НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Нганга приходит на помощь

У маленькой Мэри огромные печальные глаза и рано состарившееся лицо. Я не помню, чтобы она смеялась; лишь когда ей посылали добрый взгляд, подобие улыбки мелькало на ее плотно сжатых губах. Почти каждый день я проходил мимо, клал медяк в щербатую жестяную банку, а она подавала мне газету. Перед Мэри на большом листе бумаги лежали старые журналы и стопка потрепанных книг - ее торговля. К полудню она собирала свой товар и отдавала мальчишке-сапожнику, работавшему рядом. А сама надевала на ладони стертые пляжные резиновые тапочки и с трудом волочила непослушное парализованное тело сквозь поток спешащих прохожих. Отдыхала она в одном и том же месте - у большого фотомагазина, в витрине которого красовались цветные портреты женихов и невест, радостных ребятишек и смущенных мам. Девочка долго смотрела на них, а потом снова двигалась дальше, опираясь на руки в старых тапочках.

В раннем детстве Мэри перенесла полиомиелит. В деревню, где она жила, доктор из города приезжал редко, а местный знахарь, как ни старался, вылечить ее не смог...

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) занесла полиомиелит в список болезней, наиболее распространенных в Африке. И хотя против него уже имеется эффективная вакцина, полиомиелит продолжает убивать и калечить тысячи африканских детей. В середине 70-х годов ВОЗ обследовала, как проводится иммунизация против этого заболевания в шести странах - Кении, Лесото, Малави, Уганде, Замбии, Береге Слоновой Кости (ныне Кот-д'Ивуар). Оказалось, что только 48 процентов иммунизированных получили полную дозу препарата. Во многие районы вакцину вообще не могли доставить.

Несмотря на значительные успехи тропической медицины за последние тридцать лет, некоторые опасные болезни в Африке, связанные с экономической отсталостью, прогрессируют самым тревожным образом. Даже те болезни, против которых имеются надежные лекарства, как и прежде, уносят миллионы человеческих жизней.

Трудно поверить, что во второй половине XX века три четверти населения нашей планеты не получают даже элементарных медицинских услуг. Тем не менее это так. Речь идет в основном о народах Азии, Африки и Латинской Америки, среди которых африканцы находятся в худшем положении.

Лишь одну болезнь удалось полностью ликвидировать в Африке и в остальном мире. Речь идет об оспе.

К До 1969 года от нее умирало почти 5 миллионов человек в год. ВОЗ осуществила в течение нескольких лет невиданную по масштабам программу вакцинизации против оспы. Благодаря этим действиям, в которых активное участие приняли и советские специалисты, вирус оспы отступил. Последней больной, умершей от оспы, стала шестилетняя сомалийка, скончавшаяся 14 октября 1977 года в маленьком порту Марка на берегу Индийского океана. А последний заболевший оспой в том же году Алим Малим, житель того же порта, выжил и работает поваром в больнице.

Но это - единственный успех современной медицины в борьбе со страшными недугами, от которых страдают сотни миллионов людей в странах Азии, Африки и Латинской Америки.

До сих пор Африка держит первое место в мире по смертности среди населения и последнее - по средней продолжительности жизни, которая составляет лишь около сорока лет. В большинстве африканских стран каждый третий ребенок умирает, не дожив до пяти лет. Каждый год миллион африканских детей в возрасте до четырнадцати лет умирает от малярии. Эту болезнь, которую еще называют болотной лихорадкой, знают с давних пор. Против нее нет пока никакой вакцины. Опасности заболеть ею подвергается около миллиарда человек во всем мире. Из-за широкого распространения авиации она вновь объявилась в Европе. Самолетами вывозятся за пределы Африки не только больные, но и переносчики болезни - малярийные комары. Почти каждый год телеграф приносит сообщения о вспышках эпидемий чумы и холеры, тифа и желтой лихорадки. 35 миллионов африканцев страдают от сонной болезни. От обычной кори в Африке ежегодно умирают 500 тысяч детей. В отдельных районах туберкулезом болеет более одного процента населения. Купание в пресноводных водоемах приводит к заболеванию шистозоматозом, который вызывается живущими в воде паразитарными личинками, проникающими в кожу человека. В крови они становятся взрослыми червями, которые поражают печень, кишечник, почки, мочевой пузырь. Эмбрион развивается в живущих в воде моллюсках. После сорокапятидневного инкубационного периода появляются новые личинки, которые попадают в воду, и цикл возобновляется. Более 600 миллионов человек в семьдесят одной стране Азии, Африки и Латинской Америки поражено этим заболеванием.

В воде живут и другие паразитарные личинки. Одни поселяются в лимфатических сосудах, вызывая нарывы, слоновость и опухоли конечностей и груди. Другие поражают глаза, вызывая так называемую речную слепоту. От нее только в Западной Африке потеряли зрение сотни тысяч человек.

В последние годы ученые выявили несколько новых видов лихорадок, против которых чрезвычайно трудно найти действенное лекарство. Их названия в 70-х годах часто появлялись в сенсационных заголовках на первых полосах крупнейших газет мира: лихорадки Марбурга, Лассы, Эболы.

Лихорадка Марбурга впервые была обнаружена в ФРГ в 1967 году. Расследование показало, что причиной заболевания могли стать обезьяны, закупленные в Уганде. Инфекция поразила двадцать пять человек, семеро из которых умерли. Жертвами лихорадки Лассы, переносчиком которой являются в основном крысы, в 1969 году стали тридцать человек. Лихорадка Эболы была зарегистрирована в 1976 году в Судане и Заире. Болезнь унесла около тысячи человеческих жизней.

Все три вида лихорадки объединяет одно: обычные антиинфекционные средства против них бессильны. Для борьбы с ними современная медицина может только изолировать больных.

В 1979 году ВОЗ начала осуществлять грандиозную программу борьбы с шестью болезнями, которые сегодня угрожают жизням примерно полутора миллиардов людей на нашей планете: малярией, шистозоматозом, сонной болезнью, филяриатозами, проказой и лейшманиозами. Программа, рассчитанная на двадцать лет, предусматривает разработку новых медикаментов, вакцин, способов биологической борьбы с переносчиками (личинками и насекомыми), а также разработку простых методов диагностики. Но это лишь первый шаг.

Две трети населения Тропической Африки страдают от хронического недоедания, которое прямо или косвенно служит причиной 50 процентов смертных случаев среди детей в возрасте до пяти лет. Недоедание помимо повышенной восприимчивости ко всяким инфекциям вызывает базедову болезнь, анемию, слепоту, другие недуги, от которых в развивающихся странах страдает 440 миллионов человек - почти десятая часть населения земного шара!

И сегодня в Африке все еще не хватает медикаментов, врачей, медсестер, фельдшеров, медицинских учреждений. Такое положение - прямой результат колониального угнетения африканских народов европейскими державами. Все те "плоды цивилизации", о которых так любят говорить в бывших метрополиях, оказались очень горькими для африканцев. Часто приходится слышать, что именно европейцы построили в Африке школы и больницы, города, фабрики, провели шоссейные и железные дороги, что они помогли африканцам приблизиться к мировым культурным ценностям, развили в них "уважение к демократии и законам". Подобных рассуждений становится все больше по мере того, как отдаляется в прошлое мрачное время колониализма и меньше остается его живых свидетелей. Не любят признавать на Западе, что "благодеяния" колонизаторов совершались только в интересах самих колонизаторов и совершенно не учитывали нужды и интересы местного населения. Больницы при миссионерских пунктах при всей пользе, которую они приносили, рассматривались прежде всего как средство распространения христианской религии. В школах готовили верных слуг колониального общества, оторванных от народа, зачастую презирающих свою историю и культуру. Сейчас 80 процентов населения Африки все еще неграмотно. О настоящем экономическом развитии континента колониальными державами серьезно говорить не приходится: Африку "развивали" как шахту или рудник - интенсивное использование при минимальных затратах. И вышли из колониальных жерновов страны с уродливой, однобокой экономикой, неграмотные, больные, голодные.

Перед африканскими государствами после получения независимости встала задача не просто экономического и социального развития, но и переделки созданных колониализмом структур. Наследие колониализма до сих пор препятствует и созданию надежной системы здравоохранения.

Бесплатная медицинская помощь гарантирована во многих странах Африки. Но получить ее все еще чрезвычайно трудно. В сельских районах существующие медпункты уже не справляются с лечением растущего населения. Угандийская газета привела пример: в 1974 году оздоровительный центр в одной из провинций обслуживал 20 тысяч человек, а через три года количество пациентов увеличилось до 60 тысяч.

Трудно забыть молчаливо страдающих африканцев в бесконечных очередях перед больницами. Они сидят и лежат на земле, под палящим солнцем в надежде получить помощь. Они знают, что больше ее ждать неоткуда. Знают это и врачи и медсестры, но они ничего не могут поделать - их так мало. В большинстве африканских стран один доктор приходится примерно на 5-10 тысяч человек. Но, как правило, это соотношение увеличивается в несколько раз, потому что врачи предпочитают работать в крупных городах, а в деревню едут единицы. Все больше врачей уходит с государственной службы и открывает частные клиники. Вот цифры по одной из относительно развитых африканских стран - Кении. Почти 70 процентов кенийских врачей занимаются частной практикой в городах. Еще 20 процентов работают в государственных медицинских учреждениях в столице и других крупных городах. Это означает, что 10 процентов врачей - всего около ста человек - должны обслуживать более 10 миллионов сельских жителей. По данным ВОЗ, такая диспропорция в распределении медицинских услуг между городом и деревней характерна почти для всех африканских стран.

На прием к доктору (лагерь намибийских беженцев в Анголе)
На прием к доктору (лагерь намибийских беженцев в Анголе)

Нехватка врачей стала причиной появления нового, "врачебного" бизнеса. "К чему учиться, а затем работать за гроши где-нибудь в сельской больнице, - рассуждают некоторые предприимчивые африканцы. - Раз люди хотят медицинских услуг, они должны их получать". И появляются на центральных столичных улицах заманчивые вывески фальшивых докторов, обещающих излечить любые болезни. Их клиники просторны и солидны. В них есть современное оборудование и дефицитные медикаменты. Нет только одного - квалифицированных врачей.

Образовалась настоящая "врачебная" мафия, которая добывает официальные бланки, печати, подкупает низкооплачиваемых служащих государственных больниц и через них получает дефицитные лекарства. В Кении только в ходе одной полицейской операции было обнаружено сто незаконных клиник. В этой стране до сих пор вспоминают скандал, разразившийся в 1973 году, когда огромный правительственный заказ на медикаменты для центральной больницы был похищен и осел в частных клиниках.

Нехватка врачей и медсестер в Африке с каждым годом растет. Этому во многом способствует "утечка умов", которая активно поощряется западными странами. Многие африканские студенты медицинских учебных заведений на Западе сразу же после получения диплома остаются в Европе или в Америке, соблазняясь высокой заработной платой и гораздо лучшими, чем дома, условиями работы. Специалисты ВОЗ подсчитали, что США, Англии и Канаде понадобится не менее семи лет, чтобы заменить иммигрантов-докторов (в том числе и из Африки) собственными кадрами. Если в 1981 году в мире в среднем приходился один врач на 1237 человек, то в Африке - на 5434 человека. Наиболее тяжелое положение сложилось в Восточной Африке, где одному врачу приходится обслуживать в среднем 17480 пациентов. На западе континента обстановка ненамного лучше: один врач на 14965 человек.

Врачи-бизнесмены пользуются тем, что правительствам молодых африканских государств порой бывает трудно увеличить расходы на здравоохранение: средств не хватает на решение всех проблем, стоящих перед ними. В некоторых странах бюджеты здравоохранения увеличиваются в 2 раза медленнее, чем общие расходы на содержание государственного аппарата, причем большая часть средств, отпущенных на охрану здоровья, идет на содержание медицинского персонала и импорт лекарств, стоимость которых постоянно растет.

Недостаточное число медицинских учреждений, неграмотность, невежество значительной части населения в вопросах гигиены, отсталая система водоснабжения, плохое питание - вот далеко не полный перечень проблем, которые стоят перед африканскими странами в области здравоохранения.

Какой же выход видят в Африке из этого пoлoжeния? Что необходимо сделать для облегчения страданий миллионов ее жителей? Прежде всего, как считает ВОЗ, африканским странам необходимо улучшить планирование социально-экономического развития, более полно использовать внутренние ресурсы, прилагать больше усилий в подготовке национальных медицинских кадров. Очевидно, что в условиях Африки нужно применять более дешевые и доступные методы охраны здоровья, готовить больше медсестер и фельдшеров, шире распространять знания о первичной медицинской помощи.

Сегодня уже мало кто сомневается в пользе рационального сочетания достижений современной медицины и опыта традиционной, существующей сотни, а порой и тысячи лет. Однако и по сей день традиционная медицина остается практически не изученной, о ней знают лишь по отдельным случаям - положительным или отрицательным. Главная причина заключается в том, что колониальные державы не просто скептически относились к ней, поскольку отрицали ценность любого проявления африканской культуры, но и делали все возможное, чтобы искоренить ее.

Что же такое традиционная медицина? Всемирная организация здравоохранения предлагает такое определение: "Совокупность всех знаний и опыта, поддающихся объяснению или нет, которые используются для диагноза, профилактики и устранения физической, умственной или социальной несбалансированности и которые опираются исключительно на практический опыт и наблюдения, передаваемые из поколения в поколение, будь то устно или в письменном виде".

В середине 70-х годов ВОЗ выступила с призывом ко всем правительствам африканских стран как можно быстрее принять меры к использованию опыта традиционной медицины. В долгосрочной программе ВОЗ указывалось на необходимость создания широкой сети медицинских школ для подготовки национальных кадров. Только в последние годы с ее помощью были открыты такие школы в семнадцати африканских странах.

Но современная медицина пока еще не в состоянии помочь каждому африканцу. Зато даже в самой маленькой африканской деревне есть по крайней мере один знахарь. Пусть он и не очень образован, но всегда находится рядом и пользуется доверием соплеменников. По существу он еще и пропагандист гигиены, поскольку дает советы, как избежать заболеваний. Поэтому умелое использование его опыта, по мнению экспертов ВОЗ, помогло бы центральным органам здравоохранения усилить профилактическую работу в сельской местности.

...Я давно хотел увидеть такого врачевателя. Но все мои попытки действовать через официальные каналы оканчивались неудачей. Правда, однажды мне почти повезло. В городе Мбале мне указали на местного журналиста, который мог свести с "традиционным доктором" - в Уганде их называют "мганга".

Нас познакомили в небольшом баре в центре города. После взаимных приветствий разговор пошел о деле. "Зачем вам мганга? - напрямик спросил он, настороженно глядя на меня. - Вы что, больны?"

- Нет, я здоров.

- Так в чем же дело? Может, болен кто-нибудь из ваших родственников? Или кто-то попал в беду? Или, - он снизил голос до шепота, - у вас безответная любовь? Нет? Предупреждаю, если вы хотите узнать свое будущее, то обратились не по адресу. Снова нет? Послушайте, что вы хотите? Мне сказали, что вам нужен мганга, а у вас, оказывается, все в порядке!

Я объяснил, что интересуюсь традиционной медициной и встреча с "традиционным доктором" нужна мне именно для этого.

- Не знаю, не знаю. Мганга живет далеко и уединенно. Он принимает только серьезно больных и несчастных. А вас - сомневаюсь. Мало того, что вы - белый, вы еще и здоровы... Впрочем, я буду у него завтра и спрошу.

Через два дня мы снова увиделись в том же баре.

- Он согласен вас принять, - с улыбкой сообщил мой знакомый. - Но с одним условием: вы должны пройти стандартный обряд, как и все пациенты.

- А что я должен делать? - полюбопытствовал я. - Ничего особенного. Сначала вас обреют наголо, потом обмажут тело специальными снадобьями, отгоняющими злых духов, а потом искупают в очищающем растворе. После этого мганга согласен с вами беседовать. Ну что, согласны?

У меня, наверное, было очень странное выражение лица, потому что он расхохотался.

- Я вас понял, - сказал он. - Я тоже думаю, что идти не стоит, тем более что от мганги вы многого не узнаете: он не любит раскрывать свои секреты. Но так и быть, я вам помогу. Я кое-что знаю о традиционной медицине. Задавайте вопросы, и я постараюсь удовлетворить ваше любопытство...

Мы сели за столик в тени большого мангового дерева, официант принес холодного пива, и я раскрыл блокнот.

- Традиционная медицина неотделима от африканской культуры, - начал мой знакомый. - Веками народы Африки, как и других континентов, изучали вопрос о жизни и смерти. Большинство не видело причин, почему жизнь не может длиться бесконечно, и создавало методы, которые должны были ее продлить. Вера в то, что болезни и смерть вызываются злыми духами, или богами, или черной магией, очень сильна среди наших народов. Воображение превращало некоторые самые страшные болезни, такие, как чума или оспа, в сверхъестественные существа, которые питались живыми людьми. По ночам выходили они из своих подземных владений и хватали всех без разбору. Говорили так: "Каумпули (чума) поймал его" или "Кавали (оспа) отнял его жизнь". Мы с детства принимали идею о том, что любой предмет - одушевленный или нет - имеет свою духовную сущность и она может быть использована для добра или зла.

Традиционный мир населен как живыми, так и умершими, связь между которыми постоянна и нерушима. Предки продолжают жить в нас и влияют на нашу жизнь. В верованиях вы найдете высшее существо: оно правит судьбами всего мира, а на земле представлено различными прорицателями. Они совершают жертвоприношения в его честь и устанавливают табу, нарушение которых карается болезнью, а иногда и внезапной смертью. Само понятие болезни в традиционном обществе отлично; болезнь - это не просто расстройство организма в результате недоедания или физической травмы, это нарушение жизненной гармонии, восстановить которую можно лишь специфическими, традиционными методами. Большинство африканцев независимо от образования, религии и положения в обществе продолжают верить в способности "лесных докторов" или тех, кого принято называть колдунами, врачевать физические и душевные недуги типично африканскими методами, которые значительно отличаются от применяемых современной медициной. Вера эта настолько сильна, что пациенты обращаются за помощью одновременно и в поликлинику, и к знахарям. Среди клиентов колдуна можно встретить и дипломата, побывавшего во многих странах, и ученого, и государственного деятеля.

- Мы в Африке, - продолжал мой собеседник, - ценим благородную помощь европейских врачей. Сколько больных встало на ноги благодаря им, сколько детей снова стало смеяться! Для нас остаются священными имена тех, кто посвятил свою жизнь делу охраны здоровья африканцев и не щадил ее ради этого. Мы всегда будем помнить имя доктора Швейцера, который почти полвека провел в глухой габонской деревушке Ламбарене и лично воспитал много врачей-африканцев. Помним и бескорыстную помощь великого путешественника Давида Ливингстона, вылечившего многих африканцев. Но мы чувствуем, что можно было бы сделать в десятки, в сотни раз больше, если бы врач и традиционная медицина работали вместе. Почему бы представителям современной медицины не преодолеть профессиональную неприязнь и не начать детальное изучение опыта африканских врачевателей...

Можно, конечно, понять тех врачей, которые относятся к знахарям более чем скептически. "Они неграмотны, паразитируют на темноте и невежестве крестьян, приносят больше вреда, чем пользы, и подрывают наш авторитет" - такое мнение приходится часто слышать. В этих словах есть правда, но вместе с тем нежелание медиков расширять арсенал своих средств за счет традиционных способов лечения не всегда оправданно. Известно немало случаев, когда африканские доморощенные врачеватели достигали поразительных результатов. Например, иммунизация против укусов змей была им известна сотни лет назад. Некоторые из них удивительно профессионально лечат вывихи суставов и переломы, причем, естественно, обходятся без рентгена.

Сегодня уже ни у кого не вызывают сомнения сообщения об удивительных успехах африканских традиционных медиков в лечении некоторых видов психических заболеваний. Б. Дэвидсон в книге "Африканцы" приводит выдержки из интервью по радио с известным нигерийским психиатром Т. Адеойе Ламбо. Высказывания доктора Ламбо говорят сами за себя.

Вопрос. Можно ли установить, насколько эффективны методы лечения врачей-колдунов и традиционных знахарей?

Ламбо. Разрешите мне быть совершенно откровенным. Мне кажется, что их лечебные процедуры и методы намного лучше всего, что мы делаем в настоящее время в Нигерии.

Вопрос. Вы имеете в виду то, что делаете вы?

Ламбо. Да, я, может быть, и то, что делают некоторые из моих коллег.

Вопрос. Доктор Ламбо, давайте обратимся к цифрам. Каков, по вашему мнению, процент успешного лечения у знахарей?

Ламбо. Года три назад мы изучали их деятельность и сравнили ее итоги с нашими результатами. Мы выяснили, что они добивались успеха почти в шестидесяти процентах случаев лечения невроза. Мы излечивали неврозы на сорок процентов, а может быть и меньше.

Во время специальной конференции ВОЗ, посвященной традиционной медицине, которая состоялась в Кампале в 1976 году, мне удалось встретиться с некоторыми народными психиатрами из Нигерии, Сенегала, Уганды. Это были, как правило, люди пожилые, очень опытные, трезво оценивающие свои знания. Ни один из них не отвергал современную медицину. Напротив, все в один голос признали, что многие заболевания традиционным методам вообще не поддаются. Однако есть и многочисленные обратные примеры.

Искусство традиционных лекарей основывается не только на прекрасном знании психологии своих пациентов. Лечение индивидуума носит "общественный", "групповой" характер. Что это означает? "Речь идет об образе жизни, при котором мысли, верования и действия индивидуума становятся достоянием всей общины, - пишет Б. Дэвидсон. - Страдает один человек, но его лечение носит общественный характер, хотя одновременно оно и чисто индивидуально. Это становилось возможным не только потому, что общины были невелики, но и потому, что они умели превратить тревоги и беды индивидуума в объект всеобщей заботы и внимания с помощью открытых обрядов, которые обладали достаточной терапевтической силой, чтобы принести облегчение больному".

Веками африканцы вырабатывали собственную систему предупреждения болезней. В ней было четыре основных элемента: основанная на невежестве защита от болезни, несчастного случая или дурного глаза с помощью магических сил (ношение священных амулетов, браслетов, поясов), соблюдение запретов и табу, соблюдение определенных норм гигиены, иммунизации, в частности, против укусов змей и насекомых. Африканской фармакопее известны различные вещества растительного, животного и минерального происхождения.

Современная медицина обогатилась рядом препаратов, которые издревле были популярны в народе. Так, многие целебные травы активно используются в фармацевтической промышленности. Знахари применяют некоторые очень эффективные терапевтические методы, о которых пока еще мало известно. Если преодолеть завесу секретности, то эти методы смогут обогатить диагностику, предупреждение и лечение тропических заболеваний. Традиционные врачеватели знают травы и растения, которые отпугивают насекомых, используются для приготовления противоядий, исцеляют болезни, такие, как, например, ветряная оспа.

Кстати, опыт доктора Швейцера свидетельствует, что деловой контакт с "традиционными докторами" ведет только к положительным результатам. Швейцер считал колдунов своими коллегами. "Нам хочется сохранить хорошие отношения с колдунами, - писал он из Ламбарене, - чтобы сами они направляли к нам больных в тех случаях, когда их искусство оказывается бессильным". Отметим, что Швейцер называл работу знахарей "искусством". А вот слова Давида Ливингстона: "Со здешними исцелителями у меня всегда было хорошее взаимопонимание, так как я избегал в присутствии пациентов выражать какие-либо сомнения в отношении тех или иных способов их лечения. Однако любой совет, высказанный мною с глазу на глаз, они принимали с благодарностью и охотно переходили к более благоразумным способам лечения..." Среди знахарей редко встречаются специалисты "широкого профиля". Издавна принято деление по профессиям: гербалисты, заклинатели духов, провидцы, чародеи, костоправы, психиатры, акушеры. Если знахарь не может справиться с тем или иным заболеванием, он отсылает больного к своему "коллеге", который является специалистом в данной области. У них существует строгая иерархия. Знахари обучают избранную молодежь своему искусству. Учеба трудна и длится от семи до десяти лет.

Авторитет знахаря в своей общине непререкаем, его влияние огромно. Кроме знахаря, никто в деревне не сможет правильно составить лекарство и правильно его применить. Традиционный доктор держит все в секрете: и само лекарство, и способ его применения, и растение, из которого оно изготовлено, и место, где можно найти такое растение, и когда его собирают. Его советам следуют беспрекословно и точно. Скажите, многие ли представители современной медицины могут похвастаться таким же отношением со стороны своих пациентов?

Мне снова вспоминаются слова Швейцера: "У моих коллег, туземных колдунов, никогда ни один пациент не умирает. Все безнадежные случаи предусмотрены ими заранее. Они ведут себя как иные профессора в европейских клиниках, которые не хотят портить свою статистику. Если же у колдуна неожиданно умирает пациент, то, оберегая репутацию, он немедленно устанавливает, кто именно так околдовал больного, что тот должен был умереть". Приведу еще одну цитату из дневников Д. Ливингстона: "Я лечу только те болезни, которые не могут лечить местные врачи. Никогда не иду к больному, если лечащий его врач возражает. Поэтому, естественно, я имею дело только с тяжелыми случаями, но зато местные врачи не могут пожаловаться, что я лишаю их возможности показать себя. Когда я заболел лихорадкой и пожелал познакомиться, как они лечат, я мог спокойно довериться знахарям, ибо они питали ко мне только добрые чувства. Если при недугах местного жителя обходишься с ним хорошо и участливо, то наверняка завоюешь его доверие". Доверие к Ливингстону было настолько велико, что он без особого труда использовал авторитет знахаря для обучения африканцев. Вот как ему удалось убедить бечуанов (тсванов) заняться ирригацией вместо того, чтобы проводить время в бесконечных молитвах о дожде. "У этого народа, - писал Ливингстон, - врач одновременно выполняет и другую функцию - ниспосылает дождь. И чтобы не отстать в этом искусстве от моего коллеги, я возвестил, что могу также даровать полям нужную влагу, правда, не чудодейственным колдовством, как он, а орошением поля водами реки. Необычный замысел получил всеобщее одобрение, и мы немедля взялись за дело. Даже личный врач вождя оказался в числе энтузиастов и добродушно подсмеивался над хитростью чужеземца, который задумал таким образом вызвать дождь. Вся наша техника состояла из одной лопаты, да и то без черенка. Работали заостренными палками и все же прорыли довольно длинный ров. Вынутую землю насыпали на одежду из шкур, в черепашьи панцири и в деревянные посудины и затем относили ее в сторону".

- Конечно, вы можете справедливо возразить мне и привести множество примеров, когда знахарь не только не излечивал больного, но, наоборот, загонял его в гроб, - продолжал мой собеседник. - Это правда, такое случается, и нередко. Негативных сторон у знахарства хватает. Когда знахарь знаком с симптомами заболевания, он быстро ставит диагноз и предлагает лечение. Но когда болезнь запущена или же присутствуют симптомы нескольких заболеваний сразу, он может попасть в трудное положение и, спасая лицо, загубить больного. Магия и колдовство, применяемые при лечении болезней, обычно вызывают обвинения в шарлатанстве. Действительно, использование колдовства дискредитирует традиционную медицину. Многие больные, пройдя курс лечения у колдуна, попадают в больницу в безнадежном состоянии. Но скажите, разве такие же ошибки не случаются у современных врачей? И мне кажется, что негативные стороны не должны заслонять положительного опыта традиционной медицины, тех больших возможностей в африканском обществе, которыми она располагает...

Я вспомнил, как с начала осени 1976 года, когда столица Уганды стала готовиться к XXVI конференции Всемирной организации здравоохранения, в Кампале заметно увеличилось число всевозможных "провидцев", "пророков" и прочих шарлатанов. Местные и заезжие астрологи и хироманты срочно обзавелись титулами "профессоров традиционной медицины" и в рекламных объявлениях намекали на свою близость к ВОЗ. Понаехали в Кампалу "международные астрологи" и "профессиональные маги", рекламирующие свои таланты в "сфере счастья, любви, бизнеса, учебы, продвижения по службе". На центральной улице города открыл офис "международный провидец, ученый, астролог, спирит, хиромант и алхимик".

В центральной угандийской газете несколько дней подряд на видном месте красовался призыв "спирита и мастера магических искусств доктора М. Хамеда". Он предлагал вылечить любые болезни, душевные или физические, избавить от любых неприятностей. Вот некоторые выдержки из этой забавной саморекламы: "Я вырываю из лап смерти! Лучшие в мире амулеты для любви, бизнеса, счастья и успехов в работе. Специальные амулеты для школьников! Если вы вотрете мое волшебное масло в кожу лица, вас будут все любить, вам будут повиноваться! Стоит вам надеть мое волшебное кольцо, как вы найдете работу, а денег будет столько, что будет трудно их тратить. Я могу заставить вашего мужа слушаться вас до самой смерти, он даже будет с улыбкой покупать для вас платья! А ваша жена будет любить только вас и не взглянет никогда на другого мужчину! Лечу бесплодие! Даю защиту вашему дому. Ни один вор не посмеет посягнуть на ваше имущество! Если вы хотите вступить в брак, обратитесь ко мне, чтобы избежать неприятностей в будущем! Если мое лечение не поможет вам, я олностью возвращу ваши деньги!"

Я поинтересовался у моих кампальских друзей - неужели люди могут воспринять такого хвастуна всерьез? Мне ответили, что к "мастеру магических искусств" записываются за месяц вперед.

- Неужели верят?! - ужаснулся я.

- И да, и нет. Согласитесь, если вам предлагают такое, неужели вы не пойдете даже ради любопытства?

Я не нашел, что возразить.

Один из таких "специалистов", с которым мне удалось пообщаться, попросил называть его "пророком", так как он "предсказывает будущее, толкует настоящее и узнает прошлое, вызывает злых и добрых духов, лечит все болезни и тесно общается с эльфами". И все потому, что очередная конференция ВОЗ собиралась для того, чтобы выяснить, как можно использовать традиционную африканскую медицину для решения сложных задач по охране здоровья населения.

Разумеется, многие из этих "провидцев" не имели ничего общего с медициной. Отсутствие у них элементарных знаний физиологии и анатомии человека, фармакологии приводит к неправильному диагнозу и лечению.

Один из советских врачей, работавших в то время в Уганде, рассказал, что в столичную больницу к нему однажды попал девятнадцатилетний юноша с приобретенным пороком сердца. Врачи обратили внимание на несколько небольших рубцов на груди больного. Оказалось, что прежде юноша ходил к знахарю, лечившему его соками различных растений, которые он втирал в разрезы на коже. К счастью, вовремя сделанная операция помогла предотвратить дальнейшее развитие болезни. "Таких случаев в нашей практике очень много, - говорил врач. - Хорошо, когда традиционные лекари честно заявляют больному, что ничего не могут сделать, и он своевременно попадает в больницу. Но многие знахари, чтобы не растерять клиентов, делают вид, что все умеют".

...Мой знакомый начал прощаться. Ему нужно было еще попасть к мганге и предупредить, что белый человек не сможет прийти завтра.

Мне так и не удалось встретиться с настоящим колдуном. Они пока хоронятся в глухих местах и с недоверием относятся к происходящим в их странах быстрым переменам. Они неохотно расстаются со своими знаниями, которые дают им власть над соплеменниками. Лишь немногие из них рискуют вступать в диалог с современными медиками, заранее ожидая обвинений в шарлатанстве. Но, несмотря на гонения, традиционная медицина выжила и продолжает развиваться.

В 70-х годах в африканских странах традиционная медицина стала изучаться более активно, а ее представителей теперь вовлекают в современную систему здравоохранения. В некоторых странах при министерствах здравоохранения образовали специальные органы по делам традиционной медицины. Тринадцать государств ведут исследования методов народного врачевания. В десяти созданы центры по изучению этих методов, а в семи образованы ассоциации врачевателей, которые официально признаны властями. Коллоквиумы, симпозиумы, семинары по этим проблемам стали более частыми как на национальном, так и на международном уровне.

Свазиленд стал первой страной в Африке, где врачеватели были официально признаны властями. В конце 1977 года король Свазиленда Сабхуза созвал всех "традиционных докторов" и предложил им в течение трех месяцев организовать профессиональную ассоциацию и разработать ее устав. В Замбии некоторые знахари также получили признание, были даже предложения приглашать их на работу в государственные больницы. В столице Нигерии построена школа традиционной медицины с учебной больницей, в которой опытные врачеватели передают студентам свои знания.

С 1973 года в Заире ведется широкое исследование методов традиционной медицины, которая в этой стране пользуется огромной популярностью. За два года ученые опросили 1250 знахарей и собрали много ценных сведений, которые, по их мнению, могут иметь важное значение для укрепления системы здравоохранения в Африке.

В Зимбабве, где прирост населения один из самых высоких в мире - 3,6 процента, врачей также не хватает. По статистике, один врач обслуживает около 7 тысяч человек. Но в действительности все обстоит иначе: хотя после достижения независимости в 1980 году многие проявления расовой дискриминации были ликвидированы, покончить с неравенством, в том числе и в сфере медицинского обслуживания, сразу невозможно. Поэтому традиционной медицине уделяется повышенное внимание. В 1981 году в Зимбабве был создан специальный центр по изучению забытых методов лечения. Нганга получил возможность знакомиться с достижениями современной науки, осматривать пациентов, вести консультации.

Рудо Ньямусо, имеющая диплом психиатра, открыла больницу под названием "Татиро" ("Надежда"), в которой применяет комбинированные методы лечения, как современные, так и традиционные. Ей уже удалось добиться убедительных результатов. Один из ее пациентов- бывший партизан, семь лет воевавший в буше.

В обычной больнице его безуспешно пытались избавить от ночных кошмаров (его преследовал один и тот же сон, в котором он стрелял из автомата по низко летящим вертолетам и бросался в рукопашный бой). За несколько сеансов Рудо Ньямусо вернула ему спокойный сон.

А вот другой случай, с которым я столкнулся в Зимбабве. Ньюс Хоруфу, крестьянин из деревни Звимба, десять лет был прикован железной цепью к дереву. Так односельчане пытались обезопасить его от припадков, когда Хоруфу становился буйным. Но вот в деревне появилась Джелли Чари - нганга. Она взялась за его лечение, и вскоре Хоруфу почувствовал себя здоровым. "Теперь мне не хочется драться, - сказал он. - Я как будто проснулся..."

Джелли Чари - одна из восьми тысяч знахарей, входящих в созданную после получения независимости организацию "Зимбабве нэшнл хилерс ассошиэйшн" ("Зината"). По словам Чари, ей уже удалось оказать помощь сотням психически больных африканцев, которых не смогли вылечить современные методы.

В некоторых странах медикам удалось установить хороший контакт с местными гербалистами и наладить выпуск дешевых лекарств, изготовленных по традиционным рецептам с применением современной технологии.

Оказалось, что многие растения, которые хорошо известны не только знахарю, но и простому крестьянину, могут стать прекрасным заменителем дорогих импортных лекарств. Изучение подобных растений и промышленный сбор наиболее эффективных из них, по мнению специалистов, дадут толчок развитию национальной фармацевтической промышленности.

Участники многочисленных конференций, организуемых ВОЗ, указывают на необходимость скорейшей реабилитации традиционной медицины, проведения переписи знахарей и их методов, определения зоны их влияния, оказания содействия в создании обществ врачевателей, вовлечения их в систему здравоохранения, в первую очередь в сельских областях. Средства информации африканских стран стали чаще публиковать материалы о положительном опыте традиционных методов лечения и необходимости их сочетания с современными. Всемирная организация здравоохранения и Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ) выступили с призывом к развивающимся странам изменить политику в области здравоохранения и сделать упор на развитие массовой медицины.

В совместном заявлении этих организаций говорилось, что нужна новая стратегия борьбы с болезнями в Африке, основа которой - не увеличение количества докторов, а активизация внутренних ресурсов для улучшения санитарной обстановки. По мнению доктора Малера, африканские страны должны с большим вниманием отнестись к деятельности традиционных врачевателей, которые, несмотря на недостатки, приносят огромную пользу.

Передовая медицина, которой мы обязаны поразительными открытиями в XX веке, еще трудно применима в условиях сельской местности африканских стран, которые только создают свою инфраструктуру. Интеграция двух медицинских систем (современной и традиционной) без уступок в принципах, но в духе полного взаимопонимания должна помочь населению воспользоваться одним из основных прав человека - правом на охрану здоровья.

Как отмечалось в одном из документов ВОЗ, "и современная медицина, которая почти полностью отрицает нематериалистический подход к источникам болезни, и традиционная африканская медицина, преувеличивающая этот момент и не знающая многих достижений науки, - обе нуждаются во взаимном обогащении на благо человечества".

- Мне кажется, что в Африке пригодился бы опыт Советского Союза, - поделился со мной своими мыслями по этому поводу директор Института медицинской паразитологии и тропической медицины. - Сразу после революции советское здравоохранение тоже столкнулось с колоссальными трудностями. Тиф, холера, оспа уносили десятки тысяч жизней. Не хватало всего: медикаментов, медицинских кадров, отсутствовали эле-ментарные санитарные условия. Все, что мы имеем сейчас, особенно в сельской местности, было создано буквально на пустом месте. Советское правительство не жалело средств на охрану здоровья людей. Именно поэтому нам удалось в предельно сжатые сроки, за какие-то пятнадцать - двадцать лет, победить самые опасные инфекции, преградить путь эпидемиям. Конечно, этой задачи мы бы не решили без помощи всего населения и использования опыта народной медицины. Например, в свое время мы образовали противомалярийную сеть и в помощь медикам набрали активистов из местного населения. Они прошли краткосрочные курсы и стали проводниками медицинских знаний в своих городах и деревнях... В условиях, когда независимые страны Африки не имеют ни экономических возможностей, ни необходимых кадров, ни навыков, чтобы эффективно решать проблемы здравоохранения, видимо, было бы разумно использовать традиционную медицину и с ее помощью шире распространять современные методы лечения. Короче говоря, знахаря нужно сделать проводником современной медицины...

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Звоните в рабочее время - автошкола в москве. Низкие цены!




Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100