НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

5. Поворот вправо ИСП

Положение в левом лагере осложнялось эволюцией главного потенциального союзника ИКП - итальянской социалистической партии (ИСП).

ИСП долгое время занимала положение на крайне левом фланге западноевропейской социал-демократии. Ни одна из социалистических партий региона не накопила столь большого опыта сотрудничества с коммунистами, прежде всего в местных органах власти, в профсоюзах и других массовых организациях. В то же время в ИСП в течение всей ее истории происходила борьба двух тенденций - реформистской и "максималистской" (т. е. решительно антикапиталистической, но со склонностью к словесному левачеству, мелкобуржуазному радикализму и анархизму). Драматическая борьба этих тенденций, между которыми колебалось, пытаясь найти их позитивный синтез, центристское течение, приводила к резким конъюнктурным поворотам линии ИСП и стоила ей многочисленных расколов, ослаблявших ее влияние.

Отойдя в конце 50-х годов от тесного сотрудничества с коммунистами, социалисты в 1963 г. вошли в "левоцентристское" правительство. Но результаты участия в христианско-демократических правительствах на роли младшего партнера, не имеющего реальной власти, разочаровали даже многих бывших сторонников ИСП. Объединение с социал-демократической партией в 1966 - 1969 гг. не усилило, а ослабило партию, обострив внутреннюю борьбу, вызвав отход от социалистов многих их сторонников. В 50 - 70-х годах от ИСП к коммунистам перешло около 1/3 ее первоначального избирательного корпуса (6 - 7 % всего числа избирателей). "Субкультурная база социалистического электората,- пишет политолог Дж. Паскуино,- медленно, постепенно размывалась экспансией электората коммунистов"108. Характерно, что после роспуска в 1972 г. итальянской социалистической партии пролетарского единства (ИСППЕ) - отколовшейся в знак протеста против вступления ИСП в правительство части ее левого крыла - основная масса ее членов вступила в ИКП.

В результате в отличие от почти всех других западноевропейских стран в Италии социалистическая партия оказалась сравнительно маловлиятельной (около 10 % голосов в 70-х годах). Как отмечает социолог Б. Бартолини, голосование за социалистов является в большой мере результатом привычки или личного выбора. За ИСП голосуют многие из левых избирателей, не одобряющих организационные принципы или интернационалистские связи компартии. В то же время в период участия в правительстве ИСП в некоторых районах Юга заручилась, подобно ХДП, определенными связями.

О том, что представляют собой избиратели социалистической партии по своим идейно-политическим особенностям, говорят некоторые данные обследований. Подавляющее большинство опрошенных сторонников ИСП считают себя левыми. Но при этом почти 1/4 их относит себя к умеренно-левым, центру (меньшая часть) и даже к правым (менее 1 %)109. Это свидетельствует о значительной неопределенности, расплывчатости и умеренности позиций сторонников социалистов, о заметной доле "болота" в ее электорате.

Из примерно 0,5 млн. членов ИСП (на апрель 1981 г. - 510 тыс.)1101/3 или несколько больше, по данным ее руководства, составляют рабочие111. Однако в руководящем составе партии "намного меньше присутствие рабочих и, наоборот, выросла доля кадров, происходящих из служащих и мелкобуржуазной интеллигенции"112. По данным, представленным организационной конференцией ИСП, в руководящей группе партии только 5 % составляют выходцы из рабочих и крестьян113.

Раскол с социал-демократами в 1969 г. и влияние общего полевения в стране сдвинули социалистическую партию на более левые позиции. В первой половине 70-х годов улучшились ее взаимоотношения с коммунистами, сблизились позиции партий по конкретным социально-экономическим вопросам. После выборов 1975 г. социалистическая партия заявила, что "левоцентризм" изжил себя, а на 40-м съезде (март 1976 г.) выдвинула в качестве цели на будущее "левую альтернативу", но не смогла увязать ее с конкретной ситуацией в стране.

Затянувшиеся неуверенные поиски своей линии в условиях, когда быстро рос авторитет компартии, концентрировавшей вокруг себя голоса левых, не могли принести успеха ИСП. Несмотря па небывалый сдвиг влево па выборах 1976 г., партия повторила свой самый низкий за послевоенный период результат (менее 10 %). Под влиянием этой неудачи в руководстве социалистической партии произошел крутой поворот - более радикальный по своим последствиям, чем почти одновременно происходившее "обновление" ХДП.

В июле 1976 г. центристское руководство ИСП, возглавлявшееся маститым лидером Ф. Де Мартино, было свергнуто объединенными силами правого и левого крыла, выдвинувшими на аванцену наиболее молодых своих представителей (так называемое "поколение сорокалетних"). Политическим секретарем ИСП стал представитель правого крыла Б. Кракси ("зоологический антикоммунист", по определению правого христианского демократа М. Де Каролиса). Будучи зажатой между двумя "гигантами" (ИКП и ХДП) и опасаясь, что их сотрудничество не оставит социалистам возможности играть сколько-нибудь существенную роль, новое руководство вступило на путь сложного маневрирования, стремясь вывести партию из изоляции, "перераспределить" силы в ее пользу, "модернизировать" партийный аппарат и его связи с обществом. В долгосрочном плане, укрепив "социалистический полюс", Кракси и его сторонники ставили цель сделать его центром притяжения всех левых некоммунистических сил и осью "левой альтернативы" гегемонии ХДП. Речь шла, по заявлению самого Кракси, о том, чтобы "отвоевать назад ту социалистическую зону избирательного корпуса, которая в последние 20 - 25 лет постепенно переходила к ИКП"114.

В то же время в планы нового руководства входило "все больше отталкивать ХДП вправо" и тем самым привлекать к себе "просвещенную буржуазию" и часть католического электората, для которых такая ХДП окажется слишком правой. Это делало Кракси фактическим союзником правого крыла христианских демократов, противопоставлявшего сотрудничеству с коммунистами возобновление союза с ИСП. Первое время Кракси и его сторонники действовали довольно осторожно. Придя к руководству в условиях большого сдвига влево и успеха ИКП, они заявили, что без компартии социалисты в правительство не войдут. При этом учитывалась также возникшая на основе печального опыта "почти всеобщая враждебность кадров и активистов (ИСП. - Авт.) к любой гипотезе участия социалистов в двухцветных или трехцветных правительствах, которые в той или иной мере означали бы возврат к изжитому левоцентристскому эксперименту"115. Признав незрелость предпосылок для левой альтернативы, ИСП высказалась за политику национального единства, и это также сблизило ее позиции с позициями ИКП. В дальнейшем ИСП при любой возможности стремилась привлечь внимание к собственной политической линии, отмежевываясь по отдельным вопросам от своих партнеров по коалиции. Используя трудное положение ИКП ("пи в правительстве, ни в оппозиции"), руководство ИСП пыталось "обойти" коммунистов то справа, то "слева" - критиковало непопулярные меры правительства и уступки ИКП христианским демократам, поддерживало максималистские настроения в профсоюзном движении и в то же время заигрывало с противниками сотрудничества с компартией в правом крыле ХДП, давая понять, что за солидную цену (прежде всего пост премьер-министра) ИСП может вернуться в правительство без коммунистов.

В своем стремлении, по словам Дж. Тамбуррано, "придать новую жизненную силу и новое лицо социалистической партии, выведя ее из гравитационного поля двух крупнейших партий и поместив ее на самостоятельную орбиту, имеющую собственные идеологические и политические характеристики"116, ИСП обратилась прежде всего к оппозиционно настроенной интеллигенции. Имелись в виду и те избиратели из числа средних слоев, которые поддержали на выборах 1976 г. компартию, но при этом все еще считали ее слишком левой. На 41-м съезде (март - апрель 1978 г.) ряд видных представителей интеллигенции, в том числе и не имевшие ранее партийного билета, были избраны в ЦК ИСП. Группа интеллектуалов, концентрировавшаяся вокруг социалистического журнала "Мондоперайо", стала "мозговым центром" партии, разрабатывающим ее идеологические и программные позиции. Эти позиции приобретали с течением времени все более антикоммунистический характер*. При этом, используя максималистские, леворадикальные и анархистские традиции ИСП, а также участие основной части ее левого крыла в большинстве ЦК, поддерживавшем Кракси, социалисты заигрывали и с экстремистскими группами.

* (Буквально па другой депь после избрания Б. Кракси одип из его видных сторонников в ЦК, будущий министр обороны Л. Лагорио, в своей статье заявлял о необходимости активизировать не только "партию членов", но и "возможную партию", гораздо более широкую, чем нынешняя ИСП, и для этого организовать поддержку "сфер, примыкающих к партии (интеллектуалы, предприниматели, менеджеры, представители профессиональных категорий), путем серии инициатив по линии издательств и клубов". Результатом, по его мнению, должно быть создание "партии, открыто и лояльно конкурирующей с ИКП (и антагонистической по отношению к ней всякий раз, когда это нужно)"117.)

В нашумевшем памфлете "Социалистическое евангелие", подготовленном с помощью интеллектуалов "Мондоперайо", Б. Кракси отвергал не только ленинизм, но и марксизм, объявляя коммунизм "тоталитарной" ветвью социалистического движения. Противопоставляя коммунизму "демократический социализм" с его "плюралистическим" пониманием общества, он по существу сводил социализм, за который должна была бороться ИСП, к буржуазно-либеральной демократии. В поисках идеологической опоры он обращался даже к домарксову мелкобуржуазному социализму Прудона118.

Полное отрицание традиций и исторических особенностей итальянской социалистической партии (признание марксизма, близость к коммунистам и т. п.), характерное для "Социалистического евангелия", было не случайным. Кракси был убежден, что источником силы для итальянских социалистов является их ориентация на значительно более влиятельные социал-демократические партии других стран Западной Европы, "подравнивание" ИСП по их образцу. Вдохновляясь в своих попытках реформировать партию и завоевать для нее политическое пространство опытом Миттерана, он в идеологическом и стратегическом планах в гораздо большей мере сближался с СДПГ, с которой новое руководство ИСП завязало тесные связи.

Идеологическая полемика с компартией значительно ослабила позиции рабочих партий перед лицом ХДП и содействовала возвращению последней к концу 70-х годов на более правые позиции.

Придя к руководству, Б. Кракси решительно обновил среднее звено партийных кадров, расставив везде своих сторонников. При этом он опирался на партийный патриотизм активистов, убежденных, что его линия направлена на срыв договоренности ИКП с ХДП, угрожающей самому существованию ИСП. Партийный патриотизм, которому льстил шум, поднятый вокруг инициатив Кракси, в известной мере нейтрализовал и сопротивление его попыткам ликвидировать идейно-политическое наследие ИСП.

Очень облегчила маневры Б. Кракси позиция представителей левого течения во главе с Р. Ломбарди и К. Синьориле, в 1976 - 1979 гг. входивших в поддерживавшее Кракси большинство. С последним их объединяло стремление усилить самостоятельную роль ИСП, отмежеваться от ИКП, обновить партию. Ради этого они были готовы простить лидеру "крайности" его идеологического ревизионизма. Лишь в конце 1979 г. течение Ломбарди - Синьориле, деятели которого все более оттеснялись сторонниками Кракси от рычагов власти в партии, перешло в оппозицию правому руководству. С критикой политиканства Кракси выступили и многие интеллектуалы из группы "Мондоперайо". Но непоследовательность оппозиции, ее пестрый состав и внутренние противоречия не дали ей возможности оказать эффективное сопротивление все более решительному повороту ИСП вправо. На 42-м съезде ИСП (апрель 1981 г.) течение Кракси получило 70 % голосов, больше, чем любая другая руководящая группа в истории этой партии. Левая оппозиция оказалась раздробленной на три фракции: Ломбарди - Синьориле (20%), Де Мартино - Акилли (7,5%) и Манчипи (2,5 %). Ряд ведущих представителей оппозиции перешли еще до съезда в ряды большинства.

Своим главным тактическим лозунгом Кракси сделал обеспечение "управляемости" страны, играя на широко распространенном в массах требовании положить конец хаосу и анархии. Под этим лозунгом он добился в марте 1980 г. возвращения представителей ИСП в правительство. Руководство партии всячески подчеркивало, что именно от социалистов зависит существование правительства, что это дает им в обозримом будущем право требовать поста премьер-министра. "Центральная роль" ИСП, по мнению Кракси, впервые за послевоенный период создаст возможность ротации политических сил у власти. Понятием ротации (alternanza), не предполагающей коренных преобразований, краксианское руководство все более подменяло понятие "альтернатива", в течение ряда лет являвшееся главным политическим лозунгом социалистов. После выборов в местные органы власти в июне 1980 г. социалисты вызвали падение левых джунт в области Лигурия и ряде городов, разорвав там союз с коммунистами. Стратегия "обновленной" ИСП во многом шла навстречу пожеланиям той более динамичной части предпринимательских кругов, которая тяготилась монополней ХДП на власть и тщетно пыталась в 70-х годах создать ей "замену". В то же время в "низах" ИСП не исчезли настроения, идущие во многом вразрез со стратегией Кракси (стремление к единству левых сил, к коренным преобразованиям общества и т. п.).

Сползание ИСП вправо, занятие ею позиции "равноудаленности" от капитализма и коммунизма, от ИКП и ХДП, не было чисто конъюнктурным явлением, отражая возникший в итальянском обществе "кризис ценностей", метания и шараханья неустойчивой части трудящихся, и прежде всего интеллигенции. Серьезные причины и последствия имело и другое явление, отражавшее сложность расстановки сил и условий политической борьбы,- развитие экстремизма и терроризма.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




72 года назад Кенигсберг включен в состав СССР

Остров Пасхи, Америка и генетика

Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100