НОВОСТИ  АТЛАС  СТРАНЫ  ГОРОДА  ДЕМОГРАФИЯ  КНИГИ  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Ворота Востока

Бейрут, где проживает треть населения Ливанской Республики, - это прежде всего торговый порт. По существу последние полвека через него ведется вся торговля Ливана с внешним миром. Если учесть, что промышленность и сельское хозяйство республики целиком и полностью зависят от внешней торговли, то нетрудно себе представить роль бейрутского порта для хозяйства страны. Порт является тем мощным двигателем, который дает ход всей экономической жизни ливанского государства. Текстильные, пищевые, сахарорафинадные, кожевенные, мукомольные, химические и многие другие предприятия работают исключительно на привозном сырье. В случае прекращения подвоза необходимых сырьевых товаров эти заводы и фабрики сразу же остановятся. Экспорт за границу продукции сельского хозяйства также ведется через бейрутский порт. Поэтому сокращение деятельности порта пагубно отражается и на этой, основной отрасли экономики страны.

Через Бейрут ввозятся и вывозятся товары не только для Ливана, но и для других стран Ближнего и Среднего Востока - Арабской Республики Сирии, Иордании, Ирака, Саудовской Аравии, Кувейта, Турции, Ирана. Миллионы тонн различных грузов со всего света проходят через порт, где десятки кранов с утра до ночи неустанно гнут ярко-оранжевые стальные хребты. Темно-фиолетовые воды гавани круглые сутки бороздят белоснежные лайнеры, осторожные танкеры, юркие, как пироги, яхты. До двух тысяч судов под флагами всех стран мира заходят сюда в течение года.

Однако не всегда визиты иностранных кораблей преследуют коммерческие цели. В последние годы в бейрутский порт зачастили военные корабли 6-го американского флота,

"Если подсчитать, - писала ливанская газета "Ан-Нида", - то окажется, что в наш порт каждую неделю заходит один военный корабль..." Бейрутцы решительно выступают против такого "тихого" превращения их мирного порта в своего рода базу для снабжения американских военных судов. У народа еще свежо воспоминание о том, как корабли 6-го американского флота высадили в 1958 году десант, оккупировавший ливанскую столицу в грозовые дни мощного восстания против реакционного режима бывшего президента Шамуна.

Аэропорт в Бейруте
Аэропорт в Бейруте

Бейрут не только крупнейший морской порт на Средиземноморском побережье. Воздушным путем в ливанскую столицу можно прибыть из любой части земного шара - около сорока иностранных авиакомпаний имеют свои филиалы в бейрутском аэропорту. По оснащенности и пропускной способности он является самым значительным на Ближнем Востоке. Бейрутский аэропорт принимает до 100 самолетов в день и обслуживает около 600 тысяч пассажиров в год. Аэропорт расположен в пригородном районе Хальде. Застекленное здание двухэтажного аэровокзала издали напоминает огромный аквариум, где движутся бесконечные вереницы пассажиров, снуют носильщики, толпятся встречающие и провожающие. В течение одного часа тут можно встретить представителей всех пяти континентов, услышать японскую, бенгальскую, мальгашскую, испанскую - словом, какую угодно речь. Вот приземляется реактивная "Каравелла" французской компании "Эр Франс". По цементированному полю растекается пестрая толпа африканских мусульман, совершающих паломничество в Мекку. Пока самолет заправляется горючим, паломники, расстелив поодаль походные циновки, опускаются на колени и самозабвенно молятся аллаху... А рядом оглушительно воют моторы и алюминиевые машины, разрисованные эмблемами авиакомпаний, одна за другой уносятся в голубое небо, откуда на смену им появляются новые и новые самолеты.

В Ливане хорошо развит и автодорожный транспорт, чему способствует широко распространенный здесь иностранный туризм и традиционная роль Ливана как торгово-транзитного центра на Ближнем Востоке. Шоссейные магистрали соединяют Бейрут со столицами и крупными городами соседних и даже отдаленных арабских государств. Дороги ведут в Дамаск, Амман, Багдад, в города Турции и Саудовской Аравии. Внутри страны автобусы и рейсовые такси - единственное средство связи между населенными пунктами. Шоссейные, грунтовые и проселочные дороги стекаются к Бейруту, словно реки и ручьи к морю.

И уже один тот факт, что в Бейруте скрещиваются морские, воздушные и сухопутные трассы, говорит об интенсивном пульсе городской жизни. Это шумный, неспокойный город. Он весь в движении, суете, в ярких красках. У арабов почти каждый город, помимо своего официального названия, имеет еще и меткое народное прозвище, оно-то и выражает его подлинную специфику. Бейрут нередко называют "большой базар". Основное занятие горожан - торговля. Тысячи местных и иностранных фирм, агентств, компаний, транспортных и посреднических контор, десятки тысяч оптовых и розничных магазинов и лавок, сотни тысяч людей, прямо или косвенно связанных с коммерческо-финансовой деятельностью, определяют облик этого полумиллионного городя. С раннего утра Бейрут оглашается гудками автомашин, перезвоном трамваев, гортанными возгласами разносчиков фруктов, газет и криками зазывающих к себе лавочников. Но эта какофония нисколько не мешает финансовым тузам неторопливо совершать свои сделки, а босоногим мальчишкам бойко торговать жевательной резинкой и лотерейными билетами. Отсутствие ограничений на экспорт и импорт любых товаров, золота, иностранной валюты, свобода создания фирм в сочетании с удачным географическим положением - все это способствовало превращению Бейрута в цитадель "коммерческого гения", в важный торговый центр Ближнего Востока.

Более чем со ста государствами ведут торговлю предприимчивые ливанские купцы. Ори этом ввоз Ливана намного - в пять-шесть раз в стоимостном выражении - превышает его вывоз. Чего только не встретишь в бейрутских магазинах! Итальянские автомобили и американские телевизоры, персидские ковры и вьетнамские пуговицы, японские консервы и английские бритвы, чешскую посуду и венгерский ситец. Бейрутцы - опытные и ловкие коммерсанты, в какой-то мере даже психологи. Они умеют обворожить покупателя, вызвать его (расположение. Достаточно перешагнуть порог магазина, как начинаются неизменные расспросы о здоровье, угощение кофе, сигаретой, прохладительными напитками. Однако, когда речь заходит о деле, надо быть начеку, иначе с вас могут взять втридорога.

Одна из достопримечательностей Бейрута также связана с торговлей - это арабский базар. Словно в заколдованном кругу, здесь можно долго плутать, попадая из одного ряда в другой. Базар похож на универмаг, где каждый ряд - раздел определенных товаров. Есть обувные ряды, одеяльные, горшечные, бельевые и т. д. Обособленной и привилегированной частью базара считаются крытые ювелирные ряды, или, как их называют, "золотой рынок". В узких траншеях каменных, почерневших от времени лавок царит таинственный полумрак. Мерцают груды драгоценностей, дорогих поделок, ожерелья, кольца, медальоны, серебряные блюда и целые связки золотых баранок-браслетов. Впечатление такое, что попал в сказочную пещеру сорока разбойников.

Продовольственный рынок также весьма колоритен - это настоящее "чрево Бейрута". Алые, только что освежеванные туши баранов аккуратными шеренгами развешаны на железных крюках. Тут же лотки с нежно-розовыми креветками, рыбой, дичью. Пучками по восемь-десять штук, как у нас редиску, продают воробьев. Невзрачные пернатые - самое лакомое блюдо ливанцев. Для гурманов есть и более экзотический товар - морские ежи, омары, осьминоги и даже лягушки. Фруктово-овощные ряды могут свободно соперничать с лучшими натюрмортами фламандской живописи. Повозки с апельсинами, кокосовыми орехами, горы персиков, дынь, плодов манго, груды длинных, как сабли, огурцов и баклажанов, гроздья бананов, фиников, лилового винограда - все это сплошной декоративной массой пестрит перед глазами. И повсюду идет отчаянный торг. Торгуются здесь так, как, вероятно, нигде на Востоке. Это своего рода искусство, состязание в ораторстве и споре. Продавец доказывает, что даже родному брату он не сможет отдать дешевле эту дыню или курицу. Покупатель в свою очередь клянется аллахом, что в других лавках ему только что предлагали такую же дыню за полцены. Наконец он в сердцах уходит, затем возвращается, и все начинается снова...

Продавец индюшек в Бейруте
Продавец индюшек в Бейруте

Есть в Бейруте и европейский, или, как его называют, "французский" рынок, рассчитанный на состоятельных покупателей. Непосредственно из Франции, Голландии, Швейцарии и прочих европейских стран поставляются сюда высококачественные продукты - молоко, расфасованное мясо, яйца, масло, тонкие вина. Здесь уже не торгуются - цены твердые и высокие. Богатая клиентура "французского" рынка производит заказы по телефону, и мальчики на побегушках доставляют корзины снеди адресатам на дом.

Торговля требует рекламы - и Бейрут разукрашен и расцвечен рекламой всех мастей и жанров. Стены домов, трамваи, автобусы пестрят яркими плакатами, призывающими курить только сигареты "Кент", пить кока-колу, покупать часы марки "Омега", пользоваться бритвами "Жиллет". В кинотеатрах перед началом сеанса четверть часа прокручиваются рекламные фильмы. Улыбающиеся красавицы радостно сообщают зрителям, что такими неотразимыми они стали только лишь потому, что чистят зубы пастой "Хролофил", моются мылом "Камий" и носят чулки фирмы "Вализери". "Без рекламы не продашь", - говорят ливанцы. И световые лозунги рекламы громоздятся на крышах, подстерегают покупателя на дорогах, стараясь перекричать друг друга, превзойти выдумкой и силой убеждения.

Но не все виды торгового предпринимательства ведутся на улицах и базарах Бейрута открыто. Есть здесь и специфическая область бизнеса - торговля деньгами. Более сорока банков, из которых семнадцать - иностранные, свили свои железобетонные гнезда в столице Ливана.

Вывески французских, американских, итальянских, английских банков множатся с каждым годом. Концентрация иностранных банков в Бейруте не случайна. Сюда стекаются капиталы со всего Ближнего и Среднего Востока, ибо Ливан снискал себе славу надежного и безопасного района с точки зрения хранения денег. Для закрепления и официального утверждения страны в качестве "ближневосточного банкира" ливанское правительство приняло в 1957 году закон о сохранении банками тайны вкладов. Это мероприятие уже через год удвоило общую сумму заграничных вкладов в бейрутские банки.

Проникновение западных держав в экономику Ливана происходит не только путем насаждения банков. Не счесть того множества иностранных фирм, агентств, филиалов и отделений, которые буквально заполонили ливанскую столицу. Такое явление отнюдь не случайно, а лишь закономерное следствие политики "открытых дверей" по отношению к иностранному капиталу, проводимой ливанскими властями. Особенно интенсивно в последнее время ведется экономическая экспансия США и Западной Германии. Несомненно, что язык цифр - сухой язык, но что можно добавить к такому, например, факту: в 1960 году США ввезли в Ливан своих товаров на 88,2 миллиона ливанских лир, а закупили в этой стране национальных товаров только на 8,2 миллиона ливанских лир. Западная Германия в том же году завезла и продала в Ливане своей продукции на 73,3 миллиона ливанских лир, приобретя ливанских товаров всего лишь на 1,7 миллиона ливанских лир. Экономическая, а в данном случае коммерческая экспансия США в Ливане имеет вполне определенные политические цели. Бейрутская газета "Аль-Ахбар" писала о том, что "США наводняют наши рынки товарами, которые создают непосильную конкуренцию для национальной промышленности". И действительно, вся масса американских поставок состоит из таких товаров, которые либо в достатке производятся в самом Ливане, либо являются предметами далеко не первой необходимости для экономического подъема республики. Вот краткий перечень американского экспорта в Ливан: ношеная одежда, сигареты, фруктовые и овощные консервы, мыло, спиртные напитки, жевательные резинки, ковбойские кинобоевики, обручи для танца "хула-хуп" и т. д. Эти американские товары зачастую являются залежалыми, труднореализуемыми на собственном рынке, и поэтому США практикуют бросовые цены. Все это, естественно, подрывает ливанскую экономику, тормозит (развитие страны. А именно этого и добиваются Соединенные Штаты и другие империалистические государства. Ведь слаборазвитой стране намного легче диктовать свою волю, нежели - экономически сильному государству.

Другая форма американского проникновения в Ливан состоит в предоставлении различных субсидий, всякого рода "помощи" деньгами и товарами. В Ливане орудует пресловутая организация "помощи" по "4 пункту", которая скорее напоминает шпионский центр, чем экономическое учреждение. Одна из главных проблем современного Ливана - расширение посевных площадей под зерновыми, так как нынешнее их производство далеко не удовлетворяет потребностей населения в хлебе. Но Соединенные Штаты отказались помочь Ливану в освоении засушливых земель долины Бекаа. Вместо этого американцы "подарили" Ливану 60 тысяч тонн пшеницы, выдав свой трюк за благодеяние. В результате через несколько месяцев Ливан снова оказался без хлеба, а зависимость его от Америки возросла. Таким образом, основная цель экспансии американских монополий в Ливан - экономическое закабаление страны, что должно поставить и уже ставит Ливан в политическую зависимость от США. Ливанский народ хорошо знает, что дядя Сэм не такой уж добрый, как он сам себя хвалит, и что за каждую "бесплатную помощь" Америка предъявит счет, по которому придется платить. Мне приходилось слышать слова осуждения и негодования простых ливанцев, которые, развернув свежий номер газеты, узнавали о том, что их делегат в ООН голосовал против принятия Народного Китая в эту организацию... "Такова расплата за навязанную нам помощь", - с горечью говорят ливанцы. Но дело в том, что помощи как таковой со стороны США не существует. Это всего-навсего обман зрения, некий рекламно-жонглерский трюк американского госдепартамента. Если чуть-чуть приглядеться, то оказывается, что "король-то голый". За девять лет - с 1951 по 1959 год - Ливану было предоставлено в порядке "помощи" 43,5 миллиона долларов, а внешнеторговый дефицит Ливана с США за эти же годы составляет 200 миллионов долларов. Иными словами, за это время американцы вывезли из Ливана валюты в пять раз больше, чем оказалась сумма их "помощи".

Ливану свойственны контрасты, но в Бейруте они проявляются буквально на каждом шагу. Роскошные особняки, построенные по последнему слову моды и техники Запада, чередуются с приземистыми, сгорбленными лачугами. Владельцев первых нетрудно узнать на улице - они разъезжают в комфортабельных лимузинах; обитатели же вторых трясутся в переполненных трамваях. Витрины фешенебельных магазинов ночью полыхают голубым и алым заревом неоновых ламп, а в рабочих кварталах царит непроглядная темь.

Панорама Бейрута
Панорама Бейрута

Свыше полумиллиона туристов ежегодно посещает Бейрут. Они зачастую видят лишь одну его сторону - тот самый парадный фасад, что изображен на глянцевых почтовых открытках и рекламных проспектах авиационных компаний. Но труженики столицы - рабочие, докеры, шоферы, продавцы газет, мелкие клерки - живут в узких невеселых улочках с невзрачными домами, из окон и дверей которых смотрят нужда и бедность. Районы Ашрафия, Баста, Фурн-Шеббак, Мерасфе и другие перенаселены трудовым людом. Многодетные семьи ютятся в маленьких душных комнатах, где в солнечные дни пасмурно, а в дождливые - сыро и холодно. Только такая "обитель" по карману ливанскому рабочему человеку, заработка которого едва хватает, а зачастую и не хватает, чтобы свести концы с концами. Десятки забастовок докеров, трамвайщиков, текстильщиков происходят ежегодно в Бейруте. Улучшение материального положения - таково главное требование (рабочих. Газета "Бейрут уикли" 30 ноября 1959 года в статье под заголовком "Как живут ливанцы в условиях сумасшедших цен" писала, что ежемесячный доход средней бейрутской семьи составляет 400 ливанских лир. "Такая семья, - утверждает газета, - не имеет ни стиральных машин, ни радиоприемников, ни холодильников, ни прислуги, ни летних дач, ни многих других вещей, которые считаются необходимыми среди обеспеченных слоев населения. Она не имеет также собственного дома и вынуждена расходовать на квартплату не менее 125 ливанских лир". Но за эту сумму можно снять лишь неблагоустроенное жилье. Между тем на улицах города там и сям попадаются на глаза объявления "сдается в наем"; пустуют не только этажи, но целые дома. Однако квартплата по-прежнему остается высокой, и просторные апартаменты, снабженные установками искусственного климата, месяцами ожидают состоятельного съемщика. На питание семьи, по самым скромным подсчетам, как указывает газета, уходит 300 ливанских лир в месяц при условии, однако, что она будет питаться лишь дешевыми продуктами... Таковы выкладки газеты "Бейрут уикли", ортодоксальной буржуазной газеты. На самом же деле в жизни все обстоит гораздо мрачнее, непригляднее. Достаточно напомнить, что профсоюзы многие годы добиваются установления минимальной заработной платы в (размере 125 ливанских лир в месяц... Но правительство упорно отклоняет это требование.

Палестинские беженцы в пригороде Бейрута
Палестинские беженцы в пригороде Бейрута

Бродя по Бейруту, невольно задаешь себе вопрос, восточный это город или европейский? Новые кварталы ультрамодернистской архитектуры сменяются типично мусульманскими районами, где каждый камень, фреска, стенная мозаика носят печать прошлого. Дома в Бейруте испокон веков строятся из белого известнякового камня, образующего ливанские горы и их отроги. Со временем стены домов темнеют, приобретая специфически замшелый вид. Однако каких-либо особых памятников древней старины в городе не сохранилось. Объясняется это тем, что в 511 году Бейрут был до основания разрушен сильным землетрясением (погибло свыше 250 тысяч жителей), а впоследствии неоднократно страдал от войн и распрей эмиров. Пожалуй, единственной подлинно исторической достопримечательностью может служить Большая мечеть (Джамиа аль-Омари), построенная крестоносцами в 1113-1150 годы в качестве христианского храма. В 1291 году мусульмане переделали ее в мечеть, чем она и является поныне. Сами ливанцы любят называть Бейрут "восточным Парижем". И в этом, несомненно, есть доля истины. В сравнении со столицами других арабских стран Бейрут, оставаясь по своему характеру сугубо восточным, по внешнему облику действительно близок к европейскому городу. В этом также одно из проявлений контрастов, столь присущих стране и ее столице.

Но этим не исчерпываются контрасты, которые поражают в Бейруте внимательного наблюдателя. Есть в столице места, которые можно назвать язвами, клоакой города. Это прежде всего квартал публичных домов, расположенных непосредственно за стеной полицейского управления. В самом центре на площади Плас д'Этуаль, как раз напротив дворца парламента, ночуют нищие и бездомные. Они спят на голом асфальте под открытым небом. Но такое вопиющее проявление социальной несправедливости не тревожит умы депутатов. Уже не один раз с момента образования республики менялся состав ливанского законодательного органа, но положение трудящихся не улучшается. Только по официальным данным, в стране насчитывается до 40 тысяч постоянных безработных. И это не мудрено - парламент в Ливане, как и во всякой капиталистической стране, выражает и защищает интересы буржуазии, крупных помещиков, банкиров. В конституции Ливанской Республики черным по белому записано, что кандидатом в депутаты может выдвигаться лишь тот, кто способен внести залог в три тысячи ливанских лир. Этот имущественный ценз исключает участие широких масс в политической жизни государства. Ведь, как уже отмечалось, профсоюзам пока не удалось добиться гарантированного минимума заработной платы в 125 лир в месяц.

Гранитный дворец парламента на площади Плас д'Этуаль на фоне окружающих его размалеванных рекламой домов выглядит подчеркнуто строгим и величественным. Но тишина и спокойствие наступают во дворце лишь в дни каникул. Во время работы парламента дискуссии бывают порой столь бурными, что депутаты запускают друг в друга чернильницами. А в 1958 году парламентские дебаты сменились орудийным громом... Об этом стоит рассказать подробнее.

Ливанцы - миролюбивый народ, и с момента образования республики национальные правительства страны последовательно проводили политику нейтралитета. С приходом к власти реакционной клики Шамуна - Сольха политика стала меняться: в 1957 году была одобрена "доктрина Эйзенхауэра". В ответ на такое действие правящих кругов в стране возникло широкое и мощное патриотическое движение. Докеры оставили порт, рабочие покинули предприятия, торговцы опустили на своих магазинах железные шторы. Бейрут разделился на два лагеря - повстанцев и приверженцев правительства. Восставшие забаррикадировали район Баста, безуспешная осада которого регулярными войсками длилась целых шесть месяцев. Летом 1958 года, после революции в Ираке, в Ливане высадились американские войска. В тяжелых условиях американской интервенции с оружием в руках отстаивали бейрутские патриоты свою независимость, убеждения, права. Торговые кварталы и тихие улочки, площади и бульвары стали ареной мощных демонстраций и кровопролитных боев, в которых участвовали женщины и дети. "Мы умеем не только торговать, но и защищать свободу", - говорили бейрутцы. И демократические силы страны победили - ненавистный премьер Сами Сольх бежал, продажный президент был переизбран, американских солдат заставили покинуть столицу. Жители вернулись к своим занятиям. Баррикады были разобраны, булыжники уложены в мостовые, а храбрые повстанцы вновь стали обыкновенными грузчиками, шоферами, официантами. Жизнь пошла своим чередом, как будто ничего и не менялось в городе. Но это не так. Изменилось сознание народных масс, укрепилась вера простых неимущих людей в собственные силы.

Ливанские девушки в лагере повстанцев (район Баста) в 1958 году
Ливанские девушки в лагере повстанцев (район Баста) в 1958 году

Таков этот город - на первый взгляд беспечный, занятый большим и малым бизнесом, поглощенный собой и своими заботами. Да, бейрутцы готовы торговать с кем угодно и чем угодно, способны пуститься в любую головокружительную коммерческую авантюру. Но когда дело идет о свободе их родины, они, не раздумывая, берутся за оружие и отстаивают ее до конца.

* * *

Бейрут населен не только коммерсантами. Правда, промышленных предприятий в самой столице почти нет - все они находятся за чертой города, в окрестностях. Но вместе с тем десятки тысяч человек трудятся в порту, на строительстве зданий, в пекарнях, в ремонтных и кустарных мастерских. Велика армия шоферов - в стране зарегистрировано 55 тысяч автомашин, то есть столько же, сколько в Судане или Ираке. Значительная часть населения занята в специфической для Бейрута отрасли, которая называется здесь "сервис", иначе говоря - услуги. Этот род деятельности объединяет рабочих и служащих отелей, ресторанов, аэропорта, казино, гаражей, бензоколонок, химчисток, цирюлен, фотоателье и т. д.

Основное население Бейрута - арабы, примерно половина из которых исповедует ислам, другая - христианство. Такое соседство двух религий характерно для Ливана в целом и резко отличает его от всех других арабских стран, где официальной государственной религией утвержден ислам.

Ливанские христиане - марониты, представители особой христианской секты. Феодально-компрадорские круги маронитов уже с XVII века стали агентурой Франции, а в XIX веке были орудием французской колониальной экспансии в Сирии и Ливане. Если вооруженные силы Франции начали оккупацию Ливана в 1920 году, то французские миссионеры укрепились на этих берегах намного раньше. Они-то в основном и подготовили почву для захвата Ливана империалистами. Их деятельность велась по двум направлениям - приобщение местного населения к христианской религии, чтобы через церковь оказывать влияние на широкие массы ливанского народа, и захват и преумножение монастырских земель. Наличие в Ливане в результате деятельности миссионеров большинства христиан давало Франции повод для вмешательства во внутренние дела страны под предлогом защиты единоверцев. Маронитская церковь и по сей день имеет большое влияние в Ливане. В ливанской столице проживают также армяне, греки, евреи, итальянцы, африканцы.?

Из рациональных меньшинств самая многочисленная - армянская колония, насчитывающая 100 тысяч человек. Ливанские армяне в большинстве своем - выходцы из Восточной Анатолии; живя в Ливане, они сохранили свой язык и традиции, имеют свои школы, клубы, церкви свою печать.

Проезжая по городу, видишь то вывеску маронитского коллежа, то остроконечный минарет, откуда мулла нараспев читает суры Кораны, то готическую архитектуру католической церкви. На религиозной основе построено и государственное управление страны - президент должен быть христианин-маронит, премьер-министр - мусульманин-шиит. Места в парламенте также строго распределены между религиозными общинами в зависимости от их численности и влияния. Характерно в этой связи и то, что буржуазные политические организации, группировки и блоки (их более десяти) построены, за единичным исключением, также по религиозному принципу. Ливанская коммунистическая партия официально запрещена и находится на нелегальном положении. Наиболее влиятельные буржуазные партии - Национальный блок и Прогрессивная социалистическая партия; они стоят на антиимпериалистических позициях, выступают за политику нейтралитета. Довольно сильные позиции занимает маронитская партия "Катаиб" (фалангисты), имеющая прозападное направление. На правом фланге находится ныне запрещенная партия "Баас".

Бейрут - крупный культурный центр всего Арабского Востока. Здесь находятся три университета - Национальный, Американский и Французский, несколько коллежей, Академия изящных искусств, консерватория, богатый уникальными экспонатами старины Национальный музей, библиотеки и немало других культурных учреждений. Старейшее учебное заведение - Американский университет, основанный в 1866 году, расположен в живописном районе Карниша. Уже само название говорит о том, каково направление этого учебного заведения. Университет является одним из основных звеньев в американской пропагандистской системе на Ближнем Востоке, рассадником американского влияния на арабские страны. Администрация заводит картотеки на выпускников университета и всегда знает, где они работают, чем занимаются. Многие из выпускников направляются на работу в американские учреждения в арабских странах. Университет готовит специалистов по гуманитарным наукам, физике, биологии, медицине, инженерному делу и сельскому хозяйству. В его аудиториях занимаются 4500 студентов более чем из 60 различных стран. Наряду с Американским университетом в Бейруте имеется также и Французский, который играет аналогичную роль в деле проведения французской политики на Арабском Востоке. Во Французском университете на факультетах права, медицины и инженерно-строительном обучается около двух тысяч человек. Бейрутский Национальный университет - самое молодое высшее учебное заведение страны. Он создан в 1951 году на базе коллежа, в его стенах проходят трехгодичный курс пока лишь около 350 учащихся. Примерно половина студентов во всех трех университетах - приезжие. Высокая плата за обучение - до двух тысяч ливанских лир в год - делает получение высшего образования доступным для немногих. Еще хуже с начальным образованием. По данным министерства просвещения, в 1961 году в Ливане из 235 тысяч детей от 6 до 18 лет более 105 тысяч находилось вне школы.

В Бейруте издается множество газет и журналов - больше, чем во всех других арабских странах вместе взятых. Общее число периодических и полупериодических изданий превышает 350 названий (в стране с полуторамиллионным населением, около половины которого неграмотно!). На поприще журналистики и печатного дела трудятся сотни газетчиков, корреспондентов, типографских рабочих. Газеты обычно выходят двухцветными - красно-черными. Особо важные события печатаются красными крупными буквами. Шумно рекламируя свой товар, продавцы газет и журналов целый день шныряют по городу на мотоциклах, мотороллерах, велосипедах, либо стайками фланируют по центру города. Они беспрепятственно (впрочем, как и чистильщики сапог) появляются в залах кинотеатров, в кафе, в государственных и частных учреждениях. И бейрутцы охотно поглощают эту печатную лавину. Фигура склонившегося над газетой человека с маленькой чашкой черного кофе в руке типична для любого уголка Бейрута.

Однако бейрутская пресса далеко не всегда объективно отражает и комментирует события. Непосредственными поставщиками материалов для многих печатных органов Бейрута служат западноевропейские информационные агентства. Империалистические державы видят в Ливане не только удобный центр для своей торгово-финансовой экспансии в арабские страны и страны Африки, но и важный канал идеологического проникновения. Рядом с яркими, рекламными вывесками иностранных фирм и банков можно встретить и невзрачную на вид медную дощечку конторы американской службы ЮСИС, регионального отделения Рейтер, Франс Пресс и прочих западных пропагандистских центров. Таким образом, определенная часть ливанской прессы используется империалистическими державами для пропаганды своей политики и обработки арабского общественного мнения. Кроме того, почти в каждом книжном киоске Бейрута продаются доставленные авиапочтой парижские, лондонские и американские газеты, журналы, книги. Причем книжные полки, как правило, изобилуют детективной и любовной беллетристикой самого низкого пошиба.

Многочисленные кинотеатры Бейрута демонстрируют чаще всего голливудские боевики, развращающие зрителей. Кинотеатры, как и базары, рестораны и отели, строго дифференцированы - для состоятельной публики и бедноты. Есть настоящие кинодворцы из гранита, мрамора и хрома, где благодаря кондиционным установкам в самую страшную жару прохладно. Стоимость билета в таком театре выше дневной заработной платы докера или каменщика. Поэтому последние могут провести свой вечерний досуг лишь в каком-нибудь душном полуподвале, приспособленном для проката фильмов. Нужно отметить, что жители ливанской столицы - большие любители зрелищных развлечений. Недорогие восточные кабаре в припортовых кварталах обычно бывают переполнены. Сюда приходят семьями, с компанией друзей, с товарищами по работе. Посетители пьют черный кофе, национальное пиво "Альмаза" и ведут длинные разговоры о налогах и политике. А на сцене идет "программа", что в нашем понимании означает просто концерт. Пляски, пение, интермедии, фокусы, акробатические номера. Но особенно здесь любят арабские песни. Припевы обычно подхватывает весь зал.

Бейрутцы неплохо разбираются в искусстве. Во всяком случае, они способны отличить подлинное мастерство от "эрзаца". Выступления в Бейруте советских танцевальных ансамблей всегда проходили с полным аншлагом, билеты бывали распроданы еще до приезда артистов. Выставки советских художников и кинофестивали неизменно пользуются успехом в ливанской столице. В полупустом зале, однако, проходили концерты кумира американского джаза Армстронга, сиплое хрипение которого было встречено слушателями довольно прохладно. Незамеченными бейрутской общественностью проходят и выставки западных абстракционистов.

Театральное искусство Ливана только зарождается, а живопись представлена самыми различными школами и направлениями. При этом реалистическое направление, являясь наиболее близким и доходчивым для широких масс, снискало себе признание в Ливане. Да и не только в Ливане - состоявшаяся в Москве осенью 1957 года выставка современных художников Ливана вызвала большой интерес у советской общественности. Самобытные, запоминающиеся полотна Кайсар аль-Джамиля, Омара Инсия, Джана Халифы и других ливанских живописцев познакомили советских людей с национальным изобразительным искусством этой страны.

Советско-ливанские культурные, а также торгово- экономические связи ежегодно развиваются все больше и больше. Советский Союз посещают общественные деятели Ливана, врачи, писатели, коммерсанты. В Москве учатся ливанские студенты, а те, кто желает изучить русский язык у себя на родине, - занимаются в постоянно действующем в Бейруте Доме дружбы при Обществе по культурным связям с зарубежными странами. Здесь ливанцы могут получить и книги - при Доме дружбы имеется богатая библиотека. В Бейруте живет и много работает давний друг Советского Союза Антуан Жорж Табет. С самых первых шагов движения сторонников мира Табет становится одним из активнейших его участников. Начиная с 1949 года он возглавляет Ливанский комитет защиты мира, является членом Всемирного Совета Мира. По профессии Табет архитектор - автор многих оригинальных зданий, построенных в Ливане. Но для широкой общественности в других странах мира Табет больше известен как журналист и публицист. Любимое детище Ташета журнал "Ат-Тарик" ("Путь), создателем и бессменным редактором которого он является. Читатели знают, когда выходит журнал, ждут его и беспокоятся, если вдруг номер задерживается. Такой большой успех журнала во всех арабских странах объясняется тем, что Антуан Табет сумел его сделать интересным и нужным для самых различных слоев арабского мира. Страницы журнала всегда насыщены политически острым материалом, злободневными выступлениями против войны, против колониализма. Если человек хочет объективно разобраться в текущем политическом моменте, он покупает "Ат-Тарик", ибо ни одно сколько-нибудь важное событие не минует его страниц. В 1950 году журнал был награжден Золотой медалью мира, а в апреле 1961 года Антуану Табету была присуждена Международная Ленинская премия "За укрепление мира между народами".

Когда подъезжаешь к Бейруту ночью, то издали он напоминает груду раскаленных углей или брошь, усыпанную драгоценными камнями. Шумный, накаленный за день солнцем город искрится огнями, отражаясь в черных волнах Средиземного моря. И море убаюкивает его, город постепенно затихает, погружается в сон. А назавтра он снова начинает свой трудовой, неспокойный день...

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Карты мира, которые расскажут о менталитете стран

В 1946 году Кенигсберг был включен в состав СССР

Остров Пасхи, Америка и генетика

Инициация через самоистязание: Жуткий средневековый пережиток, практикуемый в XXI веке

Последние из тхару: загадочные татуировки у женщин вымирающего племени в Непале

Афганская традиция «бача пош»: пусть дочь будет сыном




© Злыгостев А. С., 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://geography.su/ 'Geography.su: Страны и народы мира'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100