НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 2.Становление режима Сангкума. Формирование политики нейтралитета

После восстановления государственного суверенитета Кампучии произошли важные сдвиги в расстановке ее политических сил.

В конце 1953 г. королевское правительство предприняло шаги к установлению военно-административного контроля над районами, входившими в зону активной деятельности движения Кхмер Иссарак. В этих целях были осуществлены мероприятия по созданию системы гражданской самообороны, включавшей отряды локальной или сельской полиции. Создание системы самообороны сопровождалось военно-административными операциями по «перегруппировке» сельского населения в пограничных провинциях? представлявших основную базу движения Кхмер Иссарак. Непосредственной целью этой операции являлась ликвидация отдельных хуторов и мелких поселков и перемещение их жителей в более крупные деревни, расположенные вдоль коммуникаций, которые находились под контролем вооруженных сил королевского правительства. В этих укрепленных деревнях, как и в других населенных пунктах Кампучии, создавались отряды самообороны. Операция по переселению начала осуществляться еще в 1952 г., но особого размаха она достигла в 1953 и 1954 гг. По данным отдельных французских и американских источников, операция по «перегруппировке» населения охватила до 1 млн. человек. По свидетельству одного французского журнала, ликвидация хуторской системы и концентрация населения вдоль дорог продолжались и после Женевских соглашений, т. е. после официального прекращения огня в Индокитае. Весной 1954 г. королевское правительство предприняло еще один шаг по укреплению своей военной власти. Речь шла об организации отрядов так называемого королевского ополчения в помощь регулярной армии и отрядам самообороны. Мобилизация королевского ополчения была прервана событиями, связанными с подписанием Женевских соглашений и прекращением огня в Индокитае.

В соответствии е Женевскими соглашениями в течение августа-сентября 1954 г. боевые силы Кхмер Иссарак были демобилизованы. К началу 1955 г. военно-административная власть на местах оказалась полностью сосредоточенной в руках королевского правительства. Это обстоятельство оказало большое влияние на исход референдума по вопросу о результатах деятельности королевского правительства в 1952-1953 гг. Процедура референдума сводилась к тому, что его участники должны были сделать выбор между белыми и черными бюллетенями, Накануне голосования правительство обратилось населению с призывом: «Если вы любите короля - подайте белые бюллетени, если же вы не любите короля - бросайте черные бюллетени». Голосование на референдуме, состоявшемся 7 февраля 1955 г., не было тайным и проводилось под строгим наблюдением властей. В этих условиях лица, подававшие черные бюллетени, должны были сделать открытый вызов королевским властям и расписаться в своей «неблагонадежности». Не удивительно поэтому, что «против» короля было подано всего 1,8 тыс. бюллетеней, а «за» короля - 925 тыс. Эта победа Сианука на референдуме 1955 г., конечно, не могла дать объективного представления о политических настроениях, существовавших тогда в Кампучии. Небольшое число черных бюллетеней явно не соответствовало размерам оппозиции, выступавшей в то время против политики королевского двора.

Референдум 1955 г. проходил в условиях отмены чрезвычайных законов о временном запрещении в стране деятельности политических партий (Чрезвычайные законы были приняты по настоянию Сианука в январе 1953 г.).

Осенью 1954 г. в Кампучии была создана политическая группа «Прачеачун» («Народ»), выполнявшая роль легальной организации Народно-революционной партии, которая вела работу в условиях подполья. В уставе «Прачеачун» подчеркивалось, что ее главная цель - объединение всего кампучийского народа в национальном сообществе без различия расы, классовой, политической и религиозной принадлежности, в целях борьбы за независимость, демократию и улучшение материального положения народа. С момента своего создания «Прачеачун» отстаивала необходимость строгого выполнения условий Женевских соглашений, выступала в защиту национального суверенитета страны, за ликвидацию всех форм феодально-колониальных пережитков.

В 1954 г. на политической арене Кампучии появился ряд небольших политических партий, в том числе Либеральная партия, Партия кхмерского обновления, партия Национального союза, а также Демократическая партия, возобновившая свою деятельность после отмены чрезвычайных законов 1953 г.

В течение 1953 - первой половины 1954 г. руководство Демократической партии открыто поддерживало или молчаливо одобряло военно-административные мероприятия Сианука, направленные против освободительных сил Кхмер Иссарак. Однако после прекращения огня в Индокитае и расформирования боевых сил Иссарак эта партия стала выступать против дальнейшего усиления гражданской и военной власти королевского правительства, усматривая в этом серьезную угрозу своим планам политической борьбы за власть. Зимой 1955 г. Демократическая партия высказалась против намерения Сианука расширить полицейский корпус и отряды гражданской самообороны, избрав этот вопрос одним из основных пунктов своей политической кампании, связанной с подготовкой к выборам в Национальное собрание.

Попытки расширения сферы военно-полицейского контроля королевских властей вызвали также критику со стороны прогрессивных, левых сил страны, в том числе со стороны группы «Прачеачун», выступившей против подписания королевским правительством в мае 1955 г. военного соглашения с США.

Перспектива образования предвыборной коалиции оппозиционных сил вызвала у Сианука серьезные опасения, поэтому он предпринял попытку осуществить реформу конституции в Целях расширения полномочий королевской власти.

Проект реформы конституции был опубликован 19 февраля 1955 г. Согласно этому проекту правительство должно было нести ответственность непосредственно перед королем, а не перед Национальным собранием, в результате чего последнее лишалось права вотума и превращалось в своего рода консультативный орган. Значительные изменения Сианук собирался внести и в избирательный закон. Проект реформы предусматривал введение в Кампучии системы многостепенных выборов в Национальное собрание, депутаты которого должны были избираться не непосредственно населением, а выборщиками из числа членов местных провинциальных собраний. Все кандидаты в депутаты должны были иметь трехлетний ценз оседлости в своих округах. Введение ценза оседлости означало фактическое лишение участников движения Кхмер Иссарак активного избирательного права.

Сианук предложил вынести проект конституционной реформы на новый референдум, который он собирался организовать до проведения всеобщих выборов в Кампучии, намеченных Женевскими соглашениями на апрель 1955 г., а затем перенесенных по его настоянию на сентябрь 1955 г. Стремление Сианука «урезать» конституцию вызвало резкий протест со стороны не только демократической общественности, но и отдельных представителей дворцовых кругов страны, опасавшихся политической изоляции королевского правительства. Против реформы конституции выступила также Международная комиссия по контролю за выполнением Женевских соглашений, которая выразила протест по поводу намерения Сианука изменить избирательный закон в целях дискриминации бывших участников движения Сопротивления. Столкнувшись с сильной оппозицией, Сианук изменил тактику, избрав иной путь борьбы за укрепление своей власти. В марте 1955 г. он объявил об отречении от престола в пользу своего отца Н. Сурамарита.

Отказавшись от престола, Сианук развернул активную деятельность по созданию Народно-социалистического сообщества Кампучии (Сангкум Реастр Нийюм - сокращенно Сангкум) - широкой организации, которая заняла в скором времени господствующее положение в политической и общественной жизни страны. В уставе Сангкума, опубликованном в марте 1955 г., подчеркивалось, что Народно-социалистическое сообщество представляет собой не политическую партию, а «национальное объединение», выступающее за построение в Кампучии «кхмерского, буддийского, королевского социализма». Летом 1955 г. большинство существовавших тогда в стране политических партий заявило о самороспуске и влилось в ряды Сангкума. Группа «Прачеачун», а также Демократическая партия не вошли в состав Сангкума. Ядро этой организации составил политический блок представителей националистически настроенной аристократии, части интеллигенции и предпринимательских кругов. Сангкум активно включился в кампанию по подготовке к всеобщим выборам в Национальное собрание, намеченным на сентябрь 1955 г. В предвыборных лозунгах Сангкума содержались широковещательные заявления о намерении осуществить коренное «оздоровление» государственного аппарата, обеспечить «социальную справедливость», оказать «помощь бедным» и т. д. В сентябре 1955 г. кандидаты Сангкума собрали 83% голосов и получили все депутатские места в Национальном собрании.

Большую роль в победе Сангкума на парламентских выборах сыграли не только выдвинутые им политические лозунги, но и широкая, разветвленная система его партийного аппарата.

Группа «Прачеачун» не могла противостоять Сангкуму. За пределами Пномпеня деятельность «Прачеачун» была фактически запрещена, а в самом Пномпене эта организация была поставлена в такие условия, что не могло быть и речи об ее активной предвыборной борьбе.

Что касается Демократической партии, то влияние последней в Пномпене и других центрах было сильно подорвано событиями 1952-1954 гг. Ее позиции в деревне всегда были слабыми, большинство крестьян только понаслышке знали о существовании этой партии. Сианук же был членом королевской семьи, что само по себе имело немаловажное значение, если учесть многовековую традицию культа монархической власти в Кампучии.

Политически неискушенная крестьянская масса охотно воспринимала заявления Сианука и других официальных лиц об их стремлении осуществить коренное оздоровление кхмерского государства и добиться «социальной справедливости». Притягательная сила этих заявлений была тем более значительной, что идеи национального возрождения Кампучии были облечены в традиционную форму идеологических концепций буддизма. «Верность» руководства Сангкума буддийским доктринам нашла отклик у верхушки местного духовенства, которое не замедлило оказать этой организации действенную помощь (Официально буддийское духовенство не участвовало в политической деятельности Сангкума, но фактически оно оказывало поддержку руководству этой организации, что имело для последней важное значение, если учесть большое влияние буддийского духовенства на крестьян и другие слои населения.).

Создавая Сангкум, Сианук подчеркивал, что он создает не партию, а политическую организацию или движение в целях объединения кхмерского народа вокруг трона и буддийской религии. Это движение носило характер массовой политической «мобилизации» населения под флагом политических лозунгов Сангкума. К началу 1958 г. в рядах Сангкума формально насчитывалось почти две трети взрослого населения страны.

Поспешная мобилизация в Сангкум широких слоев населения, прежде всего крестьянства, диктовалась стремлением нейтрализовать трудящиеся массы, оградить их от влияния революционно-демократических сил. Однако ставка руководства Сангкума на установление монополии в политической жизни страны оправдалась лишь частично. Массовый характер Сангкума, участие в нем представителей различных социальных классов и прослоек породили в его рядах действие центробежных сил.

По мере развития событий в Сангкуме все отчетливее стали вырисовываться два антагонистических течения, одно из которых отражало в более или менее определенной форме интересы «партийных низов», близко стоявших к народной массе, а другое представляло интересы крайне правых элементов эксплуататорской верхушки страны (компрадоров и землевладельцев-рентополучателей).

Деятельность Сангкума развертывалась под флагом идеологических и политических принципов «кхмерского, буддийского, королевского социализма», представлявших своеобразное сочетание идей непролетарского социализма и этических норм буддийской философии. Концепция «кхмерского социализма» нашла отражение в одном из официальных документов Сангкума, опубликованном в 1961 г. в виде брошюры под названием «Некоторые рассуждения о кхмерском социализме». Эта брошюра, а также более поздние выступления лидеров Сангкума по идеологическим вопросам позволяют составить более или менее определенное представление о «кхмерском социализме» как общественно-политической доктрине.

Идеологи Сангкума подчеркивали, что ввиду ряда особенностей исторического развития Кампучии и специфики ее общественной и политической структуры «марксистский или коммунистический социализм» неприемлем для этой страны. Единственной формой социализма, приемлемой для Кампучии, являлся, по их мнению, кхмерский буддийский социализм. Руководители Сангкума обосновывали это положение доводами о том, что Кампучия располагает благоприятными условиями для претворения в жизнь буддийских принципов гуманной, патриархальной организации общества, исключающей эксплуатацию, и нищету. К числу этих особых, благоприятных условий они относили прежде всего отсутствие в этой стране крупной буржуазии и крупных помещиков, с одной стороны, и многочисленной прослойки безземельных крестьян и городского пролетариата - с другой.

Ссылаясь на это обстоятельство, идеологи Сангкума утверждали, что кхмерский народ имеет более или менее однородный социальный состав, что исключает наличие в его рядах классовых противоречий и классовой борьбы (Этот тезис явно игнорировал наличие в Кампучии различных форм докапиталистической и капиталистической эксплуатации трудящихся, о чем, в частности, свидетельствовало распространение в деревне ростовщического кредита и испольной аренды, а также деятельность частнокапиталистического лектора хозяйства в городе. Развитие многоукладной экономики Кампучии сопровождалось сложным процессом классовой дифференциации общества, «то служило источником социальных противоречии и классового антагонизма в этой стране.). Из этой предпосылки делался вывод о том, что Кампучия не нуждается в коренной перестройке своих общественных отношений.

Идеологи «кхмерского социализма» подчеркивали, что социально-экономические преобразования в Кампучии должны осуществляться постепенно, мирными средствами, в соответствии с основными требованиями буддийской морали. Руководство этими преобразованиями следовало передать Сангкуму, представляющему политический и духовный союз «трона, религии и народа». Одним из первых шагов Сангкума в качестве правящей организации были мероприятия по перестройке государственно-политического механизма Кампучии в соответствии с новым положением страны как суверенного государства.

В сентябре 1955 г. новый (сангкумовский) состав Национального собрания принял решение о выходе Кампучии из состава Французского Союза. В январе 1956 г. была принята специальная поправка к тексту конституции, в соответствии с которой Кампучия провозглашалась независимым и суверенным государством.

В декабре 1955 г. Кампучия была принята в члены Организации Объединенных Наций.

Упразднение в декабре 1954 г. таможенного союза Франции с «присоединившимися государствами» поставило под контроль правительства Кампучии ее валютную и таможенную системы и позволило ей выйти из зоны франка. В стране был создан Национальный банк и учреждена новая денежная единица - риель.

Приход к власти Сангкума происходил в сложной внешнеполитической обстановке, в условиях возрастающего давления на эту страну американского империализма. Начало американского проникновения в Кампучию относилось к послевоенному периоду, когда США, используя ослабление французских позиций в Индокитае, подписали с Кампучией соглашение об экономическом сотрудничестве (1951 г.). По условиям этого соглашения американская экономическая помощь предоставлялась Кампучии за счет субсидий, которые США выделяли Франции в целях усиления ее агрессивной войны в Индокитае. Американская помощь проходила, таким образом, через руки французских колониальных властей, использовавших ее целиком в интересах своей военной политики в Индокитае. Такой порядок предоставления американских кредитов сильно ограничивал свободу действий дипломатии США в Кампучии.

После 1954 г. положение в этой области резко изменилось. Развал французской колониальной системы в Индокитае подтолкнул США к более активным действиям, направленным на установление их контроля над Южным Вьетнамом, Кампучией и Лаосом. Как и раньше, одним из основных инструментов экспансионистской политики США в Индокитае стала экономическая и военная помощь. На этот раз американская помощь была предоставлена непосредственно представителям «антикоммунистических режимов» Индокитая. В число таких проамерикански настроенных режимов Вашингтон поспешил включить королевское правительство Кампучии. В мае 1955 г. Соединенные Штаты, используя внутриполитическую борьбу и тяжелое финансовое положение этой страны, подписали с ней договор о военной помощи.

Конкретные цели американской военной помощи обнаружились уже осенью 1955 г. в связи с созданием в ЮВА агрессивного блока СЕАТО под эгидой США. Уже на первом учредительном заседании организаторов СЕАТО была принята специальная декларация, согласно которой СЕАТО «брал под свою защиту» Южный Вьетнам, Лаос и Кампучию. Это непрошенное покровительство СЕАТО было воспринято общественностью Кампучии как посягательство на ее национальный суверенитет. Тем не менее госдепартамент США решил не церемониться с Кампучией, полагая, что ее финансовая зависимость служит достаточным основанием для автоматического включения этой страны в сферу действия агрессивной политики США. Однако эти расчеты не оправдались. В начале 1956 г. правительство Кампучии заявило в категорической форме о своем отказе принимать прямое или косвенное участие в деятельности СЕАТО, что положило начало затяжной кампании открытого давления на эту страну со стороны США и их союзников в Юго-Восточной Азии. Уже в 1956 г. американская экономическая миссия в Пномпене временно приостановила финансовые и торговые операции, связанные с оказанием стране экономической и военной помощи. Следуя указаниям США, правительства Таиланда и Южного Вьетнама закрыли свои границы с Кампучией и объявили об установлении экономической блокады страны. В это же время на южных и западных границах Кампучии были организованы вооруженные провокации.

Политика диктата со стороны Вашингтона вызвала глубокое возмущение в Кампучии. В феврале и марте 1956 г. по всем провинциям страны прокатилась волна демонстраций, направленных против экспансионистской политики США, в поддержку политики нейтралитета.

Принцип нейтральной внешней политики Кампучии впервые был сформулирован королевским правительством в сентябре 1953 г. в его обращении к участникам движения Кхмер Иссарак. В этом обращении королевское правительство заявило, что не намерено включаться в кампанию «борьбы против коммунистов» при условии невмешательства в его внутренние дела. Западная пресса расценила это заявление как своеобразную заявку правительства Кампучии на нейтральный курс его внешней политики. В 1954 г. на Женевском совещании по Индокитаю королевское правительство подтвердило свое намерение проводить политику нейтралитета. Однако эти заявления в 1953-1954 гг. носили в известной мере формальный характер. Направив свои усилия на борьбу с революционно-демократическими силами Кхмер Иссарак, королевское правительство стремилось заручиться поддержкой США. В конце 1954 г. между США и Кампучией начались переговоры о заключении соглашения, предусматривающего предоставление этой стране американской военной помощи. В ходе переговоров США предприняли попытку убедить королевское правительство в необходимости «опоры» на западные страны. Это было первое проявление той скрытой угрозы, которую таила в себе американская военная помощь. Тем не менее правительство Кампучии решило принять эту помощь в надежде, что ему удастся в критический момент избежать тисков американской дипломатии. Грубый нажим США, последовавший за подписанием в мае 1955 г. договора о военной помощи, вынудил правящие круги Кампучии произвести переоценку ценностей и выступить в защиту политики нейтралитета не только на словах, но и на деле.

В 1956 г. руководство Сангкума предприняло шаги к установлению дипломатических и политических контактов с Советским Союзом и другими социалистическими странами. Правительственная делегация Кампучии посетила Москву и столицы некоторых других социалистических стран. Во время этих визитов был подписан ряд соглашений, предусматривавших развитие экономических и культурных связей Кампучии с социалистическими странами на основе пяти принципов мирного сосуществования. Особое значение для укрепления международного положения Кампучии и ее государственного суверенитета имело установление дипломатических отношений с Советским Союзом в мае 1956 г.

В апреле 1955 г. делегация Кампучии на Бандунгской конференции стран Азии и Африки вновь заявила о стремлении королевского правительства следовать нейтральному курсу внешней политики.

Претворение в жизнь принципов нейтральной внешней политики со стороны правящих кругов Кампучии ознаменовало собой новый этап в деятельности Сангкума. Под влиянием событий, связанных с американским давлением на эту страну, внешнеполитическая деятельность Сангкума получает новое содержание, приобретая все в большей мере антиимпериалистический характер.

Противодействие Сангкума американской экспансии, его усилия в защиту национального суверенитета осуществлялись в условиях резкой активизации сил внутренней реакции, в обстановке роста правой оппозиции, выступившей с нападками на политику нейтралитета и превратившейся в скором времени в агентуру американского империализма в Кампучии.

Социальной опорой правой оппозиции была местная компрадорская и торгово-ростовщическая буржуазия, а также реакционно настроенная часть бюрократической интеллигенции. Положение компрадорской буржуазии характеризовалось во второй половине 50-х годов усилением ее экономических позиций в результате расширения посреднической деятельности, связанной с реализацией в Кампучии программы американской военной и экономической помощи.

В 1955 г. компрадорская буржуазия рассматривала политические лозунги Сангкума как своеобразный тактический прием его руководства в борьбе против «Прачеачун» и Демократической партии. Значительная часть компрадорских элементов и связанных с ними представителей бюрократических кругов без колебания вступила в Сангкум и стала охотно называть себя «социалистами». Но при этом она активно выдвигала требование о свободе коммерческой деятельности и максимальном расширении доступа частных предпринимателей к американским кредитам. Компрадорская прослойка восприняла политическую независимость Кампучии как свободу безудержной спекуляции и расхищения государственных средств. Естественно, что деятельность этой части торговцев и посредников пришла в резкое противоречие с общенациональными интересами кампучийского государства, что прежде всего относилось к нейтральному курсу его внешней политики.

В 1956 г. в стране стало расти скрытое противодействие врагов политики нейтралитета. Признавая на словах политику нейтралитета, они на деле стали выступать против нее, прилагая все усилия к тому, чтобы затормозить процесс развития дипломатических и экономических отношений Кампучии с социалистическими странами и втянуть ее в сферу влияния империалистического блока.

В середине 50-х годов в Национальном собрании страны активизировалась деятельность представителей правого, проамерикански настроенного крыла Сангкума. Сдвиги в этой области вызвали в декабре 1956 г. правительственный кризис, отражавший попытку компрадорской буржуазии и стоявших за ней империалистических кругов подчинить своему контролю деятельность Сангкума и Национального собрания.

В Национальном собрании оппозиция распадалась на враждующие группировки, или «кланы». Вражда и противоречия между ними являлись враждой особого рода - враждой до определенных политических границ. Коль скоро вопрос касался главного - политики нейтралитета, лидеры парламентских «кланов» прекращали свои распри и совместно выступали за одностороннее расширение связей Кампучии с США и другими капиталистическими государствами. Правые группировки в парламенте выступали под неофициальным лозунгом «Нейтралитет без экономического сотрудничества с социалистическими странами».

Свою критику сторонников нейтралитета парламентская оппозиция ограничивала, как правило, второстепенными, частными вопросами. Но эти вопросы играли сплошь и рядом роль тарана, когда они выдвигались в качестве предлога для голосования вотума доверия правительству.

В начале 1957 г. правая оппозиция в Национальном собрании получила открытую поддержку Демократической партии. В 1956 г. лидеры Демократической партии, пытаясь взять реванш за поражение на выборах 1955 г., возобновили нападки на правительство. Обвиняя чиновников государственного аппарата в коррупции и разложении, Демократическая партия возлагала за это ответственность на всю организацию Сангкум, в том числе и на представителей ее левого крыла. Стремясь во что бы то ни стало захватить политическую власть, Демократическая партия скатилась в конце концов на антинациональные позиции и превратилась в слепое орудие подрывных сил в Кампучии.

Оппозиционные выступления Демократической партии проходили в условиях открытого вооруженного давления на Кампучию со стороны блока СЕАТО. Начиная со второй половины 1956 г. правящие круги Южного Вьетнама и Таиланда под нажимом США организовали на границах Кампучии ряд военных провокаций: с июня 1956 по май 1957 г. на одной только южновьетнамской границе было отмечено 43 вооруженных инцидента. Самая крупная диверсия была предпринята в январе 1957 г., когда на территорию кампучийской пров. Свайриенг вторглись регулярные части южновьетнамской армии.

К лету 1957 г. Кампучия оказалась перед лицом открытого фронта врагов ее нейтральной политики, на одном фланге которого находился блок СЕАТО, а на другом - внутренняя реакция, представленная правым крылом Сангкума и руководством Демократической партии. Обострение политической обстановки вынудило правительство закрыть газету «Прачеатипатай» - главный орган Демократической партии. В августе 1957 г. лидеры Сангкума потребовали от руководства Демократической партии прекращения оппозиционной деятельности, предложив членам этой партии включиться в «национальное сообщество» на основе политической программы Сангкума. Уступая этому требованию, значительная часть членов Демократической партии перешла в ряды Сангкума, в результате чего эта партия фактически прекратила свое существование.

Распад Демократической партии деморализовал правую оппозицию. Антинациональные силы были вынуждены временно отступить и прекратить открытую борьбу по основным вопросам, связанным с политикой нейтралитета. В сентябре 1957 г. Национальное собрание приняло Акт о нейтралитете, который закреплял в законодательной форме нейтральный курс внешней политики Кампучии, предусматривавший ее отказ от присоединения к военным и политическим блокам. В Акте о нейтралитете подчеркивалось, что Кампучия в своей внешней политике будет воздерживаться от применения вооруженной силы, однако в случае угрозы военного нападения она оставляла за собой право защищать свой суверенитет с помощью оружия, обратиться за помощью в ООН, обратиться за помощью к любому дружественному государству.

Желая закрепить свою политическую победу над правой оппозицией, руководство Сангкума приняло решение о досрочном роспуске Национального собрания и организации новых выборов в парламент в марте 1958 г.

Предвыборная кампания Сангкума проводилась в 1958 г. под лозунгом укрепления единства «религии, трона и народа». Помимо Сангкума в предвыборной кампании участвовала только одна политическая организация - группа «Прачеачун». Позиция «Прачеачун» в 1958 г., как и в предыдущие годы, определялась задачей сплочения антиимпериалистических сил в защиту государственного суверенитета Кампучии и ее нейтральной внешней политики. Вместе с тем в предвыборной программе «Прачеачун» особо подчеркивалась необходимость быстрейшей ликвидации в этой стране феодально-колониальных пережитков в экономической и социальной области. Учитывая особенности политического положения в Кампучии, «Прачеачун» выдвинула своих кандидатов только в пяти избирательных округах. Развернувшаяся в этих округах политическая борьба носила далеко не равный характер. Не желая подрывать единства национальных сил, «Прачеачун» ограничила свои выступления против Сангкума частными вопросами внутренней политики.

В результате выборов 1958 г. Сангкум снова занял все места в Национальном собрании.

Поражение правой оппозиции в 1957 г. вынудило внутреннюю реакцию изменить тактику и перейти от конституционных, парламентских методов борьбы к подпольной, подрывной и заговорщической деятельности. Не полагаясь на свои силы, оппозиция возложила надежды на прямую военную и финансовую поддержку блока СЕАТО. Эта тактика правых сил Кампучии получила одобрение Вашингтона, решившего повлиять на королевское правительство путем комбинированных действий подрывных сил внутри страны и резкого усиления военного нажима со стороны Таиланда и Южного Вьетнама.

Запугивая Кампучию угрозой военного нападения, власти Южного Вьетнама развернули в 1958 г. в пограничных районах строительство военных баз. В июне 1958 г. они совершили крупную диверсию в кампучийской пров. Стынгтраенг, в которой участвовало 3 тыс. солдат. С января по июнь 1958 г. южновьетнамские власти спровоцировали 29 пограничных конфликтов.

Вооруженные столкновения продолжались также и на таиландской границе. Только с марта по май 1958 г. таиландские власти шесть раз нарушали кампучийскую границу. В таиландской прессе все настойчивее выдвигалось требование аннексии двух западных кампучийских провинций - Баттамбанг и Сиемреап.

Летом 1958 г. правительство Кампучии предложило немедленно начать двусторонние переговоры с Бангкоком и Сайгоном в целях нормализации отношений. В начале июля 1958 г. кампучийское правительство направило официальное приглашение Нго Динь Зьему посетить Пномпень. В том же месяце Сианук нанес визит в Бангкок. Однако намеченные на август 1958 г. кампучийско-таиландские переговоры были сорваны милитаристскими кругами Таиланда, организовавшими демонстрации протеста против визита в Бангкок правительственной делегации Кампучии. В результате в ноябре 1958 г. Кампучия вынуждена была временно прекратить дипломатические отношения с Таиландом и отозвать своего посла из Бангкока. Таиландские власти закрыли границу с Кампучией и объявили чрезвычайное положение в шести провинциях своей страны. Одновременно с этим по указанию из Сайгона была фактически блокирована южная граница Кампучии.

Однако нажим на Кампучию осенью 1958 г. не принес желаемых результатов: |расчеты Вашингтона запугать общественность этой страны и вызвать в ней политические беспорядки не оправдались. В декабре 1958 г. правительство Таиланда дало согласие на урегулирование конфликта с Кампучией через посредство арбитражных органов ООН.

Относительное спокойствие, наступившее на границах страны в конце декабря 1958 г., представляло собой временное затишье перед началом новых происков империализма, направленных на организацию в Кампучии антиправительственного заговора. К участию в заговоре были привлечены отстраненные от власти политические деятели Сон Нгок Тхань и Сам Сари, а также лидеры бывших парламентских группировок, потерявшие свои депутатские мандаты в результате выборов 1958 г. Тхань после бегства из Кампучии занимался созданием на территории Таиланда и Южного Вьетнама военизированной организации «Кхмер Серей», провозгласившей своей целью захват политической власти в Кампучии с последующим изменением ее внутренней и внешней политики. Прикрываясь лозунгами антикоммунизма, Тхань и его сообщники выступили против развития политических связей Кампучии с социалистическими странами, что означало на практике отказ от политики нейтралитета.

Под флагом антикоммунизма выступали также подрывные элементы внутри страны, группировавшиеся в 1958 г. вокруг Сам Сари. До 1956 г. Сам Сари занимал пост заместителя премьер-министра, а позднее - должность посла Кампучии в Лондоне. Используя свое служебное положение, Сам Сари вел раскольническую деятельность внутри правительства, ратуя за присоединение Кампучии к империалистическому блоку.

В 1958 г. Сам Сари и Сон Нгок Тхань возглавили заговор, направленный на свержение правительства Кампучии и присоединение этой страны к СЕАТО. Важную роль в подготовке заговора играл Дап Чуон - военный губернатор пров. Сиемреап.

По свидетельству кампучийской печати, конкретный план заговора был разработан в Бангкоке при участии официальных представителей США, Таиланда и сайгонских властей. Этот план предусматривал организацию в Кампучии в начале 1959 г. политических беспорядков, которые должны были послужить сигналом к вооруженному перевороту в пров. Сиемреап при одновременном вторжении из Таиланда отрядов «Кхмер Серей». Ближайшей задачей «Бангкокского плана» было отторжение пограничных провинций Кампучии и создание на их территории временного правительства во главе с Тханем, Сам Сари и Дап Чуоном.

Подготовка заговора была сорвана в январе 1959 г., когда был отдан приказ об аресте Сам Сари (Последнему удалось бежать в Южный Вьетнам, где он открыто примкнул к «Кхмер Серей».).

В феврале 1959 г. был ликвидирован второй заговорщический центр во главе с Дап Чуоном, готовившим вооруженный переворот в пров. Сиемреап. В штаб-квартире Дап Чуона был захвачен склад американского оружия, боеприпасы, а также документы, подтверждающие иностранное вмешательство во . внутренние дела Кампучии; здесь же были задержаны два офицера южновьетнамской армии, занимавшиеся передачей шифрованных телеграмм.

Как заявил Сианук, заговор Сам Сари и его сообщников был связан с планами соседних государств и «некоторых американских элементов» создать «антикоммунистический фронт» в составе Таиланда, Кампучии, Южного Вьетнама, Филиппин, чанкайшистской клики и Южной Кореи. Сианук обвинил Соединенные Штаты в финансировании заговорщиков, перед которыми была поставлена задача установить в стране марионеточный режим наподобие южновьетнамского.

Несмотря на провал заговора Сам Сари и Сон Нгок Тханя, политическая обстановка в Кампучии оставалась напряженной, о чем свидетельствовали, в частности, события, связанные со смертью короля Сурамарита весной 1960 г. В результате смерти короля возник сложный вопрос о престолонаследии. Согласно кампучийской конституции 1947 г. новый монарх должен был избираться советом короны из числа многочисленных потомков королевской династии. Наличие большого числа принцев крови превращало вопрос о престолонаследии в острую политическую проблему, решение которой вызвало серьезные разногласия в дворцовых кругах Кампучии.

Внутренняя реакция не замедлила использовать смерть короля Сурамарита для разжигания политических интриг и сколачивания «дворцовой оппозиции», с тем чтобы посадить на престол «своего» претендента. Сианук отложил выборы нового короля и создал регентский совет с функциями главы государства. Одновременно он выступил с заявлением о том, что в целях предотвращения конфликтов в королевской семье он сам и его дети навсегда отказываются от каких-либо претензий на престол.

События, связанные со смертью короля Сурамарита, активизировали деятельность империалистической агентуры в стране и послужили толчком к возобновлению антикампучийской кампании в Таиланде и Южном Вьетнаме. В апреле 1960 г. на границах страны вновь вспыхнула перестрелка, возобновились вооруженные налеты на ее территорию.

5 июня 1960 г. в Кампучии состоялся референдум, на который был вынесен вопрос о ее внешнеполитическом курсе. Подавляющее большинство участников референдума высказалось в поддержку политики нейтралитета.

12 июня 1960 г. Национальное собрание приняло решение о присвоении Сиануку титула «главы государства».

Непрекращающаяся подрывная деятельность СЕАТО вынудила руководство Сангкума предпринять дальнейшие шаги в сторону сближения Кампучии с социалистическими странами. В ноябре-декабре 1960 г. официальные кампучийские делегации побывали с визитами в Москве, Праге и Пекине. Во время этих визитов был подписан ряд важных документов, предусматривавших расширение экономических и политических связей Кампучии с социалистическими странами. В документах было зафиксировано согласие социалистических государств расширить экономическую помощь Кампучии и выражалась моральная поддержка кампучийскому народу в его борьбе в защиту национального суверенитета.

Поддержка социалистических стран имела для Кампучии особое значение в 1961-1962 гг., когда США резко усилили свою военно-политическую экспансию в Южном Вьетнаме и Лаосе.

Используя реакционные круги Южного Вьетнама и Таиланда, США упорно продолжали провоцировать военно-политические конфликты с Кампучией. Так, в 1961 г. в качестве предлога для очередного нажима на эту страну был использован вопрос о пограничной территории храма Прэахвихеа - религиозной и исторической реликвии Кампучии. Еще в 1954 г. таиландские власти незаконно оккупировали территорию Прэахвихеа и, несмотря на протесты Кампучии, удерживали ее под своим контролем. Эти действия Таиланда преследовали далеко идущие цели. Если бы Кампучия смирилась с оккупацией этого района, то тем самым был бы создан прецедент для пересмотра Других участков ее западной границы. Учитывая это обстоятельство, кампучийское правительство не прекращало попыток восстановить свои законные права на Прэахвихеа. Выражая протест против территориальной экспансии Таиланда, правительство Кампучии в октябре 1961 г. приняло решение вновь разорвать дипломатические отношения с Бангкоком.

В июне 1962 г. Международный арбитражный суд в Гааге после длительного изучения кампучийско-таиландского конфликта поддержал требования Кампучии о возвращении ей территории Прэахвихеа. Таиландские власти были вынуждены вывести свои войска из этого района. Однако в августе того же года два полка таиландской жандармерии вторглись на территорию пров. Баттамбанг и напали на сторожевые посты кампучийской армии. Двумя днями позже другой отряд из 400 таиландских солдат и офицеров в сопровождении американских инструкторов захватил поселок Хот-Лек в пров. Кахконг. Менее чем через неделю южновьетнамские части дважды пересекли границу Кампучии. Неоднократно нарушались и воздушные границы этой страны: в течение января-августа 1962 г. военные самолеты Таиланда и Южного Вьетнама 191 раз вторгались в воздушное пространство Кампучии. В конце октября 1962 г. южновьетнамские самолеты разбомбили кампучийскую деревню Ратанакири. Вооруженные провокации следовали одна за другой.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100