НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава X. Внешняя политика италии на рубеже 70-80-х годов

В конце 70-х - начале 80-х годов внешняя политика пе занимала на первый взгляд ни первенствующего, ни даже сколько-нибудь значительного места в политической жизни Италии. Казалось, страна была погружена полностью в экономические и внутриполитические проблемы, не раз создававшие кризисную обстановку. Внешнеполитические проблемы как будто существовали лишь постольку, поскольку они вытекали из внутренней ситуации или непосредственно влияли на нее. В сложившихся условиях именно этим стали объяснять традиционный итальянский "иммобилизм" на международной арене после конца второй мировой войны. Идеологическо-теоретические воззрения на Италию как "среднюю державу", получившие распространение не только в академической или журналистской среде, но и в правительственных кругах, искусственно подстраивались к таким объяснениям.

Однако внешнеполитические позиции Италии в рассматриваемый период вовсе не были безразличными и второстепенными с точки зрения ее развития. Внешняя политика играла существенную роль в жизни страны. Иногда она и впрямь являлась функцией внутренней политики, как это обозначилось сразу после войны, но функцией с высокой степенью "обратной связи". Нередко внешнеполитический курс Рима имел для ЭКОНОМИКИ И внутренней политики Италии весьма важное, даже определяющее значение. Взаимодействие внешней и внутренней политики неизменно выступало в итальянском обществе и государстве первостепенным фактором.

Для политики Италии рассматриваемого периода играла весьма ощутимую роль и внешняя среда - система международных отношений. Как отмечают итальянские специалисты в области международных отношений, двадцатилетний период 60 - 80-х годов воспринимается внешней политикой правящих кругов страны сквозь призму некоторых изменений традиционных и возникновения новых факторов международных отношений, самой системы международных отношений. Картина этих изменений и ее концептуальное "оформление", бесспорно, становятся сами по себе весомыми факторами внешней политики Италии 80-х годов. Это заставляет глубже взглянуть на реальные и мнимые явления международной жизни, на которых строится концепция современного внешнеполитического курса Рима.

Среди изменений, более или менее значимых с точки зрения итальянских специалистов, рассматриваемых ими довольно бессистемно, без должной критической оценки, находятся "упадок биполярности", развитие процесса европейской интеграции, возникновение "стратегического полицентризма", сопровождающегося "распространением мощи" и тенденцией к "идеологическому полицентризму" в глобальном масштабе, конец неоколониализма и появление "антагонизма Север - Юг". Картина современных международных отношений поэтому представляется в Риме, как об этом нередко говорят, более сложной, чем в первые послевоенные годы и в условиях "простой дихотомии" периода "холодной войны"1.

Нельзя, однако, не видеть главного: в воспринимаемой Римом картине международных отношений, если судить по таким публикациям, казалось бы, отсутствует решающий для 70-х годов, важный па предшествующем этапе и не утративший свое значение в начале 80-х годов процесс,- разрядка международной напряженности. Уже само это способно было бы порождать искажающий эффект во внешней политике Италии. Ведь попросту невозможно изъять процесс разрядки напряженности из международных отношений, в условиях которой Италия жила и живет в последние двадцать лет.

Итальянские исследователи вслед за американским ученым Н. Коганом признают значение для внешней политики Италии теории "баланса сил", якобы применяемой на основе некоего "реалистического" видения мира2. Однако подлинно реалистической оценки того действительно нового, что возникло в международных отношениях 60 - 80-х годов, в картине, видимой из Рима, они не дают. Объяснения по поводу итальянского варианта политики "баланса сил", которые они предлагают, но могут казаться убедительными. Видимо, истоки и мотивы, интересы и цели, определяющие внешнюю политику Италии, на деле оказываются значительно сложнее и противоречивее в историческом, социально-экономическом, международно-политическом контексте.

Будучи в действительности по многим материальным параметрам средней по масштабам капиталистической державой и оставаясь относительно "слабым звеном" капиталистической системы и ее блоков, Италия тем не менее в своей внешнеэкономической и внешнеполитической деятельности выходила за эти рамки, поддерживала свой международный статус на возможно более высоком уровне, старалась быть ближе к группе наиболее сильных и развитых капиталистических государств, проявляла нередко компенсирующие ее врожденные слабости динамизм, инициативность в международных делах, которые ее непосредственно касались.

На протяжении 70-х годов вес и значение Италии в капиталистическом мире продолжали возрастать, меняя представление об этой стране и ее роли в международных отношениях. Она добилась относительно быстрого экономического развития, высоких темпов производства и национального дохода. Вклад итальянских монополий в экономическую силу капиталистической системы, в ее военно-промышленный потенциал становился все более существенным.

Достигнув довольно высокого уровня развития, монополистический капитал Италии превратился в один из наиболее сильных и динамичных отрядов западноевропейских монополий, во многом сравнимый по своей силе с основными партнерами внутри НАТО, "Общего рынка". В рамках "атлантической интеграции" роль Италии стала более ощутимой, хотя она так и не добилась положения перворазрядной державы, деятельно участвующей в выработке принципиальных основ политики и стратегии НАТО. Италия выросла и в гораздо более весомого партнера внутри Европейского экономического сообщества, правда и здесь не достигнув все же положения одной из его центральных держав.

Не будучи в состоянии участвовать непосредственно в борьбе за политическое господство в Западной Европе, Италия оказалась вовлеченной в нараставшие "атлантические" противоречия, включая проблему ядерной стратегии и ядерного контроля. Она была втянута и в межимпериалистические противоречия, развивавшиеся внутри европейской интеграции, между США и Западной Европой.

Итальянский империализм, его внешняя политика пытались приспособиться и даже извлечь некоторые экономические и политические выгоды из дискредитации колониалистов Великобритании, Франции, Бельгии и "неоколониализма" США, форсируя свое экономическое проникновение в развивающиеся страны Африки, Азии и Латинской Америки.

Правящие круги Италии активно стремились к военно-политическому укреплению империализма, консолидации его сил. "Атлантический" и "европейский" курсы Рима в их единстве и противоречиях определяли главную базу итальянской внешней политики, имели известный приоритет перед курсом на разрядку напряженности. Это стало по-своему заметным тогда, когда США на рубеже 70 - 80-х годов совершили поворот в своей внешней политике, стали проводить жесткую антиразрядочную военно-силовую политику.

Вместе с тем роль Италии в современных международных отношениях не может быть сведена только к ее участию в системе капитализма и его блоков. Внутриполитическое положение требовало от нее более активной позиции в проведении курса противодействия нарастающей угрозе войны, разрядки напряженности, поддержки разоружения. Антивоенное движение приобрело в Италии новый импульс в условиях острых кризисов и усиления военной опасности в Европе в конце 70-х - начале 80-х годов.

Процесс изменения соотношения сил двух систем в пользу социализма, несмотря на попытки администрации США деформировать его путем расширения гонки вооружений, оставался хотя и не всегда заметным, по все же серьезным катализатором положительных тенденций внутреннего и внешнеполитического развития Италии. Ее правящие круги в своей внутренней и внешней политике не могли не учитывать того, что социализм становится на деле решающим фактором мирового развития, и в частности международных отношений. Они не могли не ощущать растущего сужения сферы господства и влияния империализма, даже с учетом его попыток добиваться своего в мировых делах с помощью военно-силовой политики. Это в свою очередь не могло не тревожить Рим.

Несмотря на резкое ухудшение международной ситуации в 80-х годах, правящие группировки Италии стремились сохранять для себя прежде всего материальные, экономические, а также политические и военно-политические выгоды разрядки. Италия продолжала играть существенную роль в торговых и научно-технических связях со странами социализма. Эта тенденция в итальянской внешней политике, разумеется не без противоречий и спадов, проявила, безусловно, свою жизнестойкость, показала немалую заинтересованность Рима в продолжении разрядки. Разрядка не перестала и в эти годы быть важным и постоянным направлением внешней политики Рима, каковы бы ни были мотивы и стремления отдельных политических группировок ее сузить или затормозить.

Для Италии конца 70-х - начала 80-х годов оставалась характерной тенденция к реализации серьезных экономических мотивов и сторон ее деятельности на международной арене. "Важность внешней политики,- отмечалось в журнале "Политика интернационале",- возросла во всех отношениях не только вследствие определенных выборов направлений, касающихся безопасности Италии, ее свободы, но также и экономических аспектов внешней политики"3.

Принципиальное классовое единство политических сил, составлявших сменявшие друг друга кабинеты, существовало неизменно, прежде всего по проблемам, имевшим, с точки зрения ХДП и участвующих вместе с ней в правительственных комбинациях буржуазных партий, особое значение для внутриполитического положения в стране. В различных итальянских правительствах рассматриваемого периода вместе с тем нередко не было единогласия по ряду практических вопросов внешней политики. Разногласия и противоречия в правящей среде возникали во многих международно-политических ситуациях, к которым Италия - сознательно или бессознательно - оказывалась причастной. Это придавало итальянской внешней политике известную инерцию, скованность и непоследовательность.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




В 1946 году Кенигсберг был включен в состав СССР

Остров Пасхи, Америка и генетика

Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100