное время находилась в оппозиции централизаторскому и бюрократическому буржуазному государству, и это укрепляло ее влияние в первую очередь па крестьянство, а также па значительную часть городской бедноты и средних слоев. Широта влияния и вместе с тем общественно-политическая двусмысленность католической идейной традиции послужила причиной ее превращения в послевоенный период в главное средство, с помощью которого господствующий класс мог компенсировать свою духовную нищету, обрести известную опору в массах. При этом для многих буржуа или представителей средних слоев, на словах исповедовавших католицизм, он являлся лишь символом респектабельности, непременным элементом принятых норм и официальной культуры верхов. Все это обусловило ту ведущую роль, которую в послевоенной политической жизни Италии заняла христианско-демократическая партия (ХДП).

Неспособность итальянской буржуазии к собственной, не опосредованной "чужими идеями духовной гегемонии облегчила широкое распространение оппозиционных демократических и социалистических идей, позволила многим трудящимся подняться до высокого уровня политизации и общественно-политической активности. При этом как в период борьбы с фашизмом, так и в послевоенные десятилетия характерная для Италии незавершенность буржуазно-демократических преобразований, связанная с этим большая значимость общедемократических задач и ценностей в сознании масс ломали психологические перегородки, отделявшие рабочий класс от других отрядов трудящихся, объединявшихся с ним в совместной борьбе. "Была во многом преодолена,- писал о послевоенном периоде историк Р. Виллари,- давняя и глубокая разобщенность между различными слоями населения и самих трудящихся классов: рабочими и средними слоями, северянами и южанами, интеллигентами и работниками физического труда, крестьянами и городскими слоями"4. При этом наряду со значительными массами рабочих-католиков, голосующих за ХДП, налицо немало представителей средних слоев, симпатизирующих коммунистам*. Наиболее ощутимо эта особенность проявляется в "красной" (Эмилия, Тоскана, Умбрия) и "белой" (северо-восток) зонах - районах преимущественного влияния социалистической и католической субкультур.

* (Среди активно практикующих католиков лишь 17% высказали в 1968 г. симпатии к левым партиям, из остальных опрошенных - 58 %5.)

Разумеется, в Италии существовали и другие идеологические традиции и системы ценностей, буржуазные и мелкобуржуазные. Однако, занимая в этих условиях менее заметное место, они чаще проявляли себя в виде "примесей" к ведущим идеологическим течениям - консервативных, республиканско-демократических, популистских, просветительских, анархистских и т. п. Политические силы, непосредственно опиравшиеся на эти традиции, но смогли добиться сколько-нибудь серьезного воздействия на массы.

Зато в пределах влияния основных субкультур существуют разные оттенки и варианты. Различны истолкования, которым поддается католическая социальная доктрина, особенно если учесть классовую пестроту "католического мира". С этим во многом связано наличие в ХДП множества течений. Среди приверженцев социализма так- же существует много оттенков - от последовательной революционности до расплывчатой, "розовой" левизны.

Характерная для Италии в течение длительного времени высокая политизированность общественной жизни, четкость размежевания главных борющихся сил обусловили чрезвычайно важную - более значительную, чем в большинстве других капиталистических стран,- роль партий. Основные партии Италии традиционно выступали и в качестве носителей определенного мировоззрения.

Нынешняя партийно-политическая структура Италии сложилась после второй мировой войны. В 50 - 60-х годах она практически не подвергалась сколько-нибудь серьезным изменениям. Такие ее черты, как выдвижение на политическую авансцену массовых партий, явное преобладание двух главных антагонистов - христианско-демократической и коммунистической партий, пользующихся постоянной поддержкой примерно 2/3 избирателей, раздробленность остальных политических сил, сохранились и в дальнейшем. Эти особенности дали повод буржуазным исследователям говорить о "несовершенной двухпартийности" или "поляризованном плюрализме" как характеристиках итальянской партийно-политической системы6. "Несовершенство" этой системы они усматривали в наличии огромной идейно-политической дистанции между двумя крупнейшими партиями (ХДП и ИКП), которая при явной слабости промежуточных партий делала обычную для буржуазной демократии регулярную ротацию политических сил у власти невозможной без общего нарушения стабильности существующего строя. Реакцией господсдующего класса на это "несовершенство" стала политическая дискриминация ИКП, которой с первых послевоенных лет был фактически закрыт доступ в правительство, и постоянное сохранение у власти ХДП, превратившейся в мощный полюс притяжения слабых "спутников" - мелких партий. Отсутствие подвижности в политической системе, неизменная монополия ХДП па власть в стране, переживающей серьезные социальные сдвиги, стали основой того представления об отрыве политической верхушки от "гражданского общества", которое усиливалось в 70-х годах в массах, служа одним из симптомов затяжного политического кризиса.

Сферы влияния большинства партий в 50 - 60-х годах были довольно стабильны. "Переливы" голосов па политических выборах совершались в ограниченных масштабах и почти всегда в пределах одной или родственных субкультур (от социал-демократов - к социалистам, от социалистов - к коммунистам, от христианских демократов - к либералам и т. п.), как правило не переходя "барьера" между главными конкурирующими идеологическими течениями. Такая стабильность поддерживалась существенной ролью, которую в определении общественно-политических позиций играли вера, семейная традиция, социальный конформизм, а также слабой коммуникабельностью между двумя основными идеологическими сферами влияния, связанной с остротой их политического противостояния.

В то же время происходившие в стране социальные сдвиги неумолимо подтачивали эту стабильность, оказывая постепенное, сложное, противоречивое воздействие на расстановку политических сил.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100